Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Дискурс в целом является более широким понятием, чем текст. Это одновременно и процесс языковой деятельности, и ее результат, то есть текст

Текст и дискурс

Термин «дискурс» используется прежде всего в англо-американской, а также во франкоязычной литературе.

Дискурс[37] это:

- связный текст в совокупности с экстралингвистическими (прагматическими, социокультурными, психологическими и др.) факторами;

- текст, взятый в событийном аспекте;

- речь, рассматриваемая как целенаправленное социальное действие, как компонент, участвующий во взаимодействии людей и механизмах их сознания (когнитивных процессах).

Различение понятий «дискурс» и «текст» необходимо в связи с тем, что лингвистика текста и анализ дискурса до конца 70-х – начала 80-х годов 20-го века образовывали практически отождествляемые области лингвистики. Основными представителями анализа дискурса являются Б. Палек (гиперсинтаксис), Т. ван Дейк (макросинтаксис), В. Дресслер (синтаксис текста), Э. Бенвенист. Отдаленные корни теории дискурса прослеживаются и в работах М.М. Бахтина. Во французской лингвистической терминологии термин «дискурс» традиционно использовался для обозначения речи, текста вообще.

В начале 80-х годов 20-го века, как уже подчеркивалось, на основе интерпретации понятий «дискурс» и «текст» наметилась тенденция к их различению.

Под текстом стали понимать преимущественно абстрактную, формальную конструкцию, под дискурсом – различные виды ее актуализации, рассматриваемые с точки зрения ментальных процессов и в связи с экстралингвистическими факторами[38].

Дискурс – это речь, «погруженная в жизнь». Дискурс включает паралингвистическое сопровождение речи (мимику, жесты) и изучается совместно с «формами жизни». Выделяют следующие категории дискурса[39]:

- конститутивные, позволяющие отличить текст от нетекста;

- жанрово-стилистические, характеризующие тексты в плане их соответствия функциональным разновидностям речи;

- содержательные (семантико – прагматические), раскрывающие смысл текста;

- формально-структурные, характеризующие способ организации текста.

Как подчеркивает Т.В. Милевская, большей объяснительной силой обладает описание текста как промежуточной стадии дискурса, если под дискурсом понимать совокупность речемыслительных действий обоих коммуникантов. Тогда текст как объективно существующий факт действительности может рассматриваться в качестве продукта – результата дискурса. Выделение У. Чейфом в информационном потоке единиц (клауз), соизмеримых с квантами мышления, приводит к представлению о дискретно-волновой природе дискурса. Следовательно, можно предположить, что дискретность – априорное свойство любого дискурса, а деление информационного потока на клаузы происходит независимо от интенций говорящего и коммуникативной ситуации в целом[40].



На разработку проблем анализа дискурса оказала влияние теория речевых актов (теория речевых действий) Дж.-Л. Остина и Дж.-Р. Серля. Анализ дискурса традиционно отличается от статичной лингвистики текста своим динамизмом, и в начальных вариантах представлял собой исследование текстов с позиций структурализма (как у З.-З. Харриса), трансформационной грамматики, теории речевых актов, формальной логики. Под влиянием коммуникативно-прагматических моделей языка и идей когнитивной науки в анализе дискурса оформилось функционально-лингвистическое течение. Данное течение направлено на выявление особенностей динамического характера дискурса как процесса конструирования пишущим/говорящим и процессов интерпретации читающим/слушающим (Дж. Браун, Дж. Юл, Т.-А. ван Дейк). Именно в таком функциональном плане выполнены докторские диссертации А.А. Романова, С.А. Сухих, М.Л. Макарова, Л.Г. Васильева, а также работы представителей тверской семантико-прагматической школы В.И. Юганова, В.С. Григорьевой и др.

Анализом дискурса из социологической теории Э. Гоффмана заимствуется понятие «обмен/взаимообмен» для речевого «раунда» с двумя активными участниками, каждый из которых производит выбор какого-либо действия из множества альтернативных действий, влекущих за собой благоприятные или неблагоприятные для участников ситуации взаимодействия последствия[41].

Сегодня анализ дискурса – междисциплинарная область исследований, использующая достижения антрoпологии, этнографии речи, социолингвистики, психолингвистики, когнитивной науки, искусственного интеллекта, лингвистической философии (теории речевых актов), социологии языка и конверсационного анализа, риторики и стилистики, лингвистик текста. Аналогичные процессы происходят и в европейской науке: от формальной лингвистики текста через семантику текста и прагматику текста к теории текста (текстоведению, текстологии; З.Й. Шмидт).

Динамический подход, характерный сегодня для языкознания, позволяет дать ответ на вопрос о единицах исследования: текст является продуктом данного дискурса до тех пор, пока продуцент/рецепиент не инициируют остановку коммуникации[42].

Учитывая приведенные обстоятельства, нам представляется целесообразным использовать в работе только один термин – «текст», в рамках теории текста, основным объектом которой является вербальный текст.

 

 

Согласно известному тезису Романа Якобсона, сущность любого лингвистического исследования заключается в замене знаков одной семиотической системы знаками другой системы[43]. В лингвистике в качестве знаков первой семиотической системы выступает естественный язык, а в качестве второй – метаязык лингвистической теории.

 

Например, в структуре заметки присутствуют следующие элементы: Заголовок – Лид (активное начало; стартовая позиция) – Зачин (структура первого предложения; «первый шаг») – Подробности. А структура статьи трехчленна: Тезис (начало) – Аргументы (основная часть) – Вывод (концовка)[44]. Структура статьи с необходимостью отражает структуру аргументации. Композиционные схемы статьи можно разделить на риторические и логические. Выбор той или иной схемы зависит от конкретных познавательных и коммуникативных целей, которые ставит перед собой журналист.

Именно композиция является главным компонентом художественной формы, придающим всему тексту единство и целостность. Тем самым, «нейтральное» выражение для журналиста вряд ли возможно. Он вынужден осуществлять выбор различного варианта выражения некоторого содержания. Близким аналогом данной ситуации является сфера грамматики: язык навязывает пишущему обязательный выбор той или иной граммемы грамматической категории (единственное или множественное число, вид, время) – часто вне зависимости от того, нужно ли это реально с точки зрения коммуникативной позиции автора.

 

Журналист, создавая текст, может описывать, рассказывать, рассуждать, комментировать, сообщать, констатировать, и т.д. Традиционно выделяют три, наиболее часто встречающихся, основных речевых действия:

-автор описывает;

- автор повествует;

- автор рассуждает, и, как следствие, три соответствующие речевые формы:

- описание;

- повествование;

- рассуждение.

Так как эти речевые формы часто встречаются в самых разнообразных текстах, сохраняя свою специфику, то можно говорить не просто о речевых формах, но и о более общем понятии – функциональных типах речи[45].

Функциональный тип речи – абстракция, получающая свое воплощение в конкретных речевых образцах – речевых формах как элементах речевой композиции текста. Каждому функциональному типу речи соответствует свой типовой способ представления содержания, смысла, что определяет функционально-смысловой тип речи.

Рассмотрим типовые содержания соответствующих функционально-смысловых типов речи[46]:

1. Описание ориентировано, в основном, на передачу пространственных отношений или отношений одновременности:

1.1 предметное описание:

- с точки зрения характера содержания и лексико-грамматических свойств:

1.1.1 описание, сформированное предложениями с описательным строем – конечную позицию занимает подлежащее; стоит после сказуемого;

1.1.2 описание, сформированное предложениями с повествовательным строем – конечную позицию занимает сказуемое.

- с точки зрения характера содержания:

1.1.3 статическое предметное описание – доминирование и актуализация именных частей речи: существительных, прилагательных;

1.1.4 динамическое предметное описание – актуализация глагольных форм.

1.2 описание положения дел – связано с проявлением личностного начала в виде разного рода субъективно-модальных значений.

2. Повествование выражает отношения временной последовательности, отличается динамичностью:

2.1 изобразительное повествование – изображение последовательности физических действий, смены физических состояний природы либо персонажа;

2.2 событийное повествование – представление о последовательности событий, поступков, изменений в жизни лица, группы лиц и т.п.

3. Рассуждение:

3.1 практическое рассуждение – фрагмент событийного мира с выявлением связи и логических отношений между отдельными компонентами фрагмента;

3.2 отвлеченное рассуждение – речевая форма, отражающая процесс выявления отношений между различного рода сущностями, относящимися к миру знаний; не опирается на субъективный, психологический фактор;

3.3 теоретическое рассуждение – в научной деятельности.

Кроме того, к особенностям (конструктивным закономерностям) газетного стиля необходимо отнести соединение в одном тексте экспрессивных и стандартных элементов[47].

На практике конструктивный принцип (совокупность конструктивных закономерностей) газетного стиля является достаточно гибким, «порождающим» множество вариантов, которые могут быть определены количественным соотношением экспрессивных и стандартных элементов.

Лексический и синтаксический строй журналистских текстов разнообразен и зависит, как уже подчеркивалось, от темы публикации, типа издания, жанра, индивидуального стиля. Журналистский текст рассчитан на быстрое и однократное восприятие, что определяет ряд требований к языку[48]:

1) предельная длина словосочетания – пять – семь слов;

2) нежелательно использовать конструкции с левым распространением;

3) существенно затрудняют восприятие текста отглагольные существительные;

4) газетный текст должен содержать контактоустанавливающие средства.

Ряд из этих требований были выявлены достаточно давно. Например, в работе М. Гуса, Ю. Загорянского, Н. Кагановича[49] установлено, что конструкции с отглагольными существительными, формально служебными словами, пассивные обороты, непродуманный порядок слов, создающий двусмысленные предложения (то есть определенные синтаксические явления), мешают быстрому восприятию текста.

 

 

К синтаксическому уровню относится возможность описания ситуации с помощью нормальной предикации и ее свертки – номинализации.

Риторикой и частично стилистикой изучается другой речевоздействующий потенциал варьирования – макроструктурные модели, то есть способы организации текста. В грамматике сюжетов, как одном из наиболее разработанных метаязыков этого типа, выделяют различные компоненты макроструктуры текста-нарратива – экспозицию, эпизоды, события, сюжетные ходы и пр.

 

 

Определение текста в современной лингвистике

http://rulinguistic.com/opredelenie-teksta-v-sovremennoj-lingvistike/

 

Текст – основная единица общения. Люди общаются не отдельными словами и предложениями, а именно текстами. Само понятие "текст" существует давно, но в терминологическом понимании используется сравнительно недавно. В науке о тексте – лингвистике текста – много спорного, дискуссионного. Прежде всего это касается самого определения "текста". Некоторые ученые признают текст только в письменной речи, другие находят возможным и существование устных текстов, но только в монологической речи. Некоторые признают и существование текста в диалогической речи, понимая под ним реализацию любого речевого замысла, каковым может быть и просто желание пообщаться. Так, по мнению М. Бахтина текст как знаковый комплекс, относится к высказываниям и имеет те же признаки, что и высказывание. Именно эта точка зрения учёного принята в лингвистике и психолингвистике, а текст рассматривается как тематически связное, единое в смысловом отношении и целостное в отношении замысла речевое произведение (Горелов, Седов 1998).

 

 

Но текст в понимании Бахтина имеет сложную структуру, которая включает два субъекта: автора и адресата. Как отмечает Бахтин, «подлинная сущность текста всегда разыгрывается на рубеже двух сознаний, двух субъектов. [,.. ] второе сознание, сознание воспринимающего, никак нельзя элиминировать или нейтрализовать» (Бахтин 1996, с. 310).

 

,, Явное расширение понятия текста объясняется философскими воззрениями Бахтина на процесс общения, его пониманием роли диалога и диалогизма в процессе человеческой коммуникации.

 

Общению Бахтин приписывал экзистенциальное значение: «Быть – значит общаться» (Бахтин 1996, с.344). «Жить, – пишет Бахтин, – значит, участвовать в диалоге – вопрошать, внимать, ответствовать, соглашаться и т. п. В этом диалоге человек участвует весь и всею жизнью: глазами, губами, руками, душой, духом, всем телом, поступками. Он вкладывает всего себя в слово, и это слово входит в диалогическую ткань человеческой жизни, в мировой симпозиум (Там же, с. 351).

 

Поиск сущностных признаков текста в лингвистике не остановился на выделении факторов говорящего и воспринимающего субъектов. Ю. М. Лотман развил эту мысль и выделил в тексте черты интеллектуальной личности, т. е. наделил текст чертами человека, нашел возможность отождествить эти два, казалось бы, разнородных явления – текст и человека. Ю. М. Лотман определял текст как «сложное устройство, хранящее многообразные коды, способное трансформировать получаемые сообщения и порождать новые, как трансформационный генератор, обладающий чертами интеллектуальной личности» (Лотман 1992, с.130).

 

Тем не менее, такое увеличение объёма понятия «текст» расширяет предметную сферу лингвистики и позволяет выделить новую единицу языкового анализа – дискурс, в состав которого текст входит на правах составляющей. Дискурсом можно назвать уже то, что Бахтин и Лотман именовали текстом, потому что при выделении и описании этого явления учитывался широкий социальный контекст, а для правильной интерпретации смысла речевого сообщения, по Мнению обоих исследователей, необходимо привлекать обширную социальную информацию.

 

О дискурсе см. лекция «Общение и его виды. Основные функции общения».

 

В настоящее время выделяется два подхода к пониманию природы текста.

 

Первый – основан на познании грамматической природы текста, описании его грамматических признаков, характеристик текста как явление грамматического уровня, который занимает высшую ступень в системе языковых единиц.

 

Второй – подход в исследовании текста связан с отнесением его к явлениям речевого характера, и поэтому при описании текста делается упор на признаки, которые раскрывают его коммуникативные возможности. Это различие в исследовании текста находит отражение и в его определении.

 

Большинство ученых все же считает текстом только определенным образом построенную, организованную речь, или совокупность высказываний, объединенных по формальному и содержательному признаку.

 

Литература

Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. /Новый завет. От Иоанна святое благовествование 1:1. – М., 1988. С. 1127.

Лукин В.А. Художественный текст: Основы лингвистической теории и элементы анализа. – М., 1999.


[1] Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. /Новый завет. От Иоанна святое благовествование 1:1. – М., 1988. С. 1127.

[2] Лукин В.А. Художественный текст: Основы лингвистической теории и элементы анализа. – М., 1999.

[3] Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового завета. /Новый завет. От Иоанна святое благовествование 1:1. – М., 1988. С. 1127.

[4] Августин Аврелий. Исповедь. – Кн. 11. – XIV // Августин Аврелий. Исповедь: Абеляр П. История моих бедствий. – М., 1992.

[5] Цит. по Лукин В.А. Художественный текст: Основы лингвистической теории и элементы анализа. – М., 1999.

[6] Хайдеггер М. Письмо о гуманизме // Хайдеггер Мартин. Время и бытие. - М., 1993. С. 203

[7] Вайнрих Х. Лингвистика лжи //Язык и моделирование социального взаимодействия. – М., 1987.

[8] Немец Г.П. Семантика метаязыковых субстанций. – М.-Краснодар, 1999.

[9] См.: Солганик Г.Я. Стилистика текста. - М., 1997.; Лукин В.А. Художественный текст: Основы лингвистической теории и элементы анализа. – М., 1999; Михалев А.Б. Путеводитель по лингвистике. – Пятигорск, 2000.; Тураева З.Я. Лингвистика текста: (Текст: структура и семантика). – М., 1986.; Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М., 1981; Семантика текста. – М., 1998 и др.

[10] Белянин В.П. Введение в психолингвистику. – М., 2001; Лысакова И.П. Социолингвистический анализ журналистского текста //Социология журналистики: Очерки методологии и практики. – М., 1998; Коньков В. И. Речевая структура газетного текста. – СПб., 1995; Блакар Р. М. Язык как инструмент социальной власти//Язык и моделирование социального взаимодействия. - М., 1987; Леонтьев А.А. Язык, речь, речевая деятельность. - М., 1969 и др.

[11] Корконосенко С.Г. Основы теории журналистики. – СПб., 1995; Руденко И. Должна ли газета ублажать? Должна! //Журналист. 1996. № 9; Розин М.В. Журналистика: создание виртуальных реальностей. Доклад на ОДИ «Судебная реформа и правовая журналистика». Игра проходила с 17 по 19.05.95. - http://z-kon.narod.ru/elib/rozin000/00000001.htm; НауменкоТ. В. Журналистика как система деятельности: сущность, содержание, формы. - http://www.orenburg.ru/culture/credo/19/naumenko.html и др.

[12] Сепир Э. Статус лингвистики как науки. /Сепир Э. Избранные труды по языкознанию и культурологии. - М., 1993. С. 259-265.

[13] Налимов В.В. Спонтанность сознания: Вероятностная теория смыслов и смысловая архитектоника личности. – М., 1989.

[14] Бахтин М.М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках// В кн.: Эстетика словесного творчества. – М., 1979. С. 281.

[15] Советский энциклопедический словарь. – М., 1981.

[16] Словарь русского языка: В 4-х т./ Под ред. А.П. Евгеньевой. – М., 1985 – 1988. Т.4. С – Я. 1988.

[17] Литературный энциклопедический словарь./ Под общ. ред. В.М. Кожевникова, П.А. Николаева. – М., 1987.

[18] Современный словарь иностранных слов. – М., 1993.

[19] Шмидт З.Й. «Текст» и «история» как базовые категории.// В кн.: Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 8. – М., 1978. С. 91

[20] Тураева З.Я. Лингвистика текста: (Текст: структура и семантика). – М., 1986.

[21] Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования. – М., 1981. С. 18.

[22] Лукин В.А. Художественный текст: Основы лингвистической теории и элементы анализа. – М., 1999.

[23] Потапова Р.К. Речь: коммуникация, информация, кибернетика. – М., 1997.

[24] Jager S. Text und Diskursanalyse. – Eine Anleitung zur Analyse der politischer Texte. Duisburg Institut fur Sprach und Sozialforschung, pad-Padagogische Arbeitsstelle, Dortmund, 1991.

[25] Белянин В.П. Введение в психолингвистику. – М., 2000.

[26] Диброва Е.И. Категории художественного текста.// В кн. Семантика текста. – М., 1998. С. 250.

[27] Тураева З.Я. Лингвистика текста: (Текст: структура и семантика). – М., 1986.

[28] Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 8. Лингвистика текста. – М., 1978. С. 18.

[29] Михалев А.Б. Путеводитель по лингвистике. – Пятигорск, 2000.

[30] Дридзе Т.М. Текстовая деятельность в структуре социальной коммуникации// В кн.: Проблемы семиосоциопсихологии. – М., 1984.

[31] Глазунова О.И. Логика метафорических преобразований. – СПб., 2000.

[32] Сущенко Л.Г. Социокультурные функции языка. – Ростов н/Д, 2001.

[33] См.: Соссюр Ф., де. Курс общей лингвистики. Гл. VI. - Екатеринбург, 1999; Хайдеггер М. Путь к языку. Из диалога о языке. Между японцем и спрашивающим. Слово // Хайдеггер М. Время и бытие. - М., 1993. С.259-311; Деррида Ж. О грамматологии. - М., 2000; Гаспаров Б.М. Устная речь как семиотический объект // Ученые записки ТГУ. Вып. 442. - Тарту, 1978; Толстая С.М. Устный текст в языке и культуре. - М., 1989.

[34] Солганик Г.Я. Стилистика текста. М., 1997.

[35] См.: Солганик Г.Я. Стилистика текста. - М., 1997. С. 88.

[36] Автономова Н. Философия и филология (о российских дискуссиях 90-х годов). -http://www.ruthenia.ru/logos/number/2001_4/09.htm

[37] Михалев А.Б. Путеводитель по лингвистике. – Пятигорск, 2000.

 

[38] Дейк ван Т. Язык. Познание. Коммуникация. – М., 1989.

[39] Карасик В.И. О категориях дискурса// Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты. – Волгоград – Саратов, 1998. С. 185-197.

[40] Милевская Т.В. Дискурс и текст: проблема дефиниции - http://teneta.rinet.ru/rus.

[41] Сусов И.П. Коммуникативно-деятельностные теории языка //Мир слова русского – http://www.rusword.org.

[42] Милевская Т.В. Дискурс и текст: проблема дефиниции - http://teneta.rinet.ru/rus.

[43] Якобсон Р. О лингвистических аспектах перевода //Якобсон Р. Избранные работы. – М., 1985. С. 28.

[44] Ким М.Н. От замысла к воплощению: технология подготовки журналистского произведения. – СПб., 1999. С. 87, 91.

[45] Валл А.В., Коньков В.И., Неупокоева О.В. Функциональные типы речи: Часть 1: описание, повествование, рассуждение. – СПб., 1999. С. 4.

[46] Валл А.В., Коньков В.И., Неупокоева О.В. Функциональные типы речи: Часть 1: описание, повествование, рассуждение. – СПб., 1999.

 

[47] Бойкова Н.Г., Беззубов А.Н., Коньков В.И. Публицистический стиль. – СПб., 1999. С. 7.

[48] Бойкова Н.Г., Беззубов А.Н., Коньков В.И. Публицистический стиль. – СПб., 1999. С. 14-15.

[49] Гус М., Загорянский Ю., Каганович Н. Язык газеты. – М., 1926.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
| Дискурс в целом является более широким понятием, чем текст. Это одновременно и процесс языковой деятельности, и ее результат, то есть текст

Дата добавления: 2014-01-20; Просмотров: 523; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.196.17.193
Генерация страницы за: 0.156 сек.