Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Профессиональная честь сотрудника ОВД

Долг — одна из основных категорий этики, выражающая общественную необходимость в виде определенных нравственных требований, предъявляемых к отдельной личности и личностью к обществу.

Понятие профессионального долга сотрудника ОВД.

 

Категория долга выражает нравственную обязанность личности по отношению к обществу или по отношению к другим людям; это внутренняя моральная необходимость выполнения объективно существующих общественных обязанностей, необходимость определенной линии поведения, диктуемой потребностями общественного блага. В этической категории долга наиболее полно проявляется общественный характер нравственного бытия человека, наиболее ярко отражен нормативный характер морали, выражающийся в том, что общество предъявляет определенные требования к каждому из своих членов. Источником долга, его почвой является общественный интерес. В долге интерес обретает императивный, повелительный характер, обнаруживается как властное побуждение, решающий мотив выбора поступка. Однако реализация должного не осуществляется личностью автоматически. Долг всегда выступает лишь одним из мотивов поступка, но в отличие от других категорий самым мощным побудительным стимулом.

Личность — это активный носитель моральных обязанностей перед обществом, которые она осознает и которыми регулирует свою деятельность и поведение. Не только личность зависит от общества, но и общество — от личности. Поэтому долг — это не только совокупность обязанностей личности перед обществом, но и общества перед личностью.

Долг — это сложное и многогранное явление. Он проявляется во всех сферах жизни человека. В зависимости от сфер и характера деятельности людей, их обязанностей существуют различные виды долга: общественный, государственный, патриотический, национальный, профессиональный, воинский (служебный), семейный (сыновний, отцовский и т.д.).

Чувство долга возникло у человека в глубокой древности, но оно еще значительно отличалось от той теоретической обобщенности, которую приобретет позднее в этических системах. Оно было малоосознанным, полуинстинктивным и служило выражением бессилия человека в борьбе с природой в одиночку. Обязанности по отношению к общине нельзя было рассматривать как сознательное служение долгу, выполнение их поддерживалось не самосознанием, а силой привычек, чувством страха перед возможным суровым наказанием.

Более оформленное представление о долге возникает в период разложения родового строя и завершения процесса становления личности. Разрывая пуповинную связь с первобытной общиной, человек одновременно обретает сознание долга, что влечет за собой переворот в нравственных представлениях, дает начало новой эпохе в нравственном развитии. Люди начинают уже добровольно, осознанно соблюдать долг перед коллективом (сообществом). Страх перед наказанием перерастает в признание авторитета коллектива. Чувство общности с коллективом, сознание зависимости своего благополучия от поддержки себе подобных порождают внутреннюю потребность согласовывать свое поведение с установившимися в обществе принципами и нормами. Так зарождаются одобрение, признание общест-венных требований, а также обязанности человека перед обществом, перед другими людьми, перед самим собой, наконец.



Особое внимание в истолковании природы и происхождения долга (одной из труднейших проблем в истории этики) следует обратить на этику Канта, который писал:

Долг — то возвышенное, великое слово, в тебе нет ничего приятного, что льстило бы людям, ты требуешь подчинения, перед тобой замолкают все склонности, хотя бы они тебе втайне и противодействовали, где же твой достойный тебя источник и где корни твоего благородного происхождения.

Как видим, долг у Канта — не что иное, как подчинение личности чистому практическому разуму, перед которым все страсти молчат, несмотря на тайный ропот. Долг, как и всю мораль, Кант выводит из практического разума, из «автономной» человеческой воли, действующей внутри нас, независимо от внешних причин и чувственных побуждений. По Канту, личность, желающая вести себя нравственно, обязана вопреки собственным склонностям и интересам слепо повиноваться велениям долга, только тогда ее поступки можно считать моральными. Иными словами, то, что мы х о т и м сделать, представляет гораздо меньшую важность, чем то, что мы д о л ж н ы сделать. Что касается содержания самого долга, то Кант не указывал, в чем оно заключается. Исполняй свой долг, в чем бы он ни состоял, чьим бы интересам и целям ни служил — таков основной этический лозунг Канта. Этим долг, по существу, отождествляется с принуждением. Такой подход к категории долга несостоятелен, и этого Кант не мог не понимать. Противоречие между желанием и долгом, между нравственным мотивом и результатом поступка Кант старается устранить, прибегая к Божественному началу.

Моральное требование может осознаваться индивидом как «суровый долг», но предъявляться оно может всего лишь в форме рекомендации или высказываться как ожидание. Это вытекает из характера моральной императивности, которая говорит на языке запретов, но не угрожает физическими или организационными ограничениями. Законодательство (или, другими словами, право, закрепленное в законах) покоится на внешнем принуждении, которое обеспечивается органами правопорядка. Санкции же морали носят идеальный характер, они обращены к человеку как сознательному и свободному субъекту. Сознание морального долга всегда есть как минимум понимание неприемлемости чего-то в себе, далее — решимость переступить через что-то в себе и, наконец, воля воспротивиться самому себе. Сопротивление себе, совершение того, что не является непосредственным желанием или что входит в противоречие с другими желаниями, конечно, требует самопринуждения. Требования долга самоценны. Это выражается не только в том, что человек исполняет долг бескорыстно и тем самым демонстрирует свою независимость от извне данных норм и правил, но в том, что, исполняя долг, он утверждает его приоритетность по отношению к страху, наслаждению, личной пользе (выгоде), желанию славы и т.д. В исполнении морального долга проявляется автономия личности — следуя закону, человек не нуждается во внешнем при-нуждении и, исполняя моральное требование, относится к нему так, как если бы оно было установлено им самим. Все ограничения, которые человек добровольно возлагает на себя, и действия, которые он совершает во исполнение требования, имеют моральный смысл при условии, что он действует, будучи уверенным в своей правоте. Отсутствие внешнего принуждения не означает отсутствия принуждения вообще: утверждение добродетели вопреки страху, наслаждению, пользе, славе и т.д. — это утверждение себя-добродетельного вопреки себе-страшащемуся, сладострастному, своекорыстному, тщеславному и т.п.

Категория долга занимает особое место в профессиональной этике сотрудников органов внутренних дел. Понятие долга необходимо для того, чтобы определить этический статус данной социальной профессии.

Борьба с преступностью и другими антиобщественными проявлениями — едва ли не единственная область общественных отношений, где возможно вторжение государства в частную жизнь человека, его личные и семейные (интимные) тайны. Расследование преступлений и охрана общественной безопасности осуществляются нередко в условиях острейших моральных конфликтов. Именно здесь решается вопрос о судьбе человека, а следовательно — и о чести и достоинстве служителей правопорядка.

Большинство законов, регулирующих деятельность органов внутренних дел России, содержат специальные предписания о гарантиях моральных ценностей личности (чести, достоинстве, тайне личной жизни), об уважительном, внимательном, тактичном поведении при выполнении работы, связанной с охраной общественного порядка и безопасности и расследованием преступлений.

 

Cоциологи и психологи отмечают, что люди, различающиеся по чувству собственного достоинства, потому, дорожат ли или не дорожат своей честью, в сходных ситуациях ведут себя по-разному.

Все зависит от того, какой смысл человек вкладывает в понятие "честь" и "достоинство". Задумывается ли он над тем, что такое честь, а что - бесчестье. Правильно ли понимает, какие последствия влечет за собой потеря чести или утрата человеком личного достоинства, а вместе с ним позитивной репутации, завоеванного авторитета, доброго имени. Задает ли себе эти вопросы человек наедине со своей совестью или для него имеет значение только то, как он выглядит в глазах окружающих - в любом случае (а лучше - в обоих) отношение к своей чести, осознание личного достоинства пря-мо влияет на характер поступков и поведения, определяет его престиж в обществе, или, как теперь часто говорят, "имидж". Во все времена это было важным для всех людей, представителей всех профессий.

Но есть такие профессии, посвятив себя которым, человек становится обязанным не только думать о своей чести и личном достоинстве, но и оберегать честь других, охранять и защищать достоинство каждого гражданина. Именно такой является профессия работника милиции. Так может ли он допускать, чтобы о нем говорили: "Ни чести, ни совести"? Нет, не может,

Старший сержант милиции, разыскивая преступницу, заглянул в полупустое кафе и задержал по подозрению одну гражданку, предложив ей пройти с ним в райотдел. Та согласилась. Но проходя по залу, уже у самых дверей она, убедившись, что на них никто не смотрит, достала из сумочки упакованную пачку денег и ловко сунула ему в руку со словами "бери и разойдемся".

Старший сержант без колебаний, зажав деньги вместе с пальцами этой особы, тут же обратился к официантке, чтобы та была свидетельницей дачи взятки.

В другой раз он же обнаружил в своем милицейском "газике" пачку перевязанных крест-накрест крупных купюр (видимо, деньги выронили молодые люди, ранее задержанные за хулиганство или оставили с умыслом). Не мешкая, он обратился в райотдел к дежурному и сдал эти деньги, о чем был составлен соответствующий акт.

Вскоре в райотдел прибыл дотошный журналист, который задал старшему сержанту такой вопрос: "А могли бы вы эти деньги присвоить? Рядом никого же не было", И услышал в ответ: "Мне чужого, тем более ворованного, не надо".

Слов нет, расхититель, рэкетир, другой правонарушитель, чтобы избежать ответственности, готов на все: от прямого предложения денег до обещания оказать любую услугу. Не секрет, что редкий сотрудник ГАИ, оперуполномоченный уголовного розыска, следователь не испытывал на себе давления, которое на него пытались оказывать влиятельные знакомые, толстосумы или отчаявшиеся родственники правонарушителя.

Но, несмотря на сегодняшнюю развращенность нравов, уверен (опыт позволяет мне это утверждать), что подавляющее большинство сотрудников милиции, помня о своем профессиональном долге, решительно отвергали и отвергают подобные предложения. И дело не только в страхе перед законом, а и в чем-то другом, что позволяет давать достойный отпор тем, кто посягает на честь милицейскую, подвергает испытанию профессиональное достоинство работника милиции.

Но ведь делом чести работника милиции является не только способность сохранить "чистые руки" в многократных ситуациях, где проверяется его неподкупность, моральная устойчивость.

Мы часто говорим: "Он с честью вышел из опасной ситуации", "с честью выполнил свой долг", "этот поступок делает ему честь", "не струсил, не уронил чести и достоинства работника милиции". Именно те, о которых мы так говорим, часто стоят "поперек горла" у затаивших зло преступников, понимающих, что только физическое уничтожение работника милиции может устранить стоящее на их злонамеренном пути препятствие. К сожалению, таких фактов немало.

Поперек дороги преступников стоял участковый инспектор капитан милиции Шестаков из Нижнекамского РОВД. И они, решив расправиться с ним, сыграли на самом святом - на его доверии и чуткости. Сообщники знали: ночь-полночь, но со-трудник милиции не сможет отказать, если попросят о помощи. Солгав, что на автотрассе произошла авария и требуется срочная помощь, они выманили его из дома во втором часу ночи к стоящей около поселка автомашине, где Шестаков и погиб, вступив в неравную схватку от рук запрограммированных на убийство нелюдей.

Не всем гражданам бывает понятно, что делом чести и долга работника милиции является защита жизни, здоровья, прав и достоинства даже тех, кто оступился или по злому умыслу совершил преступление. В интересном, талантливом очерке о за-местителе начальника Ясногорского РОВД Тульской области А. М. Шиманове, опубликованном в газете "Щит и меч", есть такой примечательный эпизод.

В ходе проводившейся среди ночи под руководством Алексея Михайловича Шиманова операции по поиску и задержанию вооруженного преступника, убившего из обреза в подъезде жилого дома человека, оперуполномоченный Гусаков, выбив из рук убийцы обрез, чтобы избежать самосуда над поверженным им на землю преступником, выстрелами в воздух остановил и уложил ничком группу нападавших, только недавно вернувшихся из заключения.

Один из экс-зеков, увидев подбежавшего Шиманова, приподнялся:

- Псих ваш опер, дядя Леша! Кого защищал?

- Очень несправедливо, - добавил другой, - оставлять этого в живых хоть на минуту.

- Зато куда как справедливо метелить поверженного, - проворчал Шиманов и возвратился на площадь. Люди, жители окрестных домов, всполошившиеся от перестрелки, еще оставались на улице, жались к подъездам, выглядывали из окон.

- Граждане! - прокричал Шиманов. - Опасность миновала, преступник задержан. Всем - спокойной ночи!

Высокая честь, оправдывая доверие народа, охранять безопасность граждан, иметь, как Алексей Шиманов, полное право с чувством достоинства сказать им, что опасность миновала, и что умелыми действиями работников милиции преступник за-держан и предстанет перед судом. Но эта честь и это профессиональное достоинство достигаются годами, нелегким милицейским трудом, безупречным выполнением своего служебного долга.

Вот так взаимосвязаны, казалось бы, самые простые и распространенные понятия: долг, честь, совесть, личное и профессиональное достоинство. В том, что эти понятия не так уж просты по содержанию, как порой кажется, можно убедиться, если провести с самим собой небольшое социально-психологическое исследование, не отрываясь от страниц этой книжки. Попробуйте задать себенесколько вопросов и мысленно получить на них честные и прямые ответы. Чего больше в оценке его другими людьми хотел бы услышать работник милиции: чтобы его уважали (граждане, сослуживцы, начальники) или чтобы его одни боялись, сторонились, а другие - относились с уважением, почтением? Нормальная ли это потребность, чтобы тебя уважали, ценили, видели в тебе хорошего человека и специалиста, достойного всеобщего уважения? А как большинство людей относится к человеку в милицейской форме? Что главное в нас, работниках милиции, они выделяют в первую очередь? И почему эти оценки других людей нам не так уж и безразличны? Хотим ли мы. чтобы окружающие понимали специфику нашей профессии и воспринимали лично каждого из нас по-доброму, нормально, по крайней мере, считались бы с тем, что и нам тоже трудно, что и мы "не железные".

Какие чувства возникают у каждого из нас из-за обидных реплик, оскорблений, незаслуженных упреков: "А еще форму надел, дубинку взял, пистолет нацепил.3а что только вам деньги платят?" Или: "Вы все там в милиции такие, малограмотные и неотесанные!" Почему нам при этом обидно не только за себя, но и за товарищей, за всю нашу милицейскую "семью"? За систему, наконец.

Какие чувства ущемляются в нас при этом? Почему это нам всем небезразлично? Как проявляется в нас естественное чувство личного и профессионального достоинства? ("А чем я хуже других?") Как влияет на качество нашей работы сознание профессиональной чести, стремление иметь и сохранить доброе имя, выглядеть достойно в глазах окружающих. И, наконец, что такое честь?

Честь и достоинство, как понятия, очень часто употребляются вместе, во взаимосвязи, что подчеркивает их действительную взаимозависимость. Характерно, что самое краткое определение этих двух понятий дают юристы, более подробное - философы.

Честь - положительная социальная оценка гражданина или организации, авторитет, репутация.

Достоинство- самооценка личности и представление всякого человека о его ценности как личности.

Рассмотрим немаловажный вопрос о сущности этих двух понятий, о том, что мы подразумеваем, когда говорим: "человек чести", "чувство чести", "сознание чести", "честь работника", "честь коллектива", "уронил честь", "несовместимо с честью", "честь имею!".

И, вместе с этим, какой смысл мы вкладываем в понятия: "обладает чувством достоинства", "унизить достоинство", "естественное человеческое достоинство".

Сначала о сходстве. Подобно достоинству, понятие чести раскрывает отношение человека к самому себе и отношение к человеку со стороны общества. Но представление о достоинстве личности исходит из принципа равенства всех людей в моральном отношении. Все люди уже в силу одной принадлежности к роду человеческому имеют равное право претендовать на уважение их достоинства.

Честь, наоборот, дифференцированно оценивает людей, она связывается с конкретным общественным положением человека, родом его деятельности и признаваемыми за ним моральными заслугами. Честь заслуживают добрыми делами.

Понятие чести предполагает в отношении общества к человеку ту меру уважения, которую он заслужил.

Достоинство же личности основывается, как мы уже отмечали, на равном праве каждого на уважение как человека и гражданина.

Наверное, мы не найдем кодексов достоинства (за исключением известных всем правовых норм, запрещающих унижать достоинство человека, и санкций, применяемых за такие действия). Однако в истории и в современной мировой практике известно немало самых разных кодексов чести различных социальных (особенно профессиональных) групп.

Честь как стимул выполнения общественного долга выступает обычно в форме профессиональной чести, хотя в прежние времена были распространены понятия сословной чести (рыцаря, дворянина), Даже бытовавшие кодексы чести купца, торговца были более профессионально-групповыми, кастовыми, чем сословными. Профессиональные же кодексы чести существовали и существуют во всем мире со времени знаменитой клятвы Гиппократа (этического кодекса врачей, медицинских работников), к которой за многие столетия на одном из недавних конгрессов медиков-деонтологов всего мира было сделано всего лишь одно дополнение: "Клянусь обучаться всю жизнь".

По мере исторического развития представители различных профессий, которые умеют делать то, чего не умеют другие, труд которых важен для всех, все чаще оказывались перед лицом определенных обязанностей по отношению к людям, поль-зующимся их слугами, результатами их труда. Это и потребовало вырабатывать определенные нормы профессиональной этики, клятвы, присяги, кодексы чести, способные поддерживать моральный престиж профессиональных групп в обществе, внушать к ним доверие, позитивное отношение.

В понятии профессиональной чести органически сливаются сознание общественной значимости профессии, любовь к ней и профессиональная гордость, побуждающие к честному выполнению профессионального (служебного) долга, к высокому мастерству, всему, что вызывает уважение и доверие людей.

Профессиональная честь каждого из нас - это одновременно и нравственный авторитет всего кадрового состава органов внутренних дел, ибо любой антигуманный, аморальный поступок даже одного затрагивает честь всех, кто посвятил себя слу-жению обществу в рядах МВД России, делу поддержания и укрепления правопорядка и борьбы с преступностью.

В современной обстановке экономической нестабильности, кризисных явлений, бурных политических и социальных процессов, во многих неимоверно сложных ситуациях наших дней работники милиции находят правильные решения благодаря "внутреннему" кодексу чести, долга и совести.

Слова "новые сложившиеся условия" - не пустой звук. Сегодня работники российской милиции, например, во многих областях на границе "ближнего зарубежья" стали как бы и пограничниками, и дипломатами, и служащими таможни.

Граница угадывается не только по автоматическому оружию в руках у сотрудников милиции, но и по сильнейшему моральному давлению на них со стороны ряда "иностранцев", которые пытаются проскочить кордон любой ценой, вывозя то, что стало контрабандой, да и просто ворованные ценности.

- Если "клевать" на все их предложения, - рассказывает старший сержант милиции, прибывший на границу с ближним зарубежьем в составе группы усиления из другой области, - не хватило бы вот этого чемодана, - в шутку кивает на большой мусорный короб. Машин целое море, а уж что прошло наш пост - стало быть, оказалось за границей. Не догонишь...

Даже Тверская область нынче не в "глубоком тылу". Старший лейтенант милиции С. Клименченко рассказывает, как задержанный с липовыми документами на груз в десять тонн директор одной прибалтийской фирмы, не долго думая, предложил инспектору дорожно-патрульной службы крупную взятку.

В другой раз хозяин мощного трейлера, машины, загруженной двадцатью тоннами ворованной меди, на полном серьезе изрек работнику милиции: "Дружище, хочешь миллион!?". "А если деньги не нужны, завтра "Тойоту" пригоню". Вот в какие суммы теперь оценивают честь и достоинство стражей правопорядка новоиспеченные дельцы и ближнее зарубежные коробейники.

По мнению старшего инспектора Клименченко, главная причина неподкупности "ребят из милиции" не в страхе угодить в тюрьму.

- Есть же совесть у каждого из нас, - поясняет он, - обыкновенная человеческая совесть, не позволяющая жить двулико и лживо.

Важно и то, что каждый работник милиции объективно связан узами товарищества, дружбы, сотрудничества, сознанием принадлежности к своему служебному коллективу, в котором порой проходит добрая половина трудовой жизни, службы, а то и вся служба. Увидеть в глазах товарищей по работе упрек, и (не дай Бог!) презрение - самое страшное наказание для человека, которому дорога и своя честь, и честь его подразделения, отдела, управления. Не зря говорят, что стыд - это "гнев", обращенный человеком вовнутрь, на самого себя". Но уронив честь всего подразделения, коллектива, человек обращает на себя моральное осуждение, гнев всех, а хуже этого для человека, не потерявшего совесть, нет ничего на свете.

Понятие профессиональной чести как характеристики одного из моральных устоев, присущих представителям профессиональной группы, не равнозначно таким явлениям, как корпоративный дух, корпоративная мораль или бытовавшей ранее узко групповой психологии "чести мундира", которая предполагала ее защиту даже в тех случаях, когда для этого нет никаких оснований.

В этом аспекте моральных отношений (групповой морали) важным фактором было и остается такое явление, как осознаваемая многими людьми честь каждого отдельного коллектива и всей большой профессиональной группы работников органов внутренних дел. Та самая "честь организации".

В данном случае субъектом осознания чести является как служебный коллектив сам по себе, так и представители различных сфер профессиональной деятельности системы МВД (работники криминальной милиции: уголовного розыска, подразделений по борьбе с экономической преступностью, а также патрульно-постовой службы, службы участковых уполномоченных, ГИБДД и т.д.). Всем знакомы такие выражения, как "честь нашей службы", "честь милиции нашего района". Даже в ходе спортивных соревнований, конкурсов профессионального мастерства обычно говорят: они защищают честь нашего подразделения (отделения, отдела, горрайоргана).

Зная природу таких явлений в сфере профессиональной морали, руководителям подразделений и служб можно эффективно использовать их в управленческой деятельности, воспитательной работе, организации взаимодействия и правильных взаимоотношений работников различных служб.

Меняются времена, но не меняется смысл таких понятий, как честь и профессиональное достоинство работника милиции. Однако одного только внутреннего чувства чести и желания быть человеком чести еще мало. Для этого нужно быть профессионалом высокого класса, мастером своего дела, человеком, преданным своей профессии, своему служебному долгу. Но время формальных лозунгов безвозвратно прошло. Чтобы иметь право сказать: "Честь имею!", надо еще много знать, нужно быть хорошо подготовленным и информированным по большому кругу вопросов профессиональной милицейской этики, а они отнюдь не самоочевидны и не элементарны, не так просты, как это иногда кажется.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
| Профессиональная честь сотрудника ОВД

Дата добавления: 2014-01-13; Просмотров: 515; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.81.241.238
Генерация страницы за: 0.092 сек.