Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Нравственные основы оперативно-розыскной деятельности

 

Нравственным отношениям в сфере оперативно-розыскной деятельности присущи характерные черты, которые обусловлены объективной необходимостью действовать не только гласными, но и тайными методами против скрытых действий преступников, воров, убийц и т.д.

Оперативно-розыскные мероприятия проводятся в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства от преступных посягательств.

 

Основными задачами оперативно-розыскной деятельности являются:

- выявление, предупреждение, пресечение и раскрытие преступлений, а также лиц, их подготавливающих, совершающих или совершивших;

- осуществление розыска лиц, скрывающихся от органов дознания, следствия и суда, уклоняющихся от уголовного наказания, без вести пропавших граждан.

Оперативно-розыскная деятельность основывается на конституционных принципах законности, уважения прав и свобод личности, конспирации, сочетания гласных и негласных методов и средств.

Один из основных принципов оперативно-розыскной деятельности - уважения прав и свобод личности является глубоко нравственным по своему содержанию и выражается в следующих положениях:

1. Лицо, полагающее, что действия органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, привели к ограничению его прав и свобод, может обжаловать эти действия в вышестоящий орган, прокурору или в суд,

2. Лицо, виновность которого в совершении преступление не доказана в установленном законом порядке и которое располагает фактами, что в отношении его проводились оперативно-розыскные мероприятия, и полагает, что при этом были нарушены его права, вправе потребовать от органа их осуществляющего, сведения о характере полученной в отношении его информации в пределах, допускаемых требованиями конспирации и исключающих разглашение государственной тайны. При отказе в предоставлении запрошенных сведений или получении их не в полном объеме данное лицо вправе обжаловать эти действия в судебном порядке.

3. Полученные в результате оперативно-розыскных мероприятий материалы в отношении лиц, виновность которых в совершении преступления не доказана в установленном законом порядке, хранятся один год, а затем уничтожаются, если исполнение служебных обязанностей или правосудие не требует иного.

4. Запрещается разглашать сведения, затрагивающие неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан, которые стали известны в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий.

5. При нарушении прав и законных интересов физических и юридических лиц вышестоящий орган, прокурор или судья обязаны принять меры к восстановлению этих прав и законных интересов, возмещению причиненного вреда в соответствии с законодательством Российской Федерации.



 

 

Следует отметить закрепленное законом положение о том, что оперативно-розыскные мероприятия проводятся только тогда, когда иным путем невозможно обеспечить выполнение задач.

Этическим по своему характеру является разрешение использовать в оперативно-розыскной деятельности только такие информационные системы, видео- и аудиозапись, кино- и фото­съемка, а также другие технические средства, которые не причиняют вреда жизни, здоровью личности и окружающей среде.

Принцип уважения прав и свобод личности находит свое четкое воплощение в запрещении нарушать охраняемые законом тайну переписки, телефонных и иных переговоров, телеграфных сообщений, право на неприкосновенность жилища за исключением случаев сбора информации о лицах, подготавливающих или покушающихся на тяжкие преступления, уклоняющихся от уплаты налогов или скрывающих доходы от налогообложения в особо крупных размерах и только с санкции прокурора.

Исключительно важным является положение о том, что материалы оперативной проверки не являются основанием для ограничения прав и законных интересов физических и юридических лиц. Результаты оперативно-розыскной деятельности могут быть использованы для подготовки и осуществления следственных действий и проведения оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению, пресечению и раскрытию преступлений, а так­же в качестве доказательств по уголовным делам после их проверки в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством.

Нравственный характер оперативно-розыскной деятельности заключается также в том, что главной обязанностью органов ее осуществляющих является принятие всех необходимых мер для защиты охраняемых законом прав и свобод личности, собственности, безопасности общества и государства.

 

Оперативно-розыскная деятельность представляет собой весьма специфический вид правоохранительной службы.

Традиционно к числу наиболее важных черт оперативно-розыскной деятельности принято относить то, что ее содержание составляют преимущественно негласные оперативно-розыскные мероприятия, имеющие как нейтральный характер, так и вклю­чающие некоторые элементы принуждения и властеотношений, связанные и не связанные с ограничением конституционных прав граждан.

Данное обстоятельство (в ряду других, подобных, — прежде всего) оставляет место для циничных утверждений о том, что "вопросов морали и этики для профессионального оперативного работника не существует.

Подобная позиция является результатом отражения поверх­ностного, неглубокого взгляда на существо оперативно-розыскной деятельности. Действительно:

♦ характер оперативно-розыскной деятельности обозначен в законе лишь в общих чертах;

♦ подзаконные нормативные акты, регламентирующие опе­ративно-розыскную деятельность, содержат далеко не ис­черпывающие предписания поведения оперативного ра­ботника;

♦ практика оперативно-розыскной деятельности тесно свя­зана с необходимостью общения оперативного работника

с людьми далеко не безупречной нравственности, что мо­жет повлечь профессиональную деформацию;

♦ специфичность средств и методов оперативно-розыскной деятельности внешне обусловливает как бы наличествую­щее нравственное противоречие между "благой" целью (борьба с преступностью) и "низкими" средствами ее дос­тижения: конспиративность, введение проверяемого в за­блуждение и т.п.

Внимательный анализ приведенных положений не только не ставит под сомнение, но, наоборот, подчеркивает высоконравст­венный характер оперативно-розыскной деятельности. Вместе с тем вопрос о нравственном содержании оперативно-розыскной деятельности является весьма острым, что, в свою очередь, обу­словлено целым рядом реально существующих обстоятельств.

Законодательство, пусть и в наиболее общих чертах, но за­крепляет принципиальные положения осуществления оператив­но-розыскной деятельности. Так, оперативно-розыскная деятель­ность, хотя и осуществляется путем проведения преимущественно негласных мероприятий, тем не менее, применяется только в исключительных случаях (когда возможности решить задачу гласным путем исчерпаны), в исключительных целях (только борьба с пре­ступностью) и органами и должностными лицами, к исключи­тельной компетенции которых ее ведение относится.

Таким образом, с формально-логических позиций оператив­но-розыскная деятельность, будучи предусмотрена законом, уже нравственна, поскольку закон — высшая форма общественно! морали.

Кроме того, поведение людей в обществе, как известно, регу­лируется правом. Право отражает интересы членов общества и его нравственность. Поведение преступника противоречит праву Следовательно, противоречит общественной нравственности, посягает на интересы членов общества. Если преступление совер­шено и остается нераскрытым, нарушенным следует считать не только уголовное право, что очевидно, но и нравственность, поскольку в этом случае нормы общественной морали, так же, как нормы права, оказываются попранными и нереализованными.

Основываясь на сказанном, можно заключить, что торжество нравственности способствует своевременное и эффективной осуществление действий, обеспечивающих предупреждение и раскрытие преступлений. При этом нужно особо отметить, что в специфические по содержанию и уникальные по характеру возможности оперативно-розыскной деятельности позволяют в высшей степени эффективно решать задачи, связанные с предупреждением, раскрытием преступлений, розыском скрываю­щихся преступников и лиц, пропавших без вести.

Проведение оперативно-розыскных мероприятий позволяет вмешиваться в криминальные процессы на самых ранних стадиях, в тайне от проверяемых лиц контролировать их поведение, выяв­ить и фиксировать информацию, имеющую значение для пред­упреждения или раскрытия преступления. Неудивительно, что подавляющее большинство тяжких преступлений раскрывается в результате применения оперативно-розыскных мероприятий. По­этому можно сказать, что нравственный характер оперативно-розыскной деятельности определяется в целом ее ярко выраженной гуманной направленностью, а сама она представляет со­бой весьма эффективное средство утверждения моральных норм в обществе.

Для оперативно-розыскной деятельности нравственные кате­гории имеют большое значение. В частности, при рассмотрении нравственных основ оперативно-розыскной деятельности следует исходить из того, что они отражают процессы применения общих норм нравственности в специфических условиях борьбы с пре­ступностью в ходе проведения преимущественно негласных опе­ративно-розыскных мероприятий. Можно с уверенностью утверж­дать, что нет ни одной моральной нормы, принятой в обществе, которая могла бы быть обойдена оперативным работником, равно как не существует и каких-либо специальных нравственных норм, предназначенных для использования только в сфере оперативно-Розыскной деятельности.

Непосредственно значение нравственных норм, категорий и институтов для оперативно-розыскной деятельности проявляется в следующем.

Во-первых, в обществе мораль играет охранительную роль, способствуя формированию общественного мнения, основанного осуждении противоправных действий, создании обстановки нетерпимости к антиобщественному поведению. Учитывая это, органы, уполномоченные на осуществление оперативно-розыскной деятельности, имеют возможность привлекать в помощь для борьбы с преступностью лиц, оказывающих им содействие, в том числе и на конфиденциальной основе, представителей государственных, общественных и коммерческих организаций

Во-вторых, поскольку мораль играет в обществе воспитательную роль, использование сложившихся в обществе нравственных положений в ходе осуществления оперативно-розыскных мероприятий позволяет органам-субъектам оперативно-розыскной деятельности оказывать воспитательное воздействие на лиц, конфиденциально содействующих в борьбе с преступностью, а также воспитательно-профилактическое воздействие на лиц, от которых. судя по их поведению, можно ожидать совершения противоправных действий.

В-третьих, господствующая в обществе мораль, что немало­важно, оказывает влияние на формирование нравственного со­знания самих оперативных работников, привнося тем самым нравственное богатство общества в сферу практической оператив­но-розыскной деятельности. Этими нравственными нормами опе­ративный работник руководствуется (соотносит замыслы и соот­ветственно действия) при исполнении служебных обязанностей (в том числе при проведении оперативно-розыскных мероприятий), при оценке намерений, действий лиц, попадающих в сферу опе­ративно-розыскной деятельности, а также в ходе делового обще­ния.

Принимая во внимание сказанное, следует, однако, отметить, что декларирование полного соответствия оперативно-розыскной деятельности принципам и нормам общественной морали было бы упрощением сложной проблемы. Для морали не приемлемы такие средства достижения цели, как насилие, ложь, обман, пре­дательство и т.п. Но хорошо известно, что, осуществляя опера­тивно-розыскные меры, оперативный работник так или иначе пользуется методом принуждения и даже насилия (постановке лица на учет, задержание преступника), дезинформирует разраба­тываемое лицо (легенда в оперативной комбинации), морально маскируется сам (при личном сыске) или побуждает к этому другого человека (конфидента) и т.д. В свете изложенного правомерно поставить вопрос, есть ли таким средствам объяснение или оправдание с позиций этики или они должны быть отвергнуты, как аморальные и потому недопустимые для достижения цеди? Не извратит ли их применение сущности самой цели?

В данном случае нужно обратиться к анализу одного основных положений, определяющих нравственные основы оперативно – розыскной деятельности, а именно: вопросу о соотноше­нии целей, стоящих перед оперативно-розыскной деятельностью, и средств, применяемых для их достижения.

Основополагающими началами оперативно-розыскной дея­тельности отвергается иезуитский принцип: "цель оправдывает средства". Вместе с тем нельзя не принять во внимание диалекти­ческий характер оперативно-розыскной деятельности, носящий характер борьбы, противоборства, с одной стороны, органов-субъектов оперативно-розыскной деятельности, а с другой — лиц, подготавливающих или совершающих противоправные действия. Поэтому поскольку оперативно-розыскная деятельность должна быть эффективной, оперативные работники поставлены перед необходимостью применять приемы, которые не всегда бывают "добрыми", но, более того, зачастую носят наступательный, аг­рессивный по своему содержанию характер. В ходе противо­борства субъектами оперативно-розыскной деятельности нередко реализуются такие приемы, составляющие основу тактики, как противодействие противной стороне, проведение упреждающих действий, умышленное введение в заблуждение, использование фактора внезапности и т.п.

Одним из фундаментальных положений научной этики яв­ляется то, что нет заранее обусловленных "добрых" или "злых" средств, а есть средства вынужденные. Но при этом она предпи­сывает действовать по принципу: "цель определяет (а не оправды­вает) средства". Вместе с тем следует признать, что сама по себе, безотносительно к цели, оперативно-розыскная деятельность (как, впрочем, и уголовный процесс) есть зло. Но зло вынужден­ное и необходимое для достижения добра. Поэтому подчеркнем правильность вывода о том, что оперативному работнику, как и каждому думающему человеку, приходится, по выражению Гегеля, выдерживать "напряжение противоречий".

"Подбор" средства, соответствующего цели, следует осущест­влять, имея в виду определенные параметры. К их числу могут быть отнесены следующие.

Первое. Средство должно быть потребно для решения стоящей задачи, в сложившейся ситуации без него невозможно обеспечить достижение нравственно положительной цели. Например, если интересующие оперативного работника сведения могут быть бес­препятственно получены в ходе обычного (прямого) опроса осве­домленного лица, не имеет никакого смысла специально подготавливать и проводить так называемый легендированный опрос, несравненно более трудоемкий по исполнению.

Второе. Средство должно быть достаточным для достижения поставленной цели. Применение выбранного средства должно позволить эффективно решить стоящую задачу, не привлекая к этому другие средства. Если возможностей выбранного средства недостаточно и оно не позволяет решить задачу, его применение обусловливает нерациональные затраты времени, сил и средств. В том случае, когда возможности выбранного средства многократно перекрывают сложность стоящей задачи, его применение стано­вится морально необоснованным (как правило, чем выше воз­можности оперативно-розыскного мероприятия, тем более высока степень вторжения их инициатора в сферу прав и свобод лич­ности проверяемых граждан).

Третье. Средство, выбранное для решения стоящей задачи, не должно уничтожать нравственного характера цели, более высокой по сравнению с той, которая соответствует решаемой задаче.

В целом же правило выбора средств, адекватных цели, состоит в следующем: целесообразно и нравственно то средство, которое необходимо и достаточно для достижения нравственно-положи­тельной и высшей цели и не изменяет их нравственного характера. Во-первых, этика не сводит многогранную проблему соотношения цели и средств только к необходимости эффективно решить зада­чу, напротив, самое пристальное внимание она уделяет нрав­ственной стороне деятельности. Принципиально важным момен­том считается то, что профессионал свободен в выборе средств для достижения стоящей цели, но, как личность, ответственен за преобразование сложившихся обстоятельств во имя достижения прогрессивных целей. Во-вторых, оперативно-розыскная этика не допускает альтернативного решения мировоззренческого и праксеологического аспектов морального выбора. В этом смысле эф­фективный выбор средств в оперативно-розыскной деятельности возможен исключительно на базе этической праксеологии, учения, составляющего ядро профессиональной этики оперативного ра­ботника и базирующегося на совмещении представлений о хоро­шей, успешной работе, с одной стороны, а с другой — о нрав­ственно допустимом поведении. Основываясь на главных положе­ниях этической праксеологии, оперативный работник получает возможность действовать не в ущерб нравственному характеру цели, а исключительно с целью ее реализации. При этом, что очень важно, этический контроль, таким образом, распростра­няется не только на цель оперативно-розыскной деятельности, но и на ее средства, которые должны составлять с нею одно це­лое. В-третьих, в связи со спецификой оперативно-розыскной деятельности должны быть исключены нарушения диалектическо­го единства цели и средств. Специфика оперативно-розыскной деятельности определяет необходимость соединения тактической гибкости и жесткой принципиальности в выборе эффективных средств, что иногда может привести к формированию ошибочных представлений, и, как показывает практика, является фактором, способствующим профессиональной деформации оперативного работника1.

Таким образом, с этической точки зрения, осуществление оперативно-розыскной деятельности в основе следует рассматри­вать как моральный компромисс, на который общество вынужде­но идти для достижения благородных целей, но который, тем не менее, предполагает, что в любом случае средство должно быть адек­ватно цели.

Верно отмечено, что компромисс в оперативно-розыскной деятельности — наиболее тонкий и сложный акт морального вы­бора, где весьма велик риск уничтожения нравственного характе­ра цели в процессе ее достижения. Особенно контрастно этот риск проявляется, если проанализировать доминирующие моти­вы, применительно к мотивационной сфере, по которым гражда­не конфиденциально содействуют органам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность. Совершенно очевидно, что большинство этих лиц социально неблагополучны, имеют какие-либо отклонения от норм поведения, часто преступное прошлое, и в первом случае тесно связаны с преступниками, их окружени­ем и т.п. Исходя из этого, оперативным работникам нередко при­ходится находить компромисс между доминирующими в их со­знании приоритетами нетерпимости в борьбе с преступностью и использованием помощи, исходящей от лиц, входящих в состав криминогенной среды.

В этом смысле заслуживает быть выделенным вопрос об от­ношении профессионала как к самой идее использования конфиденциального содействия граждан в борьбе с преступностью, так и к конкретному конфиденту, организация работы с которым входит в его служебные обязанности.

Согласно результатам анкетирования оперативных работников органов внутренних дел, проведенного МЮИ МВД России, более трети респондентов в большей или меньшей степени предпочи­тают избегать использования конфиденциального содействия граждан именно ввиду, по их мнению, сомнительной моральной обоснованности этой деятельности. В еще большей степени про­блема нравственной допустимости обостряется в условиях органи­зации работы с конкретным конфидентом. Морально-оценочный фактор существенно сказывается на снижении эффективности деятельности ввиду формальной несовместимости идеалов борьбы с" преступностью и фактического сотрудничества с лицами, являющимися представителями преступной среды. Несмотря на то что данная ситуация в значительной степени регламентирована нормативно-правовыми предписаниями, выход из нее в существенной степени зависит от того, насколько весомы соответ­ствующие этико-мировоззренческие представления оперативного работника. Иначе говоря, налицо ярко выраженная взаимозави­симость этического и праксеологического факторов деятельности.

Не менее остро в рассматриваемой сфере обозначена пробле­ма моральной целесообразности, которая самым тесным образом связана с процессами трансформации общественной морали при­менительно к сфере использования оперативными аппаратами конфиденциального содействия граждан. Принимая во внимание, что само по себе использование конфиденциального содействия граждан может рассматриваться в качестве совокупности (сис­темы) нравственных компромиссов, решение проблемы мораль­ной целесообразности во многом определяется степенью разра­ботки института моральной крайней необходимости.

Рассуждая о критериях нижнего предела нравственной допу­стимости в оперативно-розыскной деятельности, нужно учиты­вать, что с практической точки зрения, их поиску при разработке решений стоящих перед оперативными аппаратами задач нередко сопутствует проявление крайней формы профессиональной трансформации моральных требований — их деформация, — обра­зование корпоративной морали, строго замкнутой на собственных интересах профессиональной группы оперативных работников. Взятые в "чистом" виде, корпоративные интересы профессиональной : группы обычно не соответствуют, а часто и противоречат сопредельным интересам общества в целом, какой-либо группы людей или отдельно взятого человека. Как показывает опыт, об­разование корпоративной морали может происходить по причине действия в основном двух факторов.

Первый. Вопросы использования правоохранительными орга­нами конфиденциального содействия граждан регламентируются не только законодательными, но и весьма подробно также ведом­ственными нормативными актами. Этот момент является положи­тельным*. Однако жесткая нормативная регламентация несет в себе угрозу подмены при определенных обстоятельствах мораль­ного способа видения проблемы юридическим.

Часто нормы права не содержат альтернативы, рассчитанной на применение в различных ситуациях. В этих случаях, действуя строго в рамках нормативных предписаний, оперативный работ­ник поступает так, как он должен поступать, именно потому, что действовать как-либо иначе не предусмотрено нормативным ак­том. Между тем, можно привести много примеров, когда способу действий, предусмотренному нормативным актом, имеются аль­тернативы, лежащие в плоскости законопослушного поведения, в большей степени соответствующие духу времени и моральному оправданию способов достижения цели. К сказанному можно добавить: иногда профессиональное сознание оперативного ра­ботника сформировано так, что содержит только один вариант решения задачи, прямо предусмотренный нормативным актом, несмотря на то что сам этот нормативный акт не исключает иных, в том числе правом прямо не предусмотренных вариантов реше­ния задачи. Вариант же решения, предусмотренный нормативным актом, предпочтителен и используется только потому, что исклю­чает претензии и какие-либо последствия с точки зрения оценки правомерности и обоснованности действий профессионала.

В других случаях нравственная профессиональная деформа­ция может быть порождена субъективной оценкой существующей ситуации (характерная ситуация — защита "чести мундира") и, соответственно, выбором таких действий, которые формально хотя й отвечают нормам права, но не являются наиболее нрав­ственными из допускаемых правом в данной ситуации.

Второй. Неподконтрольность целой группы профессиональ­ных решений и действий в рамках использования конфиденци­ального содействия граждан в совокупности с преобладанием инструментального подхода, ориентированного на конкретный ре­зультат деятельности, также может привести к проявлению корпоративных моральных представлений.

Комментируя данное положение, следует отметить, что в активе профессии оперативного работника имеется целый арсенал приемов, основанных на проведении различных оперативно-розыскных мероприятий. В ситуации правового вакуума вопрос о| целесообразности их применения в значительной степени выно­сится на усмотрение оперативного работника, принимающего решение не только с учетом накопленного опыта борьбы с преступностыо, но и жизненного опыта, в том числе имеющихся идейно-нравственных воззрений. Конечно же, самым эффек­тивным является тот прием или способ решения задачи, который! позволяет достичь стоящей цели с наименьшими затратами времени и средств. Однако аналогично тому, как на практике прямая линия между двумя точками не всегда является кратчайшим путем между ними, так и применение самого эффективного приема, т.е. "самого острого инструмента", бывает, хотя и эффективным, но нравственно недопустимым. По опыту известно, что очень легко) оказаться под влиянием "чисто профессионального" подхода к! решению задачи. Однако не стоит забывать, что именно тогда] образуется корпоративная мораль, когда в выборе способа, приема решения задачи рациональность начинает преобладать над; нравственностью, когда интересы профессии берут верх над теми интересами общества и государства, ради которых предусмотрено проведение оперативно-розыскной деятельности.

Нейтрализация названных факторов в наибольшей степени! зависит от интенсивности и содержания воспитательного воздействия на сотрудников оперативных аппаратов, нацеленного не; только на формирование мировоззренческих позиций, но также на разработку определенных правил поведения при решении слу­жебных задач, имеющих ярко выраженную нравственную окраску. Справедливо отмечено, что из-за повторяемости и сходства слу­жебных ситуаций стереотипы поведения становятся самодовлею­щими, нравы заменяют собой сознательный моральный выбор, стирают основы индивидуальной ответственности сотрудников парализуется их нравственная самостоятельность.

Применительно к сфере использования оперативными аппа­ратами конфиденциального содействия граждан весьма специфи­ческую окраску приобретают проблемы морального конфликта и морального выбора, имеющие истоки в отношениях, склады­вающихся между оперативным работником и конфидентом. Про­блемы эти имеют не только нравственный, но в значительной степени и идеологический характер, поскольку, во-первых, отра­жают состояние мотивации конфиденциального содействия граж­дан (т.е. увеличение или сокращение в общей массе доли тех или иных мотивов, руководствуясь которыми граждане устанавливают отношения конфиденциального содействия с субъектами опера­тивно-розыскной деятельности); во-вторых, характеризуют нрав­ственное состояние профессионала, что указывает на его способ­ность решать задачи, связанные с привлечением граждан к участию в проведении оперативно-розыскных мероприятий.

Произошедшие в стране социально-экономические измене­ния не могли не сказаться на нравственном состоянии общества. Здесь так же, как и в других сферах общественной жизни, про­изошли существенные изменения, как правило, основанные на развитии процессов переоценки ценностей. Анализ оперативно-розыскной практики свидетельствует, что в период последних десяти лет существенно сократилась доля конфидентов, содей­ствующих органам внутренних дел по так называемым патриоти­ческим мотивам. Такое положение отражает ситуацию ослабления позиций общественной морали и государственности, что прямо сказалось как на авторитете субъектов оперативно-розыскной деятельности в целом, так и на их способности побуждать граж­дан к участию в проведении оперативно-розыскных мероприятий, способствуя преодолению ими проблемы морального выбора в позитивном направлении.

Проблема морального выбора весьма актуальна прежде всего в части нравственного содержания переживаний граждан, привле­ченных к участию в проведении оперативно-розыскных меро­приятий. Состояние амбивалентности конфидента, высокая веро­ятность его морального выбора в отрицательном направлении Делают необходимым постоянно оказывать на него влияние в це­лях формирования у него нравственного сознания, удовлетво­ряющего потребностям решения задач, стоящих перед субъектами оперативно-розыскной деятельности. Характеристика нравственных основ оперативно-розыскной деятельности была бы неполной, если не сказать о том, что соот­ветствующая специфика накладывает особый нравственно-пси­хологический отпечаток на характер общения сотрудников опера­тивных аппаратов между собой.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
| Нравственные основы оперативно-розыскной деятельности

Дата добавления: 2014-01-13; Просмотров: 902; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.161.227.32
Генерация страницы за: 0.161 сек.