Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Лакуны как тип безэквивалентных слов




Лакуны – это один из видов безэквивалентных слов. Отличие лакун от реалий состоит в том, что во-первых, реалии тестно отноятся с референтом и обозначают понятия – представление о предмете, имеющиеся в одной стране, а в другой отсутствующие. Лакуны выражают понятие о предмете, имеющемся в двух странах, но обозначают его в процессе выражения смысловых оттенков понятия; во-вторых, реалии связаны со значением через выражаемые ими понятия, а лакуны – это смысловые скважины. Они обозначают оттенки значения, отсутствующие в представлениях жителей одной из стран; в третьих, реалии не связаны с ассоциациями, неадекватными по отношению к предмету, а лакуны вызывают у носителей того или иного языка не совпадающие ассоциации, что связано с ценностными ориентациями и представлениями носителей того или иного языка. Поэтому В.С. Виноградов говоря о ассоциативных лакунах все же подчеркивал, что такие реалии «закрепились» в словах самых обычных. Они находят свое материализованное выражение в компонентах значений слов, в оттенках слов, в эмоционально-экспрессивных обертонах, во внутренней словесной форме и т.п., обнаруживая информационные несовпадения понятий, но сходных слов в сравниваемых языках [Виноградов, 2006].

Появление ассоциативных лакун связано с существованием в семантической структуре слова особых национально-специфических компонентов. К ним В.Г. Гак относит такие семы, которые либо отличаются от соответствующих сем в лексических соответствиях языка сравнения по содержанию или статусу, либо различаются отсутствием сравниваемых сем в одном языке при наличии их в другой (других) [Гак, 1977, 162].

Национально-специфические семы входят в структуру лексического значения слова. Если исходить из значения слова, как отношения слова к денотату, опосредованному через сигнификат (референт), то и реалия – слово соотносится с обозначаемым предметов не непосредственно, а через сигнификат (референт), который можно определить как предмет мысли, отражающий предмет или явление объективной действительности и образующий то понятийное содержание, с которым соотносится данная языковая единица. Слова-реалии, помимо прямого денотативного значения, могут иметь и другие конотативные значения.

Лексическое значение слова включает в себя два основных макрокомпонента: денотат и коннотат. Национальная специфика слова проявляется как на уровне денотата, так и на уровне коннотата. В денотативном компоненте слова указываются различительные черты предметов и явлений объективной действительности. На уровне денотативного значения национальная специфика проявляется в ином выборе различительных черт при восприятии явлений действительности, в иной группировке сем в значении слова.



Межъязыковые эквиваленты имеют различия и в коннотативном компоненте лексического значения. По мысли В. Н. Телия, в коннотативной части значения слова «предметом объективации служит не мир, а отношение, отображающее ту или иную форму эмотивной реакции субъекта на обозначаемое» [Телия, 1986, 134].

Коннатативные значения различаются потому, что в них составными элементами коннотации являются оценочные, ассоциативно-образные, эмотивные и функционально-стилистические компоненты.

Именно несовпадение коннотативных компонентов лексических значений слов в разных языках приводит к появлению различного рода субъективно-смысловых лакун. И это вполне закономерно, так как субъективно-смысловые лакуны актуализируются в контексте при сопоставлении слов разных языков не только по объективно-вещественному значению, но и по коннотативному, составным элементом которого могут выступать и субъективно-смысловые значения, т. е. значения, выражающие субъективное отношение говорящих к предмету мысли, его реакции, его ассоциаты. Субъективно-смысловые значения выражают фоновые знания, содержащиеся в лексическом фоне слова. Лексический фон слова, в котором представлены фоновые знания, выступает как особый вид значения слова. Семантика слова в лингвострановедении мыслится как единство лексического понятия, выступающего в качестве средства номинации: благодаря минимальному числу семантических долей, составляющих объем понятия, люди узнают, классифицируют предметы, узнают и называют их) и лексического фона, который мыслится как совокупность всех относимых к слову-понятию сведений, имеющихся в массовом обыденном сознании носителей языка. Лексический фон имеет индивидуальный статус, так как языковые, объективные значения слов в контексте обрастают дополнительными личностными смыслами: субъективными значениями (установками), речевыми интенциями говорящего, его оценкой ситуации, знаниями говорящего, его оценкой ситуации, знаниями норм общения, умениями. Поэтому А.Н. Леонтьев указывал, что понятийно-опосредуемая, предметная соотнесенность и ассоциативная структура связей с другими словами и определяют его объективно-общественный смысл как первый аспект «разумного смысла». Второй его аспект составляет субъективно-личностный смысл, который, во-первых, определяется тем, что данное слово «значит» для данного носителя языка, ибо, согласно А.Н.Леонтьеву, личностный смысл «выражает именно его (субъекта) отношение к осознаваемым объективным явлениям» [Леонтьев, 1972, 227]. Это отношение в речевой деятельности выражается, в частности, в субъективной эмоциональной оценке слова. Другими словами, субъективный личностный смысл является своеобразной призмой индивидуального преломления объективно-общественного смысла явлений как коллективного обобщенного опыта носителей языка. Вкупе объективно-общественный смысл вербальных единиц и их субъективно-личностная оценка как первый аспект субъективно-личностного смысла образуют значение (языковое) слова. Этот субъективно-личностный смысл, приобретенный в ситуации в результате выражения субъективного отношения индивида, тесно связан с основным значением слова. Они взаимонеобходимы и дополняют друг друга. Значение – это объективный, постоянный компонент лексической единицы, а смысл – меняющийся, формирующийся в речи компонент слова. Э.Д.Сулейменова подчеркивает взаимосвязанность значения и смысла, говоря, что значение и смысл «нельзя познать как автономные сущности: они неотделимы друг от друга. Никакой смысл не может быть донесен без значимых выражений» [Сулейменова, 1989, 9].

Г.М.Верещагин и В.Г.Костомаров указывают, что в каждом слове выделяются особые семантические доли, часть которых относится к понятийным семантическим долям, а часть – к непонятийным. По их мысли, к понятийным семантическим долям относятся те, «которые обеспечивают классификацию предмета, входят в состав лексического понятия» [Верещагин, Костомаров, 1973, 25].

Остальные семантические доли, не включенные в число понятийных относятся к лексическому фону. Лексический фон – это те, вместе взятые, непонятийные СД, которые входят в семему, но не участвуют в опосредованной языком классификацией деятельности человека, а выражают экстралингвистическое содержание. Лексический фон, т.е. индивидуально-личностный смысл, имеет индивидуальный статус, он входит в сознание данного, вполне конкретного человека, будучи фиксатором знания. Однако в основе индивидуального лексического фона лежат знания, присущие всем носителям языка и культуры. Лексический фон – явление культурно-языковое. Он лежит на пересечении языка и культуры, поэтому без знания лексического фона невозможно раскрытие смысла, подтекста, аллюзий, импликаций, а иногда и невозможно и понимание самого слова в его предметном значении. Поэтому лакунами следует считать не только слова, не имеющие понятийных соответствий в сопоставляемых языках (из-за отсутствия самих предметов), но и слова фоновой лексики, выражающие фоновые знания – слова, различающиеся своими фонами из-за несовпадения отдельных семантических компонентов, которые не в самих понятиях, а в фонах называют «второстепенными признаками». «Но дело в том, что как раз эти семантические доли, выражающие лексический фон, играют решающую роль в отнесении слова к данной культуре, так именно в этой «частности» заложена национальная самобытность обозначаемого данным словом явления» [Томахин, 1988, 14].

Одному слову, обозначающему понятие в самом общем виде (родовому и поэтому достаточно конкретному), которым владеет иностранец, носитель языка противо­поставляет десятки названий конкретных предметов, относящихся к этому общему как виды к роду причем некоторые из этих предметов (и соответственно, обозначающие их слова) принадлежат к национальным особенностям данной культуры и образуют группы реалий не имеющие соответ­ствий в других культурах. Названия этих предметов не имеют эквивалентов при переводе на другие языки.

Лакуны выделяются не только из-за полного несовпадения обозначаемых ими предметов в сопоставляемых культурах, но и отдельных их признаков.

Поэтому в лингвострановедении реалиями следует считать слова, обозначающие предметы, связанные с историей, культурой, экономикой и бытом страны изучаемого языка, которые отличаются полностью или частично (отдельными семантическими долями своих лексических понятий) от лексических понятий слов сопо­ставляемого языка. Слова, различающиеся семантически­ми долями за пределами понятий, относятся к фоновой лексике [Томахин, 1988, 15].

На наш взгляд, к реалиям следует отнести слова, полностью отличающиеся от лексических понятий слов сопоставляемого языка. А слова, отличающиеся семантическими долями своих лексических понятий – это лакуны.

В этом случае возникают смысловые и понятийные лакуны.

Ю.А.Сорокин, И.Ю.Марковина интерпретируют лакуны следующим образом: «лакуна – это некоторый фрагмент текста, в котором имеется нечто непонятное, странное, ошибочное (нечто, что можно оценить по шкалам «непонятно/понятно», «непривычно/привычно», «незнакомо/знакомо», «ошибочно/верно» [Сорокин, Марковина, 1988, 77].

Сопоставление исходного языка и языка перевода показывает, что в процессе сравнения их обнаруживаются два типа лакун: 1) смысловые «скважины» и 2) собственно лакуны.

Смысловым скважинам Ю.А.Сорокин и И.Ю.Марковина дают следующее определение: «Смысловая скважина – это некоторый фрагмент текста, где совокупность (поле) денотатов является расплывчатой за счет: 1) непредставленности тех или иных элементов денотатной структуры некоторого феномена в анализируемом тексте; 2) неадекватности образов денотатов у воспринимающего коммуникатора (формирования образцов – проекций на основе имеющихся в тексте элементов денотатной структуры некоторого феномена); 3) квазитождественности десигнатов, мешающей опознанию денотатов как принадлежащих разным понятийно-смысловым полям» [Сорокин, Марковина, 76].

В переводе следует под термином «смысловые скважины» понимать собственно денотативные реалии, выражающие национально-специфические понятия, отсутствующие в других культурах. Именно их понятийная непредставленность в других культурах приводит к появлению пробелов, денотативных «ям». Собственно «лакунами» следует обозначать коннотативные реалии, имеющие коннотативные значения в семантической структуре слова. Такие лакуны сигнализируют о состоянии некоторого мыслимого мира редуцированно (неполно). Такие неполные лакуны называются частичными. К ним относятся такие, которые в языке оригинала имеют полный набор сем, но в переводе эти семы выражаются неполно. Количество сем, составляющих некоторый фрагмент оригинала, превышает количество сем в переводе данного фрагмента, например, в переводе фрагмента текста из произведения Э.Хемингуэя: «He always thought of the sea as la mar which is what people call her in Spanish when they love her» (E.Hemingway), «Мысленно он всегда звал море la mar, как зовут его по-испански люди, которые его любят» (Э.Хемингуэй. Старик и море, с.347). la mar – это частичная лакуна, так как в процессе перевода в тексте утрачивается связь she – sea; she – la mar (она – море), на которую указывает автор. В русском языке «море» переводится как слово среднего рода, в английском языке нет категории рода, поэтому в данном языке признак пола приписывается произвольно тем или иным неодушевленным предметам. В казахском языке также нет категории рода, поэтому при переводе их на русский язык они как бы получают дополнительный семантический компонент – семантический множитель (признак пола). В переводе к количеству сем в семантической структуре оригинала добавляется лишняя сема, ср.: «Бірақ биылғы мамырдың жұтынан кейін осы бір топ жігіт елден ерекше жарым көңіл болып жүрді. Қалың елмен бірге жігітек көпшілігі де қатты жұтаған. Жер аз болған тапшылықтан жұтады. Сол көпшіліктің ішінде “ақ сирақ” боп қалғанның бірі – осы Қараша, Қаумен ауылдары, Базаралы, Балағыз, Абылғазы, Әділхан сияқты жігіттерде тек ғана бір-бір ат қалды» (М.Әуезов. Абай жолы, т.3, 361б.), «Джут, как и везде, разорил большую часть рода Жигитек, у которого было мало пастбищ. Ауылы Каумена и Караши оказались разоренными дотла. У таких жигитов, как Базаралы, Балагоз, Абылгазы и Адильхан осталось по одному коню» (М.Ауезов. Путь Абая, с.272). В переводе смысловая скважина «жұт» компенсируется. Она транскрибируется. В переводном тексте количество сем у нее становится больше, добавляется такой семантический множитель, как категория рода. В данном случае лакуна компенсируется. Компенсированными являются такие лакуны, в которых количество сем оригинала превышает количество сем фрагмента оригинала. Анализ перевода семы «жұт» показывает, что в переводе количество семы фрагмента оригинала увеличивается за счет добавления нового семантического множителя – категории рода (признак рода – муж.). Лакуна «ақ сирақ» в переводе компенсируется выражением «разорить дотла». Здесь налицо донотативная яма. Переводчик должен был заполнить данный пробел, так как отсутствует национальная специфика слова.

При сопоставлении языков выделяются слова, совпадающие по своим предметным значениям, но не совпадающие по коннотациям. Слова – коннотативные лакуны относятся к фоновой лексики. Коннотации выражаются не в безэквивалентной лексике, а в словах, обозначающих одинаковые предметы в сопоставляемых культурах, однако их различия кроются в национальном своеобразии ассоциаций, вызываемых данным словом. Коннотативные реалии свое материализованное выражение находят в компонентах значений слов, в оттенках значений слов, в словесной внутренней форме и т.п., обнаруживая информационные несовпадения понятийно сходных слов в сравниваемых языках. Различия в коннотативных значениях слов объясняются культурно-этнографическими особенностями, присущими народам разных стран и выраженными в фоновых знаниях. Фоновые знания – это обоюдное знание реалий говорящим и слушающим, что является основой языкового общения. Это фоновая информация, включающая в себя умения, как обобщенный образ действия, нормы поведения, эспектаций, речевые постулаты, слова, заключающие в себе социальный опыт народа – все это относится к социокультурным сведениям, характерным для определенной национальности. Они освоены членами данного этнического общества и отражены в его языке. К фоновым знаниям Е.М. Верещагин относит еще и знание социальной истории коммуниканта. Они также включаются в состав фоновых знаний: «участники акта общения должны иметь до известной степени общую социальную историю. Под социальной историей человека понимаются те его характеристики, которые у него возникают в пределах определенной социальной группы или шире – языковой общности. Сюда относятся поведение человека, система его мировоззренческих взглядов, этнических оценок, эстетических вкусов» [Верещагин, 1969]. Социальная история коммуниканта – это те фоновые знания, которые накоплены каждым коммуникантов до акта общения. Каждый из участников речевого акта должен обладать определенным опытом – как лингвистическим (знание языка), так и нелингвистическим (знание об окружающем мире). Для общения необходима, во-первых, общность языка; во-вторых, участники акта общения должны иметь определенную общность социальной истории, и, в-третьих, они должны иметь определенную речевую ситуацию, т.е. конкретные условия данного акта общения. От языка зависит сама возможность коммуникативного акта, от общей социальной истории зависит содержание сообщений, от речевой ситуации – их языковая форма [Верещагин, 1969]. Общность социальной истории находит свое выражение в фоновых знаниях. Фоновые знания в широкой трактовке – это практически все знания, которыми должны обладать коммуниканты.

Г.Д.Томахин по сфере распространения подразделяет их на следующие подгруппы: 1) общечеловеческие знания; 2) региональные сведения; 3) сведения, которыми располагают только члены определенной этнической и языковой общности (нации); 4) сведения, которыми располагают только члены локально (жители данной местности) или социально замкнутой группы – в языковом плане это соответствует территориальным и социальным диалектам (например, названия местных географических объектов и связанные с ними ассоциации); 5) сведения, которыми располагают только члены данного микроколлектива: такие, как семья, учебная и производственная группа и т.п. (например, прозвища, известные лишь небольшому кругу людей, ассоциации, связанные с историей данного микроколлектива, происшествия, не выходящие за его пределы) [Томахин, 1980, 84].

Коннотативные лакуны отражают несходство фоновых знаний в разных культурах. Такие лакуны выражают шесть типов коннотации или со-значений: 1) изобразительное (представление); 2) эмоционально-чувственное; 3) культурно-цивилизационное: 4) тематическое (семантическое поле); 5) информативное (уровень знания); 6) мировоззренческое [Комлев, 1992].

Среди этих видов коннотаций для проведения представляют интерес коннотации, связанные с добавными (модальными, оценочными и эмоционально-экспрессивными элементами лексических значений слова).

Языковым проявлением коннотации являются переносные значения слов (ворона, шляпа, пасынок и др.) У одного и того же слова в разных языках могут быть разные коннотации, например «крыса» - англ. Rat предатель, др. rat «скупой человек», нем. Ratte «человек, работающий с увлечением», Рус. Крыса «ничтожный, приниженный службой человек» [Комлев, 1992].

З.К. Темиргазина, говоря о понятийных лакунах, объясняет появление лакун следующими причинами: «лакуны (пустота, пробел, пропуск)- - возникают при отсутствии в конкретном языке слов и понятий, имеющихся в другом языке. Лакуны появляются не потому, что отсутствуют явление или понятие, а потому что для данной культуры как бы неважно, несущественно выделение того или иного аспекта, той или иной стороны действительности» [Темиргазина, 2002].

З.К. Темиргазина права в том плане, что появление лакун необязательно связано с отсутствием слова или понятия в той иной культуре, так как этносы, проживающие в разных экологических и социально-исторических, культурных, географических ландшафтных условиях, воспринимают мир посвоему, под своим углом зрения, мировосприятия. Поэтому они один и тот же мир концептуализируют в разных, неадекватных понятиях. Именно поэтому только можно говорить о том, что лакуны – это отсутствие соответсвующего понятия в культуре данного народа.

Понятие – это мысль, представляющая собой результат обобщения признаков предмета и выделения предметов того или иного класса по их признакам, объединение на основе общих признаков денотатов, относящихся к одному и тому же классу. Понятие о предмете составляется на основе выделения признаков, отличающих один предмет от другого, обобщения этих признаков и выведения общего заключения о характерных свойствах предмета. На основании этого предмету дается определение. Представители различных лингвокультурных сообществ по-разному членят объективный мир, выделяя в предметах те или иные признаки, кажущиеся существенными для представителя данной культуры. На основе выделенных признаков данный этнос составляет понятие о предмете. Но эти же признаки могут показаться несущественными, не характерными для носителя другой культуры, воспринимающего данный объективный мир сквозь призму своей культуры. Действительность воспринимается по-разному в различных языках, так как она концептуализируется представителями различных лингвокультурных сообществ сквозь призму своих культур. Некоторое отличие понятийного членения мира в разных культурах – результат неадекватного его восприятия в разных лингвокультурных сообществах. Различное восприятие мира через этническую национально-языковую картину мира способствует тому, что носители разных культур могут выбрать в качестве основы общение разные стороны одного и того же явления. Объективный мир один и тот же для разных этносов, однако структурация его в результате концептуализации неодинаковая. Вместе с существованием семантических универсалий – результата универсальности категорий и известной общности в обозначении одних и тех же фрагментов реального мира.

Кроме того, отсутствие в некоторых культурах дробных фрагментов общего понятия – это свидетельство того, что общие понятия, универсальные для обоих языков, могут выражаться как данное целое или как нечто расчленяющее это общее понятие. В этом случае понятие выражается несколькими словами или словосочетаниями, связь понятия со словом может быть прямой, или опосредованной, выражено устойчивым сочетанием или при помощи относительного определения. Поэтому для выделения вербальных лакун следует рассмотреть несколько случаев соотношения понятия и слова: 1) во всех культурах и языках мира отсутствуют как понятие, так и его словесное выражение, например, в английском языке отсутствует слово «теща»; 2) в какой-либо культуре (культурах) определенное понятие находит выражение в языке не прямо, а опосредованно, через другие понятия, словесно в виде однотипно объединяемых дериватов, например, теща (рус) – mother – in-law (теща – свекровь - мать не по крови, а по браку). В данном случае ведущее понятие «теща» (мать жены) существует скрытно, имплицитно. В этих случаях «ведущее понятие существует латентно, только в рассматриваемой серии, например, фр. pommier (яблоня), prunier (слива – дерево), poirie (груша – дерево); 3) возникнув в сознании, понятие некоторое время может существовать в виде либо а) громоздкого словосочетания, либо б) развернутого описания, которое развернуто не для того, чтобы наиболее полно определить нечто известное, а за неимением подходящего наименования понятия, например, иногда говорящие в какой-либо ситуации подыскивают наиболее адекватное слово для возникшего, но еще не оформленного языковыми средствами понятия.

Анализ классификации лакун показывает, что разные ученые неадекватно описывают их, выделяя различные их типы.

А.А.Лакова, рассматривая культурологические лакуны, возникающие в процессе межкультурного общения, выделяет четыре типа лакун: 1) субъектные лакуны (лакуны, отражающие национально-культурные особенности коммуникантов, принадлежащих различным лингвокультурным общностям). Эти лакуны возникают в результате несовпадения национально-психологических типов участников коммуникации. Существование «характерологических» лакун обусловлено специфическими особенностями национального характера носителей локальных различных культур; 2) культурно-эмотивные лакуны. Возникновение их обусловлено особенностями проявления национального темперамента; 3) «карнавальные» лакуны указывают на национально-специфические модусы существования смешного в различных культурах» [Лакова, 211-212].

Б.Т. Тасбулатовой выделяются следующие типы лакун: 1) субъектные; 2) культурно-фоновые; 3) ассоциативные или символические лакуны; 4) этноконнотативные лакуны; 5) невербальные лакуны; 6) поведенческие лакуны [Кульбаева, 2010, 17].

В нашей работе лакуны рассматриваются как смысловые и функциональные скважины, возникающие при неадекватности речевых, кинесических и эмотивных состояний поведения носителей разных языков, принадлежащих различным лингвокультурным общностям в процессе межкультурной коммуникации, когда неадекватность языковых картин мира в их сознании приводит к неодинаковому структурированию мира в языках и его различной концептуализации.

Нами выделяются на основе учета совокупности речевых и невербальных состояний поведения носителей разных языков, принадлежащих к разным лингвокультурным общностям следующие лакуны: 1) интеркультурные лакуны – это фрагменты высказывания, «странные», непонятные для коммуниканта, рассматривающего иную культуру на первоначальной стадии культурного шока через призму своей и с позиций этноцентризма. К таким лакунам можно отнести несовпадение обычаев, обрядов, ритуалов, которые в каждой культуре интерпретируются и соблюдаются по-разному, например, традиции празднования Нового года в Казахстане, России, Греции разные; 2) этнографические лакуны – лакуны, возникающие в случае, когда коммуниканты не знакомы со словами-реалиями, дающими представление о национальном колорите этноса, называющие понятия быта, топонимы, предметы одежды и др.: 3) поведенческие лакуны. Принципы поведения у разных народов неадекватны, поэтому позиции разных коллективов по принципам поведения не всегда совпадают, что является признаком разного восприятия мира, существования разных картин мира, различных стереотипов речевого поведения, закрепленных в конвенциональном виде в сознании этносов; неадекватность речевого поведения представителей разных лингвокультурных сообществ – результат локальности и своеобразия культур, а поведение – составная компонента культуры; 4) субъектно-эмотивные лакуны, появление которых обусловлено особенностями проявления национального темперамента носителями разных культур; 5) субъектно-менталитетные лакуны, возникающие вследствие несовпадения мировоззрений, мироощущений, ценностных ориентаций этносов, особенностей их национального характера; 6) понятийные лакуны, возникающие вследствие отсутствия понятий в другом языке или различной передачи его языковыми средствами в другом языке (на основе реализации понятий типа объединяемое-объединяющее; 7) идиоматические лакуны – лакуны, появляющиеся вследствие несовпадения образного представления объективного мира у разных народов и его вторичной номинации, концептуализации; 8) стилистические лакуны – лакуны, возникающие вследствие несовпадения принадлежности слов к разным функциональным стилям в языках, относящихся к неблизкородственным; 9) языковые лакуны – смысловые скважины; лакуны, возникающие вследствие несовпадения невербальных состояний партнеров в процессе межкультурного коммуникативного акта, неодинаковой интерпретации кинем, неадекватности моторики невербального поведения у представителей разных лакун.

Наличие невербальных субкультур-совокупностей только кинесических и эмотивных состояний индивидуумов как представителей некоторых психических типов позволяет выделить кинесические лакуны. Кинесические лакуны – это лакуны, возникающие вследствие неадекватности паралингвисти-ческих состояний, паралингвистического поведения представителей различных культур. Кинесические лакуны – результат национально-специфического невербального поведения коммуникантов межкультурной коммуникации, представителей разных этносов. Такие коммуниканты в условиях межкультурного общения, входя в контакт с членами другой лингвокультурной общности и даже говоря на языке последней действуют по «своим» моделям поведения, употребляют «свои» кинесические, проксемические системы. И в этом случае можно говорить об интеркультурных невербальных лакунах – паралингвистических элементах, неоднозначно интерпретируемых в разных культурах.

11) Коннотативные лакуны, возникающие вследствие несовпадения в разных языках субъективных оценок субъективного отношения субъектов по отношению к предмету мысли в различных культурах, что связано с реализацией их ценностных представлений и негативных или позитивных ценностных ориентаций; 12) Ассоциативные лакуны.

 

8.1.3. Классификация реалий в переводоведении и способы их перевода

В переводоведении реалии следует классифицировать на основании критерия переводимости-непереводимости. При этом возникает вопрос: имеются ли эквиваленты этих слов в языке переводе, имеется ли понятийная соотнесенность слов, обозначаемых реалиями или возникают денотативные «ямы» - лакуны.

На наш взгляд, реалии можно рассматривать как лексические лакуны, так как реалии как безэквивалентные слова не имеют эквивалентов в другом языке. При обнаружении таких лакун следует говорить не только об отсутствии эквивалента в виде слов другого языка, но и об отсутствии эквивалента в форме устойчивого словосочетания этому слову. Появление таких лакун обусловлено тем, что каждый язык национально-специфичен, поэтому, по словам А.Вежбицкой, «в языке отражаются не только особенности природных условий и культуры, но и своеобразие национального характера его носителей. Никого не удивляет, что в эскимосском языке есть много названия для снега, в арабском – для верблюда, а в китайском для риса. Язык отражает условия существования его народа и содержит имена и реалии, специфические для данного народа» [Вежбицкая, 1996, 21].

Тем не менее, следует в этом случае пользоваться общепринятым термином «реалия».

В переводоведении реалии отражают в своей структуре особенности природно-географической среды, в которой живет народ – носитель языка, культуру, особенности политической структуры общества, быт, нравы, обычаи, традиции, народные поверья, фольклор, культурно-исторические и культурно-бытовые ассоциации, связанные с различными реалиями. Денотативные реалии обозначают предметы и явления, характерные для данной культуры, но не имеющие соответствий в сопоставляемой культуре (обозначающие их слова относят к безэквивалентной лексике). Безэквивалентные слова не имеют смысловых соответствий в системе содержаний, свойственных другому языку. Их существование объясняется расхождением культур, ср.: щи, рассольник, окрошка, борщ, квас, оладьи, сарафан, валенки, варежки, сажень, аршин, верста, золотник, фунт, пуд, коробейник, боярин, городничий, вече, челобитная, сословие, прислуга, холоп, кабала, добрый молодец, красная девица, сивка-бурка, жар-птица, кисельные берега, бить челом, бить в набат, коломенская верста и др.

К числу реалий относятся также имена собственные и ономастическая лексика.

Следующий пласт переводимой лексики – лакуны, возникающие при «смысловых скважинах», «понятийных скважинах», неадекватности ассоциативных представлений, носителей языков, коннотативных созначений слов в разных языках. Так, к коннотативным лакунам относятся случаи, когда само понятие, заключенное в структуре слова совпадает в разных языках, однако дополнительные коннотативные значения слова не совпадают и вызывают в сознании носителя определенные культурно-исторические ассоциации, например, петух, лиса, орел, паук, свинья, волчица, бөрі, қой, бөлтірік, ат и др. такие слова вызывают разные ассоциации, например, если в русском и в казахском языках слово «петух» имеет коннотативное значение «задира», то во Франции «петух» является символом, официальной эмблемой Франции – символом мужественности и бойцовских качеств. Коннотативное значение в пословицах «C’est le cog du village» («Это деревенский петух» – первый парень на селе»), «C’est un bean cog» («Это красивый петух» - о донжуане), «Il se bat comme un petit cog» («Он дерется как петушок» - о задире) позитивное, тогда как в других культурах субъективное отношение колеблется в пределах негативно-позитивного.

Классификация реалий в проведений должна производиться в первую очередь, на основе разграничения реалий и лакун. Реалии – это безэкивалентные слова, которые отсутствуют в данном языке, но имеются в другом, так как обозначают специфические понятия культуры народа.

К ним нельзя подобрать эквиваленты в другом языке, так как в языке перевода отсутствует понятие, имеющееся во фрагменте оригинала. Лакуна – это слово, имеющее одинаковое предметно-объективное значение со словом оригинала, но включающее в свой состав коннотативные значения, выражающие субъективное отношение, субъективно-оценочный смысл. Это экспрессивный, эмоциональный компоненты значения. Кроме того, появление лакун связано с несовпадением понятийных, смысловых оттенков значения слова в разных языках. Денотативные ямы возникают вследствие неадекватности и ассоциативных представлений разных народов, связанных с одним и тем же предметом, явлением.

Основные приемы передачи реалий на язык перевода авторами рассматриваются по-разному. Так, В.С.Виноградов выделяет следующие способы перевода слов-реалий: 1) транскрипция (транслитерация); 2) гипо-гиперономический перевод; 3) уподобление; 4) перифрастический перевод; 5) калькирование [Виноградов, 2006, 119-120].

С.И.Влахов и С.П.Флорин предусматривают несколько приемов передачи реалий в переводе: 1) транскрипция (транслитерация); 2) собственно перевод. Он включает в себя: а) неологизмы (калька, полукалька, освоение, семантический неологизм); б) замена реалий; в) приблизительный перевод (родо-видовая замена, функциональный аналог, описание, объяснение, толкования); г) контекстуальный перевод.

Окказиональные приемы, предлагаемые С.И.Влаховым и С.П.Флориным, представляются слишком расплывчатыми, трудно используемыми в процессе перевода. Авторы при подборе приемов не производили тщательный отбор реалий, так как, во-первых, в одну группу включаются ими и окказиональные заимствования (подвергающиеся транскрипции и транслитерации в переводе) и освоенные, ассимилированные в языке-рецепторе слова, которые уже стали элементами лексической системы принимающего языка; во-вторых, следует дифференцированно изучать слова-реалии в оригинале и в переводе. Появление новых слов-реалий в переводе не всегда представляется удачным и неполностью компенсирует национальную реалию; в-третьих, термин «приблизительный перевод» можно признать неудачным.

В процессе передачи слов-реалий следует использовать основные приемы, апробированные многими переводчиками: 1) транскрипция (транслитерация); 2) уподобление; 3) компенсация лакуны; 4) описательный перевод; 5) калькирование; 6) родо-видовая замена; 7) функиональный аналог; 8) переводческий комментарий. Рассмотрим некоторые из них.

Уподобление – это переводческий прием, близкий к гипо-гиперонимической замене. Разница между ними состоит в том, что уподобляемые слова скорее называют понятия, соподчиняемые по отношению к родовому понятию, а не подчиненное и подчиняющие понятия, например, бомбаш – шаровары, боличе – кегли.

Транскрипция реалий предполагает механическое перенесение реалии из ИЯ в ПЯ графическими средствами последнего с максимальным приближением к оригинальной фонетической форме: рус. пельмени – болг. пелмеши.

Компенсация лакуны – прием перевода реалий, когда в переводимом слове увеличивается число сем, оно больше, чем в семантической структуре слова-оригинала, например, scones – оладьи, milk – русское «молоко». Понятия совпадают, но в зависимости от особенностей его хранения в США различают: homogenized milk (гомогенизированное молоко); chocolate milk (шоколадное молоко); vanilla milk (молоко с ванилином); butter milk (пахта); joghurt (йогурт, продукт типа варенца). В русской действительности принято говорить о молоке, сливках, сметане, простокваше. Поэтому при компенсации реалий национальная специфика не передается.

Описательный перевод – это прием, когда реалия передается описательно, переводчик описывает это явление, поясняет его, например, Канзасский cyclone – это не просто циклон, а смерч, вихрь, поднимающий вверх огромный столб пыли и сметающий все на своем пути (отсюда Cyclone state – одно из прозвищ Канзаса).

Переводческий комментарий – это прием комментирования, необходимый, когда получателю неизвестна реалия оригинала. Переводчик в скобке или в подстрочном примечании поясняет реалию, например, canyon wind – каньонный ветер. Переводчик комментирует это слово при помощи затекстного комментария, говорит, что это ночной ветер, возникающий в каньоне при остывании его стен. «Сиверко» - русская реалия, обозначающая холодный ветер, а Chinook – влажный ветер северо-западной части Тихоокеанского побережья США.

Калькирование – прием, когда переводится внутренняя структура реалий, структура его сохраняется в новом слове – неологизме, созданном на базе материальных элементов языка перевода, например, subdivision – подразделение, raffine – утонченный, bear – медведь, bull – бык и др.

Функциональный аналог – это прием подбора аналогичного слова в языке перевода, например, Ordnung – порядок.

Таким образом, анализ способов и приемов передачи реалий оригинала на языке перевода показывает, что наибольшие трудности вызывает перевод коннотативных реалий. Теснейшая связь их с духовной культурой народа и его языком часто заставляет прибегать переводчика к компенсации, описательному переводу, переводческим комментариям.

Выводы

 

1. Анализ определений реалий показывает, что до сих пор эти слова, выражающие национальный колорит и своеобразие жизни, быта, культуры какого-либо народа, определяются неадекватно, что вызвано неточным, приблизительным описанием их видов. Реалии не совсем четко отграничивают от экзотизмов, варваризмов, дают различное определение коннотативным реалиям, называя их то ассоциативными, то субъективно-оценочными реалиями. Классификация их в языке производится зависимости от наличия в семантической структуре слова дополнительных семантических долей (СД), имеющих национально-культурный компонент значения и выражающих фоновые знания, что позволяет выделить две их разновидности: денотативные и коннотативные реалии.

2. Классификация реалий по тематическому принципу не совсем удобна в переводоведении, так как в переводе основное внимание переводчика уделено тому, чтобы передать национальную специфику слова-оригинала, определить, переводимы они или нет. Поэтому в переводоведении в зависимости от критерия переводимости-непереводимости и наличия/отсутствия этих понятий в языке перевода выделяются безэквивалентные слова-реалии (смысловые скважины), лакуны (семантический пробел имеется только в коннотативных значениях семантической структуры слова, не совпадающих в разных языках).

3. Основными приемами, используемыми в процессе перевода реалий, являются: уподобление, транскрипция (транслитерация), компенсация лакуны, описательный перевод, переводческий комментарий, калькирование, функциональный аналог.

 

8.2. Иллюстративный подмодуль. Иллюстративные кадры. «Графика». «Примеры».

8.2.1. Графика.

 

Рис. 14. Типология реалий в переводоведении

 

Рис. 15 – Типология лакун в переводоведении

 

 

 

Рис. 15 – Способы перевода реалий в переводоведении

 





Дата добавления: 2014-12-08; Просмотров: 1937; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.166.146.212
Генерация страницы за: 0.21 сек.