Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

НАУЧНО-ПОПУЛЯРНЫЕ ТЕКСТЫ




АКАДЕМИЧЕСКИЕ НАУЧНЫЕ И ТЕХНИЧЕСКИЕ ТЕКСТЫ.

Особенности перевода научно-технических текстов.

 

Если расположить тексты в зависимости от наличия в них когнитивно или эмоционально ориентированной информации и уровня ее объектив­ности, то получится следующее:

 

ТЕКСТЫ

Научно-технические

 

Официально-деловые

Публицистические

Разговорно-бытовые

Художественные

 

Наиболее насыщенным когнитивной информацией являются тексты научно-технические. Далее в диаграме тексты представлены в такой последовательности: официально-деловые; публицистические, в которых наряду с когнитивной информацией представлена уже и эмоционально ориентированная информация; разговорно-бытовые и, наконец, художественные.

Итак, от преобладания когнитивной информации мы прошли путь к преобладанию информации эмоциональной. Поэтому в отношении художественных текстов логичнее говорить об эмоционально-эстети­ческой информации.

Когнитив­ная информация - всегда осмысленная, практически оцениваемая с точки зрения ее полезности, разумности, согласованности с окружа­ющей нас действительностью. Напротив, эмоциональная (или эмоционально-эстетическая) ин­формация отнюдь не ставит разумность и осмысленность во главу угла.

Данная классификация, основанная на функционально-стилистической шкале типов текстов, носит в большой степени теоретический характер. На практике, как известно, границы между стилями и, соответственно, типами текстов, гораздо менее четкие, более размытые. И в научном тексте может быть известная доля эмоционального участия автора, и тем более в ху­дожественном могут быть черты других функциональных стилей, поскольку писатели часто подражают им в своих произведениях. В данной классификации мы видим переход от максимальной объективности изложе­ния к максимальной его субъективности.

Одним из важнейших требований, предъявляемых к автору научного текста, является его личная максимальная отстраненность и непредвзятость при изложе­нии научных фактов, выводов и т.п. Если обратиться к художественному тексту, на­ходящемся на противоположном конце нашей воображаемой диаграммы отрез­ка, автор как раз проявляется в полной мере. Он может излагать события словно бы не от себя лично, но, конечно, за каждым словом явно виден он сам.

В отношении классификации текстов важно понимать еще и то, что внутри каждого из функционально-стилистических типов есть своя, порой довольно многочисленная иерархия текстов. Так, если мы обратимся к научным текстам, то увидим, что к ним можно отнести и строго академическую статью, и статью в энциклопедии, и научно-популярных очерк, и учебник для средней школы, и вузовский учеб­ник, и т.п. Понятно, что все это — разные типы подачи материала. То же разнообразие мы видим и среди официально-деловых текс­тов, и среди публицистических, и разговорно-бытовых, и художествен­ных. Все они характеризуются различными способами оформления плана выражения и организации плана содержания, что необходимо учитывать при переводе, добиваясь его репрезентативности.



Рассмотрим некоторые типы текстов в связи с определяющими их конститутивными элементами функциональных стилей [См.: Алексе­ева, 2000. С. 108 sq.; Солганик. С. 172 sq.].

 

 

 

В отличие от художественного текста, который при бесконечном мно­гообразии способов изложения имеет всего одну тему — жизнь и внут­ренний мир человека, текст научно-технический при бесконечном многообразии тем имеет один, объективный, максимально отстранен­ный способ изложения материала, на который никак не влияет раскры­ваемая тема. Другими словами, тема научного текста никак не влияет на способ его оформления. Все научно-технические тексты в плане вы­ражения унифицируются. Стиль изложения всегда один и тот же.

Например, всем хорошо знакома стилистическая унификация научных текстов по тем требованиям, которые предъявляются к их курсовым и дипломным работам во введении к любой курсовой или дипломной работе обязательно должны быть изложены ее тема, цель, материал, метод и структура. Научные работы пишутся с использова­нием нейтральной лексики, книжных оборотов и т.д. Рассмотрим стилистические особенности академических науч­ных и технических текстов подробнее

Всякий тип текста характеризуется тем, кто выступает в качестве его автора и адресата.

Автор научно-технического текста — это специалист, ученый, ра­ботающий в данной области знаний, исследователь и т.д. При этом автор всегда указан. Анонимных научно-технических текстов не бывает. В качестве ав­тора может выступать не один ученый, а, скажем, целая группа уче­ных или целая научно-исследовательская организация, лаборатория и т.п. При этом индивидуальность автора нивелируется до минимума. Автор выступает носителем корпоративных знаний. Не случайно тре­бование к почти всем научным работам — раскрывать ту или иную проблему с учетом исторической перспективы. «История вопроса» — очень важный компонент научного текста. Она помогает сохранить преемственность накопленных и вновь обретаемых знаний. Автор на­учного текста всегда опирается на опыт предшествующих поколений ученых и исследователей, чтобы не повторять их ошибок и макси­мально учитывать их положительный опыт и достижения.

В техническом тексте история вопроса раскрывается отнюдь не всегда, а лишь по необходимости, принцип преемственности, ко­нечно же, подразумевается, хотя и остается за пре­делами данного конкретного текста, отражающего не ход мысли экс­периментаторов, а уже результаты их деятельности.

Автор научно-технического текста может позволить себе отойти от общепринятого стандарта изложения, делая незначительное отступление от академичности, степени сложности или, наоборот, простоты подачи материала и употребление своих из­любленных оборотов речи, слов и выражений, которые, однако, не выходят за рамки нейтрального, книжного языка.

Уже в научном тексте мы наблюдаем некоторые особенности сти­ля изложения, имеющие национально обусловленный, культурно-конвенциональный характер. Так, отход от академичности изложения неодинаков в разных культурно-языковых сообществах. В русском или, скажем, немецком языке автор научно-технического текста име­ет меньше свободы, в то время как в англоязычной традиции отход от академичности присутствует в большей степени.

Главным содержательным компонентом научно-технических текстов является когнитивная информация. Она составляет сущность плана содержания. Сколько бы ни было тем науч­но-технических исследований, все они всегда будут относиться к ког­нитивной информации.

План содержания при этом явно превалирует над планом выражения, что проявляется в «усредненности» стилисти­ческого компонента высказывания в научно-техническом тексте по сравнению с яркой индивидуальностью стилистики публицистическо­го или тем более художественного текста.

План выражения научно-технических текстов включает в себя как вербальные, так и невербальные знаковые системы. Например, очень частотны схемы, графики, рисунки и иллюстра­ции, математические символы, которые могут встречаться по отдель­ности и объединяться в формулы. Понятно, что для переводчика они не представляют сколько-нибудь значительной сложности, так как имеют интернациональный характер и потому просто переносятся из текста оригинала в текст перевода без изменений. Другое дело — языковые (вербальные) средства. Пожалуй, единственное, что объединяет их с невербальными средствами изложения, — это то, что и те и другие должны способствовать максимально объективной подаче обсуждае­мого материала.

Если говорить о вербальных средствах, то объективность изложения достигается с помощью целого ряда лингвистических средств. Так, под­лежащим чаще всего выступает имя существительное, нередко термин из данной области знаний. Им также может быть одно из так называемых средств вторичной номинации, т.е. языковых средств (чаще всего место­имений), которые указывают на уже названное существительное.

Что касается автора, то в русском и немецком языках он редко упо­минает себя в качестве субъекта действия, выраженного подлежащим. Он может себе позволить лишь употребление так называемого риту­ального «мы», да и то нечасто. Напротив, в англоязычной традиции го­раздо чаще подлежащим предложения оказывается местоимение пер­вого лица единственного числа I. Переводчик должен это учитывать.

В научно-технических текстах вообще предпочитается «безлич­ность» описания экспериментов, рассуждений, изложения процесса достижения результатов и прихода к тем или иным выводам. Для это­го в русском языке используются глагольные конструкции пассивные или с пассивным, неопределенно-личным или безличным значением (вместо я предпринял попытку показать... — была предпринята попытка показать...; вместо в своей работе я затрагиваю ряд важных вопросов — в настоящей работе затрагивается ряд важных вопросов; вместо мы приходим к следующему выводу — можно сделать следующий вывод).

Опять-таки степень «безличности» изложения может быть разной в разных языках. Например, если переводить с английского языка на русский фразу In my work, I consider several fundamental questions..., пред­почтительней вариант (1) В настоящей работе затрагивается ряд важ­ных вопросов, а не конструкция (2) В своей работе я затрагиваю ряд важных вопросов. Иначе, казалось бы, при абсолютно правильном ва­рианте перевода английской конструкции русской (2) переводчик ри­скует создать у реципиента неправильное впечатление об авторе и его этическом облике как ученого.

Что касается глагольных времен, то преобладает настоящее время или такие его аспекты в романо-германских языках, которые имеют значение настоящего неопределенного, абсолютного, типа Present Inde­finite в английском языке. Цель — показать события, явления с макси­мальной степенью обобщения и объективности как вневременные и универсальные.

Отличительной чертой стиля научного изложения является частотность грамматического имени (сущест­вительных, местоимений, прилагательных). Характерно, что наибо­лее распространены существительные с абстрактным значением; нередко субстантивируются прилагательные. Это опять-таки вполне объяснимо, поскольку ученый показывает некие постоянные качест­ва и свойства описываемых явлений, при этом в высокой степени аб­страгируясь от конкретных случаев, предметов, веществ, материалов. Необычайно частотны сочетания существительное + десемантизированный глагол. Так, в русском языке вместо это значит следующее мы чаще встретим фразу это имеет следующее значение.

Весь словарный запас, употребляющийся при создании научно-технических текстов, можно разделить на специальную и общую язы­ковую лексику. Наиболее характерной частью специальной лексики являются термины. Термины специально предназначены для передачи именно когнитивной информации. Они включаются в системные отношения с другими терминами и стремят­ся к однозначности (моносемичности) в данной области знания или деятельности. Термины, кроме наиболее распространенных и обще­принятых, во избежание разного их толкования, как правило, снаб­жаются определениями при первом упоминании в каждой конкрет­ной научной работе. Термины характеризуются стилистической нейтральностью и не зависят от контекста.

Понятно, при переводе нужно сохранять все эти характеристики термина, что достигается благодаря переводу термина термином. Не допускаются никакая подмена, никакой приблизительный, синони­мический перевод термина каким-либо, по мнению переводчика, близким по смыслу словом или выражением. Иначе говоря, в транслатеме, первой частью которой является термин (употребленный в оригинале, на ИЯ), второй, переводной, частью может быть только термин на ПЯ, соответствующий термину оригинала.

Термины в зависимости от контекста употребления можно разде­лить на следующие категории:

- функционирующие в одной терминосистеме (browser, software,roast beef);

- встречающиеся в одной терминосистеме, но имеющие разные значения, зависящие от контекста (например, nozzle может пе­реводиться как форсунка или как сопло);

- термины-синонимы, близкие по значению, встречающиеся в одной терминосистеме; их часто приходится переводить одним
термином. Например, basin — бассейн и catchment бассейн, водораздел; run-off— сток и water sewage[sju:idg ] — сток, сточные воды.

- термины-омонимы, относящиеся к разным терминосистемам, например mouse мышь (в биологии) и мышь, мышка (в элек­тронике; деталь компьютера).

Хотя бы отчасти решить проблему перевода терминов помогают двуязычные специализированные толковые словари, совмещающие в себе характеристики, присущие как двуязычным, так и толковым сло­варям.

Ввиду того, что подобного рода толковые двуязычные словари со­зданы еще далеко не для всех областей науки и техники, алгоритм ра­боты переводчика со словарями должен быть следующим. При обна­ружении неизвестного термина в тексте ИЯ он сначала должен найти его определение в толковом словаре языка оригинала, после чего он смотрит, какие эквиваленты дает на этот термин двуязычный словарь, и проверяет их по толковому словарю ПЯ. Несмотря на трудоемкость процедуры, вариант перевода, полученный подобным образом, будет наиболее достоверным.

Еще одной проблемой перевода тер­минов является перевод терминов-неологизмов. Для того чтобы обес­печить репрезентативность переводящего текста, рекомендуется пе­реводить термины-неологизмы, создавая новые термины в ПЯ по той же словообразовательной модели, что и в оригинале. При этом не сле­дует пренебрегать возможностью (если таковая есть) проконсультиро­ваться со специалистами.

Основным источником пополнения терминосистем являются многокомпонентные термины, которые очень частотны, например, в немецком и английском языках. Это объясняется объективными при­чинами, ведь в любом языке запас лексических ресурсов хотя и обши­рен, но все же ограничен, а все новые и новые достижения НТР тре­буют и новых точных наименований.

Переводя подобного рода терминологические образования, следу­ет понимать, в каком порядке нужно раскрывать их значение. В так называемых неустойчивых лексических образова­ниях в английском языке в качестве смыслового ядра выступает последнее (крайнее справа) слово составного термина. Все слова, которые находятся слева от этого ядра, выполняют функ­цию определения. Поэтому перевод на русский язык таких терминов нужно начинать с конца. Нередко по­добного рода терминологические образования бывают довольно пространными: frequency division multiplex terminal equipment оконеч­ная аппаратура частотного уплотнения; frequency modulated voice-fre­quency telegraph equipment — аппаратура тональной телеграфии с час­тотной модуляцией.

Второй лексический пласт научных текстов — общеязыковая лексика. Относится она к семантическим полям, описывающим ана­лиз, процесс (проведения эксперимента, развития чего-либо и т.п.), вывод, и характеризуется отсутствием эмоциональной окраски и коннотативности. Это нейтральная современная, как правило письмен­ная, литературная норма. Слова и словосочетания данного лексичес­кого пласта научных текстов образуют развитую систему взаимозаменяемых синонимов. Так, важность чего-либо можно выра­зить следующими словами и сочетаниями: имеет важное значение, су­щественно, играет важную роль, важно и т.п. При этом возможна рав­ноправная замена всех этих слов и словосочетаний другими, синонимичными, словами и словосочетаниями. Переводчик, однако, должен следить за тем, чтобы не допускать контаминации типа играть значение, иметь роль.

Все такие словосочетания представляют собой клише, стереотип­ные слова и фразы, стертые метафоры. Репрезентативность перевода этих лексических единиц достигается путем перевода не одной за дру­гой частей переводимого выражения, как мы видели в случае термино­логических образований, а соответствующими цельными клише из ПЯ. Переводчик должен знать наиболее распространенные клише и готовые фразы, а также по­стоянно пополнять эту часть своего словаря из общеязыкового фонда. В научно-технических текстах очень высока плотность когнитив­ной информации. В частности, она достигается за счет использования сокращений (См. GUIDE IV) Они могут быть общеизвестными для данной области знаний (а, возможно, и шире): ДНК (дезоксирибонуклеиновая кисло­та), ЭКГ (электрокардиограмма) в медицине; ATM (automated teller machine, банкомат), VAT (value added tax, НДС, налог на добавленную стоимость) в банковском деле; ОТО (общая теория относительности) и СТО (специальная теория относительности) в физике; ПЯ и ИЯ (пе­реводящий и исходный языки) в переводоведении и т.д. Но если приведенные выше общеизвестные сокращения относятся все же к специальной лексике той или иной области знаний, то суще­ствует немало лексических единиц и общеязыкового словаря, тоже ча­стотных в обсуждаемом типе текстов, например и т.д. (и так далее), etc. (et cetera), usw. (und so weiter), напр. (например), z.B. (zum Beispiel) и др.

Встречаются также сокращения, образуемые специально для дан­ного текста. Они обычно расшифровываются при первом упомина­нии либо в отдельном списке (особенно если это сокращения, прини­маемые для всей книги).

Понятно, что все упомянутые типы сокращений следует перево­дить соответствующими сокращениями, принятыми в ПЯ. Если гово­рить о различного рода контекстуальных сокращениях или авторских индивидуальных сокращениях, то их рекомендуется переводить, со­храняя способ сокращения оригинала. Так, если это усеченное слово, то и переводить его нужно, усекая соответствующее слово в ПЯ. Если перед нами акроним (сокращение по первым буквам), то и в ПЯ луч­ше всего сохранить акронимический принцип сокращения. Контекстуальные сокращения особенно частотны в энциклопеди­ческих статьях. В них принято сокращать до первых букв понятия, имена и т.д., особенно заглавные слова. Кроме того, существуют и другие сокращения, характерные для энциклопедий и словарей, на­пример к-й (который), е-е (eine, неопределенный артикль женского рода именительного падежа в немецком языке). К такого рода сокра­щениям приближаются сокращения грамматических и стилистичес­ких помет в словарях (л — noun, vt — transitive verb, шутл. — шутливо).

Для языка научно-технической прозы (например, в философии, юриспруденции) характерно довольно активное использование ла­тинских и — реже — греческих, а также немецких, английских, фран­цузских слов и выражений, терминологических образований. Как правило, переводчик просто переносит эти вкрапления в текст на ПЯ без изменения. Если необходимо, он сопровождает то или иное выра­жение, которое может оказаться непонятным для реципиентов текс­та, соответствующим примечанием с переводом или более разверну­тым пояснением. От некоторых латинских слов и выражений в современных языках остались сокращения, причем широко извест­ные. В английском языке это сокращения типа e.g. (exempli gratia, на­пример), i.e. (id est, то есть).

Субъективность в научно-техническом, и особенно в техническом, тексте сводится к минимуму. И тем не менее в научно-исследователь­ском по своему характеру тексте встречаются различные формулы мо­дальности, как грамматической, так и лексической, выражающие субъективность высказываемого мнения. Примерами лексически вы­раженной модальности могут служить слова и выражения по всей ве­роятности, вероятно, как представляется, как кажется, in my opinion, as it may seem, obviously, to be sure и др. Нередки апелляции к предшест­вующему научному опыту: as is well known, как известно и т.п.

В целом, с точки зрения плана содержания, для стиля изложения научно-технического материала характерными являются ясность, точность и последовательность. Изложение материала строится на строгой логичности, а не на ассоциативно-образных связях. Этим объясняется большая роль, которую играют в таком тексте языковые средства семантической и формальной когезии. К средствам семантической когезии относят, например, термины. Обеспечить репрезентативность семантической когезии до­вольно просто, поскольку в таком случае главное обеспечить репрезен­тативный перевод терминов и других лексических единиц, скрепляю­щих текст воедино. Лексических средств когезии в научно-техническом тексте обычно бывает очень много, и переводчик вправе незначительно изменять их количество. Например, ради благозвучности текста какой-либо термин, повторяющийся слишком часто, он может заменить на со­ответствующее ему местоимение. Главное, чтобы это было сделано не в ущерб ясности и точности изложения. Сложнее дело обстоит в случае перевода средств формальной когезии. К ним относятся местоимения, союзы, вводные обороты (следовательно, далее, итак, поскольку... постольку и др.). Средства формальной когезии играют в научно-техническом тексте очень важ­ную роль, и их следует максимально полно и точно передавать средст­вами ПЯ. В противном случае переводчик лишает оригинал, пред­ставленный в ПЯ переводом, по крайней мере частично, его логичности в способе подачи научно-технической информации. В то же время при переводе таких лексических единиц допустима вариативность. Например, английский союз for можно переводить на русский язык и как поскольку, и как потому что, и даже как ибо, хотя последний вариант перевода несколько завышает планку стилистики изложения.

Синтаксис научно-технического текста может быть довольно сложным. Однако переводчик, помня о том, что в такого типа текс­тах план содержания превалирует над планом выражения, может прибегать к различного рода синтаксическим перестройкам и даже разбивать одно предложение на два или, наоборот, объединять два в одно, если это обеспечивает большую ясность и недвусмысленность изложения.

Что касается графики, то в научного типа текстах нередки полу­жирный шрифт, курсив; какие-то важные слова и термины даются в разрядку и т.д. По возможности переводчик должен сохранять эти полиграфические средства выделения того или иного аспекта изложе­ния. Хотя опять-таки ему нужно учитывать некоторые национальные традиции оформления текстов. Так, часто названия (книг, статей и т.д.) в английском языке выделяются курсивом, в русском же мы предпочитаем двойные кавычки. Несколько слов следует сказать о переводе собственных имен и названий. Лучшим, хотя, к сожалению, еще не общепринятым, являет­ся перевод (транслитерация или транскрипция) имен собственных, который тут же (в скобках) снабжается первоначальным написанием этих имен (при первом упоминании). Например: ...известный американский переводовед Ю. Найда (Е. Nida)... и т.д. Иначе по русскому переводу имен почти невозможно или довольно непросто определить их написание на латинице, что может, в свою очередь, воспрепятствовать узнаванию соответствую­щих имен читателями, которые знают их в таком написании. Кроме того, может оказаться сложным найти труды данных авторов для са­мостоятельного изучения. Другими словами, переводчик не должен мешать читателю в отождествлении того или иного имени собствен­ного, тем более в научно-технической работе, где весь ссылочный ма­териал приобретает особую важность и принципиальность. В целом, научно-технические тексты отличает предельная прозрач­ность структуры. Так, во введении или вступительной части более или менее развернутого текста часто указывается, о чем говорится в каж­дом разделе. Кроме того, научно-технический текст содержит немало того, что условно можно назвать перекрестными внутритекстовыми ссылками. Выражения этого типа следует переводить соответствующими устойчивыми выражениями ПЯ, а не буквально, поскольку они носят исключительно конвенцио­нальный, формульный характер.

Все сказанное выше о научно-техническом тексте отражает иде­альное положение вещей. Нередко, однако, переводчик сталкивается с текстами, в которых те или иные их образующие аспекты проявля­ются в дефектной форме. Например, оригинал может быть выстроен не совсем логично. Как должен поступать в таком случае перевод­чик — просто переводить как есть или редактировать? Ответить на этот вопрос довольно сложно. Все зависит от ситуации, в которой ра­ботает переводчик, и от того, какое задание он получил от заказчика перевода. Если его просят отредактировать, он редактирует, если нет, то просто переводит.

При переводе научно-технических текстов очень важен этап подго­товительной (к собственно переводу) работы. Хотя этот этап важен и при переводе, например, художественного текста, суть подготовки будет принципиально разной. Во время подготовки к переводу научной статьи или брошюры, книги или другого вида научно-технического текста пе­реводчик должен вникнуть в тему, проблематику и способы выражения этой темы (термины, характерные обороты). Иначе он рискует просто не понять, о чем идет речь, а если понять, то не суметь выразить это средствами ПЯ. Кроме того, он должен узнать как можно больше об ав­торе текста, историческом периоде, в который он жил (если это не ны­не живущий ученый), статусе данного труда среди других его работ и ра­бот его коллег, эволюции употребления тех или иных ключевых терминов, сути научных дискуссий по данной проблематике и т.д.

Возможно, переводчику придется несколько (или значительно) архаизировать язык изложения, если окажется, что работа принадле­жит ученому далекого прошлого. Переводя научно-технические тексты, переводчик может работать и в одну сторону (т.е. переводить только с одного языка на другой), и в обе (например с английского языка на русский и наоборот). Выбор направления перевода зависит от условий осуществления коммуника­ции. Скажем, во время научных конференций каждый переводчик может переводить в одну сторону на более или менее значительных отрезках речи (выступлениях, докладах), но беседы, переговоры, на­учно-технические диспуты, обсуждения и т.п. чаще всего требуют ра­боты переводчика в обе стороны.

 

 

При переводе научно-популярных текстов — учебников, статей, бро­шюр и т.д. — следует учитывать то, что в них в большей или меньшей степени снижается академичность изложения, заметно ощущается стремление увлечь читателя, упрощается стиль изложения. Поэтому, несмотря на то, что стиль изложения упрощается, суще­ственно усложняется коммуникативная задача. Теперь переводчик должен совмещать при переводе и научность, и популярность. Для этого необходимо видеть долю того и другого в общем целом. В вузов­ском учебнике популярность проявится в том смысле, что определе­ниями будут снабжаться не только вновь вводимые автором термины, но и уже принятые и утвердившиеся в данном научном направлении. В школьном учебнике отход от академической строгости научно-тех­нического текста становится еще более заметным. Здесь упрощаются примеры — становятся более доступными и по тематике, и по стилю изложения; значительно уменьшается количество терминов, сокра­щений; снижается плотность информации; упрощается синтаксис. Нейтральность стиля в целом хотя и сохраняется, но сдвигается в сторону разговорно-бытового стиля.

Авторство в научно-популярном тексте такого типа становится уже не номи­нальным, а вполне конкретно и недвусмысленно проявленным. Автор остается все тем же ученым, исследо­вателем в данной области знания, но теперь он много говорит от себя лично, приводит примеры из собственной жизни и практики, а не просто выступает представителем научной общественности; говорит или пишет от первого лица, что, как мы помним, было недопустимо в строго академическом научном тексте. Автор пытается ув­лечь адресата текста предметом своего профессионального, научного или технического, интереса. Автор обращается к читателю напрямую, употребляет отходящую от нейтрального стиля лексику (разговорные, просторечные выражения, оценочные определения), даже иногда придумывает условных персонажей, желая сделать повествование максимально интересным для восприятия сложной иногда специфичной ин­формации. В научно-популярном тексте возможны различные исто­рии, анекдоты, которые тоже помогают автору облегчить восприятие излагаемого материала.

При переводе такого рода текстов переводчик должен сохранить тща­тельно выверенный в оригинале баланс между дозировкой научной информации и теми чертами авторского стиля, которые помогут чи­тателю ее воспринять.

 





Дата добавления: 2015-04-30; Просмотров: 1342; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.161.106.81
Генерация страницы за: 0.148 сек.