Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

ПРЕДМЕТ И МЕТОД СЛУЖЕБНОГО ПРАВА




 

Рассматривая предлагаемые различными специалистами опре­деления предмета правового регулирования, можно выделить два основных подхода:

1) предметом правового регулирования следует считать общественные отношения;

2) предметом являются не сами общественные отноше­ния, а поведение людей, эти отношения составляющее.

Представляется, что эти точки зрения не так уж сильно расхо­дятся друг с другом. Поведение субъектов и общественные отно­шения, складывающиеся из этого поведения, — это две стороны одного и того же явления. Право, являясь социальным регулято­ром, безусловно, содержит правила должного поведения людей, которые в совокупности образуют определенные общественные отношения. Противопоставление этих однопорядковых явлений действительности представляется нам бессмысленным и не имею­щим ни теоретического, ни практического значения.

Вместе с тем применительно к определению предмета конкрет­ной отрасли права как критерия выделения ее из общей системы права более точным является понятие «общественные отноше­ния», так как именно совокупность общественных отношений по­зволяет определить сферу действия и специфику данной правовой отрасли. Поэтому, не противопоставляя поведение субъектов и общественные отношения как объекты правового регулирования, согласимся с тем, что предмет регулирования отрасли — это «осо­бая специфическая область общественных отношений»1.

При обращении к предмету служебного права вполне очевид­но, что таковой в первом приближении должна выступать сово­купность общественных отношений в сфере государственной и муниципальной службы.

Предмет служебного права — это совокупность общественных отношений, возникающих в процессе организации и функционирования государственной и муниципальной службы как ви­дов профессиональной деятельности.

Несложно заметить, что определенный таким образом предмет служебного права во многом (хотя и не полностью) совпадает с предметом административного права. Это вполне логично, по­скольку служебное право является производным от права админи­стративного.

Однако некоторые ученые стараются выявить разницу между предметом служебного и предметом административного права. Так, Б. Н. Габричидзе и А. Г. Чернявский пишут: «Если предметом административного регулирования являются общественные отно­шения в сфере организации и функционирования исполнитель­ной власти и некоторые другие социальные связи, то предмет слу­жебного права составляет весь комплекс общественных отноше­ний, возникающих в процессе организации и функционирования государственной службы. А она, как известно, образуется не толь­ко в сфере исполнительной власти, но и в других органах государ­ственной власти».



Следует сказать, что современная трактовка предмета админи­стративного права не ограничивается сферой исполнительной власти. В настоящее время в предмет административного права обычно включаются следующие группы общественных отноше­ний:

1) управленческие отношения, в рамках которых непосредст­венно реализуются задачи, функции и полномочия исполнитель­ной власти;

2) управленческие отношения внутриорганизационного харак­тера, возникающие в процессе деятельности субъектов иных орга­нов государственной власти;

3) отдельные управленческие отношения, возникающие с учас­тием органов местного самоуправления;

4) отдельные управленческие отношения организационного ха­рактера, возникающие в сфере «внутренней» жизни обществен­ных объединений и других негосударственных формирований.

 

В юридической науке относительно отраслевого метода право­вого регулирования даются различные, но близкие по сути опре­деления:

1) сово­купность способов, особенностью правового регулирования в какой-то сфере общественной жизни;

2) служит до­полнительным критерием деления права на отрасли и определяет­ся особенностями предмета правового регулирования.

Определить метод служебного права, как и вообще методы ре­гулирования служебных отношений, в настоящее время довольно проблематично, что связано в первую очередь с наличием значи­тельного количества нормативных актов, действующих в этой сфере и использующих различные подходы к регулированию слу­жебных отношений.

Так, И. А. Дякина, отметив, что вопрос о методе служебного права является достаточно сложным, вместе с тем подчеркивает, что «в служебном законодательстве характерной вариацией явля­ется сочетание двух типов правового регулирования — предписа­ния и запрета». Ю. Н. Старилов добавляет к указанным метод дозволения. Аналогичную позицию заняли и Б. Н. Габричидзе и А. Г. Чернявский.

Подробное исследование методов правового регулирования го­сударственно-служебных отношений было проведено А. В. Гусе­вым. В результате им были выделены следующие характерные для современной российской государственной службы особенности метода правового регулирования труда в сравнении с методом тру­дового права:

1) на государственной службе договорные и нормативные спо­собы регулирования труда сочетаются, но приоритет принадлежит государственно-нормативному регулированию;

2) правовое положение и способы взаимоотношений государ­ственных служащих, государственных нанимателей и представи­телей нанимателей в основном совпадают с правовым статусом и характером взаимосвязи работников, работодателей и их предста­вителей;

3) правовая способность государственного служащего быть субъектом служебного трудового отношения, в отличие от таковой у других наемных работников, связана с заключением не трудо­вого договора, а договора о труде иного вида — служебного кон­тракта;

4) работник и работодатель обладают взаимной свободой за­ключения трудового договора. Представитель государственного нанимателя обязан заключить служебный контракт с граждани­ном, прошедшим конкурсный отбор и тем самым реализовавшим право равного доступа к государственной службе;

5) участие государственных служащих и их представителей в регулировании условий труда минимизировано;

6) дисциплинарная подчиненность государственного служаще­го имеет трудовую природу, но государственный характер;

7) в правовом регулировании труда применяются специфиче­ские способы защиты трудовых прав, обеспечения исполнения трудовых обязанностей. Использование некоторых из них (забастовки, самозащита работником трудовых прав) на государствен­ной службе ограничено, в то же время здесь предусмотрена особая форма судебно-дисциплинарной ответственности.

Таким образом, очевидно, что, по сравнению с правовым поло­жением работника в трудовых правоотношениях, правовое поло­жение государственного служащего отличается гораздо меньшей степенью самостоятельности и большим подчинением нанимате­лю. Особенностью метода трудового права, как известно, является то, что «взаимоотношения работника и работодателя как субъек­тов трудового отношения характеризуются своеобразным сочета­нием юридического равенства и подчинения»1. Применительно к служебному праву элементы юридического равенства сведены к минимуму, поэтому доминирующими в данном случае являются отношения власти-подчинения.

Действительно, исключительно в нормативном порядке осуще­ствляется правовое регулирование условий труда государственных и муниципальных служащих. И это не случайность и не прихоть законодателя — такая модель регулирования диктуется логикой построения не только административного, но и трудового законо­дательства. Как известно, трудовое право, которое оказало и про­должает оказывать сильное влияние на право служебное, основы­вается на том, что условия труда работников в конечном счете оп­ределяются работодателем путем локального нормотворчества. Однако для государственных служащих работодателем (нанимате­лем) является государство в целом (или его субъект), а для муни­ципальных служащих — муниципальное образование. Это значит, что служебная деятельность государственных и муниципальных служащих должна максимально подробно регулироваться норма­тивными актами указанных публичных образований, дискрецион­ные полномочия государственных органов и их должностных лиц должны быть значительно сужены. Собственно, этот процесс и наблюдается сегодня на государственной службе: «Условия служ­бы и социально-бытового обслуживания (денежное содержание, ежегодный оплачиваемый отпуск, гарантии трудоустройства и за­нятости, социальные блага, услуги, льготы) устанавливаются не на договорных началах, а на государственном уровне. В договорном порядке, по соглашению между служащим и представителем го­сударственного нанимателя, могут решаться только отдельные, достаточно второстепенные вопросы (например, о неполном слу­жебном времени или доплате за совмещение должностей, о кон­кретном размере должностного оклада, надбавок и доплат)».

Вышеизложенное касается не только условий, но и содержания труда государственных служащих, так как оно также «не может ус­танавливаться соглашением сторон служебно-трудового договора (контракта), поскольку... заранее определяется государством в нормативно-правовом порядке».

Законодательством о государственной службе, по сравнению с трудовым законодательством, уменьшены возможности служащих по защите своих прав. Формально не запрещено, но фактически не имеет смысла из-за отмеченного выше жесткого нормативного регулирования условий труда заключение коллективных догово­ров. По мнению Л. А. Чикановой, положения нового Закона о гражданской службе свидетельствуют «о намерении законодателя исключить гражданских служащих из системы социального парт­нерства».

Важнейшим элементом, привносящим определенное равенство в служебные отношения на государственной службе, является контракт (служебный контракт), заключаемый с государственным служащим. Однако анализ как законодательства, так и практики заключения подобного рода контрактов свидетельствует о том, что такое равенство исключительно формально. Единственным его элементом является, пожалуй, возможность лица, поступающего на государственную службу, заключить или не заключить кон­тракт (для представителя нанимателя даже подобная возможность существует далеко не всегда, так как в ряде случаев он обязан его заключить). Что же касается содержания контракта с государст­венным служащим, то никакого сравнения с трудовым договором здесь просто не может быть, поскольку оно почти полностью уре­гулировано законодательством.

Таким образом, можно констатировать, что служебные право­отношения гораздо в большей степени, чем трудовые, ориентиро­ваны на применение императивного метода власти-подчинения (предписания). Этот метод является преобладающим для админи­стративного права, что, безусловно, лишний раз подчеркивает «ге­нетическую связь» (если пользоваться терминологией С. С. Алек­сеева) между данными отраслями.

Достаточно большое значение в служебных правоотношениях имеет и другой важный метод административного права — метод запретов. В частности, анализ норм гл. 3 Закона о гражданской службе показывает, что основным элементом правового статуса гражданского служащего являются именно запреты. Помимо соб­ственно запретов, предусмотренных ст. 17 Закона, запретами, по сути, также являются ограничения (ст. 16) и требования к служеб­ному поведению (ст. 18). Аналогичная ситуация имеет место и на других видах государственной службы.

Достаточно сложно найти различия между методами правового регулирования в административном и служебном праве — и в том и в другом случае преобладающими являются императивные: вла­сти-подчинения (предписания) и запретов. Вполне очевидно, что для трудового права подобная ситуация отнюдь нехарактерна.

Вышесказанное, конечно, не значит, что диспозитивные мето­ды должны быть полностью исключены из служебного права и, тем более, что они отсутствуют в них в настоящее время. Без­условно, элементы равенства, согласования есть и на государст­венной службе, хотя гораздо большее значение они имеют на му­ниципальной службе, поскольку применительно к ней законода­телем был избран принципиально иной подход в правовом регулировании.

Как известно, авторы Закона о муниципальной службе созна­тельно изменили подходы к регулированию труда муниципальных служащих по сравнению с Законом о государственной граж­данской службе, установив, что прохождение муниципальной службы осуществляется на основе норм трудового законодательст­ва с учетом некоторых особенностей. Поэтому на муниципальной службе в большей степени используются диспозитивные методы регулирования; муниципальные служащие работают на основе трудового договора, а не служебного контракта; проведение кон­курса на замещение должности муниципальной службы является необязательным; привлечение муниципальных служащих к дис­циплинарной ответственности осуществляется по правилам тру­дового законодательства, при этом руководитель, налагающий взыскание, не связан результатами служебной проверки и т. п. Од­нако властные методы имеют на муниципальной службе все же большее значение, чем в частных организациях: условия трудового договора с муниципальным служащим обычно определяются пра­вовыми актами органов местного самоуправления; для муници­пальных служащих ограничены возможности защиты трудовых прав; условия их труда также преимущественно определяются не путем договорного или локального регулирования, а нормативны­ми актами регионального и местного уровней.

Отсутствие какого-либо специфического (характерного имен­но для служебного права) метода (или группы методов) правового регулирования служебного права ставит вопрос об обоснованно­сти его выделения в самостоятельную отрасль.

 





Дата добавления: 2015-05-10; Просмотров: 989; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:

  1. CASE-системы по поддерживаемым методологиям
  2. Cтатья 2. Основные трудовые права работников
  3. Cтатья 353. Государственный контроль (надзор) за соблюдением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, содержащих нормы трудового права
  4. E) Нарушение или неправильное применение норм процессуального права.
  5. FROM Предмет
  6. G) Пользуются всеми правами и несут все обязанности истца.
  7. I. 5. СТРУКТУРА МЕТОДИЧЕСКИХ РЕКОМЕНДАЦИЙ ДЛЯ САМОСТОЯТЕЛЬНОЙ РАБОТЫ ПОД РУКОВОДСТВОМ ПРЕПОДАВАТЕЛЯ
  8. I. Административное право: понятие, предмет, метод, система, положение в системе отраслей
  9. I. Административное право: понятие, предмет, метод, система, положение в системе отраслей
  10. I. Аргументы из области частного права
  11. I. Теоретические методы, основанные на логических приемах, тождественные мыслительным операциям.
  12. II. Акты федеральных органов государственной власти, как источники муниципального права.




studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.166.130.22
Генерация страницы за: 0.099 сек.