Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Описание осени




 

Небо расчистилось от облаков, и Рама, все долгие месяцы дождей пребывавший в глубокой печали, пристально смотрел на чистую спокойную луну в небе. Ясными осенними ночами он думал о своих потерях, о том, что время идет, а Сугрива ведет праздную жизнь, и это повергало его в безграничную тоску. Стараясь не давать воли чувствам, мудрый Рагхава тем не менее был постоянно поглощен мыслями о Сите, его возлюбленной супруге. Глядя в безоблачное осеннее небо, оглашенное криками журавлей, он сидел на выступе горы, богатой золотом, и размышлял: «Чему радуется теперь моя юная жена, так любившая журавлиные крики в лесу и подражавшая им? В разлуке со мной букеты цветов, сияющих как чистое золото, не принесут счастья этой нежной деве, просыпавшейся от криков лебедей. Чему радоваться теперь сладкоречивой и нежной Сите? Что будет с этой царевной, с огромными как лотосы глазами, когда она услышит крик диких гусей, пролетающих в небе? Я не чувствую счастья без Ситы с глазами лани, блуждая вдоль рек, озер или в лесу, и моя нежная возлюбленная тоже будет жестоко страдать в разлуке со мной, несмотря на красоту осени». Царский сын скорбел подобно птице шаранге, вымаливающей у Индры воду. В этот момент вернулся Лакшмана, собирав фруктов на склонах горы, и, увидев брата в глубокой печали, расстроенного и одинокого. Дальновидный Саумитри, глубоко сострадавший горю несчастного брата, сказал:

– Почему, о благородный царевич, ты стал рабом любви? Откуда снова эта тоска? Она мешает твоим спокойным размышлениям. Спокойствие ума – это главное в исполнении любого замысла. После зрелых рассуждений воспользуйся подходящим моментом и силой, заключенного с Сугривой союза, чтобы безотлагательно исполнить свой замысел, о друг ! Более того, ты поддерживаешь дочь Джанаки и потому она не столь доступна для врага, о покровитель человеческого рода. Никто не может приблизиться к пылающему огню, не обжегшись, о доблестный воин! Рама достойно отвечал неукротимому Лакшмане:

– Слова твои практичны и мудры, полны доброго чувства и согласны с долгом и законом. Нам нужно подумать, что делать дальше; поиск должен продолжаться. У непобедимого, могущественного, молодого и доблестного человека не должно быть сомнений в успехе. Вспоминая Ситу с большими как лепестки лотоса глазами, удрученный Рама, снова заговорил с Лакшманой:

– Тысячеглазый бог напоил землю водой и дал зерну силу взойти, он исполнил свой долг и теперь отдыхает. Сплошные облака, сотрясаемые продолжительными раскатами грома, простираются над горами, лесами и городами, источая потоки воды, о царевич. Стихли неистовствовавшие грозовые облака, напоминавшие опьяненных слонов и окутавшие землю тьмой, черные, словно листья голубого лотоса. Тяжелые набухшие облака, с дождем и ветром нависшие над благоухающими рощами кутаджи и арджуна, рассеялись, о мой друг, продолжая свои небесные странствия. Не слышно больше трубных призывов слоновьих стад, криков павлинов и шума дождя, о безупречный Лакшмана. Под ясным светом луны сияют чистотой пологие горные склоны, щедро омытые дождями. Осень являет свою красоту в ветвях деревьев шаптачада, в сиянии солнца, луны и звезд, в походке величественных слонов, во всем чувствуется дыхание осени. Заросли лотосов, открывающихся первым солнечным лучам, и ароматные цветы шаптачада звучат музыкой пчелиных роев и по-осеннему великолепны. Размахивая большими красивыми крыльями, прилетели покрытые пыльцой лотосов дикие гуси, друзья бога любви, вместе с лебедями важно прогуливаясь взад вперед по песчаным берегам рек. Осень являет свои бесконечно прекрасные лики в опьяненных слонах, буйволах, в спокойно несущих свои воды реках., Павлины в лесах, сбросившие свои прекрасные хвосты, не привлекают более своей избранностью и ослепительной яркостью красок, от их восторгов и радости не осталось следа. С грустью глядя в безоблачное небо, они поглощены никому не ведомыми размышлениями. Высокие, сладко пахнущие деревья, полные цветов, клонятся к земле и сияют как золото, чаруя глаз и освещая густой и темный лес. Огромные слоны, окруженные слонихами, с удовольствием приходят на лесные озера, поросшие лотосами. Они медленно бредут среди моря цветов, опьяненные любовью и поглощенные супружескими играми. Небо расчистилось и сияет, как обнаженный меч; реки замедлили свой бег, дует ветер, освежая белые водяные лилии, все сияет, избавившись от тьмы. Под теплыми лучами солнца грязь превращается в толстый слой пыли, которую далеко разносит игривый ветер. В это время враждующие цари начинают свои военные походы. По-осеннему прекрасные быки, возбужденные и покрытые пылью, обезумевшие и жаждущие боя, мычат среди коров. Благородная слониха, полная страсти и нежности, медленно обошла быков, опьяненных любовью, и, разделяя эти чувства, побрела за ними по лесу. Лишившиеся своих великолепных хвостов одинокие и несчастные павлины, словно презираемые журавлями, собираются в стаи и прогуливаются по берегам рек. Слоновый вожак, стоя в пруду, поросшем лотосами, своими громкими криками сеет ужас среди уток и гусей. Прежде чем напиться, он снова и снова поливает себя водой. Стада коров часто приходят на песчаные берега очистившихся от глины рек. Над их спокойной рябью звучат громкие крики журавлей и весело резвящихся цапель. Все стихло. Не слышно больше шума рек, грохота облаков, водопадов, воя ветров, криков павлинов и кваканья лягушек. После долгого заключения из нор вылезли разноцветные ядовитые змеи. Истощенные, измученные голодом, они не видели пищи в течение всего сезона дождей. Вечер, обласканный лучами трепещущей луны, отбросившей свою вуаль, с восторженной радостью являет ее светлый лик в обрамлении звезд. Ночь с нежным лицом полной луны напоминает юную женщину с чарующей улыбкой россыпей звезд, одетую в белую мантию лунного света. Наевшиеся спелого зерна, чудесные стаи журавлей в быстром полете радостно пересекают небеса. Гонимые ветром, они напоминают искусно собранную гирлянду цветов. Гладь великих озер с одиноким лебедем, уснувшим посреди бесчисленных лилий, напоминает небеса, очистившиеся от облаков и освещенные полной луной и мириадами звезд. С кольцом лебедей на воде и гирляндами голубых и белых лотосов великие озера своей необыкновенной красотой напоминают женщину в драгоценных камнях. На рассвете переговариваются меж собой ветер, словно флейта, дующий с тростников, глухой вой пещер, усиленный ветром, и рев быков. Берега реки нарядились в цветущие травы, колышимые мягким ветром, и напоминают красочные ткани, с которых смыли все темные пятна. Шмели, вольные лесные странники, опьяневшие от нектара, отяжелели от пыльцы лотосов, даровавших им отдых. В бурной радости не расставаясь со своими возлюбленными, они летают по лесу вслед за богом ветра. Спокойные воды, цветущие луга, крики кроншнепов, вызревшие рисовые поля, мягкий ветер, безукоризненная луна – вся природа празднует окончание дождей. Теперь реки, поблескивающие серебряными кольцами прыгающей рыбы, текут медленно, подобно прекрасным и полным истомы женщинам после ночи любви. Гуси, водоросли и тростники, словно вязанные шали, окутали реки, которые сияют днем и ночью, словно чарующие лица женщин. В лесу, украшенном цветочными арками и радостно гудящем роями пчел, бог любви с нетерпением сжимает в руках свой свирепый лук. Щедро напоив землю дождями, до краев наполнив реки и озера, и подготовив почву для хорошего урожая, облака покинули небо. Осенью реки постепенно обнажают свои берега, словно целомудренные невесты, раскрывающие лица. О друг мой, вода спала, реки оглашены криками птиц, а пруды изобилуют стаями гусей. Это время, о возлюбленный царевич, когда цари объявляют друг другу войну и, стяжая победу, отправляются в походы. Меж монархами разгорается вражда, о царевич, но я не вижу Сугривы, готового выступить в такой поход. Склоны горы благоухают цветущими деревьями асана, саптапарна, кавидара, а также бандхуджива и тамала. О Лакшмана! Взгляни на песчаные берега рек, изобилующие лебедями, журавлями, гусями и другими птицами. Прошедшие четыре месяца дождей кажутся мне сотней лет, такое горе причиняет мне разлука с Ситой. Словно птица чакравака, она последовала со мной в лес, устрашающее одиночество в диких чащах Дандаки этой юной женщине казалось восхитительным садом. Лишившийся царства, изгнанный, я тоскую в разлуке с моей возлюбленной, но Сугрива не выражает жалости ко мне, о Лакшмана! «Без поддержки, без царства, враждуя с Раваной, несчастный, изгнанный этот влюбленный царевич просит у меня прибежища», – так скажет Сугрива, о друг мой. Упрямый царь обезьян презирает меня, повергающего врагов. Назначив срок поисков Ситы и согласившись помочь, этот лжец, достигнув своего, забыл о данном обещании. Иди в Кишкиндху и от моего имени скажи нечестивому Сугриве, рабу семейного счастья: «Тот, кто возрождает надежду в страждущих, но, приняв служение, не исполняет обещанного, является самым падшим среди людей этого мира. Однако доблестный воин, во имя добра или зла верный данному слову, считается героем. Даже хищники не станут есть мясо неблагодарной твари, которая, достигнув своих целей, не желает помочь друзьям. Наверное, ты жаждешь увидеть сияние моего крепкого золотого лука, подобного яркой вспышке света, который уже натянут, готовый к бою. Потом ты услышишь смертельный звон натянутой тетивы, напоминающий удар грома. Знай, что это я в гневе стою на поле битвы». Напомни ему о моей славной доблести, о знаменитый царевич, мой верный спутник, будет странно, если он не одумается. О воин, низвергающий вражеские города, царь плавагов, добившись исполнения своих желаний, больше не помнит о назначенном сроке и пребывает во власти чувственных утех, не сознавая, что прошло четыре месяца. Наслаждаясь вином и развлекаясь со своими министрами и супругой, Сугриве нет дела до нас, охваченных беспокойством. Иди и обратись к нему, о доблестный герой, сообщи о нашем недовольстве. Дай ему понять, что я разгневан, и скажи: «Врата смерти, принявшие Бали, еще открыты! О Сугрива, сдержи свое слово, а иначе ты последуешь за своим братом! Твой брат умер один, сраженный моей стрелой, но тебя вероломного я уничтожу вместе со всем твоим родом!» О величайший среди людей, передай ему мою волю, нам нужно спешить, о царевич



Скажи ему: «исполни обещание, которое ты дал мне, о царь обезьян. Помни, что добродетель вечна, а иначе, сегодня же расставшись с жизнью, ты окажешься в пасти смерти, куда тебя отправят в поисках Бали мои стрелы!» Лакшмана смотрел на измученного горем старшего брата в приступе ярости. Отважный потомок славной династии Ману был глубоко расстроен и возмущен поведение царя обезьян.

Глава 31.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 31; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.225.47.124
Генерация страницы за: 0.005 сек.