Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Память о том , что я здесь был – налицо . 8 страница




тихо состарится. То, чего ты бы пожелал для нее. Это единственное решение.

Если говорить чисто теоретически… это кажется разумным.

В уголке смятенного сознания Соске что-то настойчиво шептало: «то, что говорит

этот человек – правда». Но Леонард не упомянул о чем-то очень важном. О чем же?

Почему при одной только мысли об этом логичном и, казалось бы, единственно

правильном решении в груди поднимается резкая волна отторжения?

Нет.

Конечно же, он знал.

Если сбудется так, то ему больше не останется места в ее жизни. Слова Леонарда:

«влюбится, родит ребенка, тихо состарится» один за другим все тяжелее падали на сердце.

Его там не будет.

 


 

 

Ему не останется даже горькой радости охранять ее издалека.

– Тогда… получится, что вся наша жизнь – бессмысленна?..

– Это непростой вопрос, согласен. Мне знакомы подобные сомнения. Рад, что ты

меня понимаешь.

Леонард разжал пальцы, и камешки запрыгали по ступеням, сухо постукивая в

темноте. Соске тоже отшвырнул свой камень. Несколько минут они молча и

сосредоточенно работали, разгребая завал. Наконец, застрявшая стальная балка подалась,

по ступеням хлынула осыпь мелкого бетонного крошева. Когда облака пыли рассеялись,

впереди открылся проход, в который без труда мог пролезть человек.

– Итак, мы свободны, – бодро произнес Леонард и без особенных церемоний

проскользнул в лаз. Беззащитная спина противника почему-то не вызвала у Соске желания

ударить в нее. Он просто последовал за Леонардом и, отряхивая пыль, выбрался в узкий т-

образный проход, куда выводила заваленная лестница.

Перемирие кончалось здесь.

Врагов снова разделяло несколько метров. Они остановились, лицом к лицу, их

взгляды скрестились, словно шпаги.

– Продолжим убивать друг друга?

Соске не ответил сразу.

Да, здесь уже можно было не беспокоиться о пропане и возможном пожаре.

Огнестрельное оружие, гранаты – никаких ограничений.

Если пытаться убить противника – то сейчас. Другого такого случая не будет.

Соске не был уверен, что даже на «Лаэватейне» победит Леонарда. Тем более

разумной казалась немедленная атака, дающая солидные шансы на успех. Ведь можно

было не сомневаться – если не уничтожить его сейчас, в будущем он будет представлять

еще более серьезную опасность.

– Я готов.

Луч маглайта высветил во мраке лицо Леонарда Тестароссы. Крупные хлопья

пыли, хороводом кружащиеся в воздухе, не могли скрыть его странного выражения.

Он широко улыбался.

Нет, это не была его прежняя надменная, тонкая и всезнающая усмешка.

Свирепый оскал, горящие глаза, в которых ясно читалось предвкушение схватки. В

нем не осталось практически ничего от прошлого Леонарда – это было лицо религиозного



фанатика.

Соске внезапно заколебался. Сможет ли он победить такого противника?

Нет, это не был страх. Но он вдруг с удивлением обнаружил, что его собственная

решимость, твердое намерение убить этого человека куда-то пропали. Наверное, слова

Леонарда все же посеяли в нем сомнения.

Если бы… если бы действительно существовала возможность воплотить в жизнь

план Леонарда. Разве возвращение Канаме к мирной и безмятежной жизни не будет

самым лучшим решением? Но стоит убить его – и эта возможность исчезнет навсегда.

Неважно, что будет со мной.

Чидори. Что мне делать?

Я так хочу, чтобы ты была счастлива.

Короткий миг колебания миновал. Соске ответил.

– Впрочем… не стоит.

– Чудесно. Мы все равно еще сможем выплеснуть взаимную неприязнь. Однажды.

Леонард без колебаний повернулся спиной и зашагал прочь. Опять беззащитная

спина. Последняя возможность для внезапного выстрела. Другой уже не будет.

Но Соске не мог заставить себя поднять карабин.

Фигура Леонарда исчезла в темноте. Его уже нельзя было поймать в прицел.

Гулко перекатываясь и отражаясь от стен тоннеля, донесся его голос:

 

 


 

 

– Позволь мне сказать кое-что напоследок. Даже если целый мир встанет против

меня – я добьюсь цели. Ты можешь отойти в сторону и просто наблюдать. Но в

следующий раз, когда ты попытаешься помешать мне – пощады не будет. Я уничтожу

тебя.

Соске ничего не ответил.

Подавленный и мрачный, он молча слушал, как стихает и замирает вдали отзвук

шагов его врага.

Возврат истории? Обращение мира вспять?

Даже успокоившись и восстановив хладнокровие, он не мог понять, как относиться

к этим словам. Соске наполовину верил, наполовину – нет. Наверное, в ошеломленном

обрушившимися сведениями мозгу сработали какие-то предохранители – просто, чтобы

не сойти с ума.

Но у него оставалась еще одна важная задача.

Чидори…

Если она действительно здесь, среди этих руин, он должен обязательно найти ее.

Раньше, чем до нее доберутся враги.

 

 

Канаме и Тесса протиснулись в узкий люк, и перед ними снова оказался низкий

проход. Лемон остался снаружи купола. Но девушки не могли понять, действительно ли

входят вдвоем или снова и снова повторяют первую неудачную попытку.

Дежавю. Дежавю. Дежавю. Бесконечное, закольцованное повторение.

По мере того, как они приближались к центру купола, тяжелая, обессиливающая

усталость все сильнее пригибала их к земле.

До проема, отрывающего проход в маленький центральный отсек, осталось не

более пяти метров.

Пять метров. Но почему они выросли в какую-то дурную бесконечность?

Почему шаг вперед не приближает, а удаляет цель? Затяжное умирание, с которым

так хорошо знакомы альпинисты, когда отчетливо различимая глазами вершина, до

которой рукой подать, маячит, дразнит и остается недосягаемой – теперь обе девушки

хорошо поняли, что это означает.

Но они не сдавались.

Вместе.

Рука в руке, сердце к сердцу.

Мне так страшно.

Держись. Еще немного.

Так тяжело. Так больно.

Не сдавайся.

Но что же с нами будет?

Нельзя было понять, кто жаловался и кто подбадривал. Но последнее, отчаянное

упорство принесло плоды: пять метров, растянувшиеся в бесконечное путешествие,

завершилось, и девушки шагнули через ржавый металлический порог.

В самый центр купола.

– Это же…

В сокровенном сердце старейшего на планете ТАРОСА их глазам предстало

человеческое тело, опутанное бесчисленными проводами и утыканное электродами.

В центре купола возвышался аппарат, напоминающий полуцилиндрический

контейнер, окруженный электронными датчиками и сплетениями разноцветных кабелей и

трубок. На мягкой подложке вертикально ориентированного гроба покоилось тело, с

первого взгляда напоминающее манекен.

Девушка… молодая девушка.

 

 


 

 

Тело не разложилось, не превратилось в скелет или высохшую мумию. Это была…

словно восковая фигура.

Субстанция, из которой было отлито тело, напоминала дымчатый лед и блестела,

подобно чуть влажной человеческой коже. Полные груди, тонкая талия и изящно

очерченные бедра заставляли вспомнить великолепные и точные античные скульптуры.

Тело сохранилось столь безупречно, что казалось сном, миражом, фантастическим

видением. Гладкие изгибы были словно покрыты тонким лаком.

Лица «статуи» видно не было – его скрывал огромный шлем, поросший настоящим

лесом тонких электродов. Голова располагалась в геометрически точно выверенном

центре купола – очевидно, этого требовала точность эксперимента.

– Кто она?

– Объект эксперимента…

Канаме и Тесса заговорили одновременно, вопрос и ответ слились.

– …Эксперимента восемнадцатилетней давности. Даже я не знаю, кто она была.

– Но как останки могли так сохраниться?

– Они не сохранились. Ее тело исчезло давным-давно. То, что мы видим – лишь

экзистенциальный след ее существования. Все эти долгие годы ее сознание реализовывало

себя из омнисферы в физический мир через форму, которую ты видишь.

Словно сталактит в пещере, словно хрустально-прозрачная сосулька. Сила, все еще

заключенная в этом месте, выстроила молекулы, повторяя контуры человеческого тела.

Это были останки Времени. Реликвия.

Кристалл, облекший ее тело – это он был «посвящающим посвященных», «тем, кто

шепчет». Здесь не осталось ничего, кроме заключенной в нем колдовской силы.

Но – кто знает? Возможно, придет день, когда она восстанет ото сна.

Средоточие великой и загадочной мощи, захватившей, властно подчинившей себе

их жизни. Но сколько придется ждать? Десять лет? Сто? Вечность?

Неизвестно.

– Нужно подготовиться…

Тесса вынула из висевшей на боку сумки брикет пластита. Воткнув в него

электродетонатор, она положила его к ногам статуи. Отмотав с катушки тонкий проводок,

подключила его к подрывной машинке.

– Собираешься взорвать?

– Да. Я должна уничтожить это место.

Такова была цель, которую поставила перед собой Тесса. Эта статуя, этот

кристаллический катализатор и был тем самым излучателем пси-волн. Он конвертировал

приходящее из иного времени тау-излучение, и испускал высокоэнергетичные и

всепроницающие иота-волны, несущие информацию. Именно исходящие от кристалла

эффекты заставили Мишеля Лемона потерять рассудок. Только уничтожением кристалла

можно было снять давнее проклятие с многострадального города. Янск-11 обретет покой.

Нельзя было гарантировать, что кристалл не нарастет снова, но и в таком случае его

можно было бы уничтожить опять – столько, сколько потребуется.

Нет, постойте.

Здесь зияло противоречие. А вдруг все эти усилия напрасны?

Разве можно так прекратить существование «Шепчущей»? Она – воплощенная

Вечность. Тогда…

Она услышала голос.

Ты все поняла правильно, дочь моя.

Наконец-то ты пришла ко мне.

Это был знакомый голос. Она уже слышала его – давным-давно.

Да. Ты права. Я ждала, когда ты придешь. Я звала тебя долго – целую вечность. И

каждый раз ты сопротивлялась, отвергая мой зов.

Но теперь – все решено. Ты здесь. И больше не сможешь отвергнуть меня.

 


 

 


Прими ее – мою силу.

Мою душу.

И если Господь существует, ты станешь его совершеннейшим созданием. Ты

станешь воплощением трех мойр.

Клото, Лахезис, Атропос.

Больше нечего бояться.

Протяни руки. Открой свое сердце.

Возрадуйся – ты больше никогда не изведаешь печали.

Да. Правильно. Мы всегда были такими, мы были рождены с этим

предназначением на челе. Что толку колебаться?

– Мисс Канаме?.. – это Тесса.

На ее лице было напряжение – в руках мощный заряд взрывчатки – но она все еще

не поняла, что произошло. Ни страха, ни отчаяния.

Когда она подняла голову, Канаме стояла перед статуей, воплощавшей в себе

сердце ТАРОСА. На той уже не было шлема, и рука Канаме скользила по обнаженной

каменно-твердой щеке.

– Мы должны все здесь уничтожить. Пожалуйста, отойдите, – предупредила Тесса,

разматывая катушку.

– Уничтожить?.. – пробормотала Канаме, точно в трансе.

Но прошла секунда – и колокольные раскаты, эхом отдававшиеся в ее голове,

внезапно и бесследно пропали. Циклично сменяющиеся выматывающие дежавю тоже

исчезли. Поле зрения прояснилось – это было то неизъяснимо приятное чувство, какое

бывает, когда пробьет наглухо заложенный насморком нос.

– Взрывать больше нет нужды.

– А?..

Отвернувшись от статуи, Канаме направилась к удивленно замершей Тессе.

Толкнув ее в грудь так, что та чуть не упала, Канаме выхватила у нее подрывную

машинку и швырнула на пол – Тесса только испуганно охнула.

– Ч-что вы делаете?..

Протянув руку, Канаме вытащила у нее из-за пояса пистолет, а второй наотмашь

влепила резкую пощечину. Схватив оглушенную подругу за шиворот, она потащила ее за

собой, не обращая внимания на то, что та чуть ли не волочится по полу.

– Идем, Тесса. Здесь нам больше нечего делать.

Статуя Шепчущей за спиной Канаме с легким звоном рассыпалась на куски.


 

 



 

 

Глава пятая: Пуля волшебного стрелка

 

Пробираясь по запутанным коридорам подземного исследовательского полигона и

чутко прислушиваясь, не раздадутся ли шаги амальгамовских боевиков, Соске торопился

в направлении самой глубокой части комплекса.

Если Канаме действительно выскользнула из рук врагов, она наверняка постарается

спастись тем же способом – спуститься как можно глубже и выбраться с

противоположной стороны. Тесса, естественно тоже. Вероятность того, что они встретятся

по дороге туда, тоже нельзя было сбрасывать со счетов – Соске очень хотелось на это

надеяться. Хотя, если враги не совсем неуклюжие тупицы, то могли уже окружить и

схватить девушек.

Побираться по подземному лабиринту без карты было трудно. Он мог полагаться

только на компас и интуицию. Нужно было спешить изо всех сил и найти беглянок.

Невзирая на опасность обнаружения противником – скрыть свет маглайта, стук

подошв и шорох одежды в мертвой затхлой тишине коридоров было невозможно – Соске

бежал, минуя прихотливо извивающиеся коридоры и несчетные тамбуры, спускаясь по

лестницам и пандусам. Луч фонаря прыгал впереди, выхватывая бетонные стены, ржавые

двери и механизмы. То, что он при всем при том еще не наткнулся на разведгруппы

амальгамовцев, можно было рассматривать как немалую удачу.

Наконец, он выскочил в огромное, темное и гулкое пространство. Нижний уровень

полигона. Как он помнил по карте, именно здесь располагались экспериментальные

установки.

Почти сразу же он заметил человека, бессильно привалившегося к стене.

– Лемон?..

Не тратя времени на предосторожности, Соске кинулся к нему, схватил за плечи и

затряс. Тот слабо застонал и с трудом поднял голову. В мутных глазах мелькнуло

узнавание.

– …Соске.

– Да. Откуда вы здесь взялись?

– Это… я бы хотел спросить. Много… много всего произошло. Канаме и мисс

Тестаросса ушли вдвоем… а-а-а, голова раскалывается! Хреново мне. Тошнит, как с

похмелья.

Да, дрожащий голос, невнятная речь и меловое лицо с обведенными черными

кругами глазами создавали точный образ законченного алкоголика.

– Вместе? Вы встретились? Они обе целы?

– Ага. Вон, там… – трясущаяся рука указала в сторону купола, расположенного

посреди гигантского зала. – …Пошли туда. Не знаю… зачем. Я был с ними, но потом с

головой началась какая-то ерунда… я не смог пройти дальше. Ни шагу… раскис… просто

стыд.

Канаме здесь – рукой подать. Он увидит ее. Скоро. Сейчас. В голове не осталось ни

одной мысли, кроме этой.

Соске уже вскочил, чтобы броситься к куполу, когда почувствовал – Лемон схватил

его за рукав.

– Постой… Соске, не надо…

Новый накат дежавю. Сколько раз он выпрямлялся, поворачиваясь в сторону

купола, сколько раз Лемон удерживал его?

Соске раздраженно рванулся, но француз только вцепился крепче.

– Там… что-то нехорошее. Стоит подойти – и начинает… жестоко ехать крыша.

– Как это?

– Точно не знаю, но войти туда… смогли только девушки. Наверное, если ты не

Посвященный…

– …Не Посвященный?

 


 

 

Глядя на купол, куда, по словам Лемона ушли те двое, Соске почувствовал, как по

спине пробежала дрожь. Кажется, что-то случилось с глазами – ему показалось, что

испещряющие поверхность купола соты плывут, мерцают и рябят жутким колдовским

калейдоскопом.

Но времени не было. То, что сюда еще не вломились амальгамовцы, было не иначе

как милостью божьей – но ситуация могла измениться в любую секунду. Враги не

пропустят этот огромный зал и не пройдут мимо. Они не заставят себя ждать.

– Чидори! Ты здесь?! – заорал Соске, повернувшись в сторону купола. – Ты

слышишь меня? Здесь опасно! Вернись скорее!!!

Ответа не было. В мертвой тишине его голос разнесся гулким перекатывающимся

эхом – девушки не могли его не услышать. Крик мог привлечь и внимание противников,

конечно. Неужели они не отзовутся?..

Нет! В прорезанном в стенке купола люке возникли две фигурки. Забыв об

осторожности, обо всем на свете, Соске бросился навстречу.

Это были Канаме и Тесса. Держась близко и, кажется, поддерживая друг друга, они

вышли наружу.

Какое счастье – обе живы и здоровы. Соске с облегчением вздохнул.

Прошло почти девять месяцев с тех пор, как он в последний раз видел Канаме, но

она практически не изменилась. Узкие джинсы и свитер с высоким горлышком. Водопад

черных волос, сбегающий по спине. Конечно, она похудела, но все равно, ошибки быть не

могло. Это была она.

Наконец-то.

Они встретились.

Они пробились через все преграды.

Соске так много хотел сказать ей. Все, что он жестоко и тщательно подавлял,

загонял внутрь – тоска, боль, жажда снова увидеть, прикоснуться – все это теперь словно

взорвалось в его груди ослепительно яркой счастливой вспышкой. Праздничным салютом.

Соске обозвал себя дураком – за все это время ему не пришло в голову подумать,

какими будут первые слова, что он ей скажет. Вот же она – долгожданная встреча! И

теперь слова комком застряли в горле. Да и нужны ли они? Сейчас он не мог думать ни о

чем – только броситься к ней и обнять, прижать к себе и никогда больше не отпускать.

Он шагнул вперед.

Лемон предупреждал, что приближаться к куполу опасно, но – если быстро,

ненадолго. Совсем чуть-чуть.

Он больше не мог терпеть.

– Чидори…

Но едва Соске выговорил ее имя – пистолет в руке Канаме плюнул огнем.

Она прицелилась в него и выстрелила. Без малейшего колебания.

– Что?..

Соске не понял, что произошло. Совсем не понял.

Он не пострадал – выпущенная Канаме пуля разбилась о бетон у его ног, выбив

столб искр и резанув по ушам сверлящим звуком рикошета.

Канаме в самом деле выстрелила в него.

– Чидори – это же я! Не стреляй!!! – выкрикнул он, замерев на месте и

успокаивающе подняв руки.

В голове стремительно прокручивались смятенные мысли.

Это зловещее место плохо действует на людей. Наверное, она приняла его за врага?

Да, так и есть.

– Опусти пистолет. Все уже хорошо…

Снова не слушая его, Канаме нажала второй раз на спуск. Пуля щелкнула прямо

перед его ботинком.

– Не двигайся.

 


 

 

Спокойный, ровный голос.

Теперь Соске заметил, наконец. Канаме не поддерживала Тессу. Она заломила

миниатюрной подруге руку за спину, и держала пистолет наготове, как террорист,

угрожающий убить заложника.

– Что ты творишь, Чидори?.. Не понимаю…

– Я сказала – не двигайся. Если сделаешь еще шаг – я убью Тессу первой. Лучше

слушайся.

– Простите, мистер Сагара… – слабо и потерянно пробормотала Тесса. Ее губы

распухли и кровоточили.

Ее кто-то ударил? Не может быть… Канаме?!

– Я тоже не понимаю… но, кажется, Канаме оказалась…

– Не надо, Тесса. Лишние слова здесь ни к чему.

– А-а-а!..

Нажатие на выкрученную тонкую кисть заставило Тессу болезненно вскрикнуть.

– Что все это значит, Чидори? Это же я – разве ты не узнала?

– Конечно, узнала. Сколько лет, сколько зим, Соске.

Нет это не была подделка.

Это не был другой человек.

Никакой ошибки – это Чидори.

– Я так хотела тебя увидеть. Даже сейчас мне трудно сдержаться, чтобы не

прыгнуть к тебе на грудь.

– … Но тогда… почему?!

– Мне нужно кое-что сделать. Очень важное дело. Меня попросила София, и я не

могу отказать. Я люблю тебя, но если попытаешь помешать – придется тебя убить.

София? Кто это? Важное дело… да что же это такое?!

– Чидори, перестань шутить. Обстановка неподходящая.

– Знаю. Было бы здорово, окажись все это шуткой. Ты ведь так отчаянно рвался

мне навстречу? Ты едва сдерживаешься? Ничего удивительного, что ты в смятении. Но

теперь опять потребуется терпение и мужество – я хочу, чтобы ты понял. Потому что я

должна принять завещанную мне силу. Власть изменить этот мир к лучшему.

Ее голос дрогнул.

– Пожалуйста, Соске, поверь мне. Дай мне уйти. Если ты будешь упрямиться,

умрет Тесса, умрешь ты… я этого не хочу!..

Действия Канаме чудовищно контрастировали с прорвавшимися в ее голосе

умоляющими нотками – она уткнула ствол пистолета Тессе прямо в висок.

Что это – на ее глазах выступили слезы?

– Чидори, ты бредишь. Убери пистолет и выпусти ее!

– Ну как же ты не можешь понять?!

Канаме неожиданно сильно и жестоко ударила Тессу рукоятью пистолета в голову.

Колени той ослабли, глаза закатились. Удерживая потерявшую сознание подругу за косу,

Канаме крикнула:

– Здесь я решаю, что делать! И я никому не позволю мной командовать! Даже тебе,

Соске! Это непростительно!!!

– Чидори, что ты творишь?..

Что-то не складывалось. Чудовищно, ужасающе, неестественно.

Безусловно, это была Канаме, но из нее исчез тот живой и яркий огонек, который

всегда светил Соске – даже в самые темные времена. Его место заняло нечто, вызвавшее в

нем резкое, ледяное и зловещее чувство опасности – он никогда не испытывал такого

раньше. Нет, это не было только воображение.

 


 

 

Ее голос, манера речи, лексикон – они остались. Но откуда это ощущение

страшного противоречия, заставляющее пробегать по спине крупную дрожь? Словно

Канаме имитировал какой-то бездушный механизм. Как могла она ударить не

сопротивляющуюся, беззащитную Тессу? Откуда это резкое отторжение?

Волоча Тессу за собой, Канаме двинулась к выходу. Высокая девушка не могла

прикрыться, как следует, своей миниатюрной подругой – но не мог же он, в самом деле,

выстрелить ей в ногу ил плечо, чтобы остановить?

– Постой. Куда ты идешь?

– Ты ведь любишь меня? Тогда не ходи за мной!

 


 

 

– Ты можешь объяснить, что происходит? Сама понимаешь, что делаешь?!

– Еще бы. Не вздумай приближаться!

– Чидори, очнись!.. – Соске решительно шагнул к ней.

Это уже не шутки. Он прошел этой долгой дорогой не затем, чтобы вот так ее

теперь отпустить. Угрожает застрелить Тессу? Выстрелить в него? Это просто блеф. Она

никогда этого не сделает. Нужно прыгнуть на нее, схватить и обезоружить. Ему совсем не

улыбалось прибегать к насилию, но в такой ситуации иного выхода не было. Ничего не

поделаешь. Если он сможет навести порядок и обеспечить для всех немедленный отход,

то потом будет время, чтобы спокойно обсудить ситуацию и извиниться…

– Соске!!!

Вспышка и грохот.

Канаме выстрелила Тессе в висок.

Девятимиллиметровая пуля проделала огромную дыру, выбив кровь и ошметки

мозга с другой стороны головы. Лишь единожды дернувшись, легкое тело рухнуло

наземь.

По бетону быстро растеклась кровавая лужа, жадно впитывая вековую пыль. Ни

звука, ни стона агонии. Мгновенная смерть.

– Те…

Тесса…

Не может быть.

Канаме перевела ствол пистолета на остолбеневшего Соске.

– Я же говорила!.. «Не подходи» – ты что, не слышал?! Это ты ее убил!!! Из-за тебя

так повернулось!..

Как…

Такое…

Может…

Быть?

Его рассудок не мог вместить случившегося.

Ее нужно остановить.

Никаких больше мыслей. В черепе – только белый шум.

Соске стремительно ринулся вперед, пытаясь схватить Канаме.

– Сам виноват!..

Она выстрелила. Ни тени колебания.

Тяжелый удар в грудь выбил из него дыхание. Канаме выстрелила снова. Два

выстрела, три выстрела – быстро, один за другим. Мономолекулярная ткань пилотского

комбинезона едва-едва сумела остановить пистолетные пули, но удары были поистине

сокрушительными. Соске отлетел назад и упал на колени.

– …Чи… дори…

Невероятно.

В это невозможно было поверить.

Но девушка, качнувшись назад от отдачи, покрепче ухватила пистолет двумя

руками и прицелилась в ничем не защищенную голову Соске.

– Оста… новись…

– Прощай, Соске.

Улыбка.

Выстрел.

Вспышка, затмившая черный зрачок пистолетного дула, – последнее, что он

увидел. Попавшая чуть выше бровей и вошедшая в мозг тупоконечная пистолетная пуля

мгновенно поставила точку.

Соске умер на месте. У него не осталось времени даже на то, чтобы отчаянно

проклясть судьбу.

Его ждали только пустота и безмолвие. Бесформенное ничто.

 


 

 

Нет.

Был голос. Издалека.

Не отчаивайся.

Не сдавайся.

Я обязательно дождусь тебя.

Поэтому – не грусти.

 

Посреди бесконечной тьмы вспыхнул слабенький огонек.

Потом глаза уколол свет, показавшийся ослепительно ярким.

Он услышал чей-то мучительный стон. Свой собственный?

Мутное поле зрения неожиданно прояснилось, и он со стоном сел, держась за

голову. Из горла рвался страшный хрип, переходящий во всхлип, где слились отчаяние,

бессильный гнев и отвращение к себе. Миновавший ужас еще не выпустил бешено

колотящееся сердце из своих стальных когтей, натянутые до предела нервы, казалось,

готовы были со звоном лопнуть. Мускулы свела жестокая судорога.

– Соске?!

Лемон. Осунувшееся лицо перекошено ужасом.

Это был все тот же подземный зал, своды которого терялись в темноте где-то

высоко над головой.

Так.

Получается, он только потерял сознание?..

Лемон подполз к нему, и теперь заглядывал в лицо. Метрах в пяти неподвижно

лежала Тесса. На ее голове не было видно ни следа страшных ран. Кровь тоже пропала.

Ее… не застрелили? Может быть, она только без чувств?

Канаме нигде не было видно.

– Мы… живы?..

Прикоснувшись ко лбу, он не нашел разверстой раны.

Похлопав по груди и животу, куда попали пули, Соске тоже не заметил ничего

необычного. Ни треснутых ребер, ни гематом размером с тарелку.

– Что… произошло? И… и где Канаме?!

– Она… ушла. Ты бросился на нее, но вдруг потерял сознание и упал.

– Я?..

– Она отшвырнула мисс Терезу и убежала. С моей ногой нечего было и думать ее

догнать, а, кроме того…

Голос француза дрожал и прерывался, он словно сам не верил своим словам. Судя

по всему, у него тоже было плохо с головой.

Собрав все оставшиеся силы, Соске поднялся на ноги и бросился к Тессе.

Он не нашел никаких повреждений, кроме распухших губ и синяка от удара

рукояткой пистолета на виске. Окончательно убедившись, что выстрел и ее пробитая

голова были всего лишь галлюцинацией, он облегченно перевел дыхание.

Но что же тогда произошло?

– Вы сказали, «кроме того».

– Я… видел, как вас убили. Тебя и Терезу… И это сделала она. Галлюцинация…

черт побери, наверное, опять проклятое дежавю. Если подумать, о чем мы тут говорили…

это могло быть вероятное будущее. Один из вариантов. Канаме была готова вас убить, вот

что это значит. Хотя наваждение и быстро рассеялось… а? Что это?..

Действительно. Соске не заметил сразу, но приступы дежавю, накатывавшие

обессиливающими, помрачающими сознание волнами с того самого момента, как он

вбежал в зал, бесследно исчезли.

– Чидори…

 


 

 

Соске поднялся на ноги, и, шатаясь и нетвердо ступая, двинулся к порталу, через

который убежала Канаме.

Нужно ее догнать. Немедленно.

С ней что-то случилось. Что-то очень плохое. Иначе она не стала бы стрелять в

него и Тессу.

– Соске, погоди. Прошло уже несколько минут. Гнаться за ней бессмысленно, –

опять схватил его за штанину Лемон.

– Отпустите!..

Соске одним рывком стряхнул его руки.

– Успокойся! Нужно сначала понять, что здесь произошло.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 16; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.161.114.92
Генерация страницы за: 0.243 сек.