Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Память о том , что я здесь был – налицо . 9 страница




– Она… она больна. Скорее всего, повредилась рассудком…

– Берегись!!!

Лемон, как мог, напрыгнул на Соске и повалил на пол. В тот же самый миг над

ними брызнули автоматные очереди, по полу резко защелкало, посыпались искры.

Стреляли со стороны южного входа в зал. Расстояние составляло около ста метров. Там

мелькнули несколько вспышек, подсветивших силуэты вражеских боевиков, но

определить, сколько их было, было невозможно.

– Все-таки нас нашли.

Беглецы были так ошеломлены и сбиты с толку, что совсем забыли о том, что за

ними охотятся и утратили бдительность. Соске, скрипнув зубами, проклял свою глупость,

вытащил из-под себя карабин и дал сдачи. Впрочем, пока все было еще не так уж плохо.

Расстояние было большим, зал затопила темнота. Попасть в цель было непросто.

– Бежим.

Держа карабин одной правой рукой и стреляя одиночными для прикрытия, Соске

левой вытащил зажигательную гранату и запустил ее в сторону врагов. Вспышка резанула

по глазам, и стена пламени и дыма на время укрыла их от взглядов противников. Картинка

на экранах приборов ночного видения тоже наверняка свернулась от мощной засветки,

тепловизоры в таких условиях тоже были бы неэффективны.

 

Припадая на раненую ногу, Лемон попытался поднять Тессу. Соске кинулся к ним,

одним движением перенял ее, бросил через плечо и тяжело побежал к спасительному

темному провалу ближайшего выхода из зала.

– Быстрей!

В противоположном конце зала тоже моргнули вспышки выстрелов. Под сводами

снова перекатилось гулкое эхо. Их окружали.

– Лемон, направление?..

– Сюда.

Прохромав по коридору и оказавшись на т-образной развилке, Лемон указал в

сторону северного коридора. Обернувшись к замешкавшемуся Соске, который

оглядывался и явно колебался, не в силах решить, что делать, он закричал:

– Чего ты тормозишь!? Враги идут по пятам!

Но Соске никак не мог оторвать взгляда от коридора, ведущего в противоположном

направлении. В свете фонарика на накопившемся за десятилетия на полу толстом слое

пыли четко отпечатались следы. Отпечатки ботинок Канаме.

Если бы он был один, то немедленно бросился бы за ней и догнал, как бы быстро

она ни бежала.

– Соске, ты слышишь?!

Бросить Тессу и Лемона и погнаться за ней? Судя по тому, в каком направлении

вел этот коридор, там обязательно должны были встретиться враги – они подступали как

раз оттуда. Она прибежит прямо к ним в руки. На раздумья остались буквально секунды.

Погоня за ней немедленно перерастет в новую схватку. Это его не пугало, но он

был уверен, что Лемон и Тесса ни за что не смогут спастись, если он оставит их на

 


 

 



произвол судьбы. Тесса понадобится амальгамовцам для допроса, но Лемона просто

пристрелят, в этом не было сомнений. Если вспомнить слова Леонарда, то Канаме ему

необходима позарез – ее он тоже не убьет, конечно же.

Что же делать?

Канаме. Наконец-то, они встретились, и вот…

– Твою мать!..

Разум одержал победу над чувствами – с крошечным, микроскопическим

перевесом.

Загнав щемящую боль и плохие предчувствия поглубже, Соске повернулся спиной

к цепочке исчезающих во мраке следов и побежал за Лемоном.

Если применить логику, то гнаться за беглянкой очертя голову действительно

неразумно – это кончится только бессмысленной гибелью в схватке с превосходящим

противником. Первая задача сейчас – выбраться втроем на поверхность, спасти

беспомощных друзей.

Новый шанс освободить Канаме обязательно появится – он повторял себе это вновь

и вновь.

– Бежим куда нужно? – спросил он Лемона.

– Скорей всего. На севере есть вентиляционная шахта с лестницей, мы выберемся

на противоположной стороне полигона.

За спиной загрохотали шаги, отражаясь гулким эхом. Нырнув за угол, Соске

выпустил пару одиночных, чтобы сдержать преследователей. Беглецам не оставалось

ничего иного, как сломя голову мчаться к заветному «черному ходу» запутанного

подземного лабиринта.

 

 

Канаме прекрасно представляла себе, что делает.

Соске умер. Тесса тоже умерла.

Она убила их собственными руками – ничего другого не оставалось.

Бедняги. Даже теперь при мысли о них в груди что-то болезненно сжималось.

Весьма прискорбно и неприятно. Но эти двое больше не были нужны. Хрупкая

дружба, изначально обреченная любовь – здесь не могло быть никакого логического

продолжения. Что толку терзаться, если им все равно не суждено быть вместе? Ведь этот

мир в недалеком будущем окажется перезапущен. Начнется с чистого листа.

Нет смысла переживать из-за того, что случится в тупиковой ветке истории. Какая

разница, кто умрет, а кто останется бессмысленно влачить последние дни? В конечном

счете, это все не имеет значения – пока жива она.

Для начала нужно ознакомиться со сложившейся ситуацией.

Леонард Тестаросса, один из предводителей Амальгам. Человек, который

последует за ней. Кажется, он уже начал необходимую подготовку. Останься она прежней

– даже если бы в ней сохранилось хотя бы десятая часть старой личности – Канаме ни за

что на свете не стала бы с ним сотрудничать.

Но теперь все было иначе.

Она поняла, наконец. Элементарный метод решения всех проблем – самый простой

и надежный. Миссия, доверенная ей Софией. Осознание того, что она осталась

единственным человеком, способным спасти этот мир, понимание величия и значимости

того, что предстояло совершить, наполнило ее грудь восторгом и гордостью.

Миновав длинную широкую потерну, она увидела человека, который ждал ее.

Леонард.

Закинув ногу за ногу, он с удобством развалился на старом металлическом стуле,

стоящем посреди прохода.

– Заждался?

– Нет, нисколько, – ответил он с любезной улыбкой. – Ты проснулась, наконец.

 


 

 

– Да. Прости, что заставила дожидаться.

Улыбнувшись в ответ, она грациозно приблизилась и положила руки ему на плечи.

– Ты уже начал подготовку?

– Осталось совсем немного. Мы трудимся уже полгода.

– Тогда – идем.

– Куда угодно, моя госпожа.

– Я слегка продрогла.

Леонард без слов сбросил багряный плащи и одним движением, в котором

смешались элегантность и почтительность, набросил на плечи Канаме.

– Благодарю. Ты так добр. Надеюсь, больше не поднимешь на меня руку?

– Ни в коем случае. Ведь для этого больше нет нужды, не так ли?

– Да. Я больше не стану капризничать.

У них больше не было причин для разногласий.

Двое союзников зашагали по проходу в ту сторону, где их почтительно ожидали

амальгамовские боевики.

 

 

Вынужденное неделикатное обращение заставило Тесcу прийти в себя раньше, чем

можно было предположить. Болтаясь вниз головой на спине Соске, она застонала и

пошевелилась. Кажется, сначала она не была уверена, что ноги послушаются, но потом

все же слабым голосом попросила опустить ее на землю.

– Вам плохо? – сочувственно поинтересовался Лемон.

– Н-нет. Ничего. Вам пришлось гораздо хуже, чем мне. Но, главное, мисс Канаме…

– Она ушла. Оставила нас и ушла, – угрюмо ответил Соске, подталкивая их вперед,

к маячившей впереди лестнице. – Не знаю почему, но она явно была не в себе. Что там

произошло?

– Как вам сказать… – Тесса заколебалась.

– …Объясните! Что на нее нашло?!

Такого Соске она еще не видела. Он не только грубо прервал ее, но и схватил за

тонкие плечи, повернув лицом к себе. В его голосе смешались давно копившееся

раздражение, гнев, щемящая боль. Правда, в следующую секунду он опомнился, выпустил

едва стоящую на ногах Тессу и покаянно пробормотал:

– Э-э-э… простите, командир. Я… я забылся.

– Н-ничего. Я заслужила.

– По дороге я столкнулся с Леонардом. Кажется, он в курсе здешних дел. Говорил,

что-то вроде того, что Чидори даже без его помощи обязательно попадет в самую

глубокую часть подземелья и встретится… встретится с призраком.

– Вот как. Он был так убежден…

– В чем именно?

– В том, что это дело ее рук. А я не верила, и, получается, что напрасно. Но даже

сейчас я не могу объяснить до конца, что здесь происходит. В сердце подземелья осталась

«тень» той, кто была объектом эксперимента, проводившегося с ТАРОСом восемнадцать

лет назад и закончившегося трагедией. Перекрещивающиеся из будущего и прошлого пси-

волны создали в точке концентрации кристалл, явившийся проводником ее сознания из

омнисферы. Этот кристалл – материализация, воплощение «Шепчущей». Антенна,

ретранслятор, передающий информацию из будущего и дальше – к нам. Я организовала

экспедицию в эти руины ради того, чтобы уничтожить антенну. Если не сделать этого,

остановить проникновение черных технологий из вероятного будущего в наш мир и наше

время невозможно.

– Леонард назвал Чидори «Шепчущей».

 


 

 

– Теперь… теперь он прав. Наверное. Я понятия не имею, какие механизмы

сработали, и как такое вообще могло случиться… я действительно не знаю. Но почему

именно она?..

Соске буквально почувствовал, как осознание страшной правды прорастает в его

мозг ледяными кристаллами. Вонзается стальными иглами. Он не знал всех деталей, но то,

что творилось перед его глазами, неумолимо вело к единственному выводу.

– Она одержима? Ее сознание захватила эта «Шепчущая»?

Ни подтверждения, ни опровержения. Тесса молча шагала вперед, и он вдруг

заметил, как дрожат ее плечи. Единственное, что она смогла – прошептать ломким, едва

слышным голоском:

– Простите…

Раскаяние и стыд, сожаление, чувство неизбывной вины – эти чувства рвали ее на

части, как жестокий и умелый палач.

– Я… я не подумала. Если бы я хотя бы представила, что так может получиться, я

ни за что бы не позволила ей приблизиться к этому месту… все, все это – моя вина!..

У него не было слов утешения.

Случилось что-то ужасное.

И если бы она не вела за собой Канаме, та не оказалась бы здесь.

Как отчаянно ни пытался Соске подавить жгучее желание обвинить Тессу в

случившемся, он не смог выдавить ни слова, чтобы успокоить ее. Впрочем, она и не

ожидала этого. Убитое молчание свидетельствовало – она понимала, что извинения или

покаяние совершено бессмысленны.

Не в силах выдержать гнетущую тишину, Лемон попытался ее утешить.

– Вы не правы, мисс Тестаросса. Тогда уж и я виноват – ничего не понял и не смог

вас удержать. Кто же мог предвидеть такое? Это было неизбежно, не надо себя винить.

– Благодарю вас. Но именно у меня была необходимая информация, и я все равно

ничего не поняла. Не смогла сложить дважды два, – ответила та безжизненным голосом.

«Какой же я подлец», – думал Соске.

Даже теперь он не мог раскрыть рта – словно у него свело скулы. Почему он не

поддержал ее? Почему он не сказал: «это не твоя вина», как Лемон? Виновный в ничуть

не менее страшных ошибках, какое право он имел судить Тессу?

Но даже теперь он не мог подавить бессильный гнев.

Нет. Он знал.

Дело было в другой.

Он не мог смириться с тем, что произошло. Не мог смотреть и мыслить здраво. Не

мог отрешиться от своей привязанности, даже предчувствуя, что впереди ждет ужасное

испытание.

Слепо уставившись в темноту мрачного тоннеля, Соске пробормотал одними

губами, так, что его не услышал больше никто:

– Чидори…

Что мне делать, когда мы встретимся в следующий раз?

 

 

Наушники на голове Калинина пискнули: пришло радиосообщение.

Говорит командир группы Альфа. Трое противников обнаружены в секторе F3.

Двое мужчин, одна женщина. Потерял их из вида после скоротечного огневого

контакта. Потери – один раненый. Осуществляю преследование.

Доклад от разведывательной группы, ретранслированный из глубин мрачного

подземелья, наверняка относился к Соске и двум другим беглецам. «Женщина» – это,

скорее всего, Тереза Тестаросса. Находившиеся в его подчинении боевики не сумели их

схватить.

 

 


 

 

– Продолжайте преследование. Не нажимайте – двигайтесь медленно. По

возможности взять девушку живой, она – носитель важной информации.

– Альфа вас понял.

Радиоголос, фоном для которого служили торопливые и беспорядочные выстрелы,

пропал.

Даже с поддержкой ретрансляторов связь работала отвратительно. Управление

продвижением десяти разведывательных групп сквозь запутанный подземный лабиринт

представляло собой поистине головоломную задачу. Дополнительная и совершенно

непредвиденная сложность возникла, когда оперативники спустились на самые глубокие

уровни.

Эпидемия дежавю.

Пехотинцы теряли рассудок. Даже без физического ущерба нарушение работы

коммуникационных систем и взаимодействия разведгрупп создало достаточно проблем.

Получив строгий приказ двигаться дальше, они пытались его выполнить, но под накатом

волн дежавю многие утрачивали способность ориентироваться в пространстве, начиная

бестолково тыкаться в разные стороны. Чем глубже они спускались, тем чаще случались

приступы. В итоге несколько групп едва не перестреляли друг друга. Предупреждение и

вмешательство Калинина предотвратило братоубийственную схватку в самый последний

момент.

Но некоторое время назад все эффекты дежавю без предупреждения исчезли.

В недрах экспериментального полигона что-то произошло – Калинин был в этом

уверен. Вероятно, нечто, связанное с загадочным сообщением Леонарда, которое майор

получил перед началом операции в подземельях. Загадочные слова о том, что Чидори

обязательно должна была выжить во время катастрофы Ми-26, и теперь, независимо от ее

собственной воли, судьба ведет ее в самое сердце зловещего подземного лабиринта. Что-

то о встрече с «Шепчущей»…

Нет. Не стоит углубляться в эти мысли.

Что бы ни явилось причиной, связь и взаимодействие всех подчиненных майору

отрядов наладились. Несмотря на то, что проникшая в подземный зал группа действовала

неуклюже и упустила Соске и его подопечных, ближайший выход на поверхность через

вентиляционную шахту был уже перекрыт другой командой. Каким бы умелым бойцом он

ни был, спастись беглецам не удастся.

Подчиненные майору амальгамовские десантники получили приказ стрелять на

поражение. Они прикончат Соске без малейшего колебания. Если Тереза Тестаросса будет

сопротивляться, ее ждет та же судьба.

Что будет значить для него их смерть? Сумеет ли он с ней смириться?

Мысль всплывала с раздражающей настойчивостью, снова и снова.

Это не имеет значения. Если они погибнут здесь, все кончится. Калинин знал, что

должен решительно отбросить колебания – командиру должен иметь стальное сердце.

На память пришли события во время нападения на остров Мерида. Тогда он не

смог решиться удалить из базы данных «Туатха де Данаан» координаты тайного склада,

который подготовил по старой привычке рассчитывать на самое худшее. Майор все еще

не мог до конца поверить в слова Леонарда, когда тот намекал на предсказанный

солнечный шторм. Тот самый, что был с сокрушительной эффективностью использован

для разгрома Митрила. Майор колебался, и результатом стало то, что ТДД, оказавшись в

критической ситуации, получила возможность восполнить жизненно-необходимые

материалы. И, в итоге, продолжить сопротивление.

Но теперь все было иначе. Больше – ни капли милосердия.

Всей душой приняв миссию, несомую Леонардом, Калинин принял решение

следовать за ним и выполнять его приказы. Мысль об этом помогла избавиться от

грызущего беспокойства, и неудобных воспоминаний.

Он знал, чувствовал всей душой – этот мир не должен быть таким.

 


 

 

Теперь Андрей Сергеевич Калинин был абсолютно уверен.

Он больше не будет колебаться. Всякий, кто встанет на пути, кто попытается

помешать – будет уничтожен. Даже если это будут бывшие товарищи.

Соске, ты – тоже не исключение. Если ты умрешь здесь – значит, такова судьба. И

даже если нет, чтобы остановить меня, тебе потребуется настоящая решимость. Ты

знаешь. Самое главное в вооруженном противостоянии – стальная решимость и

готовность принести любые жертвы ради победы.

 

– Стой, кто идет?! – выкрикнул один из амальгамовцев, поднимая оружие.

Лучи фонарей, в которых плавала поднятая неосторожными шагами пыль,

копившаяся здесь десятилетиями, скрестились на паре, появившейся из темного тоннеля.

Мужчина и женщина.

Леонард Тестаросса и Чидори Канаме.

– Не стрелять!

Но дальше приказывать не требовалось – боевик, рассмотрев приближающихся

людей, и сам торопливо опустил автомат.

Леонард в противоперегрузочном комбинезоне и Канаме, с плеч которой тяжелыми

складками спускался багряный плащ. Они шагали неторопливо и величаво, не снисходя до

таких мелочей. Судя по всему, слияние, о котором загадочно говорил Леонард, прошло

успешно.

Но…

Майор не узнал Чидори. Откуда эта торжественность и царственность?

Так выступает не семнадцатилетняя девушка, это поступь могущественного

монарха, у ног которого весь мир покорно простирается ниц.

Постойте… но ведь – это правда.

Действительно, перед ним горделиво выпрямилась властительница, с которой не

мог помериться силой ни один человек на Земле.

Калинину и Фаулеру выпала великая честь – верно служить ей, нести ее шлейф,

жмурясь в сиянии неизмеримого могущества.

– Рад видеть вас в добром здравии.

– О, да. Мы тоже, друзья мои, мы тоже, – с усмешкой кивнул Леонард.

– Согласно докладам, Сагара и остальные беглецы намереваются спастись через

аварийный выход в северной части комплекса. Там мы сможем окружить и отрезать их.

– Сагара? – подняла бровь Чидори Канаме. – Вы ошибаетесь, мистер Калинин. Я

убила Соске и Тессу своими собственными руками.

– Как так?..

– Очень просто – по пуле в голову. Каждому.

Эти слова не только противоречили докладам подчиненных Калинина, но и

заставили его незаметно содрогнуться. Он не ожидал, что девушка сможет говорить о

смерти Соске и своей подруги так безразлично и небрежно.

– Виноват, но мои оперативники минуту назад сообщили…

Подняв руку, Леонард прервал майора.

– Не имеет значения.

– Но…

– Все в порядке, мистер Калиум.

Калинин повиновался и умолк. Ситуация не допускала дальнейших возражений.

Потом вздохнул и продолжил:

– …В настоящий момент ведется преследование троих противников. Их скоро

перехватят и уничтожат.

– Прекрасно. Поступайте, как сочтете нужным.

– Так точно.

 

 


 

– Эти руины меня раздражают, – произнес Леонард. – Здесь не осталось больше

ничего, что нам бы потребовалось. Подготовьтесь к отходу.

– Вас понял.

 

 


 

 

– До встречи, мистер Калинин, – кивнула Канаме и зашагала по тоннелю в сторону

шахты, ведущей на поверхность.

Следуя за своими подчиненными, которые выстроились вокруг начальства,

подобно императорскому эскорту, майор мрачно нахмурил седые брови. Его вдруг

неожиданно охватило дурное предчувствие. Он не совсем понимал, чем оно могло быть

вызвано, и что означало, но одно ощущалось ясно – тоскливое чувство утраты.

Тряхнув головой, чтобы отделаться от тяжелых мыслей, Калинин вызвал по радио

находившегося на поверхности Каспера.

– Мистер Цинк, какова обстановка?

– Все под контролем. Вебер пока не появился.

– Он постарается деблокировать Сагару и своего командира. Уничтожьте его

немедленно, как только войдет в зону видимости.

Непременно! – их наушника донесся смешок. – Жду с нетерпением. Это будет

увлекательно.

 

 

Зафиксированы выстрелы из стрелкового оружия .

Н а п р а в л е н и е – 1 1 ч а с о в . К в а д р а т Э х о - 4 , – тонким женским голоском

доложил искусственный интеллект бронеробота.

– Так. Кажется, зашуршали, – пробормотал Курц, пристально всматриваясь в

выпрыгнувшие на монитор кокпита формуляры.

Его М9 замаскировался на позиции в трех километрах на северо-восток от Янска-

11. На протяжении предыдущих двух часов он осторожно и бесшумно полз, скрываясь

среди густо натыканных пихт и елей, всеми силами стараясь не попасть на глаза

противнику. Затея увенчалась успехом – до предела снизив радиообмен и выключив всю

излучающую аппаратуру, используя голографический камуфляж системы ECS и все свое

мастерство, он осторожно приблизился, перебрался через хребет и занял выгодную

позицию.

Выбрав подходящий выход скальной породы, Курц плотно приложил пальцы

обоих манипуляторов к замшелому камню и замер, ловя высокочувствительным датчиком

вибраций ничтожно слабые звуки, доносящиеся из-под земли.

Реакция появилась.

В подземельях экспериментального полигона беспрерывно гремели выстрелы и

взрывы. Селектировать звук шагов, да еще и на таком фоне, было невозможно даже столь

прецизионным прибором, но у него не было сомнений – одна из сошедшихся в

перестрелке сторон значительно уступала другой в количестве.

Прокрутив усиленную и очищенную запись из квадрата E4, Курц уловил

характерный звук. Он был не очень четким, мешало многократно переотражающееся эхо,

но сомнений быть не могло – это были выстрелы германского карабина, которым был

вооружен Соске. А главное – ритм стрельбы. Большинство людей, даже специалистов,

ничего бы не заметили бы, но Курц узнал его мгновенно. Стрелял Соске. Огрызался

огнем, сдерживая нападавших.

– Везучий засранец! Опять уцелел, – хмыкнул Курц и включил режим голосового

управления. – Контролировать квадрат Е4. Уточнить дистанцию и направление.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 43; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.224.109.48
Генерация страницы за: 0.123 сек.