Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Прошу прощения. Я умолкаю. 1 страница




«Когда-нибудь мне придется вышибить его искусственные мозги», – серьезно подумал Соске.

 

 

21-ое декабря, 03.51 по местному времени

западная часть Тихого океана, глубина 250 метров

«Туатха де Данаан[19]», конференц-зал №1

 

 

– В этот момент, э-э-э…

Совещание по итогам операции по уничтожению пиратской базы подходило к концу. Добравшись до момента атаки «Арбалета» противотанковой ракетой, Мелисса Мао замялась и попыталась дать обтекаемое объяснение:

– В следующий момент одновременно произошли два события: хорошее и плохое.

– Что же, расскажите сначала о хорошем, – сказал командир подразделения SRT[20] Белфанган Крузо, который слушал эту печальную историю. Высокий темнокожий мужчина лет тридцати, с острыми нахмуренными бровями, он был одет в зеленый полевой комбинезон, и его лицо было лицом настоящего воина, уверенным и бесстрашным.

Mao продолжила.

– «Арбалет» задействовал лямбда-драйвер и отразил попадание противотанковой ракеты. Помимо этого, он также собрал много новых и ценных данных.

– Это очень важно. Несмотря на то, что это получилось случайно, хорошая работа, сержант Сагара... однако, доводить дело до последнего рубежа защиты все же не стоит. Это ненужный риск.

Соске, одетый, как и все остальные, в полевую форму, лишь молча кивнул.

– Ну, что дальше? Что это было за плохое событие?

– По командиру пиратов, выпустившему ракету в Соске, открыл огонь Курц. Он использовал головные 12.7-мм пулеметы… – Мао замешкалась, зачем-то взглянула на экран свое ноутбука, – … и выпустил 54 патрона, так что от него ничего не осталось.

– Ага.

Крузо не казался слишком удивленным, и даже полуприкрыл глаза, но его выдавали двигающиеся на скулах желваки.

– Чудесно. Возникает только вопрос, как мы сможем допросить главаря пиратов, которого разорвало на куски? Пожалуйста, скажите мне, Вебер.

– Ха-ха. Это вполне возможно. Нам надо будет спросить у монахов с горы Озоре[21]. Если только кто-нибудь из них говорит по-китайски, – с саркастической усмешкой ответил Курц Вебер, сидевший рядом с Соске.

– Это была просто шутка, сержант.

– Я знаю, лейтенант.

Крузо и Курц обменялись угрожающими взглядами, и Мао, сидевшая по другую сторону стола, тяжело вздохнула.

Эти двое не ладили между собой с самой первой своей неприятной встречи. Они вместе побывали уже не в одном бою, но до сих пор оставалось загадкой, почему Курц не выпустил «шальную» пулю в спину Крузо.

– Э-э, простите, – дипломатично вмешался в разговор капрал Янг Дзюнг Ку, и подал Курцу руку помощи, – не похоже, чтобы в тот момент был иной выбор. С дистанции, на которой находился Курц, электрошокер был неэффективен, к тому же все было окутано дымом. Также не было гарантии, что противник не попытается выстрелить еще раз. Поэтому быстрое устранение угрозы было единственной альтернативой.



Янг обычно выступал последним на таких собраниях.

– Кто-нибудь еще желает выказаться? – спросил Крузо, осматриваясь.

Все присутствовавшие, включая Мао и Соске, покачали головами.

Крузо, наконец, согласился с точкой зрения подчиненных.

– Хорошо. В таком случае, придется считать, что это было неизбежно. Я доложу об этом майору. Скорее всего, это пиратское логово не имело никакой связи с «Амальгам». Это означает, что мы потеряли еще одну нить. На данный момент мы так и не имеем представления о том, где находятся базы противника, а также о действительном характере их организации.

– Как насчет результатов изучения «Веномов» и «Бегемота[22]»? – спросила Мао.

Подразделения Митрила сумели собрать остатки нескольких уничтоженных в боях бронероботов, предположительно разработанных в Амальгам. С тех пор, как они захватили то, что осталось от «Бегемота», прошло уже почти шесть месяцев. Исследовательское и Разведывательное управления Митрила анализировали их механизмы и устройство, пытаясь идентифицировать производственные компании, которые изготовили узлы бронероботов.

– Основные агрегаты – неизвестного происхождения. Измерительные приборы и прочая электроника – западная или японская, и может происходить откуда угодно.

– Вы шутите. Они должны легко определить фабрики, которые способны производить механизмы такого высокого уровня.

– Безусловно. Если они расположены на западе. Однако когда специалисты проанализировали конструкторские решения и особенности проекта, возникло серьезное подозрение, что «Веном», скорее всего, является прототипом нового поколения бронероботов, которое недавно появилось в Советском Союзе.

– Вы имеете в виду образец под названием «Шэдоу[23]»?

«Шэдоу» Зу-98. Кодовое название модели бронеробота третьего поколения, которая находилась в разработке в Зейском[24] конструкторском бюро. Она планировалось на смену Рк-92.

О существовании нового типа БР на Западе стало известно всего месяц назад. Даже «Митрил» пока еще не имел подробных сведений о нем, но, как стало известно, советские конструкторы преуспели в создании перспективной электромагнитной движительной системы благодаря применению компактного, но мощного палладиевого реактора, аналогичного примененному на М9. Тактико-технические данные этой машины не только сравнялись, но даже фактически превзошли спецификации M9.

«Веном», скорее всего, являлся вариантом «Шэдоу».

– Мы все еще остаемся на стадии предположений. Говоря с точки зрения конструктивного устройства, можно заключить, что между новым бронероботом Зейского конструкторского бюро и «Веномом», а также нашими М9 и «Арбалетом», много общего.

Возвращаясь к основной теме, нужно обратить особое внимание на ключевое слово «Бадам», то, которое слышал Сагара в Гонконге. С другой стороны, Гаурон мог специально пытаться ввести нас в заблуждение.

– Но лейтенант! Не может быть сомнений в том, что это слово было каким-то намеком, – встрепенулся Соске.

Предположение Крузо вполне могло быть верным, но, по некоторым причинам, Соске не верил, что слово, которое Гаурон сказал ему в Гонконге, было только ерундой.

– Согласен. Еще это могла быть западня... В любом случае, план наших действий состоит в том, чтобы сохранять максимальную боеготовность. Впрочем, анализ информации – не наша работа. Мы должны уничтожать противника. С этого момента любые операции, где имеется возможность собрать любую информацию, пусть даже незначительную, о БР типа «Веном», являются приоритетными. Майор Калинин полагает так же. Запомните это.

Присутствующие согласно закивали.

– Хорошо. Каждый участник операции должен до семи часов завтрашнего утра подготовить для меня рапорт. Мне нужны три человека для охраны пленных пиратов. Назначаю вас ответственным, сержант Вебер.

– Что?! Почему это я должен…

– Это приказ. Принимайте командование, выберите нескольких охранников из состава подразделения PRT[25], и дайте им указания. Понятно? Вы несете всю ответственность. Я не хочу повторения случая у островов Перио.

– Понятно, – ответил Курц более мирным голосом, вспомнив гибель прошлого командира подразделения SRT капитана МакАллена.

– Тогда все свободны. Хорошо поработали сегодня.

Бойцы Митрила встали и покинули конференц-зал. Начались разговоры.

– Что еще? – спросил Крузо, заметив, что Мао осталась на месте.

– Почему ты назначил Курца? Я сама могла бы сделать это.

– Ему необходим опыт командования. Хочу научить его быть более ответственным.

– Ах, вот как, – понимающе кивнула Мао.

– И это еще не все. Я говорил с майором Калининым и капитаном первого ранга Тестароссой. Ты теперь – младший лейтенант, и мы должны подыскать старшину для подразделения SRT. Кандидаты, которые у нас есть – Сагара, Сандарапта, и Вебер. Но Сагара слишком молод, да и работает на полставки, Сандарапта не годится в командиры, а кроме того…

– Что, кроме того?

– Если вспомнить слова той девочки, Чидори Канаме, во время инцидента у островов Перио[26], когда МакАллен обратился к Гуену в последний раз, он сказал ему: «Позови Вебера и остальных». Майор отсутствовал, ты была ранена. Так что тот, кого он выбрал, был именно Вебер. Получается, капитан присматривался к нему. Мне лично он не нравится, но у него есть характер. Он ценит своих товарищей. Я хочу испытать его и посмотреть, что получится.

– Хм.

Заметив улыбку Мао, Крузо приподнял бровь.

– Что?

Когда они были наедине, Крузо снова становился таким, каким он был в те дни, когда они оба еще не были офицерами.

– Ничего. Посмотрим, что из этого выйдет.

– Не дразни меня. Майор будет некоторое время отсутствовать. Тогда над вами не будет никого кроме меня.

– Это верно. Я рассчитываю на тебя, Бел.

– Да ради бога …

Засунув портфель под мышку и приняв свой обычный угрюмый вид, Крузо вышел из отсека.

 

Вернувшись в отсек, где располагались члены команды SRT, Соске запустил свой ноутбук и принялся составлять рапорт.

Курц ворчал и жаловался некоторое время, но, тем не менее, отправился организовать охрану пленников.

В комнате стало тихо. Поспешив с завершением бумажной работы, Соске смог бы успеть на вертолет, отправляющийся в Токио после всплытия субмарины на поверхность.

Некоторые члены команды считали, что такое специальное отношение – это слишком для обычного унтер-офицера. Но его это не волновало. Сейчас он беспокоился лишь о том, как бы успеть вовремя. «Транспортировка осуществляется по возможности», так было твердо заявлено в его новом контракте. То есть, если ли он не сможет запрыгнуть в попутный транспортный вертолет, ему придется выплачивать стоимость топлива.

– Куда ты идешь? – спросила Мао, быстро печатавшая на таком же портативном компьютере.

– Найти что-нибудь поесть.

– Ага... понятно. Хорошо, береги себя[27].

– Увидимся позже.

Выходя из отсека, он увидел, что Мао торопливо схватила внутренний корабельный телефон, но его это не особенно заинтересовало.

Он поднялся по расположенному поблизости трапу, и неторопливо побрел по проходу вниз.

Пройдя мимо второго информационного табло, он неожиданно столкнулся с командиром подводной лодки. Кроме Тессы, вокруг не было ни души.

– Ах... мистер Сагара, – воскликнула Тесса, она же – Тереза Тестаросса.

Тонкая, миниатюрная девушка с заплетенными в косу пепельно-серебристыми волосами была того же возраста, что и Соске. На плечах ее повседневной[28] униформы цвета хаки мерцали знаки отличия капитана первого ранга. По непонятной причине, она выглядела несколько запыхавшейся.

– Капитан.

Соске приготовился уже вытянуться во фрунт и молодцевато отдать честь, но вспомнил, что она ненавидит такие формальности, и ограничился четким кивком.

– Вы решили передохнуть?

– Да, пока корабль движется крейсерским ходом. Я немного проголодалась, так что оставила все остальное на мистера Мардукаса.

Она продолжала, внимательно глядя на него:

– Не хотите перекусить вместе со мной?

– В кафетерии?

– Да. Если вы согласны, пойдемте?

– Так точно, мэм, именно туда я и направлялся.

Дальше они зашагали вместе. Кафетерий закрылся незадолго до того, как они пришли. Там было пусто, поскольку ночь уже склонилась за полночь, и, конечно, ничего съестного на столе не осталось.

– Посидите пока здесь. Я что-нибудь нам приготовлю, – быстро сказала Тесса и прошмыгнула на камбуз. Соске почувствовал себя неуютно.

– Капитан, это неправильно. Это я должен… – начал было он, но остановился, поскольку Тесса обиженно уставилась на него.

– Вам не нравится еда, которую я готовлю?

– Нет, я не это имел в виду…

– А вот то, что готовит Канаме, вы всегда кушаете.

Увидев его растерянность, Тесса хихикнула.

– Хорошо. Почему бы вам не попробовать мою стряпню, для разнообразия?

– Вас понял. С удовольствием попробую.

Еще недавно он почувствовал бы себя ужасно неловко и напряженно, и непременно вылез бы с предложением типа: «давайте лучше я» или «чем я могу помочь».

Ну, на самом деле, все в порядке.

Соске поразмыслил, и просто уселся на стул в кафетерии.

– Я слышала, что вам трудно пришлось на острове Бадаму, – произнесла Тесса из камбуза.

Он слышал, как открывается и закрывается дверца холодильника и звон посуды.

– Никак нет, мэм. Это было несложное задание.

– Но ведь вам пришлось использовать лямбда-драйвер, верно?

– Извиняюсь. Если бы не моя небрежность, мне не пришлось бы прибегнуть к нему.

– Все закончилось хорошо. Похоже, вы постепенно привыкаете к «Арбалету»?

– Да, мэм. Но, иногда, Ал меня раздражает. Он то и дело принимается говорить разную ерунду. Мне раньше не приходилось слышать о таких болтливых операционных системах.

– Это не операционная система.

– Мэм?

– Я уже говорила вам, правильно? «Арбалет» – ваше «альтер эго». Представьте себе, если бы выросли при других обстоятельствах, вы, возможно, походили бы на Ала.

– Пожалуйста, не говорите так, – сморщившись, сказал он, и стук ножа по разделочной доске внезапно прервался.

– О, простите, – удивленно сказала она.

Соске внезапно осознал, что непроизвольно нагрубил ей, и принялся извиняться:

– Прошу прощения, я просто ...

– Ничего. Вы сейчас вели себя так, будто разговариваете с Мелиссой или Вебером.

– Как это?

– Именно так. Мне понравилось, – она хихикнула.

– Я... чувствую себя немного неловко.

– Также как и я. Странное чувство, – в ее голосе послышалось легкое волнение.

Некоторое время Тесса продолжала готовить. Он слышал, как она помешивает что-то, бульканье кипящей воды в кастрюле, шкворчание чего-то, жарящегося на сковородке. Потребовалось целых шесть месяцев, чтобы он смог говорить с ней так непосредственно и искренне. Та, о которой он с робостью думал раньше, как о неприступной, далекой богине, оказалась просто очаровательной девушкой. Теперь Соске чувствовал горячую привязанность к Тессе и был счастлив, когда она говорила с ним вот так запросто, как сейчас. Глядя, как она готовит, деловито склонив голову, он вспоминал Канаме, когда та возилась в своей маленькой кухне.

– Готово.

Тесса вышла из камбуза, в руках ее была большая сковородка пасты[29].

– Это спагетти Карбонара. Я иногда готовлю себе после работы.

Вооружившись вилкой и ложкой, она наполнила его тарелку. Заклубился пар. Макароны были политы расплавленным сыром и сливочным соусом, от них поднимался аромат черного перца и чеснока.

– Не так уж сложно приготовить. По крайней мере, это у меня получается лучше, чем борщ мистера Калинина. Так что не волнуйтесь.

– Это радует, – честно сказал Соске, и отправил в рот первую порцию макарон. Глаза его внезапно расширились. Действительно, это было…

– Восхитительно!

Непонятно почему, Тесса подпрыгнула и выставила вверх пальцы, сложенные рожками, «V» – знак победы.

– Ура... план сработал! Теперь закулисные интриги мисс Канаме ей не помогут... – пробормотала про себя Тесса, и Соске взглянул на нее озадаченно.

– Мэм?

– Ничего, это я сама с собой… Пожалуйста, кушайте!

– Спасибо...

Проголодавшийся Соске быстро съел все, что лежало на тарелке, попутно обдумывая ее странные слова.

Тесса, подперев щеку ладонью, рассеянно наблюдала, как он стремительно орудует вилкой.

– Мистер Сагара, не хотите добавки? – спросила она чуть погодя.

– Да, пожалуйста.

Соске, который обычно не имел привычки объедаться, быстро подставил свою тарелку. Конечно, если бы ему пришлось сейчас отправляться на задание, он отказался бы и не стал предаваться обжорству. Набитый желудок затуманивал мышление, ухудшал реакцию, а в случае ранения в живот повышал вероятность летального исхода. Однако сейчас он находился на борту подводной лодки и мог не волноваться о таких вещах. Если Курц, конечно, будет охранять пленных, как следует.

– Вкусно получилось? – спросила Тесса, сменив тему.

– Да, восхитительно.

– Хорошо, – сказала она с робкой улыбкой. Отчего-то на ее щеках заалел румянец. Наевшийся Соске расслабился, чувствуя в то же время какую-то легкую виноватость.

– Э-э... на следующей неделе уже наступит Рождество, правильно? – немного нерешительно проговорила она.

– Я не вдавался в детали, но кажется так.

– А вы знаете, что за день – 24-е декабря?

– Слышал, что этот день называют «Сочельником».

Даже Соске знал, что Рождество – христианский праздник. Но его, долго сражавшегося бок о бок с исламскими моджахедами в Афганистане, это не очень-то интересовало. С другой стороны, он вспомнил о Рамадане, который в этом году начинался за три дня до Сочельника.

В рождественские праздники советские солдаты, которые были его врагами в Афганистане, расслаблялись и частенько забывали об осторожности... именно это было тогда важным для Соске.

Почему она вдруг неожиданно заговорила о Рождестве?

Соске подсознательно напрягся. Тесса, скорее всего, была католического вероисповедания. Конечно, он не думал, что она сейчас начнет обращать его в свою веру, но почувствовал некоторое беспокойство.

– Понятно... Так вы не знаете...

– Мэм?

– Пустяки. Но, мистер Сагара... – Тесса немного заколебалась.

– Да, мэм?

– На самом деле, на двадцать четвертое декабря запланирован праздник для всего личного состава, правильно? После него, Мелисса и еще кое-кто собирались устроить небольшую и неофициальную вечеринку в моей каюте или еще где-нибудь. Я хотела спросить, если у вас нет других планов, не хотели бы вы зайти? – проговорила она с совершенно невинным видом.

– Двадцать четвертого?

– Именно так.

Соске не знал, что и сказать. На этот день была назначена школьная рождественская прогулка на теплоходе.

Он ведь уже пообещал: «Я приложу все усилия, чтобы защитить вас!» Как теперь быть?

У него было не так уж много возможностей углубить отношения с загруженной многочисленными служебными делами Тессой. Соске ценил непонятную доброту, которую она проявляла к нему последнее время, и совершенно не хотел огорчать ее отказом.

– Вероятно, вы заняты в школе, не так ли?..

– Нет, не в этом дело. Я просто еще не...

Пытаясь сообразить, что бы ответить, он вдруг услышал в коридоре стремительно приближающийся топот.

– А, вот вы где!

Запыхавшаяся и взволнованная Mao пулей влетела в кафетерий. Только что она смирно сидела, уткнувшись в свой компьютер, разыскивая что-то, и вдруг…

– Что случилось, Mao?

– Соске! Ты ведь знаешь персидский язык, правильно?

– Говорю немного на афганском диалекте. И что с того? – недоумевая, ответил Соске.

Мао громко закричала:

– Тогда почему ты не заметил?! Дубина!

– Чего?

– Да я про «бадам»! Пришлось покопаться. Исходя из того, что мы знаем о Гауроне, я

проверила, какие языки он мог бы знать, и оказалось, если написать персидским алфавитом «бадаме» – знаете, что получиться?!

– Ну, получится, получится... – «миндаль»?

– Вот и нет! «Миндаль», это действительно – «бадам». А вот если добавить «e»?

– Не знаю, – признался Соске смущенно. Когда он жил в Афганистане, он разговаривал на турецком и фарси – афганском диалекте персидского языка. Мог объясниться и на пакистанском пушту.

Не то, чтобы у Соске был какой-то особый талант к лингвистике, но он знал довольно много разных языков. Просто он запоминал, что мог, общаясь с разными людьми, уроженцами всевозможных племен и стран. Это было обычное дело для Афганистана, где причудливо смешались разноязычные племена.

Однако его фарси уже основательно подзабылся, к тому же, он никогда специально не учился читать или писать на этом языке. Он хорошо знал английские и японские буквы, да еще немного русские.

– Так что же получится, если добавить «e»? Что означает «бадаме»? – озадаченно спросил Соске. Даже Тесса, которая бегло говорила на десяти языках, но не знала персидского, смотрела озадаченно. Похоже, внезапное появление Мао ее слегка расстроило.

– «Куколка»! Это означает «куколку»!

– Что-что?

 

 

21-ое декабря, 15.37 стандартного времени Японии

Токио, средняя школа Дзиндай

 

– Эй, Сагара, – позвала Киоко Токива, одноклассница Соске, подойдя к нему после урока. – Ты знаешь, что двадцать четвертого числа – день рождения Канаме?

Соске вдруг глубоко задумался и не ответил.

– Слышишь меня? Алё, прачечная!

– Ну... когда ты об этом упомянула… теперь знаю, – ответил Соске.

Поскольку Соске не был особенно хорошо знаком с местными обычаями, касающимися дней рождений и всего такого, он совершенно забыл о дне рождения Канаме. Да, он внимательно ознакомился с ее досье перед тем, как приступить к выполнению задания, но…

Тогда он был слишком занят и думал совсем о другом.

На лице Соске промелькнуло выражение боли, когда он понял свою ошибку. Но Киоко, не обращая внимания, продолжала:

– Ты ведь отправишься в круиз, верно? Так вот, я собираюсь устроить Канаме сюрприз. Знаешь, соберемся все вместе и закричим: «С днем рожденья»!

Она бросила взгляд на Чидори, та как раз высунулась из окна и вытряхивала тряпочку, которой стирали мел с доски.

– Мне кажется, она не ожидает ничего подобного в этом году, и я хочу этим воспользоваться. Мы собирались вскладчину купить ей букет, так как, ты участвуешь?

– Участвую?

– Ты что, не понимаешь?.. Все просто, вскладчину, это значит, что каждый дает немного денег. Триста иен с носа. Онегай[30]?!

– Понятно. Конечно, я участвую. Но…

– Но что?

Вытаскивая бумажник, Соске замешкался.

– …Мне очень жаль, но я не поеду в круиз. У меня появились другие дела.

– Ты не поедешь? А что же ты кричал тогда: «Я буду на страже и с ружьем!» или что-то вроде?!

– Э-э... нет. Я просто... – бессвязно забормотал Соске.

– И что же теперь будет с днем рождения Канаме?

– Виноват, но я уже обещал…

– Знаешь, Канаме очень расстроится.

– Ничего не поделаешь.

– И что же у тебя за дела?

Естественно, ученики средней школы Дзиндай ничего не знали о существовании Митрила.

Киоко, конечно, тоже.

– Не могу сказать. Прости...

В этот момент, Канаме положила губку на подставку у классной доски, отряхнула руки и обернулась к ним.

– Ну что?

– А? Нет... ничего… – Киоко деланно засмеялась.

– Чего это вы шепчетесь?

– Ну, как тебе сказать... представляешь, Канаме! Сагара сказал, что он не поедет в круиз! Какая жалость! – вывернулась Киоко, погрозив Сагаре кулачком. Канаме внезапно замерла и перестала перекладывать мелки у доски.

– Ах, вот как, – коротко сказала она.

– У меня много дел. Прости.

– И зачем это ты извиняешься?

– Ну, я просто…

– Вот и хорошо. По крайней мере, путешествие пройдет спокойно. Уж не знаю, куда ты собрался, и чем там будешь заниматься, но желаю тебе славно повеселиться на Рождество. Потому что меня это не волнует ни капельки!

– Но в этот день…

– Что такое?

Соске заколебался, глядя в сторону. Поскольку Киоко стояла рядом, он не мог сослаться на дела Митрила.

– Так, это что-то настолько секретное, что ты не можешь даже намекнуть. Ну что же… я тут ни при чем. Чао. Подарка можешь не ждать, – холодно проговорила она и вылетела из класса.

Киоко, наблюдавшая разговор со стороны, тяжело вздохнула.

– Видишь?! Она на самом деле очень расстроилась!

– Похоже на то, – согласился Сагара, утирая пот со лба. – Но почему? Почему она так рассердилась?

– Ты что, не понимаешь? Ведь это ее день рождения и она огорчилась, что ты не поедешь. Канаме очень упрямая, и никогда не скажет, что ей будет одиноко. Мог бы и сам догадаться.

Слова Киоко были логичными, но Соске все равно не мог до конца понять, что она имела в виду.

– Не понимаю. Неужели день рождения настолько важен?

– Безусловно! Заруби себе на носу!

– Так точно, – сказал Соске, немного подумав. – Но, как ни жаль, я не смогу освободиться в этот день.

Косички Киоко кокетливо подпрыгнули.

– Ясно-ясно… так ты собираешь на вечеринку?

– Да какую там вечеринку… э-э… вечеринка. Вот именно. Именно так. Планы на вечеринку сами могут стать вечеринкой…

– Что?

– Ничего особенного, не волнуйся.

 

После школы Канаме в одиночку направилась в торговый центр станции Сенгава. Она бродила по причудливо разукрашенному магазинчику, заваленному симпатичными куклами, и разглядывала плюшевого Бонта-куна[31], когда сзади нее остановился одетый в деловой костюм мужчина.

– Девушка, не хотите прогуляться? – несколько неуклюже сказал он.

– Я же сказала, зайдите позавчера, Барлоу.

– Ну же, не отказывайся, я тебя чем-нибудь угощу.

Он выговорил это со странной неохотой. Канаме фыркнула.

– Отлично. Похоже, вы хорошо запомнили пароль.

– А нельзя ли нам подобрать другие слова и место встречи? – сказал мужчина, понизив голос.

– Это выглядело бы неестественно. Если бы о нашей связи узнали ваши командиры в Разведывательном управлении, что бы они сказали?

– Лучше помолчи.

Канаме искоса взглянула на него.

Этот человек был агентом Информационного бюро (или Разведывательного управления) Митрила, и имел агентурную кличку «Тень». Задание его состояло в наблюдении за Канаме и ее охране (хотя часть, касающаяся охраны и была сомнительной).

Он был настоящим мастером перевоплощений и всякий раз, когда она его встречала, выглядел по-разному. То он притворялся элегантной пожилой леди, то расхлябанным парнишкой. В следующий раз он маскировался под бизнесмена средних лет, сорокалетнюю домохозяйку, работягу-строителя, страхового агента, и так далее. Она даже не могла сказать с уверенностью, был ли он мужчиной на самом деле.

Канаме восхищалась способностью Тени перевоплощаться. Он даже свободно менял высоту и тембр голоса.

– Знаете, у вас прекрасно получается играть роли. Может быть, вам лучше бросить шпионскую карьеру и стать актером?

– Не лезь не в свое дело.

«Тень», похоже, обиделся и гордо выпрямился.

– Ну, я совсем не хотела вас обидеть.

Должно быть, он с детства мечтал стать великим актером. Но, столкнувшись с жестоким океаном действительности, его хрустальные мечты разбились острыми звенящими осколками. В итоге, ему пришлось заняться таким неприглядным делом – шпионить для подозрительной секретной организации. Вся эта печальная история так живо предстала в воображении Канаме, что она невольно взглянула на него с симпатией и жалостью в глазах.

– Если я наговорила грубостей, прошу прощения. Я не хотела...

– Что, ты навоображала себе нечто драматическое?

– Да нет. Всем иногда приходиться несладко. Не унывайте.

– Тебе легко говорить.

– Зато эта работа сделала вас великолепным актером.

– Именно потому я ненавижу притворяться!

Да, именно так они постоянно и ругались. Похоже, у Канаме была врожденная способность разрушать душевный покой всевозможных шпионов и наемников.

Когда ей хотелось что-нибудь узнать, или у нее просто было немного свободного времени, Канаме подзывала Тень – ведь его работа все равно состояла в том, чтоб следовать за ней. Естественно, они с Соске никогда не сталкивались нос к носу. Поскольку Тень решительно отказывался появиться, когда Соске был рядом с ней, Канаме предположила, что Разведывательное управление, откуда появился «Тень», и Оперативное, к которому принадлежал Соске, имели весьма напряженные отношения.

– Так как, вы узнали что-нибудь? – спросила она, возвращаясь к делу.

– Более или менее. Поскольку это внутренние дела Оперативного управления, я не могу быть уверенным на сто процентов. Что касается оперативной группы «Туатха де Данаан», они не планируют никаких военных операций во время рождественских праздников. Кажется, намереваются устроить развеселый банкет и большую пьянку.

– М-м-м... понимаю, – Канаме вдруг опустила голову.

Она думала, что Соске отказался от путешествия потому, что его посылают на задание. Но оказалось все не так. Он не поедет потому, что собирается участвовать в вечеринке со своими верными боевыми товарищами и, конечно, с той девушкой. Канаме пожалела, что не спросила его об этом напрямик, но, когда дело касалось такого рода отношений, она никак не могла набраться храбрости.

– Интересно, что же это будет за вечеринка?

– Как будто я знаю! Ты беспокоишься еще и из-за круиза, верно?

– А вы проверили и этот пассажирский корабль?

– Проверил. Согласно имеющейся у нас информации, с лайнером все чисто. Никаких темных делишек вокруг не замечено. Хотя нет никаких гарантий, что противник не попытается проделать что-нибудь подобное тому, что случилось в Сунан.

– Вы имеете в виду, что на корабль могут напасть?

– Да. Но вероятность этого невысока. Вражеские организации уже не раз могли убедиться в оперативности, мобильности и высокой огневой мощи оперативной группы ТДД-1, и понять, что с ними лучше не связываться. Вряд ли они попытаются похитить тебя именно во время круиза. Однако …

Тень немного заколебался.

– Что – «однако»?

– Ничего. Я просто хотел сказать, что вероятность нападения на тебя в любой другой день существенно выше. Противнику ни к чему устраивать такой балаган. Им достаточно просто позволить тебе свободно гулять повсюду и тихо наблюдать издалека. В тот момент, когда им захочется, они отделаются от меня и Урц-7, и заберут тебя.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 33; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.144.50.90
Генерация страницы за: 0.048 сек.