Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Прошу прощения. Я умолкаю. 5 страница




Тесса предложила принести чего-нибудь выпить. Mao рассеянно ответила:

– Да, займись чем-нибудь.

– Чай с ромашкой? – спросила она.

– Все равно, – последовал безразличный ответ.

Ее бесполезность стала очевидной.

Понурившись, терзаемая острым одиночеством, Тесса побрела к камбузу для членов экипажа, который находился на той же самой палубе. Это заняло у нее несколько минут. По сравнению с камбузом для пассажиров, этот был чрезвычайно скромен. Она поискала заварку и все остальное, чтобы заварить чай, но смогла найти только несколько кофейных чашек. Она вытащила маленькую упаковку травяного чая, которую прихватила на всякий случай, и, забыв, что делать дальше, тяжело вздохнула.

Она сняла темные очки и потерла глаза. Нет, она не плакала, но депрессия придавила ее тяжелой лапой.

Сейчас они находились на задании. Она должна была поддерживать боевой дух соответствующим образом. С другой стороны, она не могла не оценить активность ее подчиненных и их самозабвенную концентрацию на операции.

Как бы то ни было, никто даже не намекнул ей, что знает о том, что сегодня для нее особенный день.

Даже Соске. Он ушел с ней.

И в этом лифтовом тамбуре…

В беспросветно мрачном настроении, наливая воду в маленький чайник, она вдруг услышала передачу по крошечному радиопередатчику, прицепленному к уху:

– Урц-1 всем группам. Тревога.

Говорил лейтенант Крузо с ходового мостика.

– Урц-9 и Кано-28 подверглись нападению поблизости от зоны B19. Они почти не пострадали, но потеряли подконвойного капитана Харриса. Всем проявлять осмотрительность. Сейчас команда Урц-3 изолировала зону и продвигается внутрь, но есть большая вероятность того, что противник уже выскользнул из этой части корабля.

Кто-то напал на капрала Янга и отбил капитана Харриса.

Услышав это сообщение, Тесса заледенела.

Так, начались неприятности.

Пора прекратить плакать, как маленькая девочка, и собраться.

Крузо продолжал говорить:

– Вероятно, нападавший – пассажир. Видимо, в нем возобладало чувство правосудия. Не убивать его, или их, если их несколько. Повторяю. Убивать или ранить мятежников запрещаю. Человек, захвативший капитана Харриса – европеец, шесть футов ростом, короткие темные волосы, атлетическое телосложение, носит костюм. Он захватил автомат, заряженный нелетальными резиновыми пулями. Повторяю, нападавший – европеец, шесть футов ростом…

Тесса внимательно слушала сообщение лейтенанта, но ее самым неожиданным образом прервали. Громыхнула дверь, и в камбуз влетел незнакомый мужчина.

Он был не меньше шести футов ростом, европеец, на нем был одет помятый костюм. Его фигура была массивной и мускулистой, а короткие темные волосы взмокли от пота. Он необычайно походил на Арнольда Шварценеггера, когда он играл героев кино-комедий.



Крузо описал его безупречно.

Выставив автомат (вероятно, тот самый, что он отобрал у Янга), он завопил хриплым голосом:

– Стоять! Не двигаться, террористические ублюдки!!! …Гм?

Увидев Тессу, одетую горничной, которая замерла как вкопанная перед плитой, сжимая в руках чайник и чашку, мужчины подозрительно прищурился.

– Ты из экипажа? Что ты здесь делаешь? – спросил он, оглядываясь по сторонам и проделывая странные и бессмысленные жесты, вертя стволом автомата на 360 градусов.

– Э-э-э, вы…

– Не волнуйся! Я на твоей стороне. Я всего лишь отважный пассажир, который благодаря совпадению оказался в этом круизе. Только что я разобрался с несколькими террористами.

– А?

– Я уже спас капитана лайнера, но он ушел куда-то один. Это меня немного беспокоит, но я уверен, он выживет и в одиночку.

Он освободил капитана Харриса, человек связанного с Амальгам?

– Как же вы могли?

– Не говори так. Вредить террористам – мой долг.

– Это не совсем то, что я имела в виду…

– Да, огорчительно, что ты гораздо моложе, чем прекрасная героиня, которую я себе вообразил, но – ничего не поделаешь. Здесь оставаться опасно. Следуй за мной.

–Что? Не знаю, о чем вы говорите, но… – ой-ой-ой! Пожалуйста, не тяните меня так сильно! Куда вы?!

Мужчина тяжело зашагал прочь.

– Нам надо уходить! Эти террористические ублюдки скоро будут здесь! Если они поймают нас, они могут сделать с тобой что-нибудь ужасное.

– Нет, я так не думаю. Ну, э-э, хорошо… Не надо меня так тащить, мне больно. Вы слышите меня?! Ай!!!

– Прекратить нытье! Ты хочешь жить или сдохнуть?! Боль нам не страшна! Вперед, моряк! Если у тебя яйца на месте, задай им жару!!!

– Нет у меня ничего такого!..

У Тессы не было возможности схватить автомат и очки, которые она положила на столик в камбузе. Мужчина грубо схватил ее за руку, и она потащилась, а потом и полетела за ним, поскольку не умела как следует ходить на высоких каблуках, и постоянно спотыкалась. Едва не плача, Тесса пыталась возражать, но тщетно.

 

 

В то же самое время

прогулочная палуба «Пацифик Хризалис»

 

Темная, пустая и холодная прогулочная палуба совсем не соответствовала настроению Канаме.

Ярко освещенные берега уже давно скрылись из виду, в леерах и антеннах завывал ледяной ветер. Мерный звук разбивающихся о борт лайнера волн навевал меланхолию, и казалось, будто Японское море поет бесконечную печальную балладу.

Прекрасная атмосфера для трагического самоубийства влюбленных…

Однако, вечный гекзаметрический напев океана успокаивал, и Канаме почувствовала, как тревога и беспокойство постепенно оставляют ее.

Пусть это было совершенно не рождественское настроение, Канаме почувствовала себя куда лучше. Опершись на перила, она расширенными глазами глядела в темную бесконечность океана.

– Прекрасная ночь, – сказал Соске, на которого такие тонкие материи нисколько не действовали. – Я чувствую себя умиротворенно в такую погоду, ведь безлунная ночь позволяет внезапно атаковать противника. В темноте врагам трудно защищаться. Как ты думаешь, Чидори?

– Ну, раз ты так говоришь…

Как бы то ни было, для Соске было несвойственно начинать разговор первым. Или он пытается поднять ей настроение? Канаме задумалась.

– Прохладно сейчас, верно?

– Зимой в Афганистане намного холоднее.

– И ветер пробирает до костей.

– Сильный ветер – это замечательно. Уменьшает опасность обнаружения противником звука шагов.

– Слишком уж тут темно, мне больше нравится разноцветная иллюминация.

– Мы с тобой на страже. Освещать себя в темноте – глупо.

Канаме незаметно вздохнула. Разговор становился воистину безнадежным. Стоило Сагаре заговорить, как из него начинала сыпаться тактика и стратегия. И ничего больше.

Соске кашлянул, прочищая горло.

– Сегодня ведь Рождество, верно?

– Да.

– Кажется, есть традиция дарить подарки на Рождество. Я хотел вручить тебе кое-что.

Он вытащил из кармана большую авторучку.

– Что это?..

– На первый взгляд, это похоже на обычную авторучку, но фактически это – малогабаритный шоковый разрядник. Максимальная мощность – 20 000 ватт. Однако заряда батареи хватит только на один или два удара, так что не забывай об этом.

– Хорошо. Э-э, спасибо.

Канаме сначала радостно встрепенулась, но, когда поняла, что это был за подарок, почувствовала разочарование.

Еще одно оружие самообороны. Она уже получила от него кучу подобных хитроумных и зловещих устройств, которые, если честно, ее нисколько не интересовали. И теперь, такая штука в качестве Рождественского подарка! Конечно, она была благодарна, но не было ли это, ну, скажем, не совсем то, чего она ожидала?

Совершенно не замечая ее разочарования, Соске принялся с энтузиазмом объяснять, как следует использовать шокер, когда его рация тоненько пискнула.

– Подожди секунду.

Выслушав сообщение, он нахмурился.

– Что случилось?

– Неприятность. Мне надо вернуться к своим обязанностям.

– А, понятно…

– Тебе нужно вернуться в зал. Я отведу тебя к нашим одноклассникам.

 

 

Террористы были не так уж хорошо тренированы, как сначала подумал Сейлор.

Они были прекрасно организованы, но их навыки стрельбы были ужасны, не говоря уж о том, что они, похоже, просто боялись открывать огонь. Вместо того чтобы стрелять по нему и горничной, они непонятным образом колебались.

Быстро и умело окружив их, террористы выглядели смущенными и нерешительными, когда дело доходило до огневого контакта.

– Не двигаться! Поднимите руки и медленно… а? Капитан?! Ой-ой-ой! Ай! – Террорист, который только что выскочил позади них из-за угла коридора, получил очередь в грудь и повалился навзничь.

Поливая во все стороны из зажатого в правой руке автомата, держа горничную в другой, Сейлор издал яростный боевой клич:

– Получите, террористические подонки!!! Сколько вас ни есть, всех перебью!

– Э-э, послушайте, пока вы сражаетесь, не могли бы вы меня отпустить?..

– Я вам покажу! Вот это настоящая мужская драка! Узнаете, кто такой великий Сейлор!

– Он меня совсем не слушает…

– Ублюдки! Извиваетесь, как червяки! Да вы и есть помойные червяки!

Глухой к жалобным просьбам горничной, Сейлор бешеным быком мчался по коридору, сметая всех, кто пытался загородить ему путь. Конечно, он не слышал, как сбитый с ног его выстрелом террорист пробормотал:

– Черт возьми, да он полный придурок, мы легко его возьмем.

– Ах, это капрал Говард... пожалуйста, отпустите меня, пустите же!!!

Горничная из последних сил забилась, пытаясь освободиться от стального захвата Сейлора. Не обращая на нее внимания, он размашисто обернулся к возникшему за спиной противнику и выстрелил. Раздался тупой звук удара.

– Как тебе это? Съел?! Не стоит недооценивать американский военно-морской флот! Ублюдки, я вас... гм?

Горничная, голова которой только что врезалась в ближайший пиллерс, бессильно обмякла в его руке. Ее расфокусированные зрачки смотрели в разные стороны.

– Вот и отлично. Если вы думали, что загнали меня в угол, то вы ошиблись! Попробуйте меня поймать, террористические засранцы!!!

Зажав под мышкой оглушенную горничную, Сейлор ринулся прочь.

 

 

В то же самое время

«Пацифик Хризалис»

палуба номер 3, коридор C.

 

Прислушавшись к автоматным очередям, раздающимся в отдалении, капитан Харрис облегченно вздохнул и двинулся дальше.

Несколько раз преследователи подходили совсем близко, но это был его корабль. Он прекрасно знал устройство палуб и помещений. Были маршруты, которые не проходили через оживленные секции судна – поскольку имелось множество скрытых в интерьере технологических тамбуров и лючков, он сумел обмануть противника и спастись.

Теперь он мог, наконец, успокоиться и подумать. Нет, успокаиваться нельзя.

Все сложилось ужасно.

Хотя, казалось, план был безупречен, противник их полностью перехитрил. Штурмовые группы Митрила напали первыми и без колебаний взяли в заложники пассажиров. Ублюдки.

В таком случае, мало того, что они смогут захватить содержание «хранилища», они допросят пленных и соберут всю ценную информацию. Даже если бы Харрис был в состоянии убежать и скрыться – Амальгам никогда не простит его. Они наверняка найдут его, и убьют.

Что же делать?

Стоит ли позволить противнику делать, все, что ему заблагорассудиться, и пуститься в бега, когда они вернуться в гавань? Нет, это не сработает. Сбежать от недреманного ока разведки Амальгам в одиночку было невозможно. У него не было иного выбора, кроме как доказать свою лояльность организации, принеся им подарок, который помог бы избежать ответственности за провал операции.

Чтобы сделать это, он должен сначала связаться с руководством.

И запустить их.

Капитан Харрис пробирался через тесное пространство между палуб, где змеились кабели. Несколько раз поблизости он слышал осторожные шаги приближающихся преследователей. Противник искал его. Это было настоящее чудо, когда он, наконец, сумел добраться до шлюпочной палубы, и остаться необнаруженным.

Должно быть, дело было в Рождестве. Господь не оставил его своей защитой.

Он проскользнул в одну из спасательных шлюпок по левому борту, и долго шарил в кромешной темноте, пока не нашел спасательный комплект, находившийся внутри. В ударостойком кофре лежала спутниковая радиостанция.

Это не была его секретная личная линия, но он хорошо помнил частоту и код для нештатных ситуаций. Набрав непослушными пальцами код, он соединился с ретрансляционной станцией Амальгам.

– У меня сообщение чрезвычайной важности. Высший приоритет. Пожалуйста, ответьте!.. – настойчиво и деловито заговорил Харрис. Через некоторое время ответил его непосредственный начальник.

– Что у вас? – спросил микшированный электронный голос.

– Мистер Голд, у нас проблемы. Мы подверглись нападению штурмовых подразделений Митрила. Они захватили мое судно, и теперь пытаются взломать «хранилище».

Человек на другом конце линии помедлил, обдумывая сообщение Харриса, и спросил:

– Так что вы планируете предпринять?

– Ну, я…

– Вы рискуете ценным оборудованием и информацией, используете незащищенную линию связи, отнимаете у меня время, не так ли? Ответьте мне что-нибудь.

– Я... я постараюсь захватить девчонку и спастись. Если вы подготовите пути для эвакуации.

– Вы полагает, что у вас получиться?

– Безусловно, – ответил он. У него просто не было иного выбора. – Также, мне нужно ваше разрешение использовать механизмы, которые были замаскированы в провизионных выгородках. Если я смогу задействовать их, чтобы создать беспорядки, я воспользуюсь ситуацией и добьюсь необходимого результата.

Собеседник помолчал.

Для Харриса секунды тянулись подобно вечности.

– Хорошо. В любом случае, они были помещены там именно в предвидении такой ситуации. Что касается содержимого «хранилища»… не беспокойтесь об этом. Я изложу сложившуюся обстановку своим коллегам, а вы займитесь делом. О процедуре эвакуации я сообщу вам впоследствии.

– Б-благодарю. Я оправдаю ваше высокое доверие и определенно сумею выполнить задачу. Моя неколебимая лояльность организации…

– Я понял вас. Поторопитесь и начинайте действовать.

Не дожидаясь ответа, мистер Голд прервал передачу.

 

В то же самое время

где-то в Восточной Азии

 

Собравшиеся на совещание представители нуклеуса исполнительного штаба, внимательно слушавшие переговоры с Харрисом, принялись выражать свое неудовольствие.

– Он безнадежный дурак.

– Кажется, он думает, что мы еще не имеем представления о ситуации.

– Вероятно, было бы неплохо контролировать ситуацию с самого начала.

– Мы имели обыкновение полагаться на достойных подчиненных.

Слышались и другие едкие и циничные замечания.

Мистер Голд, не дрогнув ни одним мускулом лица, внушительно посопел.

– ...Не буду отрицать, что Харрис – идиот. Но выбор такого человека не был ошибочным.

– Это раздражает. Не проще ли было похитить ее в любой обычный день? Мы продолжаем действовать окольными путями...

– Действительно. Любопытство – это замечательно, но это уже зашло слишком далеко.

– И почему нас не проинформировали относительно этой операции оперативной группы ТДД-1 с самого начала? Это можно расценивать как акт предательства.

– Напротив, это нечто совершенно противоположное, – сказал мистер Голд невинно. – Нет никакого смысла оставлять девчонку в покое и дальше. Вам не кажется, что недавний инцидент с мистером Айроном, сделал это очевидным?

– Тот самый предатель, Айрон?

– Кажется, это именно тот ублюдок, который убил мистера Калиума?

– Верно. И есть еще кое-что, что я не понимаю. Каким образом во всей структуре Митрила только Западно-Тихоокеанская флотилия заподозрила этот лайнер? Даже генерал Амитт, руководитель разведывательного управления Митрила, решил, что «Пацифик Хризалис» чист как голубь. Однако, подразделение «Туатха де Данаан» взяло на себя смелость провести такую дерзкую операцию, расследовав дело самостоятельно. Почему так получилось? Наиболее вероятная причина – утечка информации.

Кто-то щелкнул языком.

– Айрон, точно. Наверняка это был он.

– Он ведь пытался сжечь Гонконг дотла только для того, чтобы позабавиться.

Перед их умственными взорами предстала тонкая, покровительственная улыбка мертвеца. Некоторые из руководителей неосознанно поежились.

Теперь кодовое имя офицера Амальгам звучало издевательски. Железо не смешивалось с ртутью, и поэтому не могло стать амальгамой.

– Что вы планируете делать теперь? В таком случае, эти ворюги из «Митрила» захватят всю информацию, что есть на судне, и спокойно уйдут.

– Да, они попытаются. Ценность этого оборудования уже невысока, но... даже в таком случае, не стоит позволять им поступать, как вздумается.

– Вы говорите так, как будто это дело уже улажено.

– Три гидроплана дислоцированы в прилегающей акватории. Каждый из них несет на борту «Левиафан». Они уже должны были прибыть на место.

– Вы планируете потопить судно?

– У нас нет другого выбора.

– А что относительно Чидори Канаме? Ее убийство было бы бессмысленным.

В ответ на эти слова прозвучал тихий смешок. Голографические фигуры, сидевшие вокруг круглого стола одновременно развернулись к одному из кресел. Вместо изображения человека в нем дрожали полупрозрачная надпись: «Только голос».

– Что вас так развеселило, мистер Сильвер?

– Она не погибнет, – прозвучал чистый, холодный голос.

Это был голос юноши.

– Почему вы настолько уверены? Потому что вы – тоже Посвященный?

– Наша сила не столь всеобъемлюща. Можете рассматривать это просто как частное предположение.

– Хм…

– Мы предусмотрительно расположили на продовольственном складе несколько тех самых машин. Если Харрис запустит их, то они помогут ему добиться успеха.

– Личная автономная кавалерия, да?

– Именно так. Всего двенадцать «Аласторов». Они получили приказ найти Чидори Канаме, захватить в целости и сохранности и отступить с ней.

– Разве эти кровожадные марионетки могут выполнять настолько сложные алгоритмы действий?

– Программа не настолько сложна, как вам могло бы показаться. Команды, которыми они руководствуются, очень просты.

– И каковы же эти команды?

– Почему бы вам не спросить у мистера Голда? – молодой человек ответил легким тоном, но в его голосе скрывалась сталь.

Когда все взгляды обратились к нему, мистер Голд пожал плечами:

– Уничтожить все препятствия. Убить всех, кто попадется на пути. Вот и все.

 

24-ое декабря

21.36 стандартного японского времени

открытое море, акватория островов Изу[51]

«Пацифик Хризалис»

 

Когда Тесса открыла глаза, перестрелка уже закончилась.

Как это ни странно, но их до сих пор не схватили, мало того, Сейлор сумел оторваться от преследователей.

Несмотря на удар головой и полубессознательное состояние Тесса прошептала:

– Все в порядке. Я могу идти сама, – и теперь снова волочилась за безумным «мятежником».

А хуже всего оказалось то, что она обронила свою рацию во время перестрелки.

Болтаясь на буксире за своим неожиданным компаньоном, она волей-неволей узнала о нем кое-что.

Его звали Сейлор, и он был американцем. Вместе со своим подчиненным он отправился в этот круиз во время отпуска.

– Между прочим, мисс, как тебя зовут? – спросил Сейлор, выглядывая из-за угла тускло освещенного коридора и тщательно прислушиваясь.

– Э-э... Мантисса. Тереза Мантисса, – ответила она, назвав псевдоним, который часто использовала.

– Понятно. Хорошо, с этого момента твое место за моей спиной. Не волнуйся, я – ветеран. Эти террористические ублюдки… – эй, куда это ты собралась?

Он гневно сцапал Тессу за воротник, когда она потихоньку попыталась ускользнуть в другом направлении.

– Нет, вы меня неправильно поняли… теперь, когда мы познакомились, я подумала, что мы можем идти каждый своей дорогой…

У Тессы не было возможности в одиночку справиться с таким крупным мужчиной. Она подумала, не стоит ли закричать, но сейчас, когда никаких признаков близкой погони не было, это было бессмысленно. Ей нужно было постараться сбежать от этого человека и сообщить своим о его местонахождении.

– Что за ерунду ты несешь?! Вперед!

– Э-э, но… но, у меня плохие предчувствия по поводу того коридора.

Коридор, куда собирался Сейлор, вел в направлении корабельного торгового центра.

Даже на штабном совещании перед операцией, эту зону обозначили как самую проблематичную для зачистки. Там было множество входов и выходов, так что сбежать не будет проблемой, а многие из товаров в магазинчиках можно было использовать для устройства западней и ловушек.

– Почему бы нам не пойти туда? Думаю, этот путь будет лучше для нас обоих... – она указала в направлении спортивного зала на верхней палубе. Это был тупик. Вдруг ее бойцы нагрянут туда в ближайшее время и схватят Сейлора?

– Там тупик. Оттуда некуда бежать.

– Вот как? А почему бы вам тогда не бросить оружие и не сдаться? Я уверена, что эти люди не такие уж плохие, как вы о них думаете.

Сейлор насмешливо улыбнулся.

– Ты слишком наивна. Эти парни – ужасные злодеи. Беспощадные террористы. Обычная горничная ничего не может понимать в этом. Откуда тебе знать? Тебе уже приходилось когда-нибудь сражаться с террористами?

– Да, приходилось. Не нравиться мне это дело, но... ой! – Тесса слегка вскрикнула, когда он шлепнул ее ладонью по макушке.

– Почему вы?.. – со слезами на глазах проговорила она.

– Прекрати валять дурака, глупая девчонка!

– Я вовсе не вру!

– В любом случае, такая салага, как ты, должна заткнуться и следовать за мной. Понятно?! Если ты попытаешь сбежать, я тебя пристрелю!

– Что за глупость… – жалобно простонала Тесса. Однако, с другой стороны, было бы разумно остаться пока с ним и позволить ему оставаться в уверенности, что он управляет ситуацией. Она не могла связаться с товарищами сейчас, но, возможно, ей скоро удастся найти внутрикорабельный телефон?

В его поведении сейчас чувствовалась злость новичка-пехотинца, попавшего в крутую переделку и не знающего, что делать. Но пусть он и был некомпетентен в этом вопросе, он был не настолько плох, как ей сначала показалось. И он был единственным, кто в последнее время побеспокоился о ней.

– Ну, хорошо. Давайте спрячемся где-нибудь и подождем.

– М-м, наконец-то, до тебя дошло. Пойдем.

Сейлор, волоча за собой вконец обессилевшую Тессу, двинулся дальше.

 

Глядя на чудовищно подавленных Янга и Ву, стоявших перед ним, лейтенант Крузо не говорил ни слова.

– Нам нет никакого оправдания...

– Мы примем любое наказание...

Они были в том самом месте, где на Янга и Ву недавно напали – в коридоре, где находились каюты членов экипажа. Они замерли по стойке «смирно», браво и молодцевато, но выглядели настолько несчастными, что на них было больно смотреть.

– Я разберусь с вами после того, как мы вернемся на базу. Возвращайтесь к охране складских помещений, – приказал Крузо. Янг и Ву отдали честь и убежали.

– Не совсем понимаю, за что их наказывать? Мне кажется, в случившемся нет их вины, – сказал лейтенант Кастеро, который сопровождал Крузо, глядя им в спины.

Его позывным был Урц-3, и он был командиром подразделения PRT. Латиноамериканец лет тридцати, он носил тонкие, изящные усики.

– Вы имеете в виду Янга?

– Да. Если бы на его месте был другой боец SRT, он, вероятно, убил бы этого парня или покалечил. Но Янг не мог сделать этого. И это нельзя назвать простой небрежностью или упущением по службе.

– Но я отдал им четкий приказ – не убивать противника.

– Дело не только в этом. Поскольку он боец SRT, он должен, в зависимости от ситуации, решать самостоятельно и суметь игнорировать неверный приказ. Хотя, мы и не говорим этого открыто, инициатива подчиненных ценнее тупого следования приказам сверху.

– Хм…

– У капрала Янга есть навыки и боевой опыт, но он не зациклен на приказах. Полагаю, мне следует попросить вернуть его назад, в PRT.

– Решить это вопрос окончательно сможет майор Калинин, после того, как операция…

В этот момент рация запищала. Пришло сообщение от группы Соске, которая продолжала поиск мятежников.

– Это Урц-7. Мы прибыли слишком поздно. Спасательная шлюпка пуста. Он забрал спутниковую радиостанцию. Будьте начеку.

В наушниках шла сильная статика, поскольку транспортно-десантные вертолеты Митрила, барражирующие вокруг в режиме ECS, вызывали помехи на спутниковых линиях связи.

– Урц-1 вас понял. На ТДД-1 перехватили передачу. МН-67[52] уже глушит соответствующие частоты, так что не волнуйтесь об этом. Расширить район поиска.

– Вас понял.

Прервав сеанс связи с Соске, Крузо досадливо щелкнул языком:

– Проклятье. Кажется, Харрис лучше нас играет в прятки.

Если бы это было обычное судно, они были бы в состоянии разыскать Харриса без особых проблем. Но «Пацифик Хризалис» был огромным. Лайнер не только можно было назвать плавучим городом метафорически, он был им на самом деле. А бойцов Митрила было слишком мало. Большинство из них, к тому же, было выделено для охраны «заложников», и до конца операции оторвать их от этого занятия было невозможно.

– Не стоит пороть горячку. Как мы видим, наш бунтовщик слишком уж сильно напоминает новичка-любителя. Не думаю, что он способен доставить нам серьезные проблемы.

Едва Кастеро сказал это, с ними связалась Мао.

– Говорит Урц-2. У нас больше неприятности. Мы потеряли Аншуз. Ее оружие и вещи найдены в камбузе для экипажа. Скорее всего, Джон МакЛэйн забрал ее с собой.

МакЛэйном звали героя кинофильма «Крепкий орешек», который в одиночку сражался против банды террористов, захвативших небоскреб. В свое время фильм имел шумный успех.

– Мы уже знаем. Она с МакЛэйном. Так что теперь нам есть чем заняться, спасибо. Как ты могла позволить ей бродить, где вздумается и так попасться?

– Ну, э-э…проклятье, это все моя вина! Дверь этого чертова сейфа оказалась прочнее, чем мы ожидали, так что мы все сосредоточились на этом и совсем забыли о Тессе.

Ее замечание напомнило Крузо о главной проблеме, и он переспросил:

– Сколько времени вам еще потребуется?

– Не знаю. Может быть, потребуется ровно столько, сколько мы планировали, а может быть, часа на три больше.

– Великолепно. К тому времени сюда уже пожалует японская береговая охрана.

– Именно поэтому мы так спешим, но я беспокоюсь за Тессу. Когда она не стоит в центральном посту подлодки, она ужасно неуклюжая и беспомощная. Мы должны поскорее найти ее.

Мао разговаривала с Крузо и одновременно работала с замком. Несмотря на оживленный тон ее голоса, было заметно, что она сильно обеспокоена. На самом деле, ей очень хотелось броситься на поиски Тессы.

– Понятно. Не волнуйтесь за командира. Оставьте это мне, а сами постарайтесь поскорее закончить с хранилищем.

– Я рассчитываю на тебя.

Когда сеанс связи закончился, Крузо застонал. В желудке вдруг проснулась назойливая боль. С ним впервые случилось такое.

– Проклятье. Не было печали, теперь нажил язву...

– Так устроен мир. Я никогда еще не видел, чтобы операция шла точно так, как запланировано, – сказал лейтенант Кастеро, меланхолично пожав плечами.

Снова раздался вызов по радиосвязи. На этот раз от Курца Вебера.

– Говорит – Урц-6. У нас неприятность!

– Что еще приключилось?

– Школьники слопали все, что было на столе, и хотят добавки. Может быть, мы позволим кокам вернуться на камбуз?

– Решай сам, идиот! – зарычал Крузо и оборвал связь.

 

 

Как только они вошли в торговый центр, Сейлор решительно направился к магазину, где торговали предметами роскоши.

– Простите, мистер Сейлор. Что вы ищете? – озадаченно спросила Тесса, и моментально получила ответ:

– Алкоголь. Думаю, водка подойдет лучше всего.

– Не говорите мне, что вы собираетесь...

– Правильно, я собираюсь сделать коктейль Молотова. Оружия никогда не бывает слишком много.

– Пожалуйста, не надо! Если вы сделаете что-то такое, люди могут пострадать!

– Именно так. Мы сражаемся со злобными ублюдками, в конце концов. Террористы будут кричать, кататься в огне и прыгать в океан… о, будет на что посмотреть. Тебе понравиться. Ага, вот оно!

Он обнаружил с десяток бутылок «Spiritus», девяностоградусного алкоголя. Стоило засунуть тряпку в горлышко, намочить ее, поджечь и бросить, как из сугубо мирного предмета немедленно получалась зажигательная бомба.

Сейлор собрал несколько носовых платков и полотенец из соседнего магазина, и быстро принялся за работу. Даже Тесса, которая выступила против этой затеи, закончила тем, что стала ему помогать.

Не успев вооружить третью бутылку, Сейлор чертыхнулся:

– Черт возьми, руки скользят, не могу вытащить пробку.

– Что?..

Рассмотрев в полутьме руку своего компаньона, Тесса вздрогнула. Рукав пиджака Сейлора намок от крови.

– Боже мой! Когда вы поранились?

– Во время перестрелки. Кажется, я порезался чем-то.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 34; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.166.136.90
Генерация страницы за: 0.044 сек.