Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Данная боевая машина не оборудована программой корректировки стрельбы по подводным целям




Так точно.

Вас понял. Но мне это совсем не нравится.

Тренировочный запрос. Пожалуйста, сообщите значение термина «хорошая работа».

Так точно. Я введу в базу данных всю ценную информацию относительно моих автономных боевых действий и малогабаритных боевых роботов противника.

Готово. Желаете узнать результат?

Сержант, когда вы говорите «несносный БР», вы подразумеваете меня?

– Подумай сам.

– Не интересуюсь.

– Хорошая работа. На этом – все.

– Попробуй предположить. А потом молчи, пока не получишь других распоряжений.

– Я сказал – помолчи.

Искусственный интеллект «Арбалета» замолчал.

Канаме, которая молча слушала их пикировку, подумала: « До чего же странные, и пилот и бронеробот…» Почему-то все это очень сильно напоминало обычный разговор между ней и Соске.

Ах, вот в чем дело.

Канаме поняла, наконец.

Этот бронеробот, оснащенный лямбда-драйвером, был запрограммирован настолько слиться со своим пилотом, что синхронизировался с сознанием человека и его эмоциями.

Он не копировал их. Он «приспосабливался» к ним. Пока это продолжалось, этот механизм эффективно выстраивал синаптические цепочки, исподволь усиливая их, в отличие от цепной реакции, происходившей в «омнисфере[74]». По сравнению с бронероботами врага, которые могли выполнять в автономном режиме лишь ограниченный набор действия, ARX-7 обладал гораздо большими потенциальными возможностями.

Человек, который разработал эту машину – Тесса назвала его Банни – был великим мечтателем. И она знала, что он любил Тессу.

– Чидори?..

Услышав голос Соске, Канаме пришла в себя. Эти мысли пронеслись перед ней подобно вспышке света.

– А?

– Что случилось? Ты не ранена?

– А... нет, все хорошо. Но что теперь будет с ребятами из нашей школы? И с Тессой…

В следующий миг Канаме почувствовала какое-то новое ощущение, и ее тело замерло, будто превратившись в ледяную глыбу.

Мисс Канаме. Я сожалею, что мне приходится еще раз сделать это. Вы потрудились на славу. Я очень рада. Но, случилось кое-что ужасное. Пожалуйста, немедленно пошлите санитаров в коридор по правому борту в зоне H21. Там находится раненый. Он потерял много крови и ему потребуется немедленное переливание. Иначе мистер Сейлор умрет.

– Тесса?..

Еще я хочу, чтобы вы послали солдат в зону C16 прогулочной палубы – хотя, боюсь, они уже не успеют. Харрис схватил меня и уже изготовится сбежать. Я хочу попрощаться с вами.

– Тесса?!..

Я стыжусь собственной беспомощности. Мне жаль, что я не такая сильная, как вы. Пожалуйста, оставайтесь сильной. Ради моих подчиненных. Вы – единственная, кто может занять мое место. И, что касается мистера Сагары... Ах... теперь – все.



– Тесса?!

Резонанс закончился.

Канаме почувствовала боль от пощечины в правой щеке, боль от наручников в запястьях. Мелькнула скользкая ухмылка капитана Харриса, и все пропало.

 

 

Глава 5: Бессонная святая ночь

 

24-ое декабря, 23.35 стандартное время Японии

недалеко от берегов островов Изу

под водой, Акула-1

 

На тактический дисплей Акулы-1 выводилась информация, полученная от развернутой в акватории сети радиогидроакустических буев. Пеленги на цель показывали, что «Туатха де Данаан» отчаянно маневрирует. Подводная лодка противника металась из стороны в сторону, резко изменяя курс и скорость, вероятно, пытаясь сбить с толку TMA[75] Акулы-1.

Это была глупая попытка. Неужели ее командир действительно думал, что такие примитивные азбучные маневры смогут стряхнуть с хвоста его громадной неуклюжей подводной лодки новейшие субмарины типа «Левиафан»?

Перейдя на кодированную линию связи, использовавшуюся в шельфовых водах, пилот Акулы-1 передал приказы подчиненным.

– B240, D300. Код 13, – что означало: курс 240, глубина 300, атака цели с трех сторон. Использовать реактивные торпеды.

Десять секунд спустя, он получил подтверждения от обеих ведомых «Акул».

Сидевший за его спиной второй пилот Акулы-1 включил систему управления стрельбой.

В торпедных аппаратах «Левиафанов» находились сверхскоростные реактивные торпеды советского производства «Буря[76]», развивавшие скорость до 120 узлов. Они атаковали вражеские корабли со скоростью вдвое большей, чем любая из разработанных на западе торпед. Даже «Туатха де Данаан» не смогла бы уклониться, или уйти от этих подводных ракет.

Корабельный искусственный интеллект сообщил пилотам, что цель находится на оптимальной дистанции стрельбы. Обе другие «Акулы» тоже подобрались на расстояние уверенного поражения. Даже такая скоростная субмарина, как ТДД-1, не имела шансов избежать попаданий при атаке «Бурями» с трех направлений одновременно.

Пилот отключил предохранительное устройство и нажал на кнопку запуска.

Корпус субмарины содрогнулся, и реактивная торпеда вырвалась из торпедного аппарата, устремившись в сторону ТДД-1.

Это было несложно. Совсем несложно…

Пилот Акулы-1 засмеялся.

Повернув штурвал, он направил субмарину в сторону «Пацифик Хризалис», и переключился на выполнение следующей задачи. Здесь вполне достаточно будет конвенционных торпед.

Его совершенно не интересовало, кто находится на этом лайнере. Он просто должен выполнить приказ и уничтожить судно.

 

 

*****

 

«Туатха де Данаан»

 

Лейтенант Годарт, палубный офицер ТДД-1, старался выглядеть спокойным, но сердце в его груди яростно колотилось.

Безо всякого предупреждения его подводная лодка совершенно неожиданно оказалась в разгаре безнадежного сражения.

Всего несколько минут назад они полагали, что в океане не найдется противника, который смог бы серьезно угрожать сверхсовременной субмарине.

И что теперь?!..

Скорость вражеских подводных лодок ошеломляла, они делали более 50 узлов. Сразу три единицы появились ниоткуда и атаковали «Туатха де Данаан».

Более чем вероятно, их максимальная скорость тоже превосходила ту, что могла выдать ТДД-1. Враги также игнорировали все общепринятые правила морского боя. Они не собирались подкрадываться на малошумных ходах и наносить удар в полной тишине и внезапности.

Ударь и беги, так, кажется, это называется.

Приблизиться к противнику на невероятно высокой скорости, и нанести ошеломляющий по мощи удар. После этого немедленно отступить, не подставляясь под контратаки. Все это занимало очень небольшое количество времени. Невозможно для обычной субмарины, но скоростные лодки нового типа были предназначены именно для таких атак.

Если бы лейтенант не знал о возможностях самой «Туатха де Данаан», Годарт сказал бы, что такая тактика невозможна.

По сравнению с этими небольшими субмаринами, которые обладали маневренностью и скоростью на уровне современной торпеды, ТДД-1 была слишком большой и неповоротливой. Если занести исходные данные такой тактической ситуации в электронный симулятор, вердикт был бы один: победа невозможна. Да никому и в голову бы не пришло серьезно рассматривать такой неравный бой.

Лейтенант Годарт скосил глаза на исполняющего обязанности командира корабля капитана второго ранга Мардукаса. Тот стоял посреди центрального поста, заложив руки за спину, с мрачным выражением лица. Вероятно, он раздумывал над тем, какие сюрпризы остались еще в рукаве у врага.

Его каменное лицо действовало на нервы.

Что происходит?

Враг атаковал прямолинейно, так, как будто был совершенно уверен в победе. Почему же они так самоуверенны? Или у них в запасе еще какое-нибудь невероятное оружие?

Доклад акустика ответил на тот вопрос.

– Говорит акустик! Торпеда! Пеленг 0-4-9! Майк-13 выпустил торпеду!

– Какого типа торпеда? Ее скорость? – спросил Мардукас, которого, казалось, совершенно не застала врасплох вражеская атака.

– Подождите секунду... это невозможно. Она движется слишком быстро. Вероятно, более 100 узлов?! Таких торпед не существует. Что здесь, к дьяволу, твориться?..

– Это – «Буря».

– «Буря»?

Брови Годарта поползли вверх, когда он услышал слова командира.

– Советская сверхскоростная реактивная торпеда. Она использует ракетный двигатель и движется в паровоздушном пузыре. Вероятно, она управляется по проводам. Похоже, даже наш Разведывательное управление иногда успешно справляется со своей работой[77].

– Но… командир, даже если мы знаем об этом, мы не сможем увернуться от такой скоростной торпеды.

– Корабли и не обязаны обгонять торпеды. Не стоит переживать об этом.

– Но как же быть?!..

Мардукас пронзил Годарта сердитым взглядом, как коллекционного жука.

– Не паникуйте, лейтенант. Если вы запаникуете, то рассердите меня. Если я рассержусь, наша лодка утонет. Сожалею, но сейчас нет времени для тактических дискуссий. Выполняйте приказы. Быстро, четко и без размышлений.

– Т-так точно, сэр.

– Очень хорошо. Тогда установить курс 1-3-5. Медленно увеличить скорость до 60 узлов. Не стоит беспокоиться, если начнется кавитация. Открыть переднюю крышку торпедного аппарата номер три. Отключить предохранитель торпеды.

– Есть, сэр! – ответил лейтенант, и четко отрепетовал приказы.

– Приблизительно 60 секунд до контакта.

Искусственный интеллект подводной лодки закончил анализ элементов движения цели и начал заключительный обратный отсчет.

В этот момент акустик закричал, как ужаленный:

– Еще две торпеды! Майк-14 и Майк-15 выпустили еще по одной! Того же типа, что и первая! Пеленги 0-6-8 и 0-8-9!

Вражеские торпеды, которые мчались к «ТДД-1», неизмеримо превосходили торпеды американской субмарины, которыми в них по ошибке стреляли во время инцидента у островов Перио. Не были уверенности, что смогут избежать даже одного подводного снаряда такого типа. Теперь три реактивные торпеды приближались с трех сторон.

Времени не осталось ни на что. Всего 50 секунд.

Даже теперь, насколько мог сказать Годарт, капитан второго ранга Мардукас не изменился в лице. Он просто стоял, мрачно глядя на мчащиеся по экрану стремительные цепочки цифр и условных тактических значков.

Но ни один из этих знаков не мог подсказать, как спасти корабль.

Или – подумал Годарт – командир видит что-то, невидимое для нас?

– Скорость превысила 50 узлов.

– Курс торпеды, выпущенной Mайк-13?

– 2-2-1.

Сейчас «Туатха де Данаан» двигалась фактически перпендикулярно курсу приближающейся торпеды. Торпеда тоже постепенно корректировала свою траекторию, не выпуская субмарину из прицела.

– Осталось... 40 секунд!

Безмятежным голосом, как будто он не вел бой, а заказывал завтрак в ресторане, Мардукас проговорил:

– Достаточно. Машины стоп. Лево руля. Курс 0-4-5.

– Есть, сэр! Машины стоп! Лево руля! Курс 0-4-5... что?!

Несмотря на то, что рулевой старательно выполнил приказы командира, на его лице появилось непонимание и страх. Курс, на который приказал лечь Мардукас, выводил подлодку лоб в лоб с приближающейся торпедой.

– Оператор огневых систем. Когда мы ляжем на курс 0-4-5, выстрелить торпеду из аппарата номер три.

– Н-но, на таком расстоянии, предохранитель может не успеть…

– Больше пять градусов.

– Есть, сэр!.. Торпедный аппарат номер три – пуск!

Торпеда вырвалась из трубы аппарата. Мардукас немедленно приказал:

– Машины старт, полный назад. Включить EMFC[78].

– Полный назад!

– EMFC запуск!

Скорость огромного корабля резко упала. Сначала подводная лодка двигалась по инерции навстречу торпеде, потом медленно остановилась и начала разгоняться в обратном направлении. Однако вражеская торпеда продолжала приближаться. Командир пытался заманить ее в засаду?

Лейтенант Годарт побледнел. Невозможно было так просто уничтожить атакующую торпеду взрывом своей собственной торпеды. Из-за высокого давления воды и небольшого количества взрывчатки в боеголовке, радиус поражения на такой глубине был очень маленьким. В отличие от аналогичных зенитных ракет, взрыв которых рассеивал поражающие осколки на десятки метров, если торпеда не попадала непосредственно в цель, ущерб был минимальным.

Командир не мог не знать этого. Тогда, почему же он…

– Экипаж, приготовиться к сотрясению, – проговорил Мардукас тем же спокойным голосом в микрофон общекорабельной громкой связи, и положил руку на подлокотник командирского кресла. Годарт торопливо последовал его примеру.

На главном тактическом экране отметки приближающейся вражеской реактивной торпеды и только что выпущенной торпеды с ТДД-1 сблизились вплотную. Несколько секунд, и они сольются.

– Оператор огневых систем. Вы готовы?

– Д-да... да, сэр! – ответил прерывающимся голосом оператор.

– Очень хорошо. Подорвать боеголовку торпеды. Прямо сейчас.

– Есть, сэр!

Взрыв раздался точно на пути вражеской торпеды, на небольшой дистанции от субмарины. Глухой рев и жесткий гидравлический удар сотрясли ТДД-1. Корабль содрогнулся, как будто получив тяжелый апперкот, и все члены экипажа схватились за что-нибудь, чтобы удержаться на ногах.

– Ох!..

Лейтенант Годарт впился глазами в пошедший волнами помех тактический экран, судорожно вцепившись в свое кресло.

Перехват не удался. Торпеда взорвалась прежде, чем вражеская подводная ракета приблизилась вплотную к ней. Гидроакустические устройства были забиты шумом мириадов лопающихся пузырьков, но можно было предположить, что вражеская реактивная торпеда уцелела. И продолжает на огромной скорости наводиться на «Туатха де Данаан».

Согласно обратному отсчету, оставалась последняя секунда.

– Далее. Стоп машины. Две трети мощности вперед. Курс 0-6-7. Подняться на перископную глубину, – заговорил, перекрывая шум, Мардукас. Тон его голоса говорил, что он уже сосредоточился на следующей тактической задаче.

– Что?..

Все подводники, начиная с Годарта, озадаченно переглянулись.

Вражеская торпеда исчезла. Все данные на дисплеях подтверждали это. Хотя она находилась вне радиуса поражения боеголовки их собственной торпеды.

– С первой мы закончили. На подходе номер два и три. Разберемся с ними таким же способом. В момент следующего перехвата выстрелить ракето-торпеды[79] из установок вертикального пуска. Ввести координаты, которые я продиктую. Ясно?

 

Акула-1

 

Пилот Акулы-1 был поражен. «Буря», атаковавшая «Чертика из коробочки» была уничтожена торпедой противника.

– Невозможно... они знали?

Это было одно из немногих уязвимых мест «Бури».

Для того чтобы перемещаться с огромной скоростью в плотной водной среде, «Буря» создавала вокруг себя газовый пузырь. Его баланс был очень тонким – при ударе гидродинамической волны близкого разрыва, он мог схлопнуться, и внезапная турбуленция заставляла ракету потерять управление.

Точно так же, как самолет, вошедший в штопор.

Как только баланс был нарушен, «Буря» не могла противостоять огромному давлению воды, начинала кувыркаться и, в итоге, разваливалась на части[80].

Командир «Туатха де Данаан» откуда-то знал об этой слабости.

Пилот Акулы-1 уже не удивился, когда вражеская подводная лодка изменила курс и скорость. ТДД-1 расправилась с «Бурями», запущенными с Акул-2 и 3 точно таким же способом.

Несколько гулких мощных взрывов сотрясли ледяные глубины океана. Шум, вызванный рождением миллионов пузырьков, совершенно замаскировал слабые звуки маневрирующей ТДД-1.

Плохо.

Враг пропал с экранов гидролокаторов. Необходимо было снизить скорость, чтобы избавиться от собственного шума, и тщательно прислушаться. Акула-1 отключила двигатели и двигалась по инерции. Громкий гул турбуленции исчез, и в глубокой, темной тишине пилот сконцентрировался на данных, поступающих от радиогидроакустических буев.

Невозможно было точно определить местонахождение подводной лодки противника, но ТДД-1 все еще находилась поблизости. Не было сомнений, что она затаилась в области, где произошли подводные взрывы. Однако если они предпримут наступательные маневры, позиция врага скоро будет обнаружена.

– Всем быть начеку. Если мы найдем их первыми, победа будет у нас в кармане…

Толща океанских вод, до этого момента заполненная отдаленным шумом и гулом, постепенно очистилась и заполнилась мертвенным ледяным молчанием.

Две ведомые субмарины тоже снизили скорость и беззвучно крались в отдалении.

– Облака пузырей вокруг корабля противника рассеялись. Необходимо переключить гидроакустические буи в активный режим, чтобы определить его положение, – предложил сзади второй пилот.

– Хорошо. Враг ничего не сможет этому противопоставить. Выследим их не спеша, – ответил командир субмарины.

Все реактивные «Бури» были уничтожены, но дважды использовать один прием не в его правилах. Теперь, если враг контратакует, он сможет заново вычислить его местоположение, и затем нанесет новый неотразимый удар. Он бросит им вызов в ближнем бою.

В любом случае, корабль противника ляжет здесь в свою вечную морскую гробницу.

– Они даже не узнают, кто именно их уничтожил… хо-хо-хо.

Злорадный смешок замер на его губах, когда пилот Акулы-1 услышал новый звук. Позади, там, где находились его союзники, раздались пять сильных всплесков. Акула-2 и 3 оказались точно в центре этих непонятных шумов.

Как будто что-то рухнуло в океан с неба.

Это были…

– Ракето-торпеды?! Когда же он успел их запустить?!..

Ракето-торпеды были противолодочным оружием. Запускаемые из подводного положения, точно так же, как противокорабельные и крылатые ракеты «Гарпун» и «Томагавк», они разгонялись в воздухе и сбрасывали в заданной точке противолодочные самонаводящиеся акустические торпеды. Торпеды приводнялись, переходили в режим поиска, описывая циркуляцию, и атаковали все подводные цели, оказавшиеся в радиусе действия их головок самонаведения.

Он не заметил момента запуска ракето-торпед с ТДД-1.

Подводный старт ракет обычно оглашает всю акваторию громовыми раскатами, не обнаружить которые может только глухой. Если бы они услышали этот характерный звук, у пилотов «Акул» было бы время проделать маневры уклонения от контратаки. Тогда ситуация не стала бы безвыходной.

Однако пилот Акулы-1 никак не мог различить голосов стартующих с ТДД-1 ракето-торпед, за раскатистым грохотом взрывов уничтоживших «Бури». Противник использовал тот короткий промежуток времени, когда ударные волны сотрясали акваторию, и замаскировал ими свои действия.

– Не может быть ...

Осознав, насколько хладнокровен, уравновешен и смел командир вражеского корабля, пилот Акулы-1 вздрогнул.

Его товарищам, которых застали врасплох, не осталось ни единого шанса. Акустические торпеды раскинулись как частая сеть в радиусе нескольких сотен метров. Точность прицеливания противника просто поражала.

У Акулы-2 и 3 не оказалось времени продемонстрировать свои скоростные возможности. Малогабаритные акустические торпеды ТДД-1 догнали их и потопили, прежде чем субмарины смогли разогнаться.

Сокрушительные гулкие раскаты беспощадно точных попаданий, и хруст ломающихся прочных корпусов подтвердили это, не оставив никаких сомнений.

– Необходимо развернуться… Курс 2-7-5. Ракето-торпеды перехватят нас, если мы будем двигаться дальше! – закричал сзади второй пилот. Стряхнув оцепенение, пилот «Акулы» 1 начал разрабатывать новый план атаки.

Не все еще потеряно. Торпеда Мk48 ADCAP[81] уже выпущена по круизному лайнеру. Хотя это и не «Буря», а обычная торпеда, ее будет достаточно, чтобы утопить его.

До попадания осталось менее пяти минут. Основное задание будет надлежащим образом выполнено. «Пацифик Хризалис» затонет с сотнями пассажиров на борту.

То же случится с «Туатха де Данаан». Он должен отомстить.

– Мы приблизимся с севера и атакуем их оставшимися торпедами. Если они сумеют уклониться, мы используем наше превосходство в скорости, чтобы приблизиться, войти в контакт и вскрыть их корпус резаком.

– Понял. Мы им покажем.

– Пока они одержали верх, но теперь это кончится. Эти ублюдки сдохнут!

Хотя и получив неожиданный отпор, Акула-1 оставалась полностью боеспособной.

«Туатха де Данаан» будет потоплена.

 

 

«Туатха де Данаан»

 

– Цель Mайк-13 снова обнаружена! Пеленг 0-3-1! Начинает ускоряться, движется курсом 2-0-5! – доложил акустик, даже не пытаясь скрыть волнения в голосе.

– Последняя вражеская подводная лодка быстро приближается с севера, командир. Они уже миновали район, где циркулируют наши акустические торпеды, – проговорил лейтенант Годарт, который всего несколько секунд назад приготовился к неминуемой смерти. Переведя дыхание, он стер с бровей бусинки пота.

Хотя он своими собственными глазами видел, как умело командир покончил с двумя вражескими субмаринами, как отважно он контратаковал, балансируя на краю гибели, он все равно не мог себе представить, как они смогут отразить новую стремительную атаку.

– Курс 2-0-5, вы сказали? – спокойно, как всегда, переспросил Мардукас.

– Так точно!

– Скорость?

– Приблизительно 50 узлов!

– Хм...

Когда Мардукас услышал это, он слегка расслабился. Его улыбка вдруг напомнила усталого учителя, который, наконец, получил долгожданный правильный ответ от нерадивого ученика.

– Прекрасно, Mайк-13. Если ты все еще хочешь сражаться со мной, у тебя нет другого пути – какая жалость…

– Командир? Что вы имеете в виду?

– Лейтенант, вы помните самоходные мины, которые мы на всякий случай расставили чуть раньше, верно?

– Ах!..

Самоходные мины – когда Годарт вспомнил координаты позиции, где они беззвучно подстерегали жертву, он лишь хлопнул себя по лбу.

Последний уцелевший противник двигался точно в том направлении.

 

 

Акула-1

 

Пилот Акулы-1, горящий жаждой мести, совершенно не ожидал, что на его пути окажутся вражеские мины

Если бы у него было время поразмыслить и тщательно обдумать ситуацию, он смог бы предположить, что враг имел возможность обезопасить себя с этого направления, маскируя свои действия шумом подводных взрывов. Если бы он подумал об этом, у него осталась бы возможность спастись.

Но это не пришло ему в голову. Он так и не сумел приблизиться к пониманию холодного, рассудочного, пренебрегающего общепринятыми правилами интеллекта его бывшего командира.

Неожиданно перед его субмариной возникли две самоходные мины, двигающиеся навстречу.

– Что…

Они были так близко, что даже маневренность «Левиафана» не помогла избежать попадания.

Осталось всего несколько секунд. Пилот отстрелил звуковые ловушки, но на такой минимальной дистанции они были неэффективны. Оператор за его спиной испустил вопль ужаса.

Посреди тревожного писка зуммеров и красных вспышек предупреждающих транспарантов, пилот яростно выкрикнул имя своего навеки проклятого бывшего командира:

– Мардукас! Сукин сын!!!

Это были его последние слова. Самонаводящаяся мина, выставленная с «Туатха де Данаан» взорвалась, разнеся Акулу-1 на куски.

 

 

«Туатха де Данаан»

 

– Слышу звук взрыва самоходной мины. Mайк-13 потоплен!

Все находившиеся в центральном посту члены экипажа облегченно вздохнули, услышав сообщение акустика. Однако времени бурно демонстрировать свою радость у них не оставалось.

Лейтенант Годарт до сих пор не мог поверить в произошедшее. Натянуто улыбнувшись, он покосился на чеканный профиль Мардукаса.

– К-капитан…

– Враг получил должный урок. Пытаться потопить корабль под моей командой звеном из трех ничтожных «подводных истребителей», это все равно, что бросать вызов крепости с отрядом из трех пехотинцев.

С самого начала сражения Мардукас легко предугадывал все, что собирался сделать противник, от его атак, до закономерности его движений. Как в шахматной партии. Какое же самообладание, и какую отвагу надо иметь!

Осознание истинных достоинств его старшего офицера на время лишило Годарта дара речи.

– Если бы командир была здесь, она совершила бы те же самые маневры. Однако если бы она лично командовала сражением, возможно, вы не были бы так напуганы, лейтенант Годарт? – проговорил Мардукас своим обычным, язвительным и саркастическим голосом.

– Нет, я только... Прошу прощения.

– Хм. Впрочем, забудьте. Кроме того...

«Герцог» вернул свое кепи в первоначальное положение.

Капитан второго ранга, который только что продемонстрировал, что не уступит никому из здоровенных спецназовцев, наподобие майора Калинина, неожиданно снова превратился в невзрачного, утомленного пожилого человека.

– Эта партия завершилась. Начинается следующая. Немедленно свяжитесь с десантными подразделениями. Им угрожает большая опасность – к лайнеру движется торпеда.

 

 

«Пацифик Хризалис»

 

Пришла беда, отворяй ворота.

Едва на борту лайнера закончилась схватка с группой «Аласторов», Соске и остальные десантники получили сообщение с ТДД-1, предупреждающее о новой угрозе.

«Приближается быстроходная торпеда противника. До попадания осталось меньше минуты. Принять все меры к уменьшению потерь и немедленно эвакуировать пассажиров».

– Черт побери, если бы это было так просто?! А? – возопил Курц, обращаясь к равнодушным небесам. Его голос заглушила громогласная передача по корабельной коммуникационной сети.

– Все пассажиры и команда должны немедленно эвакуировать к фриборту, или правой стороне судна. Повторяю, правый борт судна. Дорогие пассажиры, нам невероятно жаль расстраивать вас во время этого замечательного праздника, но, в интересах вашей безопасности, все должны безотлагательно перейти на правый борт судна…

Лейтенант Крузо, схватившись за перила, заорал по рации, обращаясь к своему подчиненному, которого оставил на мостике:

– Кончай с этими глупыми экивоками, твое дело просто отдать приказ!

– Но, лейтенант Крузо, мы и так уже причинили всем достаточно неудобств, так что это – наша прямая обязанность …упс, проклятье! Я забыл отключить микрофон.

– Идиот!..

Крузо, настоящее звание и имя которого во всеуслышание прогремело по всему лайнеру, лишь потряс кулаком, задыхаясь от бешенства. Он чувствовал себя так, будто у него вот-вот случиться апоплексический удар.

– Э-э, лейтенант. Я понимаю, что вы расстроены, и все такое, но нам пора удирать. Если мы останемся здесь, когда торпеда попадет в корабль, нас размажет по палубе, – спокойно проговорил Курц из-за его спины. Крузо только яростно захрипел.

По приказу Мардукаса все многоцелевые вертолеты, стартовавшие ранее с ТДД-1, находились в готовности к спасательной операции. Вертолеты сбрасывали в океан ловушки и имитаторы, пытаясь поставить помехи системе наведения, и сбить с курса вражескую торпеду.

Однако такому огромному и неповоротливому лайнеру было почти невозможно уклониться от попадания.

– Всем немедленно эвакуироваться. Мы больше ничего не можем сделать.

– Есть еще одна возможность, – раздался голос Соске через внешний громкоговоритель «Арбалета» и одновременно по радиоканалу.

Оглянувшись, они увидели, как «Арбалет», уже с пилотом в кокпите, встает на ноги посреди теннисного корта.

– Эй, что это ты собираешься делать, Соске? – закричал Курц, попятившись в сторону от стальной ноги «Арбалета». Бронеробот шагнул мимо них к левому борту корабля, откуда приближалась торпеда, и замер там, вглядываясь в смоляную океанскую темноту.

Щелкнув в кокпите переключателем голосового управления, Соске проговорил:

– Ал. Включить все сенсоры на самое высокое разрешение. Глубокое сканирование. Поиск теплоизлучающей цели до глубины десяти метров.

– Так точно. Торпеда? – спросил искусственный интеллект бронеробота.

– Да.

– Цель обнаружена в квадрате Альфа 12. Направление 11 часов, дистанция 1000. Скорость приблизительно 90 километров в час. Цель приближается. До попадания – 30 секунд.

– Переключиться в снайперский режим. Перехват торпеды с использованием всех наличных огневых средств. Приготовиться к введению прицельных поправок на упреждение и параллакс.

– Ничего не поделаешь. Сконцентрируйся.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 35; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.145.68.45
Генерация страницы за: 0.034 сек.