Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Full Metal Panic! 6 страница




Ракеты, которые запустил погибший М6, приближались к противнику.

– Подорвать ХМ-3!

Вас понял.

Мгновенно рядом с правой ногой «Бегемота» выросла огромная водяная колонна. Сдетонировала боеголовка самоходной мины, установленной на шельфе для защиты базы.

Ударная волна сотрясла гиганта. Немного. Немедленно после этого последовало прямое попадание противотанковых ракет.

Первая попала в правое плечо. Вторая в левый манипулятор.

– Так, что будет теперь?..

Оставаясь в укрытии, Мао получила и увеличила снимки, переданные оптическими сенсорами другого беспилотного БР – ХА-2. Он находился на более выгодной позиции с точки зрения обзора, и она также могла управлять им.

Она тщательно изучила броню правого плеча «Бегемота» после первых попаданий.

– Проклятье!..

Враг был совершенно невредим.

Это произошло, потому что работал лямбда-драйвер. Совершенная система, создающая силовое поле, защищающее от любой атаки, и способное также служить орудием нападения.

Повредить такому врагу было невозможно

Чувство беспомощности охватило ее. Мелисса начала передавать другим пилотам детали неудачной атаки, когда вдруг заметила еще кое-что.

Небольшое облако белого дыма выхлопнуло из коленного сустава правой ноги «Бегемота». Той самой ноги, которую ужалила морская мина. Броня немного деформировалась и обшивка начала отслаиваться.

– Сработало?

Шесть месяцев назад, в Ариаке, Курц сумел нанести врагу серьезные повреждения одним выстрелом из снайперской винтовки.

Так вот оно что.

Все дело было во внезапности. Стремительная атака, когда враг не ожидает ее...

В неуязвимой броне «Бегемотов» все-таки была трещина.

Еще слишком рано отчаиваться!

– Урц-2 всем группам! Начало положено, я повредила огромный БР! – быстро проговорила она, с трудом сдерживая возбуждение. – Мы сможем победить! Однако будьте осторожны. У противника подавляющее превосходство в огневой мощи.

Эфир наполнился бодрыми репликами других пилотов. Опыт подсказал ей, каким долгожданным был ее отчет для всех союзников.

В этот момент пришло сообщение от Калинина из командного центра.

– Говорит Перто-1[38]. Это отличные новости, но я должен сообщить вам и плохие. Десантные корабли противника приближаются с юго-востока. Предположительно, они несут на борту большое количество БР, а также подразделения морской пехоты. Враг собирается взять штурмом подземные укрепления базы.

Вот и они. Гребаные ублюдки[39].

Мао выругалась про себя, оперируя электронным прицелом.

– Скорее всего, нам придется вступить в ближний бой меньше чем через пятнадцать минут. До тех пор мы должны сделать все, чтобы прикончить «Бегемотов». Если не получится… – Калинин на секунду запнулся. – Всем подразделениям. ТДД-1 не может выйти в открытое море. Выход из подземного дока находится под обстрелом.



Это был веский аргумент, но Мао почувствовала сильное раздражение.

Всего десять минут?

Против тех троих?

Это был абсурд.

– Хочешь, не хочешь, нам придется драться?

– Именно так.

– Ха, вам легко говорить …

Голова «Бегемота» А развернулась в ее сторону. EСCS[40]. Машина Мао была обнаружена.

Орудие врага нацелилось на нее. Прятаться больше не было резона, и, отключив ECS, она перевела бронеробот в боевой режим. Теперь вся энергия реактора перераспределялась в двигательную систему, и она могла выполнять резкие и энергоемкие боевые маневры.

Она совершила отчаянный прыжок. Вражеский бронеробот выстрелил. На экране вспыхнул огненный цветок, напомнивший выстрел крупнокалиберного орудия линейного корабля. Оглушительный грохот разрыва сотряс М9 Мао.

– Похоже, это будут трудные пятнадцать минут…

Машину завертело в воздухе. Выбирая место для посадки, Мао разразилась ругательствами.

 

 

*****

 

Три гигантских бронеробота продолжали бомбардировать остров с дальней дистанции.

Они были оснащены не только крупнокалиберными гаубицами, или, как их называли, «сушильными шестами»[41], но несли на плечах многоствольные пусковые установки для неуправляемых ракет. Теперь эти ракеты с зажигательными и фугасными боеголовками дождем сыпались на джунгли острова Мерида, выжигая жарким напалмовым пламенем черные проплешины. Несколько беспилотных М6 уже оказались жертвами этой массированной стрельбы по площадям.

Необычные остроконечные скалы-останцы, известные как «Камни-Близнецы», обозначавшие границу тренировочного полигона для БР, тоже оказались сокрушены прямым попаданием ракеты. Даже скала не смогла выдержать такого удара. Наземные здания базы и технические постройки полигонов были разрушены до основания, джунгли корчились в огне, и над островом повисло гигантское облако дыма. Морской бриз медленно сносил его в океан.

Со стороны океана остров Мерида напоминал теперь тонущий линейный корабль, охваченный бушующими пожарами. Проведя артподготовку, «Бегемоты» начали медленно приближаться к острову одновременно с трех сторон.

– Шайссен, творят, что хотят. Черт бы вас подрал!

Скрываясь от яростного артобстрела, М9 Курца Вебера терпеливо ожидал в подземной фортификации, расположенной в южной части острова. Кабину сотрясала непрекращающаяся дрожь. На экране плясали в полумраке пылевые облака, ударные волны забивали дым и грязь даже в блиндаж.

«Бегемот» В вступил в квадрат Н0. Приблизительно через шестьдесят секунд пересечет линию С-1.

Приближающаяся к базе вражеская машина вступала в сектор его обстрела. Лейтенант Крузо и Мао должны были разобраться с двумя оставшимися бронероботами. Дистанционно управляя недобитыми еще беспилотными М6 и самоходными морскими минами, установленными на подступах к острову, они должны были любой ценой выиграть время.

Остальные М9 из подразделения, приписанного к «Туатха де Данаан», в этот момент ожидали приказа атаковать «Бегемот» В.

– Ну-с, пора… – пробормотал Курц себе под нос.

Двойка М9, пилотируемых капралом Спайком и еще одним членом команды SRT, прятались на шельфе к югу от острова. Поскольку эти бронероботы были оборудованы палладиевыми реакторами и приспособлены для десантирования в океан, они могли без труда двигаться на глубине до тридцати метров.

 

На основе изображений, переданных в штаб патрульным вертолетом Гейбо-3, было сделано предположение, что на «Бегемотах» не могло быть установлено серьезное оборудование для действий под водой. На совещании перед операцией лейтенант Сакс из подразделения технического обслуживания и младший лейтенант Виллан из исследовательского отдела изложили свои соображения.

Сакс, крупный мужчина со щегольскими усиками, мрачно говорил:

– Эти бронероботы предназначены в основном для действий на суше. Конечно, их размеры позволяют установить на корпусе сферическую антенну гидролокатора. Безусловно, они способны также нести буксируемую антенну, приблизительно того типа, что используются на противолодочных подводных лодках. Однако, когда «Бегемот» окажется в неглубоких литоральных водах, расположенных вокруг островов, сонар не сможет нормально функционировать, да и верхняя часть туловища выйдет на поверхность. Поэтому, если бы я был разработчиком этих БР, я бы установил высокочастотный гидролокатор ближнего радиуса действия в районе передней части голени или на коленном суставе. Поскольку высадка на остров является главной задачей операции, то избежать медленного движения по шельфу в полупогруженном состоянии нельзя, а с помощью такого компактного высокочастотного гидролокатора БР сможет выбирать путь, определять рельеф океанского дна, и обнаруживать донные мины.

– Вы можете определить тип гидролокаторов и его возможности по обнаружению целей? – спросил его Крузо, но Сакс лишь пожал в ответ плечами.

– Не могу сказать. Однако, технический уровень оборудования этих чудовищ не так уж высок, не стоит слишком пугаться. Взять хотя бы их орудия, они не из перспективных моделей, наподобие электромагнитных пушек. Просто автоматизированная версия хорошо известных крупнокалиберных корабельных пушек, типа тех, что использовались на линейных кораблях «Миссури». Не думаю, что это новая разработка, скорее всего, они использовали старые тела орудий со складов. Только для испытаний новых орудий с гиперзвуковыми активно-реактивными подкалиберными снарядами потребовался бы испытательный полигон огромных размеров. Даже если бы они смогли потихоньку обустроить его за железным занавесом[42], было бы слишком трудно скрыть это от разведки Митрила.

– Другими словами, сонары на них должны быть существующего типа?

– Не могу сказать с полной уверенностью, но, поскольку объем нижней части их корпуса и ступоходов соизмерим с водоизмещением многоцелевых субмарин – около 8000 тонн, туда можно установить все, что угодно. Все же, если представить себе сложности, связанные с разработкой принципиально нового гидролокатора, можно легко заключить, что разработчики противника наверняка использовали уже существующие, проверенные временем образцы. Так что предполагать применения на «Бегемотах» оборудования следующего поколения, с новыми возможностями и высоким разрешением, я бы не стал.

– До поры, до времени, так сказать будет правильнее. Таким образом, сможет ли враг, используя существующие высокочастотные гидролокаторы, надежно обнаружить наши самотранспортирующиеся мины или находящиеся в погруженном состоянии М9?

– Не могу сказать. Возможно, капитан первого ранга сможет уточнить детали?

В этот момент Мао как раз разговаривала по радио с Тессой, находившейся в командном центре. Тонущая в ворохе неотложных, требующих немедленного решения вопросов Тесса дала лишь краткий ответ. Разговор быстро закончился.

– Она сказала, что мы можем попытаться проделать такой номер. Старшина Деджилани[43] подойдет чуть попозже, и дополнит эту информацию.

– Ясно. Значит, мы можем считать, что мы все-таки сумеем нанести серьезные повреждения этим гигантам при условии, что неожиданно атакуем их из-под воды.

В ответ на слова Крузо пилоты угрюмо переглянулись. Если бы это были простые БР, пусть даже гигантские, найти брешь в их защите было бы несложно. Но это были «Бегемоты». Лямбда-драйвер надежно отражал все удары.

– Мы уже говорили об этом, лямбда-драйвер не всемогущ.

Теперь заговорил лейтенант Виллан, блондин лет двадцати пяти с умными карими глазами. Его перевели из центрального Исследовательского отдела Митрила, и здесь он был единственным человеком, который владел полной информацией о лямбда-драйвере.

– Прежде всего, есть предел тому времени, которое пилот этой машины может провести в полной концентрации. Мощность «щита» также зависит от ментальной силы пилота и его внимательности. Напав неожиданно, мы сможем нанести «Бегемоту» повреждения. Пример тому – сержант Вебер.

Во время сражения в Ариаке, Курц сумел повредить «Бегемот» одним удачным выстрелом из снайперской винтовки, потому, что вражеский пилот расслабился и не успел поставить защитное поле. Если бы удалось использовать эту слабость противника теперь…

– В тот раз мне сильно повезло, – ответил Курц. – Вряд ли враги расслабятся сейчас настолько, чтобы понести урон. Мы должны будем сами создать ситуацию, когда внимание пилотов будет отвлечено, и все равно, у нас будет один-единственный выстрел. Он должен стать решающим, и, я думаю, нам ничего не остается, как целиться в пилотский кокпит.

– А если засадить ему в задницу, как это проделал Сагара? – спросил Спайк, и Мао застонала в ответ.

– Перестань! Нужно быть дураком, чтобы дважды наступить на те же грабли. А у них было восемь месяцев, чтобы подготовиться к этой драке, и намотать на ус уроки прошлой.

– Жаль. Ну, тогда не будем об этом.

– Враги, безусловно, приняли меры.

– Тогда нам остается только целиться в кокпит.

– Если вам нужна несложная мишень, то это она. Пилотская кабина этих гигантов расположена в голове, и попасть в нее нетрудно. Однако она очень сильно забронирована. Ее защищает многослойная композитная броня в несколько метров толщиной, и пилот находится глубоко внутри. Даже если мы используем самые мощные бронебойные снаряды и ракеты, может оказаться невозможным пробить броню единственным попаданием.

Но вся надежда, что у них была – этот единственный выстрел.

На каждого из трех атакующих «Бегемотов».

– Итак, мы нашли зацепку, – спокойно проговорил Крузо. – Нам просто нужно выиграть время. Если мы сумеем из трех «Бегемотов» сделать два – появляется реальный шанс для спасения. Если сможем два превратить в один – возможность уцелеть для всех нас вырастет многократно.

– Можно попытаться разобраться хотя бы с одним… хотя это не легче, чем пролезть в игольное ушко… – задумчиво заговорил Курц.

– У тебя есть план?

– Да.

– Рассказывай.

И Курц рассказал.

 

«Бегемот» В пересек назначенный рубеж. Об этом доложили уцелевшие датчики системы подводного обнаружения.

Сержант Курц Вебер скомандовал:

– Включить ECS в активный режим.

Вас понял, сержант. ECS включен.

Зеркальные голограммы, нарисованные в воздухе танцем бесчисленных лазерных лучей, отсекли М9 от внешнего мира, сделав невидимым.

Двигаясь очень медленно и осторожно, бронеробот Курца выбрался из подземной шахты бомбоубежища. Артобстрел сровнял с землей находившиеся вокруг постройки, обугленные стволы деревьев смешались в жуткий бурелом. Удушливые облака иссиня черного дыма клубились повсюду. Однако Курцу это было на руку. Стараясь остаться незамеченным, его М9 пополз по кучам пепла в направлении небольшого холмика, торчавшего метрах в двухстах. В руке он сжимал мощное дальнобойное орудие калибром 57 миллиметров, которое рядом с БР выглядело как снайперская винтовка в руках пехотинца.

Поскольку джунгли выгорели, обзор с этой позиции стал превосходным.

– Говорит Урц-6, прибыл на место. Бойцы «Красной команды», доложите ваше местонахождение.

– Говорит Урц-5 (Сандарапта), готов действовать по вашему сигналу.

– Говорит Урц-10 (Мандела), еще двадцать секунд.

Прозвучали доклады всех бойцов команды. Выдвинув этот план, Курц оказался во главе ударной группы, выделенной для атаки на «Бегемот» В.

– Эй, Спайк, ты готов?

– Говорит Урц-8 (Спайк). А что мне остается, а? Бурлю энтузиазмом.

– Хо-хо! В этой героической саге отважный герой срежет здоровенного ублюдка одним выстрелом!

– Ну, уж постарайся, сержант, порадуй читателей. Смотри, не облажайся!

– Не скрипеть!

Курц навел свою снайперскую пушку на появившийся вдали вражеский БР. Он едва видел далекий силуэт «Бегемота» сквозь завесу черного дыма над побережьем.

– «Волшебные глаза» – включить!

– Вас понял, сержант. «Волшебные глаза» включены.

Установленный на М9 Курца недавно разработанный датчик заработал. На дисплее вокруг верхней части фигуры «Бегемота» возник зеленоватый ореол, несколько похожий на картинку в приборе ночного видения. Он показывал зоны, в которых было сосредоточено силовое поле лямбда-драйвера противника. Эти сенсоры стояли на вооружении уже с декабря прошлого года. Кто был их разработчиком, не стоило и спрашивать.

Во время экспедиции на остров Бадаму, где они уничтожали пиратское гнездо, Курц мог наблюдать с помощью своего датчика, как работает лямбда-драйвер «Арбалета» Соске. Теперь, он видел нечто похожее: зеленоватые контуры «щита», слегка растянутого, чтобы прикрыть всю фигуру «Бегемота». Его было несложно отличить по зеленоватым переливам на экране. Враги оставались наготове, но, не встречая сопротивления, успокоились, осмелели и перешли к следующей фазе атаки – вторжению на остров.

Курц переключил картинку на экране в обычный оптический диапазон и даже слегка прищурился. Океан сверкал в солнечных лучах так, что резало глаза, и через него легко и плавно двигался массивный силуэт «Бегемота».

Дистанция – 2400 метров.

Ветер, западный-юго-западный, около двенадцати метров в секунду.

Температура – двадцать два градуса по Цельсию; влажность – восемьдесят три процента.

Разнообразные данные о состоянии окружающей среды муравьиным аллюром ползли через нижний правый край экрана снайперской стрельбы. Раздраженно щелкнув языком, Курц выключил баллистический вычислитель.

– Доннерветтер[44]!..

Солнце оказалось в секторе обстрела, и подсветка мешала прицеливанию. Ветер, атмосферные восходящие потоки… Там, где суша переходила в водную поверхность, все резко менялось. Если стрелять с этой позиции, сделать точный баллистический расчет траектории будет почти невозможно. К тому же, цель довольно быстро двигалась слева направо, и неравномерно. Предсказать его движения тоже было очень трудно.

Он переключился на экран управления оружием и выставил ручной режим наведения. Угол прицеливания тоже был неудачным. Оставалось полагаться лишь на свои навыки и интуицию.

– Таузенд тойфель!..

Это было слишком трудно. Во всем мире не нашлось бы человека, который смог бы сделать такой выстрел. На такой дистанции и при таких условиях – это было выше его возможностей.

Но у него не было выбора.

– Ты чего, Курц? – прозвучал в наушниках насмешливый голос Спайка. Его М9 укрылся под водой на пути «Бегемота». – Не говори мне, что ты устроил там забастовку.

– Что ты там бормочешь?

– Меня тут осенило: если дело выгорит, я сделаю тебя богачом.

– Опять решил на бирже поиграть?

– Ага. Вся эта суета навела меня на мысль – со следующей недели цены на картофель начнут неудержимо расти. Если ты мне проспонсируешь пять тысяч баксов, я превращу их в двадцать!

Самое время сейчас. Вот идиот.

– И что общего имеет этот здоровенный ублюдок с картошкой?

– Долго объяснять. Давай его сперва вздрючим!

– Точно-точно!

– Ну, так что? Одолжишь деньжат? Ты зашибешь на этом кучу бабок! У тебя будет шикарный дом во Флориде, «Лотус» и куча цыпочек в бикини.

– И вовсе мне не нужен твой «Лотус»…

– Ну, тогда «Феррари».

– «Феррари» звучит получше. Такой у меня уже был.

Враг почти пересек обозначенную линию.

– Урц-6 – всей Красной команде. Противник приближается к линии D. Все готовы?

В наушниках раздалось: «Всегда готовы!»

– Начинаю отсчет! Пять …

Он взглянул на экран. «Бегемот» приблизился и казался громадным даже отсюда.

– Четыре… три…

Сконцентрировавшись, он легонько двинул джойстик – едва-едва, так нежно, будто гладил спящего ребенка…

– Два… один…

Негромко, но резко скомандовал:

– Альфа, пошел!

Спрятанный в воде М9 Спайка начал двигаться первым. Сработали водометные двигатели закрепленного на его плечах устройства подводного плавания, внезапно выстрелив БР в воздух на поверхность океана. Прыгая по воде, как пущенный блинчиком камень, М9 стремительно помчался к «Бегемоту». Тот немедленно отреагировал, повернув верхнюю часть туловища к машине Спайка.

– Вперед!!!

Быстро разгоняясь по поверхности океана, М9 выпустил ракетный залп из плечевой пусковой установки. Небо расчертили стремительные огненные стрелы. Одна за другой они поражали «Бегемота»… стоп, они детонировали на границе его силового поля, рассыпаясь бледными вспышками.

Лямбда-драйвер остановил их. Но таков и был план. Так и предполагалось. Глядя «Волшебными глазами» на «Бегемота», Курц заметил, что его «щит» уплотнился и сдвинулся в направлении Спайка.

– Бета, пошли!

– Бета, вас понял! – ответил оператор, управлявший самоходными минами. В тот же миг громадный водяной всплеск поднялся за спиной «Бегемота».

Это был взрыв самоходной мины. Несколько раньше этот прием успешно использовала Мао с другим «Бегемотом». Но серьезного ущерба взрыв не причинил. Враг лишь отвлекся, сфокусировав внимание на левой ноге, и растянул силовое поле, чтобы прикрыть ее. Может быть, ему и досталось немного, но в целом это было не страшнее легкой щекотки.

Однако.

Курц ясно видел на экране «Волшебного глаза» как распределилось вражеское силовое поле, иными словами, куда было направлено внимание пилота. В том момент, когда «Бегемот» собирался атаковать БР капрала Спайка, неожиданный взрыв мины заставил его отвлечься и посмотреть вниз. На экране датчика зеленый ореол защитного поля посветлел вокруг верхней части тела «Бегемота» и стал насыщеннее вокруг ног.

А вокруг головы и кокпита…

Получилось!

Немедленно переключившись в снайперский режим стрельбы, Курц заорал:

– Гамма, вперед!

По этому сигналу три союзных М6, спрятанные в джунглях в разных местах южного побережья острова Мерида, запустили ракеты «Джавелин[45]».

Это был решающий момент.

Лазерный луч подсветки цели протянулся от головы М9 Курца до врага. Он уперся в боковую часть массивной головы «Бегемота» и три ракеты, захватив цель своими ГСН[46], с огромной скоростью помчались к нему. Это были не устаревшие дозвуковые ракеты с фугасными или кумулятивными боевыми частями. Тяжелые гиперзвуковые реактивные снаряды поражали цель кинетической энергией боеголовки из обедненного урана.

Время, казалось, остановилось, десятая часть секунды растянулась в бесконечность.

Три ракеты поразили голову «Бегемота» в единый миг. Брызнули осколки брони, мелькнуло кольцо сжатого воздуха, спрессованного ударной волной, выхлопнул клубок белого дыма. Титаническая фигура слегка содрогнулась. Поскольку Курц был очень далеко, до него даже не донесся звук попадания.

Нет, когда медленный звук докатится, будет уже поздно, осталась всего пара секунд. Место попадания было скрыто клубившимся дымом и плохо различимо. «Бегемот» двигался, и необходимо было внести упреждение, не забывая при этом об угле возвышения и поправке на ветер.

Единственное, на что он мог сейчас положиться, это на интуицию.

Спокойно. Действуем автоматически.

Зона попадания трех боеголовок. Он целился в пробоину поперечником несколько десятков сантиметров, расположенную на движущейся и трясущейся платформе, почти в 2400 метрах от него, по ту сторону дымного облака, восходящих потоков, турбулентности атмосферы и морского бриза.

Курц выстрелил.

Стреловидный бронебойный сердечник вылетел из ствола пушки замаскированного М9. Яркая вспышка выстрела ослепила его, с земли взметнулся пепел, поднятый дульным тормозом. Только в этот миг запоздало докатился раскатистый удар от попадания ракет.

«Бегемот» на экране снова содрогнулся, но сказать точно, попал ли он, куда целился, Курц не мог.

Сработало?

Металлический гигант остановился и замер на месте. Слабый дымок вился из пробоины на голове. Повисло напряженное молчание.

«Бегемот» слегка накренился – но не упал.

Он был еще жив. Развернувшись и прикрыв частично разрушенную сторону головы, он снова начал двигаться, наводя ствол ручного орудия в направлении Курца.

Выстрел.

Курц спешно поднял машину и прыгнул. В тот же миг прямо под его ногами раздался мощный взрыв. Ударная волна догнала его и завертела в воздухе, как пушинку.

– Дерьмо!

Неудача. Он сумел нанести головной броне «Бегемота» серьезные повреждения, но убить пилота не смог.

Открыв крышки пусковых установок на плечах, «Бегемот» запустил тучу ракет класса «земля-земля» по его союзникам. Сандарапта и остальные пытались одновременно атаковать и совершить маневры уклонения. Шапки дыма от разрывов вспухали то тут, то там по всему побережью, и Курц не видел, что случилось с его товарищами. Кто-то из них наверняка уже погиб.

Восстановив контроль над полетом БР, он сумел кое-как приземлиться, и немедленно был атакован еще раз.

Очередной залп вдали и вой приближающегося снаряда. Он едва сумел избежать разрыва, но ударная волна врезалась в него тараном, заставив мир закружиться перед глазами. Если бы он был обычным пилотом, он бы потерял сознание.

Уничтожение.

Это слово пришло ему на ум. Это невозможно с самого начала. Теперь им оставалось беспомощно ждать, пока разъяренный противник не растопчет их, не сметет в прах подавляющим превосходством в огневой мощи.

Дуло вражеского орудия снова поймало движение М9 Курца. Он рухнул на колени среди падающих каскадов грязи и дыма. Бесполезно. Он не сможет уклониться в это раз.

– Урц-6, не вздумай сдаваться! – резанул из наушников голос Спайка. Переведя взгляд на экран, Курц увидел торчащий из океана силуэт «Бегемота». Прямо за ним, в облаке брызг, над поверхностью воды скользил М9 Спайка.

Идиот! Почему он не повернул назад и не спрятался? Его сейчас растерзают тридцатимиллиметровые пушки.

Бронеробот Спайка уже выпустил все свои ракеты. Но «Бегемот» не знал этого, и, прекратив огонь, перенес внимание с недобитого Курца на него.

Силовое поле врага засияло ярче, и во все стороны брызнули новые ракеты.

Капрал Спайк действовал хладнокровно. Он явно знал, что творил. Разогнавшись, он отстрелил водореактивный движитель, и, используя инерцию, взлетел над поверхностью воды и прыгнул на гигантскую левую ногу «Бегемота», которая в поперечнике была раз в пять толще его робота.

Курц не услышал металлического звука удара. Да, и к тому же, в ушах звенело после разрыва вражеского снаряда. Сквозь шум прорвался только голос Спайка:

– Уноси ноги, я дам тебе немного времени!

Выхватив мономолекулярный тесак, предназначенный для рукопашного боя, Спайк яростно вонзил его во вражескую броню, оперевшись на него одним манипулятором, он подбросил тело БР вверх, к гигантскому плечу «Бегемота». Такое движение требовало более чем отменного владения бронероботом. Всего лишь несколько пилотов во всем мире смогли бы повторить такой прыжок.

– Спайк, перестань!

Цепляясь за плечо вражеского бронеробота, Спайк схватил автоматическую пушку-карабин, и выпустил длинную очередь в упор в боковую часть его головы, полуразбитую предыдущими четырьмя попаданиями. Но силовой щит отразил все снаряды. Бледные вспышки выстрелов и красные разрывы засверкали чередой, освещая выщербины на броне.

– И чего это я творю? Совсем не собирался геройствовать!

– Хватит уже! Скорее сматывайся!

«Бегемот» издал низкий протяжный рев. Казалось, он чувствует… ярость.

– Скажи командиру, что я не хотел ее обижать…

На экране «Волшебного глаза» вражеский силовой щит вдруг ярко вспыхнул. Но нет, это уже был не щит. Его ошеломляющая энергия слилась в мощный силовой кулак и стремительно ударила точно по надоедливому маленькому противнику.

– Спайк!!!

М9 капрала Спайка снесло с плеча «Бегемота», точно муху. Манипуляторы бронеробота оторвало, ноги были искорежены, а корпус раздавлен – вся машина была чудовищно изуродована. Обломки, все еще разваливаясь на лету, описали длинную пологую дугу и рухнули в океан. Пилот был мертв. В этом не было сомнений.

Тридцатимиллиметровые автоматические пушки из головной установки проводили его полет в Вальхаллу бесконечной очередью. Трассирующие снаряды долго пенили поверхность океана уже после того, как обломки скрылись в глубине.

Грязный червяк. Знай свое место.

Всем своим видом говорил стальной титан.

Это заняло несколько долгих-долгих мгновений.

Курц смотрел на экран детектора лямбда-драйвера. Все внимание вражеского пилота было сосредоточено в направлении разбитого бронеробота Спайка. Спина, плечи и затылок «Бегемота» обнажились полностью. Вся информация, полученная от прицельного комплекса, пронеслась в голове Курца стремительным потоком.

Дистанция, ветер, освещение, температура и влажность.

Цифры на экране, казалось, кричали: Убей его! Второго раза не будет!

Он выстрелил.

На этот раз подкалиберный снаряд точно попал в пробоину в височной части головы «Бегемота». Чисто прошел прямо сквозь кокпит, где сидел безымянный и безликий вражеский пилот.

«Бегемот» остановился. Из пробоины завился слабый дымок.

Потом бронированный титан содрогнулся, как это было в Ариаке, и стал разваливаться. Манипуляторы его ослабли, и огромное орудие рухнуло в воду. С туловища посыпались обломки брони и механизмов. Притягиваемый к земле своим колоссальным весом, корпус «Бегемота» треснул и с чудовищным грохотом вертикально сложился внутрь себя.

Первый был уничтожен.

Но они понесли большие потери. Из группы Сандарапты, тех, кто запускал «Джавелины», два БР были уничтожены немедленно последовавшей контратакой, а сам Сандарапта тяжело ранен.

Кроме того…

– Спайк, дурень… – горестно пробормотал Курц.

Если бы он попал первым выстрелом. Если бы только он не промахнулся…

Но у Курца не было времени терзаться чувством вины. Радио затрещало и заговорило голосом Мао:

– Это Урц-2. Серьезно поврежден правый ступоход. Стараюсь уклоняться, но долго не протяну. Попытаюсь остановить его хоть как-нибудь...

– Мао!..

В этот момент искусственный интеллект его БР доложил, что приближаются десантные вертолеты противника.

 

 

Теперь, когда судорожный бег прервался, Соске смог спокойнее обдумать сложившуюся ситуацию. В умозаключениях Канаме не было логических изъянов. Она была совершенно права.

Спасти Токиву Киоко и других друзей, не сдаваясь при этом в плен, было не просто затруднительно. Правильнее было бы сказать – «невозможно».

Если пойти на глупый риск, и попытаться решить проблему силовым путем, вероятность успеха становилась исчезающе мала. Конечно, если бы это был голливудский вестерн, в самый последний момент на выручку неожиданно явилась бы кавалерия, и один шанс из тысячи превратился бы в твердую надежду на спасение. Герои фильмов твердо полагались на такие чудеса и всегда выбирали самый трудный путь. Очевидно, они были уверены в том, что режиссер обязательно поможет.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 30; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.166.236.238
Генерация страницы за: 0.033 сек.