Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Фредерик ван Ренсселлер Дей 6 страница




Нарочито небрежно и вальяжно ступая, он всем своим видом демонстрировал уверенность и властность. Сверкающие сапоги для верховой езды, необъятно широкий зад в форменных брюках, напоминающих древние офицерские галифе – Шеф явно вдохновлялся образами утонченно-беспощадных гестаповских офицеров из голливудских фильмов. Хотя о тонкости здесь говорить не приходилось. За ним следовали еще двое огромных и мрачных полицейских.

– Кража, нанесение ущерба здоровью, покушение на убийство, – начал деловито перечислять Шеф. – Шантаж, мошенничество, незаконная иммиграция, участие в подпольных азартных играх, подделка документов, препятствование исполнению служебных обязанностей официально уполномоченным лицом, незаконное хранение оружия… ничего не хочешь добавить?

– Что это?

– Обвинения против тебя, Сагара Соске. Достаточные для того, чтобы упечь в заключение на сорок восемь лет. Хм, почти полвека.

– «Нападение на офицера при исполнении». Могу добавить этот пункт прямо сейчас.

Челюсти Шефа сжались в раздражении. Его подручный шагнул вперед, размахнулся и ударил Соске в лицо. Он даже и не пытался сдерживаться, удар был резким и болезненным. Голова Соске мотнулась, словно на пружинке, его швырнуло вбок. В тот момент, когда он уже падал со стула, жесткая рука полицейского сграбастала его за воротник и вернула в первоначальное положение.

– Мне кажется, сынок, ты не понимаешь, в каком положении находишься.

Соске не ответил.

– Это не просто комната для допроса. Здесь – суд. И экзекуторская – тоже здесь. Прокурор здесь я. Судья – опять же я. Это помимо начальника полиции.

– У вас недокомплект персонала? – саркастическое замечание далось Соске с трудом. Рот был полон крови, сломанный коренной зуб царапал язык. Сначала он хотел выплюнуть обломок, но потом решил, что не хочет участвовать в пополнении местной коллекции, и проглотил его. – Чего вам нужно? Вы о чем-то хотите поговорить, иначе не вызвали бы меня лишь для того, чтобы попугать пятидесятилетним заключением.

– Быстро соображаешь. – Шеф хохотнул, его жирные многоэтажные подбородки и потное брюхо заколыхались в противофазе. Потом поросячьи глазки сузились, и он наклонился вперед. – Арена.

Вот оно.

– Полоса твоих побед тянется непрерывно с момента, когда ты дебютировал. Ваша команда скоро повыситься в ранге, верно? Твои боевые навыки создали тебе хорошую репутацию, даже у организаторов матчей. Если вы попадете в дивизион А и получите дополнительное финансирование, то момент, когда ты окажешься на самой вершине – лишь вопрос времени, так?

– Именно так.

– В этом вся проблема. – Шеф стащил форменную фуражку и вытер лысину платочком. – На Арене много профессиональных команд. Правильное балансирование побед и поражений, управление таблицей рангов пилотов-асов должны дать возможность публике и дальше наслаждаться зрелищем. Эффективное управление. Устойчивое развитие. Растущая прибыль для нас. Понимаешь?



Понять, кого имел в виду Шеф, говоря «нас», было нетрудно.

Комитет Управления Арены. Организаторы матчей. Букмекеры. Торговцы, поставляющие запчасти для бронероботов. Городская администрация. Влиятельные люди. В нормальном государстве это можно было бы назвать криминальным синдикатом или организованной преступностью. Вокруг Арены, словно голодные шакалы, собрались дельцы, умело управляющие текущими здесь денежными потоками. Все было куплено и продано.

– Дао со своей командой всего лишь во втором дивизионе, но они неплохо стараются для меня, поддерживая должный порядок. Сагара Соске, ты это порядок нарушил. Именно поэтому ты оказался здесь, в этой комнате. У меня в гостях. Надеюсь, мы сможем достичь взаимопонимания. Не думаешь ли ты, что было бы разумным заключить некоторые соглашения, чтобы обеспечить свое будущее?

– Так вот в чем дело.

«Соглашения». Под этим эвфемизмом скрывались договорные матчи, с заранее определенным победителем. Обман и манипуляции. Огромные прибыли владельцев тотализатора.

– Если я не соглашусь, то на пятьдесят лет окажусь за решеткой?

– Твой французский приятель тоже. Да и вашу подружку, владелицу команды, я тоже могу приплюсовать. Не стоит объяснять, как поступят с молоденькой и соблазнительной девчонкой заскучавшие тюремные охранники и гадкие, отвратительные, заключенные-преступники, верно? Перечить мне здесь, в моем городе – неразумный поступок.

Угроза в адрес Лемона и Нами не заставила Соске потерять хладнокровие. Он всего лишь серьезно задумался, сумеет ли со скованными за спиной руками достаточно быстро уничтожить Шефа и его палачей.

Безусловно, это было возможно.

Прикончив этих троих и избавившись от наручников, он завладеет оружием.

Совсем не трудно.

Освободить Лемона из камеры, перебить всех, кто осмелится встать на пути, и прорваться наружу. Забрать Нами и покинуть город.

Никаких проблем.

Но поступать так он не собирался. Вместо этого Соске ответил:

– Полагаю, вы правы. Если соглашение необходимо, я готов сотрудничать. Но у меня есть условие.

– М-м?

Шеф с интересом приподнял бровь.

– Я не против завести новых друзей и играть на стадионе по правилам, но мне хотелось бы чего-то более серьезного. Там, где я мог бы свободно продемонстрировать свои навыки, без ограничений и условностей. Где денежные ставки выше. Такое место меня интересует.

Шеф хмыкнул и покачал головой, ничего не ответив.

– Оно ведь существует, не правда ли?

Подозрительный взгляд глаз-щелочек.

– О чем ты, сынок?

– До меня дошли слухи.

– Где же ты их слышал?

– То тут, то там.

С непроницаемым видом Шеф проговорил что-то на местном диалекте, обращаясь к одному из полицейских. Тот подобострастно кивнул и быстро вышел. Второй – тот, что ударил Соске – остался. Вероятно, он был в курсе дел и заслужил доверие начальства.

Едва закрылась дверь, фиолетовые губы Шефа искривила понимающая ухмылка

– Ты понимаешь, о чем толкуешь?

– Безусловно. Ями-битвы[11] предназначены для глаз особо важных гостей. Настоящие боеприпасы и огнестрельное оружие. Ставки на победу и призовые фонды намного выше тех, что фигурируют на Арене, – уверенно проговорил Соске, повторяя слова знакомого своего однополчанина. Информация дошла до его ушей еще тогда, когда он был в Токио.

Ями-битвы. Только по этой причине Соске и появился в Намшаке.

– А ты знаешь, что половина участников не живет дольше месяца?

– Естественно.

В ответ на небрежно брошенные слова Соске Шеф покачал головой и надел фуражку обратно.

– …Есть только два вида людей, которые желают участвовать, – заговорил он с подозрением. – Пилоты-слабаки, которые угодили в долговую яму и хотят быстро накосить деньжат, или отчаянные самоуверенные придурки, которые слишком высокого мнения о своих возможностях. Или то, или другое. Не расскажешь мне, почему тебя это заинтересовало?

– Прежде всего, мне нужны деньги. Я хочу выкупить женщину. Она – проститутка.

– Где же?

– Не здесь. В Токио.

Конечно, история была глупой. Но Соске слышал такие в кабаках и по телевизору, так что счесть ее совеем невероятной было нельзя. Отсылка же к Токио должна была помешать Шефу провести расследование. Впрочем, он полагал, что Шефа едва ли заинтересует такая байка, даже если полицейский и не поверит ему. Соске не ошибся.

– Другие причины?

– Полагаю, между нами есть нечто общее. Вам ведь нравится ваша работа? – спросил Соске, демонстративно осматривая пыточную камеру. С кровавыми пятнами на стенах, россыпями выбитых зубов. Ах да, не забыть еще вырванные ногти.

Аура боли и страха. Запах насилия.

– Соревнования на Арене – это спорт. Там пахнет керосином, машинным маслом и соляркой, а не кровью и порохом.

– Значит, это и есть твой главный резон?

– Разве его недостаточно?

Шеф откинул голову назад и захохотал, брызгая слюной и по-поросячьи повизгивая. Снова запрыгали подбородки, дряблое мясо заколыхалось, точно студень. Утерев выступившие на узких глазках слезы, он покачал головой:

– Похоже, ты относишься ко второму типу. Ради бога, сопляк – но до чего самоуверенный!..

– Я хотел бы услышать ваш ответ.

– Интересно. Очень интересно. Полагаю, я могу замолвить за тебя словечко. Однако, не забудем про гарантии. Француз пока останется здесь. Мы освободим его после матча, когда ты докажешь, что заслуживаешь доверия. Можешь идти, Сагара Соске.

Шеф развернулся и покинул допросную.

 

Как ни неприятно было Соске оставлять Лемона за решеткой, сейчас у него не было выбора. Перед тем, как уйти, он все же выбрал подходящего с виду полицейского и всучил ему пятьдесят баксов вместе с просьбой присмотреть за тем, чтобы француза не обижали и нормально кормили. Пообещав потом позолотить ручку еще разок.

Не успела дверь полицейского участка захлопнуться за спиной Соске, как он услышал взволнованный голос Нами:

– Соске?!..

Нами вприпрыжку неслась к нему поперек пыльной улицы. Узнав об аресте, она явно тут же примчалась сюда и убивала время, сидя в дешевой кафешке на другой стороне улицы, напротив участка.

– Что случилось?! Где месье Лемон?

– Остался там. Мне позволили уйти после разговора с Шефом.

– Шеф?.. Этот хладнокровный садист?..

На лице Нами отразился неподдельный ужас. Конечно же. Местные жители не могли не знать о нем. Громкая слава Шефа далеко опережала его тяжеловесные шаги. Соске кивнул.

– Но как же он отпустил тебя? Всего-навсего поговорил, и все?.. Это плохо пахнет, – подойдя поближе, Нами принюхалась, сморщилась и фыркнула. – Фу! Воняет, да еще как!..

Хотя он провел в камере всего несколько часов, соседство с негигиеничными и некультурными бродягами и оборванцами не прошло даром. Ничего удивительного не было в том, что от Соске несло, как от козла.

– Давай вернемся в гостиницу. Я объясню ситуацию там.

Поймав такси, они скоро оказались в номере Лемона.

Приняв душ и надев чистую одежду, Соске напился минеральной воды и почувствовал себя освеженным. Такие простые вещи начинаешь ценить гораздо больше, когда неожиданно их лишаешься.

Вернувшись в гостиную, он увидел, что Нами, усевшись по-турецки на диване, отрешенно смотрит на мелькающий экран телевизора. В ней безошибочно чувствовались беспокойство и напряжение.

– …Итак? Что происходит?

– Мы побеждали слишком часто. Похоже, это подействовало на нервы местным авторитетам. Они взяли Лемона в заложники, пообещали расправиться с тобой, и предложили мне участвовать в договорных матчах. Я согласился. – доложил Соске, усевшись на диван и вытирая голову полотенцем.

– Сыграть в поддавки. Вот в чем дело.

– Ты не сердишься, что я согласился?

– С чего бы? Вокруг Арены все время крутились такие слухи. Ха, ожидать честной игры от компании жуликов в нашем насквозь прогнившем городе – для этого надо быть блаженным дурачком! Я даже рада, что это, наконец, случилось. Только…

– Только?..

– Ситуация может стать еще хуже. На самом деле они арестовали вас с месье Лемоном, засадили в кутузку, и попытались запугать потому, что почувствовали нашу силу. Начали рассматривать нас как угрозу. Дали нам понять, что если мы не станем сотрудничать, они нас прикончат. С них станется. Этот Шеф-полицай, он наверняка поставил еще какие-нибудь условия, да?

– Да. Условия есть.

– Какие?

– Я буду участвовать в Ями-битвах.

– Повтори еще раз, – нога Нами, которой она беспокойно покачивала, замерла. – Ями-битвы?..

– Да.

– Ты серьезно?

– Да. Там большой призовой фонд.

– Подожди секунду… Ты знаешь, на что подписался? Что это за матчи? Пусть ты и сильный, этого все равно может оказаться мало. Об этом шептались здешние спортсмены, но я не знаю, что правда, а что – вымысел. Но разве там не стреляют боевыми зарядами? Разве это не настоящий бой насмерть?

– Похоже на то.

– Используя мой бронеробот?

– Таков мой план.

– Да ты шутишь?!.. – гневно завопила Нами, вскочив на ноги и нависнув над ним. – Ты думаешь, что по-настоящему воевать будет так же просто, как на Арене?! Да ни фига!!! Я даже ни разу не касалась системы управления огнем с тех пор, как этот «Сэведж» попал ко мне. Броня тоже старая! И где ты возьмешь оружие? Заправилы с Арены требуют поддаться и проиграть пару схваток, это я могу понять, но сражаться в Ями-битвах?!.. Это совсем другой коленкор! Да это же смертельно опасно, дурень!!!

– Ты права.

– …Тогда какого черта ты согласился?! Хочешь помереть молодым – пожалуйста. Но с чего ты решил, что я позволю рисковать моим драгоценным бронероботом?

– Ну…

Сказать ей правду?

Или оставить в неведении?

Мысль об этом глодала Соске, словно жадная зубастая крыса, с того момента, как он вышел из полицейского участка. Если следовать плану, но раскрывать карты не стоит.

Интуиция подсказывала Соске, что если он в лоб заявит, что собирается участвовать в подпольных гладиаторских боях независимо от того, насколько высоко денежное вознаграждение, Нами и все остальные не согласятся. Хотя это было лишь предположение, Соске безошибочно чувствовал, что так и будет. Проще всего подойти с другой стороны. Заявить: «Лемон взят в заложники, и мне не из чего было выбирать. Я согласился на эти условия, чтобы спасти его». Упирая на безвыходность ситуации, и соблазняя их большими денежными призами, можно было уговорить Нами и команду с большой долей вероятности.

Соске прожил бок о бок с Нами достаточно, чтобы понять, что она – отзывчивый и доброжелательный человек. Вопрос был в том, насколько простирается доверие, возникшее между ними. Соске не решился бы строить предположения на этот счет. Впрочем, если следовать плану, испытывать доверие Нами не придется. То, чего ты не знаешь, тебя не беспокоит.

Но в этот миг перед его глазами резко, словно в беспощадном свете магниевой вспышки, встала сцена.

«Я не хочу умереть, ничего не зная!»

Отчаянный выкрик Киоко. Слезы, брызнувшие из ее глаз. Тогда, на крыше школы. Соске не забывал об этом никогда, но теперь эти слова ужалили его в самое сердце.

Жалкий слабак. Всего полдня назад он профессионально медитировал, очищая сознание от всего лишнего. Превратив себя в стремительную, эффективную и смертоносную боевую машину. Бездушный автомат, влекомый вперед простейшей логикой хищника: «убей, или тебя убьют». Сосредоточенный на единственной цели. И что теперь?..

Переживает о том, что подумает о нем эта девушка? Колеблется? Как же он сможет выполнить свой тщательно продуманный план? Достичь стратегической цели?

Он не знал.

– Или ты считаешь, что риск того стоит? – терпение Нами, пристально смотревшей на него, закончилось. Немного поколебавшись, она заговорила снова:

– Слушай, я не могу забыть о денежной стороне предприятия. Можешь считать меня расчетливой жадиной, но у меня нет ничего, кроме этого бронеробота, и мне не все равно, что с ним случиться. Кроме того… – она замялась. – …Кроме того, это ведь опасно и для пилота. И еще, мне кажется, что ты чего-то недоговариваешь. Послушай. Ты и я – мы просто деловые партнеры? Как ты считаешь? Скажи мне, что ты думаешь.

Соске затруднился с ответом. Их взгляды встретились, но что за выражение было в ее глазах, он не мог понять. Нами наклонилась к нему, пытливо всматриваясь в лицо. Внутри дивана скрипнули пружинки.

– Дело не в этом… – начал он нерешительно.

– …Но я думала, что мы, по крайней мере, друзья. Я была неправа? – настойчиво продолжала Нами, вопросительно наклонив голову и подавшись к нему еще ближе. Глаза Соске непроизвольно скользнули вниз – в глубокий вырез ее потрепанной и растянутой майки. Поскольку Нами не признавала лифчиков, картинка вышла весьма соблазнительной, и он неожиданно забыл, где находится, и о чем говорит. Моргнув, он с трудом отвел глаза и выругал себя, чувствуя, как его с головой накрывает волна смятения и неуверенности.

Высокоточное оружие? Стратегический замысел?

Разве он не знал ответа всего мгновение назад? Разве он не был уверен в правильности своих действий? Дезинформация. Обман. Хитрость. Маскировка. На войне это необходимо.

Да. Необходимо.

Но сможет ли он сейчас соврать ей в лицо?

Нет.

Как ни крути, получается, что он обманывал себя, пытаясь стать механизмом. Автоматом. Он остался слабым человеческим существом. Полным противоречий.

Факт остается фактом.

Именно поэтому ему сейчас так тяжело.

Но, раз так… зачем притворяться?

Помотав головой, чтобы отделаться от стоящего перед глазами видения обольстительных округлостей и нежной белой кожи, он решительно заговорил:

– Ты права. Я расскажу.

Быть честным с друзьями. На искренность отвечать искренностью. Он не учился этому раньше, но теперь начал понимать, что это значит. Он не хотел лгать ей. Если она не захочет поддержать его, значит, так тому и быть. Сожжем мосты за спиной.

– Это я сказал Шефу, что хочу участвовать в Ями-битвах.

– П-почему?! – глаза Нами широко распахнулись.

– Потому что в этом состояла моя цель. С самого начала. Состязания на Арене были для меня средством, чтобы подобраться поближе к закулисной стороне администрации Арены. От моих знакомых, наемников, я узнал о высокопрофессиональных подпольных схватках, которые происходят в Намшаке. Я подозреваю, что Амальгам как-то связана с этим.

– «А-ма-льгам»?..

– Название тайной организации. Глубоко законспирированная террористическая организация и военно-индустриальный комплекс. Они проросли друг в друга тысячью корней. Это они подстрекали множество локальных конфликтов по всему миру. Они подготовили самые серьезные террористические акты, что случались за последние несколько лет.

– Стоп-стоп. Подожди минуту…

– Существовала еще одна засекреченная организация, которая противостояла Амальгам. Достаточно могущественная, чтобы использовать вооружение и оборудование, на поколение опережающее регулярные армии. Организация, которая имела собственные вооруженные силы, которые превосходили по уровню подготовки даже специальные подразделения сверхдержав. Организация, которая противостояла по всему миру террористическим группам и преступным синдикатам. Специализировалась на прекращении региональных конфликтов и умиротворении враждующих сторон. Я – один из последних уцелевших наемных членов этой организации.

История Соске неожиданно стала настолько сложной, серьезной и крупномасштабной, что Нами совершенно запуталась.

– Э-э, я не совсем понимаю… Что ты имеешь в виду говоря «последний оставшийся в живых»? Что же случилось с твоей группой?

– Амальгам стерла ее с лица земли.

Нами приоткрыла рот.

– Истинная природа враждебной нам организации – Амальгам – неизвестна. Неизвестно ни – кто они, ни – где расположен их центр. Очень немногое известно о пределах их возможностей и зонах влияния. Незначительные улики, которые я смог собрать, указывали на Намшак и Ями-битвы. Когда несколько вражеских бронероботов были уничтожены в бою моим подразделением, в их обломках были найдены документы пилотов, которые говорили о том, что те раньше участвовали в соревнованиях в Намшаке.

– Ого…

– Ты мне не веришь?

Он смотрел на нее, своего делового партнера, так прямо и честно, что у нее не осталось никаких сомнений в его словах. Нами, осознав, что все это означает, замерла.

– Ты серьезно все это говоришь?

– Так точно.

– Мне с самого начала казалось подозрительным, что обычный парень так ловко управляется с бронероботом… постой, так мы имеем дело с этими ненормальными террористами, о которых ты говорил?!..

– Именно так, – кивнул Соске, потом, как ни чем не бывало, продолжил. – Я должен подобраться поближе к Амальгам. Для этого мне необходима твоя помощь.

Реакция, которая последовала незамедлительно, была вполне закономерной. Соске почти ожидал этого, будучи знаком с подобным типом женщин.

– Да ты сдурел!!! – яростно закричала Нами и вскочила, перевернув низкий столик так, что чашки и тарелки посыпались на ковер с жалобным звоном. – …Хочешь и нас во все это втянуть, чтоб тебе подавиться!.. Обманывал нас всех, врал мне в глаза!.. Видеть тебя не хочу!!!

Запустив ему в голову пластиковой бутылкой с минералкой, Нами спрыгнула с кровати и бросилась вон из гостиничного номера, хлопнув дверью так, что закачалась люстра под потолком.

Понятно и логично.

Он так и знал. Это с самого начала было невозможно.

«Но это вовсе не значит, что я буду хуже относится к ней. Не делает ее моим врагом. По крайней, мере, мне этого не хотелось бы» – думал Соске, машинально подбрасывая на ладони бутылку, которой запустила в него Нами. Тяжело вздохнув, он начал методично убирать разгром, который она устроила.

Все кончено. Наверняка, теперь она немедленно его уволит без выходного пособия. Он задался вопросом, сумеет ли он вовремя найти другого нанимателя с подходящим бронероботом. У Соске здесь больше не было надежных контактов. Никто не приходил на ум.

Что же делать дальше?

Он размышлял, собирая мусор, когда в прихожей звякнул дверной звонок. Соске открыл дверь, и обнаружил за ней Нами. Ее глаза метали молнии, казалось, еще немного и она зашипит, как рассерженная кошка. Но она вернулась.

Немного помолчав, Нами сердито заговорила:

– Сейчас я хочу узнать только одно. У тебя неприятности? Тебе грозит опасность?

– Да.

– Тебе нужна моя помощь?

– Так точно.

Честный и искренний ответ заставил Нами слегка расслабиться. Напряженные плечи опустились, она хмыкнула и дружески стукнула Соске кулаком в грудь.

– Ладно. Так и быть, я разрешу тебе попользоваться моей добротой еще немножко.

– Ты действительно уверена?..

– Месье Лемон томится за решеткой. Да и заработать бы нам не помешало, раз уж там такие большие призы, как ты говоришь.

– Я не обманывал…

– Не надейся слишком сильно, последнее слово будет за командой. Если они скажут «нет», то ты останешься ни с чем.

– Так точно.

– И не рассказывай им ничего про Амальгам. Не стоит их пугать понапрасну. Все равно ты не знаешь ничего конкретного. Нам хватит и наших местных полицейских гадов, с ними-то они хорошо знакомы.

– Спасибо.

 

Оказалось, что Нами – неплохой дипломат. Пустив в ход все свое обаяние, она быстро уговорила механиков из команды технического обслуживания «Кроссбоу» согласиться на участие в Ями-битвах. Некоторые поначалу сомневались и были против, но, после того, как Нами напомнила про оставшегося заложником Лемона и еще раз превознесла до небес экстраординарные боевые навыки Соске, они неохотно согласились.

Следующим вечером в бокс прибежал мальчишка-посыльный с запиской от Шефа. В ней говорилось:

Жду тебя в субботу, в 21:00, возле руин храма,

к северу от Мунамера. Не забудь свой бронеробот.

 

Мунамера была маленькой деревушкой, расположенной примерно в двадцати километрах по тракту к северу от Намшака. Естественно, устроители гладиаторских боев понимали, что не стоит устраивать побоища в черте густонаселенного города. Боевые снаряды автоматических пушек, которые использовали бронероботы, могли бы наделать немало бед даже неумышленными рикошетами. Поэтому ристалище, отведенное под Ями-битвы, находилось далеко за предместьями Намшака, там, где начинались малонаселенные предгорья.

Не опаздывай. Иначе твой друг может

испытать в тюрьме различные неудобства.

 

Отдав записку, мальчик убежал со всех ног.

– Как-то там поживает месье Лемон? Бедняга, мало того, что у него может развиться невроз, так еще и какие-нибудь гомики-заключенные могут начать к нему приставать, – проворчала Нами, быстро и ловко отвинчивая болты, крепившие крышку аппаратного блока в кабине белого «Сэведжа».

– Я дал охранникам взятку, – ответил Соске, подавая ей отвертку.

– Хорошо, если этого хватит. Ладно, я уже могу дотянуться и вынуть эту плату. Она тут ни к чему.

Нами покопалась в пучке проводов, передававших сигналы от системы управления огнем на исполнительные механизмы, потом вытащила старую печатную плату и выкинула ее наружу.

– Ты уверена? Система будет работать?

– Угу. В любом случае, от этой схемы со странными русскими буквами «ФЛБН-32» никакого проку. Она давно уже устарела и только замедляет быстродействие системы. Такие допотопные штуки, если есть возможность, лучше просто обойти, установив новую версию программного обеспечения. Самодельную.

– Самодельную программу?

– Ну да. Я ее переписала, специально под Ями-битву. Целое утро провозилась. Когда дело доходит до таких хитрых штучек, я не слишком сильна. Устала-а-а-а…

Соске замер, пристально глядя на Нами, которая потягивалась с довольной улыбкой.

– Всего одно утро? Ты самостоятельно переписала программу системы управления огнем?

Не требовалось быть программистом, чтобы понять, что эта работа была не из тех, которую можно начать и кончить всего за несколько часов. Соске прекрасно это знал. Хорошо обученному инженеру-профессионалу потребовалось бы несколько дней кропотливой и напряженной работы, чтобы переписать даже эти старые советские коды. Шестнадцати- или семнадцатилетняя девчонка без специального технического образования физически не могла этого сделать.

Еще в те времена, когда Соске воевал в Афганистане, бывшие студенты кабульского Технического университета, волей судьбы угодившие в отряд моджахедов, пытались немного усовершенствовать программу управления стрельбой для такого же «Сэведжа». Но неуклюжие самодельные коды лишь заставили бронеробота дергаться, словно в припадке, и никакой пользы не принесли. Выручили лишь трофейные программы, которые были сделаны профессионалами специально для этой системы управления огнем.

– Ты где-то училась программированию?

– Да ты что! Ни разу. Но мои механики хорошо разбираются только в железках, и когда потребовалось чуть-чуть отрегулировать коэффициент передачи импульсов в системе BMSA, это пришлось делать мне. Потом еще несколько раз. Там и сям.

– Но это же очень сложная система. Совсем не из тех, которые легко освоить. Где же ты получила технические навыки…

– Я и не говорю, что знаю ее назубок! – Нами с раздражением отмахнулась. – Слышал же, я не сильна в двоичных кодах. Но раз уж пришлось этим заняться, я покопалась и навела там порядок. Как будто это уж такое большое дело!

Невозможно.

– Когда к тебе попал Рк-91, кто-то преподавал тебе методики обслуживания бронероботов, так? – спросил Соске, стараясь не выдать потрясения, которое он испытал, услышав ее легкомысленно брошенные слова.

– А? С чего ты взял?

Нами перестала закручивать болты и уставилась на Соске взглядом, полным удивления.

– Тебя никто не учил? – на краю сознания Соске крошечными, но острыми коготками заскреблось невнятное пока подозрение. – Тогда как же ты смогла…

– А что тут такого? Хотя я и не понимала ничего сначала, когда я немножко повозилась и поигралась с разными системами и узлами, то быстро разобралась, как они устроены.

Невероятно. Невозможно поверить. Пусть это и уже немного устаревший бронеробот второго поколения, для того, чтобы понять, как работают его агрегаты, не говоря уж о том, чтобы его пилотировать, необходимо было длительное специальное обучение.

Для девочки-подростка, которая не имела никаких систематических технических знаний, которую никто никогда не учил таким вещам – это было в принципе невыполнимо.

Этого не может быть. Она тоже?..

Нет. Вероятность такого совпадения ничтожно мала. Возможность того, что первый попавшийся человек окажется одним из них – один к десяти тысячам. Если не к миллиону. И чтобы он снова, совершенно случайно и непреднамеренно, столкнулся нос к носу с таким человеком…

– Эй, друг, – деловито проговорила Нами, вырвав Соске из задумчивого остолбенения, – кончай пялиться на меня и быстренько отсоедини во-о-он тот штепсель.

– Есть.

Соске вернулся к работе по техническому обслуживанию «Сэведжа» с тяжелым сердцем.

Сейчас я занят.

Я не могу беспокоиться еще и об этом, пока не выполнено главное задание. Когда у меня будет время, я обдумаю все тщательно, и не спеша.

 

 

Вечером в субботу Соске и вся остальная команда погрузили «Сэведж» на громадный трейлер и покинули Намшак, двинувшись по дороге в сторону Мунамера. Узкое шоссе, по которому им пришлось пробираться, так и не было отремонтировано после окончания войны и находилось в ужасном состоянии. Мало того, громоздкий трейлер, медленно ковылявший по ухабам, перегородил почти все полотно, и разъезд со встречными машинами становился настоящей проблемой.

На протяжении всего пути пейзаж по сторонам шоссе ничуть не менялся. С одной стороны в вечернем свете поблескивали бесконечные рисовые чеки, тянувшиеся настолько, насколько хватало глаз. С другой – цепочкой громоздились горные вершины, покрытые тропическими джунглями. Хотя пассажирам по дороге почти не приходилось любоваться окрестностями – невообразимо плотные облака едкой белесой пыли, которую поднимали колеса грузовиков, застилали глаза, заставляли моргать и кашлять. Мелкая пыль не оседала на землю, плавая в воздухе и превращая придорожные деревья в привидения – стоял сухой сезон.

 

Когда они, наконец, прибыли к руинам храма, там уже находились несколько полицейских в форме полицейского департамента Намшака. Соске и команда не опоздали, они приехали даже раньше оговоренного срока, но полицейские так злобно зыркали на них, словно им пришлось дожидаться.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 30; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.167.242.107
Генерация страницы за: 0.19 сек.