Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

СМУТЫ ЛИТОВСКИЕ И МОСКОВСКИЕ




После смерти Ягайло польские магнаты возвели на престол его сына Владислава III (годы правления 1434—1444). В Литве же продолжалась усобица. Свидригайло поссорился с претенден­том на должность митрополита Герасимом и сжег его в Витебске. В Витебск собрались русские князья — сторонники Свидригай­ло. Оттуда войско его двинулось к Брислову, где соединилось с ливонским магистром. Затем союзники направились к городу Валькомиру.

1 сентября 1435 г. у Валькомира на реке Святой произошло ге­неральное сражение. Свидригайло поручил командовать войском своему племяннику Сигизмунду Корибутовичу, в свое время от­личившемуся в Гуситских войнах. Под началом у него были пол­ки смоленские, витебские, полоцкие и отряд ливонских рыцарей. Войском Сигизмунда Кейстутовича, большую часть которого со­ставляли поляки, командовал его сын Михаил. После упорной и кровопролитной битвы войска Свидригайло обратились в бегство, а раненый Сигизмунд Корибутович попал в плен. Под Вилько-миром были убиты ливонский магистр, князь Ярослав Лингве-ньевич, князь Михаил Балабан, князь Даниил Семенович Голь-шанский и князь Михаил Львович Вяземский.

«И через три недели после того побоища князь великий Си­гизмунд, собрав всю свою силу литовскую, послал сына своего князя Михаила на Русь. И князь Михаил, придя, стал в Орше, и смоль-няне встретили князя Михаила в Орше, и сдались великому князю Сигизмунду и сыну его князю Михаилу.

И князь Михаил не пошел к Смоленску, а пошел от Орши к Витебску, стоял [там] шесть недель и, не взяв замка, пошел прочь, и после того, в ту же зиму, князь великий Сигизмунд собрал опять свою силу литовскую и послал к городу Полоцку. И, придя, паны стояли под Полоцком неделю и, не взяв города, пошли прочь. А на следующий год полочане и витебляне, не видя себе ни от кого помощи, подчинились великому [князю] Сигизмунду Кейстуто-вичу, и начал великий князь Сигизмунд княжить в Великом кня­жестве Литовском и в Русском,

В лето шесть тысяч девятьсот сорок восьмое [1440 г.] правил великий князь Сигизмунд в Вильно и в Троках, и во всех зем­лях русских, и литовских, и жемайтских, и совершал большие жестокости в отношении своих подданных, особенно над шля­хетским сословием, хватал их и совершал над ними страшные жестокости, карал их невинно, убивал и мучил их так, как только мог придумать, и поступал так со всеми князьями и панятами и со всем шляхетским сословием всех земель литовских, русских и жемайтских. И был в отношении того шляхетского сословия очень жесток, и всеми этими своими злыми поступками он равнялся Антиоху Сирийскому и Ироду Иерусалимскому и предку своему великому князю литовскому Тройдену, который совершал различные страшные жестокости в отношении земель польских и русских. И те подданные его, вся шляхта, терпели это как от своего господина верные рабы, и ничего злого против него не предпринимали и не замышляли.



И он, окаянный князь великий Сигизмунд, не насытил злобы своей и мыслил в сердце своем по дьявольскому наущению, как бы погубить все шляхетское сословие и пролить его кровь и поднять мужичье сословие, собачью кровь. Прежде всего он зах­ватил двоих князей, своих близких родственников, намереваясь их казнить: князя Юрия Лингвеньевича и князя Олелька Вла­димировича, и посадил князя Юрия Лингвеньевича в меньшем замке Трокском, а князя Олелька в Кернове, а княгиню его с дву­мя сыновьями, с Семеном и с Михаилом, в Утянах, и еще, считая, что этого недостаточно, в заключение своего злого умысла решил созвать великий сейм и на том сейме уничтожить и искоренить всю шляхту и вознести мужичье сословие. И написал окаянный грамоты своим властям по всем своим землям Великого княже­ства, княжатам и панятам и всей шляхте, приказывая, чтобы все ехали на сейм, для решения земских дел; а злобу свою утаил, что против них замыслил.

А в то время воеводой виленским был Довгирд, а воеводой трок-ским Лелюша. И те два пана, узнав достоверно, что тот сейм будет созван для гибели всего шляхетского сословия и их самих, и позвали к себе на совет князя Чарторыйского; и те три пана, посовещавшись, замыслили убить князя Сигизмунда; а прочих князей и панов в то время при Сигизмунде никого не было. И на том совещании решили, чтобы самим им занять города Вильно и Троки и держать их на князя Свидригайла, который после пора­жения, понесенного от Михаила Сигизмундовича у Побоиска, бе­жал в Молдавию.

И решив так, направили дворянина родом из Киева по име­ни Скобейко и дали ему триста возов сена и на каждый воз под сено положили по пяти вооруженных человек, а один че­ловек возом правил, и отправили того Скобейко в Троки, будто бы с дякольным сеном. И отправив Скобейко, послали в Мол­давию к князю Свидригайлу, искать его, а князь Александр Чар-торыйский и Скобейко въехали в Трокский замок в вербное воскресенье.

В тот же момент сын князя Сигизмунда вышел из замка в ко­стел, а сам князь Сигизмунд слушая мессу в замке в спальне. И князь Чарторыйский, въехав со Скобейко и со всеми теми воза­ми в замок, замок затворили, и все те люди вышли из возов и пошли прямо к спальне князя Сигизмунда, где он слушал мессу. И был у князя Сигизмунда медведь, которого он очень любил, и когда он, приходя к спальне, дергал лапой, то его всегда впускали. И так князь Чарторыйский, нрийдя со Скобейко и со всеми теми людьми, дернул рукою за дверь, и князь Сигизмунд подумал, что это медведь, и приказал открыть дверь. И в тот же момент броси­лись в спальню, и начал князь Чарторыйский говорить ему о всех его злых проступках, которые он совершал над всей шляхтой Великого княжества и о том, чти еще замыслил, наконец, на том сейме всех князей и панов и все шляхетское сословие искоре­нить и кровь их пролить, а собачью кровь мужичью вознести, и сказав те слова, наконец произнес: «Что ты приготовил князьям, панам и всем нам испить, то ты теперь испей один».

И бросился к нему, намереваясь его убить, но у него не было ничего, и поэтому Скобейко схватил вилы, которыми поправля­ли в камине дрова и теми вилами ударил его в тот момент, ког­да ксендз подносил облатку [причастие], и кровь брызнула с го­ловы на стену, которая и до сего времени видна на стене в спальне его, в башне, в Большом замке Трокском. И в тот момент, не же­лая видеть смерть своего господина, упал на него его любимец по имени Славко, так как его очень любил великий князь Сигиз- мунд. А они того Славку взяли и выбросили из окна башни, и он там сломал шею»135.

После убийства Сигизмунда литовская знать вновь раздели­лась: одни хотели видеть великим князем польского короля Вла­дислава Ягайловича, а другие, бывшие сторонники Сигизмунда, желали на престол его сына Михаила, третьи же хотели Свидригайло.

В 1437 г. умер венгерский король Сигизмунд, и венгерские вельможи предложили престол польскому королю Владиславу III. Юному королю очень хотелось объединить два королевства. Польские вельможи, в свою очередь, считали необходимым соеди­нить силы двух королевств для отпора турецкой агрессии. Нако­нец, было ясно, что если Владислав откажется, то венгры выбе­рут короля из династии Габсбургов, а это совсем уж не нрави­лось полякам.

Однако и Литва требовала присутствия короля в Вильно, а в противном случае грозила отделиться от Польши. После долгих совещаний вельмож решено было, что Владислав поедет в Венг­рию для упрочения себе тамошнего престола, а в Литву поедет его родной брат, юный Казимир, но не в качестве великого князя литовского, а в качестве польского наместника, поскольку боль­шинство польских вельмож желало видеть великим князем ли­товским Владислава.

Тринадцатилетнему мальчику литовские послы рассказали о Литовской земле, «о роскошной охоте в Литве, об охоте на туров и зубров и на прочих различных зверей, и королевич Казимир очень полюбил охоту, так как очень любил охоту и решил ехать с ними»136.

Литовские паны очень спешили и провозгласили Казимира великим князем литовским не в столице, а в пограничном городе Бресте. Сделали это не зря. Другой претендент на виленский пре­стол — Михаил, сын Сигизмунда — был вынужден бежать из замка Троки в Мазовию к своей тетке, жене князя Януша.

Юный Казимир начал править в Вильно, но но всей Литве вскоре заполыхала гражданская война. Ряд литовских городов перешел на сторону пришедшего с мазурским войском Михаила Сигизмундовича. Почти одновременно восстал Смоленск, о чем уже говорилось в главе 9.

 

В 1444г. Владислав, король поль­ский и венгерский, пал в битве с тур­ками при Варне, а точнее, пропал без вести, и это событие имело важное значение в судьбе Литвы и Руси. Без­детному Владиславу должен был на­следовать его брат, семнадцатилетний Казимир Литовский. Поляки, с пода­чи краковского епископа Збигнева Олесницкого, звали Казимира к себе на престол, тот же по настоянию литов­цев долго не соглашался. На Петрков-ском сейме в 1446 г. послы Казимира, русские князья Василий Красный и Юрий Семенович, объявили панам об отказе своего князя наследовать бра­ту на польском престоле.

Тем временем на Руси продолжала бушевать гражданская вой­на. Московский престол несколько раз переходил от Василия II к его дяде Юрию Дмитриевичу, а после его смерти опять к Васи­лию II. Василий II ослепляет своего двоюродного брата Василия Косого — сына Юрия Дмитриевича, а другой сын Юрия Дмит­риевича — Шемяка — сверг с престола Василия II и в свою оче­редь ослепил его. С тех пор Василия II называли Темным.

Таким образом, ни у Литвы с Польшей, ни у Москвы не было сил для серьезного вмешательства в дела друг друга, если не счи­тать отдельных эпизодов. Так, Свидригайло был побратимом Юрию Дмитриевичу, следовательно, Василий II должен был находиться в союзе с врагом Свидригайло Сигизмундом Кейстутовичем и сыном его Михаилом, а убийца Сигизмунда князь Черторыский жил у Шемяки и вместе с ним приходил воевать на Москву. Ва­силий держал сторону Михаила и в его борьбе с Казимиром.

В 1445 г. великий князь московский Василий II послал двух татарских царевичей на Вязьму, Брянск и другие литовские го­рода. Татары побили много народа, еще больше в плен повели, разорили Литовскую землю почти до самого Смоленска и вер­нулись домой с большой добычей. Казимир решил отомстить и отправил под Калугу семитысячное войско под начальством се­мерых своих панов. Войско постояло под Козельском и под Ка- лугой и ни с чем отошло к Суходрову. Тут их встретил отряд из ста можайцев, ста верейцев и шестисот боровцев. В сражении русские потеряли своих воевод, литовцы потеряли двести чело­век убитыми и возвратились домой137. Это было, впрочем, един­ственное сражение с Литвой в княжение Василия Темного.

В 1449 г. был заключен договор между королем Казимиром IV и великим князем Василием II и его братьями Иваном Андрее­вичем, Михаилом Андреевичем и Василием Ярославичем. Васи­лий Темный обязался жить с Казимиром в мире и согласии и действовать везде заодно, «хотеть добра ему и его земле везде, где бы ни было». Те же обязательства взял на себя и Казимир. Казимир обязывался не принимать к себе Дмитрия Шемяку, а Василий — Михаила Сигизмундовича. В случае нападения татар князья и воеводы литовские и московские, обязались, сославшись друг с другом, обороняться заодно.

Из-за конфликта с Москвой Казимир решил помириться с со­перником. Он вызвал из Мазовии Михаила Сигизмундовича и дал ему в удел Бельск, Брянск, Сураж, Клецк, Стародуб и ряд других русских городов. Михаил сделал своей столицей Клецк. Там он предложил каким-то князьям Воложским убить великого князя Казимира на охоте.

И вот, когда Казимир со свитой отправился на охоту, князья Воложские с пятьюстами всадниками поехали ловить самого ве­ликого князя. Однако один из загонщиков увидел вооруженных всадников и предупредил Казимира. Тот бросился бежать в за­мок Троки. Немедленно из Трок выехала дружина главного ли­товского воеводы Яна Гаштольда. Вскоре все пять князей Волож-ских были пойманы и казнены в Троках.

Узнав о казни Воложских, Михаил Сигизмундович бросил Клецк и бежал в удаленный от Вильно Брянск. Далее я проци­тирую «Хронику Быховца»: «И находясь в Брянске, собрал там немалое войско и с помощью Москвы пошел и захватил город Киев. И князь великий Казимир, собрав силы свои литовские, спешно послал своего дядьку Ивана Гаштольда. Он же прибыл туда и города Киев и Брянск возвратил Великому княжеству. А Михайлушко [Михаил Сигизмундович — А.Ш.] услышав, что идет войско литовское, испугался, и побежал из тех городов в Москву. И когда был он в одном монастыре и слушал обедню, игумен, который не любил его, дал ему в причастии лютую отраву ядовитую. Он это причастие быстро принял и проглотил, и здесь же нал и подох».

Похоже, что Василий II отправил войско на помощь Михаилу, но после поражения решил спрятать концы в воду. По этому по­воду А.А. Зимин писал: «Польский хронист середины XV в. Ян Длугош отметил, что «Михайлушко» отравлен был ядом, данным ему, «как утверждают, великим князем московским». Смерть Ми­хаила Сигизмундовича исследователи относят к 1451 г. Опыт расправы с ним пригодился вскоре, когда Василию II представи­лась возможность покончить со своим недругом Дмитрием Шемякой»138.

Тут мы немного забежали вперед. Поляки продолжали звать великого князя Казимира на польский престол. И, в конце кон­цов, Казимир должен был уступить требованиям польских па­нов, так как узнал, что они на сейме решили выбрать королем мазовецкого князя Болеслава, тестя и союзника его соперника Михаила Сигизмундовича. Итак, Казимир стал польским коро­лем под именем Казимира IV Ягеллончика.

Отношения польских и литовских панов в начале правления короля Казимира хорошо иллюстрирует сейм в Парчеве, созван­ный через год после коронации. Как гласит «Хроника Быховца»: «И замыслили паны польские перерезать на том парчовском сейме панов литовских, а Литовское княжество присоединить к Польше». Причем король не знал о заговоре.

Но «Варфоломеевской ночи» не получилось из-за болтливос­ти польских панов. «Был один поляк благородного происхожде­ния Андрей Рогатинский, и узнал он достоверно о предстоящей гибели литовских панов, и втайне сообщил о том панам литовс­ким, Ивану Гаштольду и старосте жемайтскому Кезгайле. И те паны, не сообщив своим слугам, замыслили так: попросили польских панов к себе назавтра на обед, и, попросив на обед, сами ночью спешно уехали в Брест, а слуг и обозы оставили для на­блюдения на месте в Парчове. И паны польские, не зная о том и, согласно своему замыслу намереваясь их перерезать, собрав сво­их людей в немалом количестве, послали их в обоз перебить ли­товских панов. И те люди приехали и стремительно налетели на обозы, но панов литовских не нашли, только обоз да слуги. И за­тем паны польские раздумали, что нехорошо поступили, и поэтому решили ни обозу, ни слугам ничего не делать и отпустили их вскоре в Литву»139.

С большим трудом королю и его советникам удалось предот­вратить польско-литовскую войну.

А в Московском государстве гражданская война шла к концу. 27 января 1450 г. московская рать разгромила у Галича войско Дмитрия Шемяки, а через несколько дней пал и Галич — родо­вое гнездо Юрьевичей, конкурентов Василия Темного. Шемяка повел войну на севере и занял Устюг и Вятку, но, в конце кон­цов, ему пришлось бежать в Великий Новгород.

17 июля 1453 г. в Новгороде агенты Василия Темного отрави­ли Дмитрия Шемяку. Его сыну Ивану пришлось бежать в Лит­ву. Король Казимир IV дал Шемячичу во владение города Рыльск и Новгород Северский. Эти владения по наследству достались сыну Ивана Дмитриевича Василию, который стал князем новго-род-северским.

Летом 1454 г. Василий II отправился в поход на Ивана Андре­евича Можайского. Тот в свое время был союзником Шемяки, но давным-давно заключил мир с Василием II. Можайск был взят войсками Василия II, но князь Иван Андреевич с женой, сыновь­ями Андреем и Семеном и боярами, в том числе с Н.К. Добрын-ским и его семейством, бежали в Литву. Беглому можайскому князю король пожаловал сперва Брянск, а затем поменял его на Стародуб и Гомель.

До конца царствования короля Казимира (1492 г.) войны меж­ду Литвой и Москвой не было, поскольку у обеих сторон были связаны руки. Иван III освобождался от ордынской зависимости, присоединял Великий Новгород, разбирался со своими родствен­никами (имеются ввиду не противники, а его союзники в граж­данской войне). А Казимиру пришлось вести серию тяжелый войн. Король выиграл войну с Тевтонским орденом. В 1466 г. по Торунь-скому миру Орден был вынужден признать вассальную зависи­мость от Польши. Гроссмейстер Ордена обязался принять при­сягу польскому королю и лишался права самостоятельно заклю­чать союзы и объявлять войну. Гданьск и Западная Пруссия (Гданьское Поморье) были присоединены к Польше. Это откры­ло Польше выход к Балтийскому морю. Литва из владений Ор­дена получила Жмудь вместе с городом Ковно (западная часть современной Литвы).

Несколько лет Казимир вел войну с венграми, пытаясь сде­лать их королем своего сына Яна Альбрехта.

Выйдя к Балтийскому морю, Казимир первым из польских ко­ролей приступил к реализации идеи Великой Польши «от можа до можа», то есть создания огромного государства от Балтийско­го моря до Черного. Замечу, что эта идея стала «идеей фикс» польской верхушки на более чем 500 лет.

В 1486 г. молдавский воевода Стефан попросил у Казимира по­мощи в борьбе с турками. Еще раз процитирую «Хронику Бы-ховца»: «Молдавский воевода Стефан сообщил королю Казими­ру, что царь турецкий пришел с большими силами в его землю, намереваясь прогнать его из государства и захватить землю, и просил короля, чтобы тот оказал ему помощь, и его и землю его спасал, обещая стать навечно со всею землею его вассалом. Король же Казимир, собравшись без малейшей задержки, со всеми сила­ми польского королевства и со многими людьми литовскими пошел к нему на помощь и, придя к границам Молдавии, стал на месте, называемом Коломыя. Стефан же, воевода молдавский, со всеми своими панами и с несколькими тысячами народа при­ехал к нему в Коломыю. Король же Казимир принял его с боль­шим почетом и жил [он] у короля две недели, и отдался со всею своею землею королю в руки навечно в вассальную зависимость, и принес присягу, и все молдаване подали в руки короля свои знамена. Король же Казимир, отпустив молдавского воеводу, по­слал к нему на помощь королевичей и многих из своих людей. И как только люди короля вошли в Молдавскую землю, царь турецкий услышал о том, что войска королевича и короля при­шли молдаванам на помощь, и тотчас же ушел из земли Молдавской в свою землю за Дунай, а король Казимир и королевич со своими войсками возвратились обратно в Польшу, а воевода молдавский потом немалое время имел покой от турецкого [сул­тана]».

Любопытно, что польские историки считают, что в конце прав­ления великого князя литовского Витовта в состав Великого кня­жества Литовского вошло так называемое Дикое поле, то есть тер­ритория между Днепром и Днестром, ограниченная на юге Чер­ным морем. На самом деле власти Великого княжества Литовс­кого никогда не контролировали Дикое поле, а в XV веке там гу­ляли отряды казаков, но не запорожских (их тогда не было), а казаков восточного происхождения, большинство из которых были татарами. В XVI же веке в Диком поле кочуют орды, под­чиненные крымским Гиреям.

Несколько слов стоит сказать и о судьбе Великого княжества Тверского. Его князь Михаил Борисович строго выполнял все указания Ивана III и фактически к 1480 г. стал верным васса­лом Москвы. Но вот в 1483 г. Михаил Борисович заключил дого­вор с королем Казимиром. «Заключил договор» звучит слишком громко, фактически это было повторение слово в слово договора, заключенного в 1449 г. между великим князем тверским Бори­сом Александровичем и тем же Казимиром.

Иван III использовал продление договора 1449 г. как предлог для нападения на Тверь. 21 августа 1485 г. великий князь москов­ский с большим войском двинулся на Тверь. Артиллерией моск­вичей по-прежнему командовал Аристотель Фиорованти, который 8 сентября впервые открыл огонь по Твери. Из города как крысы начали перебегать к Ивану бояре, «крамольники тверские», как их назвал летописец.

12 сентября князю Михаилу Борисовичу в сопровождении не­большого отряда всадников удалось прорваться из осажденной Твери. На следующий день Иван III торжественно въехал в го­род. Все тверичи обязаны были присягнуть сразу двум великим князьям — Ивану III и его наследнику Ивану Молодому. При этом отец подарил сыну Великое княжество Тверское. Но это был акт формальный. Иван Молодой с отцом отправился в Москву, а править Тверью стал московский боярин Василий Федорович Об­разец-Добрынский .

Занятый своими делами король Казимир и не думал помо­гать несчастному Михаилу Борисовичу в борьбе с Москвой. Од­нако по прибытии в Литву король подарил князю «двор» Лососиная в Смоленском округе и имение Печихвосты в Волынском округе Луцка. Если судить по грамотам, фиксирующим передачу имений следующим владельцам после смерти Михаила Борисо­вича, речь шла об обширных земельных владениях с лесами, во­дами и доходами от податей. Судя по всему, у Михаила Борисо­вича не было детей, или их убил Иван III. Во всяком случае, по­даренные королем имения позднее достались посторонним лицам. Неизвестна и дата смерти Михаила. Его имение Лососиная пе­решло к очередному владельцу 13 декабря 1505 г.

Король Казимир страстно любил охоту. По его мнению, в Литве охотиться было лучше, и он старался как можно больше време­ни проводить в Литве, а не в Польше. Зимой 1491/92 г. король на очередной охоте в Литве сильно разболелся. Его пришлось отправить в ближайший город Гродно. Там Казимир завещал сде­лать польским королем своего старшего сына Яна Альбрехта, а младшему Александру отдать Великое княжество Литовское. 24 мая 1492 г. Казимир, которого поляки называли Великим, умер.

 

 

ГЛАВА 14





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 31; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.162.245.198
Генерация страницы за: 0.097 сек.