Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Лекция № 11

M


Таким образом, Ф. де Соссюр указывает на то, что язык развива­ется и на большой территории распадается на диалекты и наречия. Данная точка зрения у современных лингвистов возражения вызы­вать не может.

Указанная цитата не случайная фраза, она подкреплена другими высказываниями великого лингвиста: "наука о языке является ис­торической, и только исторической наукой", "фундаментальный факт непрерывности языка во времени... нельзя назвать день, кото­рый можно считать днем смерти латинского языка, и нельзя назвать день, который можно считать днем рождения французского языка".

Следовательно, ни о каком разрыве синхронии и диахронии не может быть и речи, а выделение указанных аспектов изучения язы­ка методологически правильно и закономерно.

Центральными положениями синхронической лингвистики, по мнению Ф. де Соссюра, является его учение о языковом знаке, язы­ковой значимости, теория синтагм и ассоциаций. Первые два уче­ния мы рассмотрели ранее.

Теория синтагм и ассоциаций основывается на мнении Ф. де Сос­сюра о том, что все в языке базируется на отношениях. Как и Н. В. Кру-шевский, Ф. де Соссюр выделял два вида отношений: синтагмати­ческие и ассоциативные.

Синтагматические отношения основаны на линейном характере языка, на протяженности, последовательности его элементов. Со­четания знаков, опирающиеся на протяженность, называется син­тагмами (пере-читать, общее языкознание). В синтагмах нет резкой грани между фактами языка и речи. В синтагматических целых зна­чимость целого определяется его частями, синтагмы могут харак­теризоваться как значимостью составляющих частей, так и зависи­мостью их от окружения в речевой цепи.

Ассоциативные отношения опираются на память говорящих, на притягивание элементов друг к другу. Соединения знаков в памяти говорящих образуют мнемонические ряды, например, глагол про­читать — с одной стороны, объект (книгу, газету, журнал и т. п.), с другой, глаголы действия той же модели (проговорить, пропеть, про­кричать), с третьей, глаголы интеллектуальной деятельности (про­думать, уяснить, выучить) и т. п.


Мнемонические ряды, в отличие от синтагм, существуют потен­циально, их состав может быть различным. На синтагматических и ассоциативных отношениях базируется, согласно мнению Ф. де Сос­сюра, грамматическая система и рациональное деление грамматики. Подытоживая сказанное, отметим, что Ф. де Соссюр внес суще­ственный вклад в развитие теории языкознания: доказал системное устройство языка, знаковую его природу, разграничил язык — речь — речевую деятельность, синхронию — диахронию, обосно­вав адекватность этих подходов к анализу языка, пытался создать непротиворечивую лингвистическую теорию. Анализ его концеп­ции с привлечением современных сведений показывает, что вели­кий ученый не отрывал, как полагали многие, ни язык от речи, ни синхронию от диахронии, ни внутреннюю лингвистику от внеш­ней, он только требовал раздельного их изучения.



Лингвистическая концепция Ф. де Соссюра дала мощный тол­чок для дальнейшего развития теории языкознания.

5. Ученики и последователи Ф. де Соссюра не образуют един­ства, так как многие положения его концепции противоречиво из­ложены и получили неоднозначное толкование.

Женевскую школу образуют составители и издатели его "Трудов по языкознанию" Ш. Балли, А. Сеше, а также Р. Годель, русский язы­ковед С. О. Карцевский. Крупнейшим представителе этой школы был Ш. Балли (1865-1947гг.). Его основные работы ("Французская стили­стика", "Язык и жизнь", "Общая лингвистика и вопросы французско­го языка" и др.) посвящены прежде всего анализу (в терминологии Ф. де Соссюра) речи, речевой деятельности, внешней лингвистике.

К парижской школе принадлежали А. Мейе, Ж. Вандриес, М. Граммон, М. Коэн и др. Наибольшие заслуги перед языкознани­ем принадлежат А. Мейе (1866-1936), одному из самых видных специалистов в области общего и сравнительно-исторического язы­кознания, бессменному (с 1906г.) секретарю Парижского лингвис­тического общества, редактору его "Бюллетеней", организатору па­рижского Института славяноведения и редактору его органа "Сла­вянское обозрение". Он автор 24 книг и 540 статей.

Некоторые положения концепции Ф. де Соссюра послужили те­оретической базой для различных направлений структурализма.


Зарубежное языкознание XX века

1. Основные лингвистические направления.

2. Возникновение и развитие структурализма.

3. Чешское языкознание и Пражская лингвистическая школа
(функциональная лингвистика):

а) система и функции языка;

б) проблема языковых союзов;

в) фонология;

г) морфологические оппозиции и функциональный синтаксис;

д) функциональные стили и культура языка.

4. Американское языкознание:

а) дескриптивная (дистрибутивная) лингвистика;

б) трансформационная методика и порождающая грамматика.

5. Датское языкознание и глоссематика.

6. Теория языковых кодов Б. Бернстайна.

1. Языкознание XX века — развитая наука, включающая разные школы и направления, различные аспекты, проблемы и методики. И именно это обеспечивает лингвистике возможность решать раз­нообразные задачи, которые ставит перед ней жизнь.

По-прежнему развивается сравнительно-историческое и типоло­гическое языкознание, социолингвистика и менталингвистика, лин­гвистика отдельных ярусов языковой структуры. Сильны позиции лингвистического логизма и психологизма, актуальны проблемы принципов и методов лингвистики, ее философской основы и прак­тической направленности.

Существенные сдвиги в современном языкознании происходят как в результате внутреннего развития "старых" школ и направле­ний, так и под влиянием новых школ. Так, например, сравнитель-


но-историческое языкознание вступает в третий период своего раз­вития. Этот период характеризуется расширением фактической базы, пересмотром проблемы праязыка, уточнением приемов срав­нительно-исторического метода, расширением его культурной базы. Внешним проявлением этого перелома является, с одной стороны, применение структурных методов в сравнительно-историческом языкознании (особенно в связи с возникновением ларингальной гипотезы), а с другой стороны — появление неолингвистики. Была выдвинута проблема ареальной лингвистики, поставленная еще младо- и неограмматиками.

Социальное языкознание также уточняет свою проблематику, оно развивается то как учение о социальных типах и формах существо­вания и контактирования языков, их социальной дифференциации, то как учение о норме языка, его стилях и литературном языке, то уделяет основное внимание вопросам этно- и психолингвистики. На постсоветском пространстве обостряется внимание к проблемам го­сударственного языка и статуса других национальных языков.

Продолжает развиваться и менталингвистика — лингвистичес­кое направление, изучающее связи языка с мышлением, языковую семантику, происходит размежевание логико-грамматического и логико-математического языкознания, моделирования языка и се-мантико-психологического и интуитивно-дедуктивного изучения текста и речевой деятельности. В конце XX — начале XXI века стала интенсивно развиваться когнитивная лингвистика.

Проблема динамизма и устойчивости языка, внутренней струк­туры ярусов языковой структуры, внешней структуры, функциональ­ных стилей и т. п. — все это получает разнообразное освещение и разработку, так что ни одна современная школа, ни один метод, ни одна лингвистическая концепция, взятая в отдельности, не дает пред­ставления о современной науке о языке. В целом же происходит смена парадигм: от компаративистики XIX века (рассматривавшей прежде всего то, как возник конкретный язык) к структурализму XX века (изучавший то, как язык устроен) и к функционализму конца XX-XXI века (основная задача которого установить, какие факто­ры влияют на употребление языка).



2. Термин структурализм принадлежит голландскому лингвисту Посу. Внутренняя форма связывает название данного направления со структурой, хотя школы структурализма направляют свои иссле­дования прежде всего на выявление системных отношений в языке.

Бурный рост естественных наук (открытие менделеевской пери­одической системы элементов, закон Менделя о расщеплении на­следственных признаков родителей и их потомков, открытия Ч. Дарвина и др.) ввел в науку понятия дискретной структуры ма­терии.Понятие фонемы и морфемы, утвердившееся в этот период, как раз и выражало собой применительно к языку то, что отражали атомы, молекулы применительно к химическим и физическим яв­лениям неорганической материи.

Впервые понятие структуры было применено К. Марксом и Ф. Энгельсом в середине XIX в. относительно общества.

В языкознании первым, кто в начале XX в. попытался устано­вить взаимные связи между фактами языка, сгруппировать их и выявить внутренние коррелятивные отношения, синтезировать их в единое целое, построить систему соответствующих элементов и создать единый целостный объект исследования, был Ф. де Сос-сюр.

По-разному подходя к разработке и дальнейшему развитию того или иного общетеоретического положения де Соссюра, представи­тели различных школ структурализма вместе с тем выдвинули соб­ственные методы и принципы анализа языка.

В. И. Кодухов выделяет следующие общие для всех структураль­ных школ постулаты:

1) язык является знаковой (семиотической) системой, структур­
ность языка, его уровневое членение оценивается как его существен­
ное свойство, а внутренние отношения единиц одного и того же
функционального образования и иерархия уровней абстракции при­
знаются более важными, чем их связи с внеструктурной действи­
тельностью, которые проявляются лишь при функционировании
языка, при его вхождении в текст и ситуацию речи;

2) основными единицами языка являются фонемы и морфемы
(морфемы — база для образования слов и конструкций). Фонемы и


 


морфемы рассматриваются как наборы дифференциальных призна­ков или типовых окружений. Парадигматические и синтагматичес­кие отношения истолковываются как основные формы существо­вания структурных единиц языка;

3) синхроническому описанию языка отдается предпочтение
сравнительно с изучением его истории и диахронии, поскольку,
вслед за Ф. де Соссюром, структуралисты считали, что система су­
ществует лишь в синхронии, диахрония эту систему разрушает;

4) методика лингвистического описания структурных единиц
языка занимает первостепенное место в исследованиях сторонни­
ков указанного направления, оттесняя на второй план изучение ре­
альности языковых единиц и категорий. Последние трактуются как
дедуктивные построения и противопоставляются тексту как един­
ственной реальности.

Основными школами структурализма являются Пражская линг­вистическая школа (функциональная лингвистика), Йельская линг­вистическая школа (дескриптивная лингвистика) и Копенгагенская лингвистическая школа (гаоссематика).

Отечественные сторонники структурализма не образовали еди­ной школы; кроме того, у нас структурализм, начав развиваться довольно поздно, сомкнулся с математической лингвистикой и ин­женерным языкознанием.

3. Одним из направлений структурализма является Пражская лин­гвистическая школа (Пражский лингвистический кружок, как на­зывали себя пражские структуралисты). Она образовалась в 1926 г. и просуществовала до 1952 г. Во главе школы стоял В. Матезиус, помимо него, среди представителей ее были Б. Трнка, Б. Гавранек, И. Вахек, Я. Мукаржовский, позднее В. Скаличка, Й. М. Коржинек, П. Трост и др., в кружок входили питомцы Московского универси­тета Н. С. Трубецкой, Р. О. Якобсон, а также С. О. Карцевский, близ­кий женевской школе.

Отличительной особенностью Пражской школы является тесная связь с перечисленными русскими и западноевропейскими учены­ми — К. Бюлером (Австрия), Л. Блумфильдом (США), А. Мартине (Франция).


Теоретические взгляды представителей Пражской лингвистичес­кой школы нашли свое отражение в "Тезисах Пражского лингвис­тического кружка" (1929 г.), а также в многочисленных публикаци­ях. С 1935 г. кружок стал создавать журнал "Slovo й islovesnost".

На формирование лингвистической теории пражских языкове­дов большое влияние оказали некоторые взгляды Ф. де Соссюра, а также русской лингвистики, представленной трудами И. А. Бодуэ-на де Куртенэ, Ф. Ф. Фортунатова, А. А. Шахматова.

За. Одним из важнейших положений в концепции Пражской лин­гвистической школы является понятие языковой функции.Поня­тие функции языка у пражан основывается на учении немецкого языковеда К. Бюлера о языковых функциях, изложенном им в рабо­те "Теория языка. Структурная модель языка" (1934 г., переиздание на русском языке в 1993 г.).

Пражские лингвисты развивали представление о языке как фун­кциональной системе, видя в языке систему средств выражения, слу­жащих определенной цели.Термин "функция" пражане понимали не в математическом смысле (выражение строгой зависимости), а как целевую установку речевого высказывания. Введение понятия функции привело к установлению так называемой телеологичес­кой (целевой) точки зрения, согласно которой любое языковое яв­ление следует оценивать с точки зрения цели, к которой оно на­правлено.

Требование системности так же необходимо в изучении языка, как и требование функциональности. В "Тезисах" записано: "Ни одно явление в языке не может быть понято без учета системы, к которой оно принадлежит".

Условием включения явления в систему является выделение его различительных признаков и рассмотрение языковых категорий как оппозиций.Представители Пражской лингвистической школы вы­явили дифференциальные признаки фонем и морфем, разработали учение о языковых оппозициях, причем между фонологическими и морфологическими оппозициями установили структурно-логичес­кий изоморфизм, так что учение о категориях системы языка было истолковано как процедурно-методическое.


,1-

щ


Системность и функциональность являются двумя характерны­ми особенностями Пражской лингвистической школы, вот почему ее называют школой функциональной лингвистики.

36. Пражские структуралисты отвергли приписываемое де Сос-сюру противопоставление синхронии и диахронии. В "Тезисах" от­мечалось, что нельзя воздвигать непреодолимых преград между син­хроническим и диахроническим подходами. Вместе с тем пражс­кие языковеды подчеркивали преимущество синхронного анализа, поскольку изучение современного состояния языков представляет­ся единственным критерием, дающим исчерпывающий материал и позволяющим составить о языках непосредственное представление. Признание тесной связи синхронии и диахронии привело праж­ских языковедов к целому ряду важных положений.

Основатель Пражской лингвистической школы В. Матезиус выд­винул метод "аналитического сравнения" языков, согласно которо­му в синхронном плане сравниваются системы родственных и не­родственных языков с выявлением тенденций их развития.

Ф. де Соссюру приписывают высказывание о том, что два языка в одном синхронном срезе ближе друг к другу, чем к своим более ранним состояниям.

Изучение сходных явлений в родственных и неродственных язы­ках, генетически относящихся к разным языковым семьям, позво­лило пражским ученым разработать понятие языкового союзав противоположность понятию языковой семьи.

Под языковым союзомони понимали группу географически смежных неродственных (или не близкородственных) языков, об­ладающих сходными чертами в синтаксической, морфологической и фонологической структурах. Сходные черты возникают в резуль­тате контактов народов — носителей этих языков, когда возникают общие особенности, которые со временем проникают вглубь ареа­лов распространения языков.

Члены Пражской лингвистической школы описывали Балканс­кий языковой союз. Как известно, на Балканах функционируют язы­ки славянской, романской, албанской, греческой групп индоевро­пейской семьи: болгарский, македонский, сербохорватский (частич-


но), восточно-романские, албанский, новогреческий. В процессе интенсивного взаимодействия языки, относимые к Балканскому языковому союзу, выработали комплекс типологических схождений, так называемых балканизмов, на всех уровнях языковой структу­ры. Сторонники строго типологической точки зрения на Балканс­кий языковой союз считают, что эти схождения основаны не на ма­териальной, а на структурной тождественности по принципу "сло­ва разные, грамматика подобная". Типологическая классификация языков Балканского языкового союза осуществляется на основе как различительных, так и сходных признаков развития их структуры.

Основоположник теории языковых союзов — Н. С. Трубецкой, выдвинувший также понятие Балканского языкового союза. Он впер­вые в 1923 г., а затем в 1928 г. на I Международном конгрессе лин­гвистов на примере Балканского языкового союза обосновал необ­ходимость отграничения языковых союзов от языковых групп и се­мей. Исследованием проблем Балканского языкового союза зани­мались Р. О. Якобсон, П. Скок, Б. Гавранек, В. Скаличка, В. Георги­ев, А. Росетти, Г. Райхенкрон, О. Зайдель, Г. Бирнбаум, X. В. Шал-лер. Значительный вклад в изучение Балканского языкового союза принадлежит отечественным языковедам А. М. Селищеву, А. В. Дес-ницкой, С. Б. Бернштейну, Т. В. Цивьян, Г. А. Цыхуну, М. А. Габин-скому и др.

Украинские лингвисты начали работу над Карпатским языковым союзом. В перспективе возможно изучение Кавказского языкового союза и др.

Зв. Одной из основных заслуг Пражской лингвистической шко­лы перед мировым языкознанием является создание фонологии как научной дисциплины. Наиболее полно взгляды на сущность и ме­тодику изучения фонологических проблем изложены в книге Н. С. Трубецкого "Основы фонологии" (в нашей стране эта книга вышла в 1960 г. (пер. с нем.). Напомним, что разработка учения о фонеме принадлежит главе Казанской лингвистической школы И. А. Бодуэну де Куртенэ.

Н. С. Трубецкой подчеркивал: "Никогда не следует забывать, что в фонологии основная роль принадлежит не фонемам, а смысло-132


различительным оппозициям". Фонема как член оппозиции не со­впадает с конкретным звуком. Конкретные звуки являются лишь материальными символами фонем. Фонема может реализоваться в ряде различных звуков. Такие физически различные звуки, в кото­рых реализуется одна и та же фонема, Н. С. Трубецкой называет вариантами фонем. Например, в словах кон — конь имеется одна фонема [н], реализуемая [н] и [н'], которые являются вариантами этой фонемы; огубленное [ду] в слове дупло и [д] с боковым взры­вом в слове длань являются вариантами фонемами [д]. Н. С. Тру­бецкой, вслед за И. А. Бодуэном де Куртенэ, различает фонетику — науку о звуках речи и фонологию — науку о звуках языка.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
| Лекция № 11

Дата добавления: 2014-01-04; Просмотров: 223; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.198.201.250
Генерация страницы за: 0.118 сек.