Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Постсоветское пространство




Россий­ская Федерация и ближнее зарубежье – бывшие республики СССР в сфере геополитических интересов России – образуют постсоветское геополитическое пространство. В резко изменившейся системе геополитических координат между ними скла­дываются новые межгосударственные отношения. Они осложнены тяже­лым советским наследием, к которому за последние десять лет прибавились вновь возникшие трудности и разногласия, что служит “питательной средой” для нестабильности, напря­женности и конфликтов.

Основные угрозы глобального порядка, исходящие из постсоветского пространства, сводятся к таким, как неконтролируемая утечка материалов и технологий, пригодных для производства ядерного и химичес­кого оружия; территориальные претензии, чреватые перераста­нием в конфликты и войны; национализм и религиозный фундаментализм, способные поощрять нетерпимость и этнические чистки; техногенные и экологические катастрофы; неуправляе­мые миграционные процессы; наркобизнес; усиление междуна­родного терроризма и т.д.

Произвольно установленные в советский период границы между республиками бывшего СССР в наши дни ста­ли потенциальным источником разнообразных конфликтов. На­пример, единая в прошлом этнокультурная территория Ферган­ской долины была поделена между Узбекистаном, Таджикистаном и Киргизией. К этому прибавились территориальные из­менения, произведенные во времена советской власти.

В итоге в настоящее время в Центральной Азии насчитывается свыше 10 территориальных проблем, которые “подогревают” межгосударственные и этнические конфликты. “Питательную почву” для возникновения конфликтов создают также проблемы, сохранившиеся в регионе как результат насильственных депор­таций сюда репрессированных народов. Немаловажным конфликтогенным фактором в Центральной Азии становится мигра­ция, вызванная аграрным перенаселением, отсутствием рабочих мест, перекосами в демографической политике.

Главный национальный интерес России – сохранение суверенитета, целостности и единства страны – определяет основные направления ее политики на постсоветском пространстве. Россия заинтересована прежде всего в том, чтобы предотвратить превращение ближне­го зарубежья в зону межнациональных и иных конфликтов. Вполне возможно, что чеченский и осетино-ингушский кон­фликты во многом были подготовлены карабахским, осетино-грузинским и грузино- абхазским конфликтами. Возможно, что если бы не было абхазской трагедии, не было бы и чеченской войны.

По большому счету безопасность России будет зависеть от то­го, как у нее будут складываться отношения с Украиной, Бело­руссией, Казахстаном и другими странами СНГ. Экономическое, политическое, духовное, культурное присутствие в этих странах отвечает долгосрочным национальным интересам России. Одним из важнейших факторов, диктующих активность России в ближнем зарубежье, является судьба проживающих там более 25 млн. русских. Положение русских, в более широком плане русскоязычных, ста­ло одной из крупных проблем, стимулирующих напряженность в отношениях России с рядом новых независимых государств. Но при благоприятном развитии событий они способны перекинуть прочный мост между Россией и ее новыми соседями.



С учетом векторов развития и интересов этих стран система связей России с ними приобретает многоярусный характер, со­четая разные уровни и масштабы взаимосвязей с разными стра­нами. Россия представляет собой стратегическую ось для всего постсоветского пространства. Ее территориальные размеры, люд­ская и ресурсная база, экономический, научно-технический, интеллектуальный и военный потенциал объективно делают ее региональным лидером. Реальности таковы, что при всех сим­патиях или антипатиях тех или иных политических деятелей стран ближнего зарубежья, стремящихся ориентироваться на ту или иную страну или груп­пу стран, российский фактор обязательно будет присутствовать во всех их внешнеполитических начинаниях.

На первом этапе, когда новые государства переживали пери­од центробежных тенденций и процессов, поисков новой иден­тичности и новых ориентиров и моделей экономического, соци­ального и политического развития, многих руководителей новых постсоветских государств преследовала мысль о том, как дистанцироваться от России и отождествляемого с ней имперского прошлого. Это своего рода романтический период, когда быва­ет весьма велик соблазн принимать желаемое за действительное и связывать с предполагаемыми новациями завышенные ожи­дания и надежды. Но историю, прошлое невозможно зачеркнуть в одночасье. Россия — не только прошлое, но и настоящее этих стран, от которого также никуда не денешься. Во многих бывших союз­ных республиках начинают осознавать, что в одиночку ни одна из них не способна перейти на путь ускоренного экономическо­го развития и демократического переустройства. Ни декларации независимости, ни новые государственные границы не в состо­янии просто так отменить реальности экономической взаимоза­висимости стран и народов в постсоветском пространстве, пре­рвать широкую сеть экономических, военных, политических, культурных, просто личных человеческих связей, которые объ­единяли людей в рамках бывшего Советского Союза.

Есть все основания надеяться, что по завершении периода пре­обладания центробежных тенденций новые государства будут вы­нуждены искать не то, что их разъединяет, а то, что их соединяет. Соображения экономических интересов и выгод все четче сказываются на степени приоритетности полити­ческого фактора.

Первоначально почти все бывшие республики были убеждены в том, что отделение от России, которая будто бы их эксплуатиро­вала, уже само по себе откроет перед ними возможность для эко­номического процветания. Однако вскоре обнаружилась необос­нованность подобных надежд. Становился очевидным тот факт, что от разрыва связей они страдают не в меньшей, если не в боль­шей степени, чем Россия. Этим во многом определяется и на­блюдающаяся в последнее время тенденция к возрождению интереса у большинства новых государств ближнего зарубежья к СНГ.

Нельзя не отметить и то, что особенно на первых порах к ру­ководителям отдельных республик довольно трудно приходило по­нимание того, что провозглашение суверенитета влечет за собой и всю полноту ответственности за социальное и экономическое бла­госостояние своих народов. В каждом из вновь образовавшихся государств распад СССР привел к разрушению двух важнейших опор политической стабильности и безопасности. Речь идет, преж­де всего, о партии-государстве и единой системе военно-полити­ческой защиты, как от внешних, так и внутренних угроз. Так, войска, доставшиеся целому ряду новых государств, не представляли собой какого-либо подобия группировок со сколь­ко-нибудь четко оформленными органами управления, схемами мобилизационного развертывания, эшелонированными запасами материальных средств и т.д. К тому же у большинства из этих государств отсутствует опыт военного строительства, организации обороны. Они испытывают острую нехватку военных кадров ру­ководящего звена.

Правящей элите этих стран политическая и военная поддерж­ка со стороны России нужна для обеспечения стабильности в ре­гионе, локализации возможных территориальных споров и этнорелигиозных конфликтов, создания собственных армий и укрепления обороноспособности, противодействия набирающему силу исламскому фундаментализму и т. д.

Необходимо отметить, что первоначальная эйфория в закав­казских и центральноазиатских государствах относительно как Запада, так и мусульманского мира, которые после распада СССР стали рассматриваться ими в качестве приемлемых “доноров” и парт­неров, в последнее время сменилась определенным отрезвлением и даже разочарованием. При сохраняющейся и в настоящее время привлека­тельности турецкой модели развития для некоторых постсоветских му­сульманских стран становится все очевиднее тот факт, что они име­ли несколько преувеличенные ожидания относительно возможностей и масштабов экономической помощи и инвестиций со стороны Тур­ции.

Особо важное значение имеет тот факт, что России принадле­жит ключевая роль в обеспечении и поддержании стабильности на большей части постсоветского пространства. Она способна как прямо, так и косвенно участвовать в политических процес­сах, происходящих в регионе. К тому же за прошедший со вре­мени распада СССР период, при всех возможных здесь оговорках, Россия продемонстрировала свою способность быть стабилизиру­ющим фактором, как в собственных границах, так и в ближнем зарубежье. Всем без исключения странам СНГ нужна Россия со­зидающая, миротворящая, а не агрессивная и нестабильная.

Почти все страны ближнего зарубежья, особенно те, которые входят в состав СНГ, многими неразрывными нитями связаны с Россией. Экономика стран ближнего зарубежья ориентирована преж­де всего на Россию. Рассмотрим это на примере Центральной Азии. Россия и этот регион являются частями едино­го народно-хозяйственного комплекса, сформировавшегося как система с взаимодополняющими элементами. Центральная Азия богата сырьевыми ресурсами, которые либо полностью отсутст­вуют в России, либо имеются в недостаточном количестве. Нельзя не упомянуть хлопок, главным поставщиком которого в Россию являет­ся Центральная Азия.

В Центральной Азии особо важное значение для националь­ных интересов России имеет Казахстан с его весьма выгодным гео­политическим положением, природными ресурсами, этническим составом и т.д. Отметим в данной связи, что один только Кара­гандинский металлургический комбинат поставляет в Россию около двух миллионов тонн проката в год. Казахстан — это одна из тех стран, экономическая интеграция и военно-политический союз с которой имеют для России большое значение.

Следует отметить также и то, что выведение пограничных войск России на новые рубежи, которые проходят по Кавказскому хребту и се­верному Казахстану, сопряжено со многими труднейшими про­блемами материально-технического и военно-стратегического по­рядка, которые самым непосредственным образом затрагивают интересы безопасности, как России, так и самих независимых го­сударств. Очевидно, что в настоящее время Россия не распо­лагает необходимыми ресурсами для строительства сети форти­фикационных сооружений вдоль новой границы с новыми центральноазиатскими и закавказскими странами. В то же вре­мя немаловажное значение имеет и то, что эти страны пока не способны обеспечить порядок на границе без помощи России.

Совершенно естественно, что Россия уделяет большое внимание укреплению интеграционных связей в рамках СНГ. В первое время после распада СССР разработка внешнепо­литической стратегии России в отношении ближнего зарубежья отчасти осложнялась тем, что политическая ситуация в большин­стве бывших советских республик была подвержена быстрым изме­нениям. Трудно шли формирование и утверждение соответствующих атрибутов государственности, не просматривалось сколько-нибудь четкое осознание национально-государственных интересов. Часто новые власти оказывались неспособными выполнять важней­шие функции, присущие государству, такие как обеспечение стабильности в стране, внутренней и внешней безопасности, со­циальное и экономическое развитие, эффективный контроль над государственными границами и т. д.

Приходится констатировать, что первоначально политикам и государственным деятелям новых независимых республик с боль­шими трудностями удавалось преодолеть непрофессионализм и дилетантизм, учиться искусству правления, поиска компромис­сов, учету интересов важнейших блоков социальных и полити­ческих сил.

Выяснилось, что для большинства постсоветских госу­дарств императивным условием жизнеспособности и самого су­ществования является постоянный поиск компромисса между раз­личными этнонациональными группами. Нельзя сказать, что всегда такие компромиссы находились или их искали. Нередко форми­рование и институционализация новой государственности со­провождались ущемлением демократических прав и свобод как отдельных граждан, так и национальных меньшинств. Можно утверждать, что на смену имперским амбициям России пришли имперские ам­биции некоторых новых государств. Такое положение представ­ляло собой не самую благоприятную почву для формирования сколько-нибудь последовательной, долгосрочной и эффективной внешнеполитической стратегии России в отношении ближнего зарубежья.

Поворотным моментом в политике России по отношению к бывшим советским республикам можно считать начало 1993 г., когда она развернула усилия по расширению своего политичес­кого, военного, экономического влияния в ближнем зарубежье. Постепенно стала активизироваться де­ятельность СНГ, в состав которого вошли 12 бывших советских республик (Азербайджан, Армения, Беларусь, Грузия, Казахстан, Киргизия, Молдова, Россия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан, Украина).

Особенно успешно интеграционные процессы разворачивают­ся между Россией, Казахстаном, Белоруссией и Киргизией. Четырехсторонний договор между этими странами провозгласил своей целью создание “в перспективе сообщества интегрирован­ных государств”. Далеко идущие перспективы интеграции наме­чаются также в российско-белорусских отношениях.

Занимая уникальное геополитическое положение в Евразии, обладая достаточным экономическим, военным и духовным по­тенциалом и сохраняя статус ядерной державы, Россия являет­ся естественным центром притяжения для большинства стран ближ­него зарубежья при создании системы их коллективной безопасности. Показательно, что наибольший прогресс, с точки зрения интеграции постсоветского пространст­ва, наблюдается в военно-политической сфере. В Бишкеке 9 де­кабря 1992 г. было подписано Соглашение о концепции военной безопасности стран–участниц СНГ, в котором зафиксированы общие принципы и ориентиры оборонного строительства и стра­тегии поддержания мира и стабильности в регионе.

Интеграционные процессы в военной области в рамках СНГ развиваются по пути формирования так называемого “единого военно-политического пространства”. В этом направлении пред­приняты шаги по воссозданию единого информационного прост­ранства системы ПРО. На основе двусторонних соглашений оп­ределен статус пребывания российских войск на территории некоторых стран СНГ, решены юридические проблемы создания российских военных баз в закавказских странах.

Для России необходимость интеграции постсоветского прост­ранства связана, прежде всего, с геополитическими целями и долгосрочными перспективами развития ее экономики. Она за­интересована в сохранении доступа к сырьевым ресурсам Цент­ральной Азии и рынков сбыта для своих товаров, а также в со­здании пояса дружественных и зависимых от нее государств по периметру своих границ. Сотрудничество России со странами СНГ может развиваться в форме платежного и таможенного со­юза, создания межгосударственных отраслевых объединений и международных финансово-промышленных корпораций и т.д. Эко­номическая, а затем, возможно, и политическая интеграция в рам­ках СНГ способствовали бы снятию остроты важных для многих постсоветских стран пограничных и территориальных проблем.

При разработке внешнеполитической стратегии в отношении стран содружества приходится учитывать, что во всем постсовет­ском пространстве и прилегающих к нему территориях геополи­тическая ситуация сильно изменилась, с точки зрения перспек­тив развития различных регионов, в результате окончания “холодной войны” и противостояния двух блоков. Так, дезинтегра­ция СССР и образование новых независимых государств на юж­ных окраинах России в целом отвечают интересам Турции, Ира­на, Китая и других стран региона, поскольку предоставляется возможность вовлечь эти новые государства в орбиту собственных интересов.

Но нельзя недооценивать и то, что почти каждая из этих стран имеет собственные проблемы, связанные с националь­ными меньшинствами, многие десятилетия время от времени су­щественно осложняющие внутриполитическую ситуацию в них. Это — проблема значительных анклавов курдского населения в Турции, Ираке и Иране, азербайджанцев в Иране, Тибета и дру­гих национальных районов в Китае и т.д.

Так, турецкие власти систематически силой подавляют дви­жение курдского народа, составляющего 20% всего населения страны, за национальное самоопределение. Курдам, армянам, гре­кам, черкесам и другим национальным меньшинствам запреще­но издавать газеты на родных языках. Понимая, что положение в Средней Азии, Казахстане и на Кавказе при определенном сте­чении обстоятельств может оказать дестабилизирующее влияние на ситуацию в стране, турецкое руководство неизменно высту­пает за территориальную целостность и нерушимость границ за­кавказских государств.

Очевидно, что Турция, равно как и дру­гие страны региона, заинтересованы в сохранении стабильности в постсоветских странах, основанной на принципах международного права, национального суверенитета, территориальной целост­ности, невмешательства во внутренние дела. С большой долей уве­ренности можно говорить о совпадении интересов России, Ира­на, Турции и других многонациональных стран в вопросе о недопущении неконтролируемых этнических конфликтов и се­паратистских выступлений. В тесном сотрудничестве и добрососедских отношениях со все­ми странами региона заинтересованы и закавказские государст­ва. В настоящее время Армения, Грузия и Азербайджан актив­но налаживают отношения, как между собой, так и с соседями.

Зоной потенциального кризиса на постсоветском простран­стве является Каспийское море. Важнейшая проблема здесь состоит в том, что до сих пор еще не определен его международ­но-правовой статус. Вплоть до 20-х годов XX в. единственным сувереном над Каспийским морем была Россия, и только она бы­ла вправе иметь там военный флот. В соответствии с советско-иранскими договорами 1921 и 1940 гг. по нему разрешалось пла­вать только советским и иранским судам. Но эти документы не предусматривали какие бы то ни было правила доступа к его ми­неральным ресурсам.

После распада Советского Союза число претендентов на Ка­спийское море увеличилось до пяти — Россия, Азербайджан, Иран, Туркменистан и Казахстан. При отсутствии же признанных все­ми заинтересованными сторонами государственных границ на его акватории нефть на дне Каспия, с юридической точки зрения, ока­зывается как бы ничейной. Эта неопределенность и огромные за­пасы нефти ставят прикаспийские государства перед серьезными проблемами. При этом обращает на себя внимание отсутст­вие единства между заинтересованными сторонами по вопросу о разделе Каспия. Так, если Россия, Иран и Туркмения выступа­ют за совместное использование его недр, то Азербайджан пред­лагает разделить водоем на национальные секторы. Казахстан же высказывается за раздел только морского дна. Очевидно, что про­блема каспийской нефти будет решаться в комплексе со всеми остальными проблемами.

Суммируя геополитическую обстановку на постсоветском пространстве, можно констатировать, что полоса наиболее опасной дестабилизации уже пройде­на. Она была вызвана распадом Советского Союза и трудным становлением новой государственности в России и других бывших союзных республиках. На смену дестабилизации приходит бо2льшая устойчивость в их взаимоотно­шениях и в их геополитическом положении, затрагивающем интересы их безопас­ности. Консолидация геополитической целостности Содружества подкрепляет внешнеполитический потенциал России и других новых суверенных государств.

Вместе с тем, на постсоветском геополитическом пространстве для национальной безопасности России сохраняются еще весьма серьезные угрозы. Хотя околороссийское пространство не превратилось, вопреки пессимистическим пред­сказаниям, в зону катастрофических потрясений, Россия никак не может ощущать себя полностью комфортно в соседстве с неустоявшимися, неокрепшими новыми независимыми государствами, испытывающими огромные внутренние трудности и не определившими полностью свою внешнеполитическую ориентацию.

Вполне очевидно, что и при относительно устойчивой обстановке в постсо­ветском пространстве с повестки дня не будут сняты все территориальные и иные претензии к Российской Федерации, трудное положение русскоязычного населе­ния в ближнем зарубежье, проблемы миграции и беженцев, развитие политических и военных взаимосвязей с внешним миром, сложная реорганизация хозяй­ственных отношений, нарушение коммуникаций, снабжение энергоресурсами и многое другое. В таких условиях не избежать новых угроз стабильности, особенно в случае возобновления военных конфликтов в непосредственной близости от Рос­сии, например, грузино-абхазского или азербайджанско-армян­ского нарушения границ, нападения на российские военные объекты в сопредельных государствах Содружества и т.п. Подобные конфликтные ситуации могут и впредь грозить не­контролируемой эскалацией.

 


 

 





Дата добавления: 2014-01-05; Просмотров: 1355; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.161.53.213
Генерация страницы за: 0.017 сек.