Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

И концепции зару­бежной криминологии




Основные этапы развития, направления

Развитие основных направлений и концепций зарубежной[13] криминологии – сложное и противоречивое явление.

Приступая к рассмотрению проблемы, следует подчеркнуть, что она в силу специфики изложения будет носить схематический характер, в определенной степени условный, так как никакая схема, будь то научная, а тем более учебная, не способна отразить всю сложность, неоднозначность и многогранность изучаемого явления.

Традиционно с момента своего возникновения зарубежная криминология подразделялась на два основных направления: биологическое и социологическое, хотя ни одно из них, по крайней мере в рамках конкретных школ, концепций и т. д., с самого начала не существовало в «чистом» виде. Поэтому каждое из направлений, особенно с течением времени, становилось достаточно неоднородным и чаще всего противоречивым явлением.

Начало первого этапа развития зарубежной криминологии отражено в первом разделе лекции. Напомним, что первое направление было основано Ч. Ломброзо и получило наименование антропологического, или уголовно-антропологического; второе – А. Кетлэ – уголовно-статистическое, а также Г. Тард, Ф. Лист, Принс – социологическое (в плане противопоставления классической школе уголовного права, из которогооно вышло под влиянием идей многих ученых, в первую очередь – Ч. Беккариа).

Клиническое направление получило свое наименование от термина cline, что обозначает – больница. Таким образом, представители данного направления исходят в своих подходах и концепциях из того, что преступник в определенном смысле – больная личность, которую нужно изучать преимущественно на индивидуальном уровне, с которой следует соответственно обращаться в процессе исполнения наказания, исправления и индивидуального предупреждения. По сути дела клиническое направление в зарубежной криминологии является несколько видоизмененным (с учетом изменившихся обстоятельств и подходов и т. д.) биологическим (или, точнее, биопсихологическим), т. к. последнее явно архаично и тенденциозно для современного уровня науки о человеке и обществе.

Виднейшим представителем социолого-психологического направления является классик американской криминологии Эдвин Сатерленд, автор широко известной теории «дифференцированной ассоциации» (связи, взаимосвязи, контакта) и концепции «беловоротничковой преступности».

На протяжении всей своей недолгой истории направления, течения, школы и концепции зарубежной криминологии постоянно изменялись, нередко переплетались, но существо любой концепции при ближайшем рассмотрении и тщатель­ном анализе показывает, что суть каждой из них остается фактически неизменной в зависимости от того основного истока, к которому в конечном счете она принадлежит.



При этом чаще всего наблюдается своеобразная дихотомия, т. е. когда, например, основную причину преступления видят в личности, но не отрицают и даже учитывают влияние окружающей социальной среды и наоборот.

Основные концепции, относящиеся к тому или иному направлению, изложены в имеющихся учебникахи доступных монографиях. Поэтому рассмотрим лишь те из них, которые недостаточно или совсем не представлены в имеющихся источниках.

Так, среди многочисленных теорий клинической криминологии особое место занимает концепция «опасного состояния», которая была выдвинута еще в 1880 году видным итальянским криминологом Р. Гарофало. Свое современное развитие она получила в первую очередь в работах французского криминолога (долгое время бывшего президентом международного общества криминологов) Ж. Пинателя.[14] Его теория преступной личности – это обобщенный вариант клинических концепций личности преступника. Согласно этой теории, отличие преступника от непреступника заключается в большей склонности перехода к действиям (преступным актам).

Такого рода склонность объясняется, по мнению Пинателя, особыми чертами личности, которые представляют собой «центральное ядро» психологической структуры личности человека. Схематично (наглядно) это можно изобразить следующим образом:

 

Центральное психологическое ядро личности преступника (психологическая структура)

 


 
 

 

 


Агрессивность

       
   
 
 
Эмоциональное безразличие

 

 


 

 

 


Лабильность

 

 


При этом под лабильностью понимается неустойчивость, слабость воли, импульсивность личности. Под эмоциональным безразличием – индифферентное, равнодушное отношение личности к переживаниям, чувствам и эмоциям окружающих. Агрессивность трактуется как внутренне присущее свойство личности, выражающееся в постоянной враждебности по отношению к окружающим, неумением поддерживать нормальные отношения с людьми. Эгоцентризм – такое состояние, при котором личность стремится соотносить все с «самой собой», не желает считаться с окружающими людьми, общепринятыми ценностями и т. д.

Последняя черта, по утверждению Пинателя, в отличие от первых трех присуща всем без исключения преступникам.

Таким образом, каждая из перечисленных черт «центрального ядра» может иметь место, как у законопослушных граждан, так и у преступников. Однако только для преступников (их преступной личности) характерно наличие всех четырех черт, перечисленных выше.

В теории Пинателя признается и определенное значение социальных факторов[15] в формировании личности, но целый ряд черт «центрального ядра» преступной личности связывается прежде всего с анатомо-биологическими и психологическими особенностями человека и его мозга.

Ж. Пинатель и многие его сторонники убеждены, что ответственным за агрессивное поведение личности является конкретный участок головного мозга – гипоталамус.

Согласно теории на основе выявления «центрального ядра» у человека делается вывод о том, что он или «преступная личность» (если преступное деяние уже совершено), или находится в «опасном состоянии» (а отсюда возникает возможность применения как превентивных санкций по отношению к тому или иному человеку, включая «модификацию» поведения, так и специфических исправительных методов воздействия).

Однако в отличие от своего предшественника Р. Гароффало, Пинатель определяет «опасное состояние» как явление чисто «клинического» (т. е. медицинского) характера, которое может выражаться в большей (количественно), чем у законопослушных граждан, склонности к совершению преступления. Он считает, что это состояние может носить хронический характер у лиц, постоянно совершающих преступления.

По нашему мнению, при всей своей неоднозначности концепция Ж. Пинателя заслуживает пристального внимания отечественных криминологов, особенно в настоящий период, на этапе крайне сложного развития российской науки.

Первоначально криминология сформировалась и развивалась в Западной Европе. Лишь позднее, где-то с конца XIX в. – в Восточной, в частности в России, а также в Северной иЮжной Америке.

Вплоть до 1-ой мировой войны в криминологии Западной Европы господствовали теории врожденной предрасположенности к преступности и лишь незначительно-определенного влияния окружающей социальной среды (Ферри, Лист, Принс, Тард). Однако после войны стала возрастать роль социологически ориентированных направлений и школ.

Криминология в странах Западной Европы, как впрочем и большинства стран Южной Америки, в силу известных исторических условий изучается и преподается на факультетах медицины, психологии и психиатрии.

В Северной Америке (прежде всего США) преимущественно господствует социологическое направление и его разновидности: социально-психологическое и социально-критическое. Соответственно и курс криминологии преподается на факультетах социологии, социальной психологии и психологии. При этом криминология здесь формировалась вне юриспруденции. Обе науки развиваются словно не замечая друг друга, что порождает как в теории, так и на практике, множество трудноразрешимых проблем.

Именно в США криминология особенно четко подразделяется на теоретическую (университетскую) и прикладную. Последняя, в свою очередь, тесно связана с пенитенциарией (наукой об исполнении и системе наказаний преступников). Многие учебники криминологии и монографии в этой стране на 2/3 посвящены вопросам пенитенциарии и лишь на 1/3 – собственно криминологическим, в нашем понимании, вопросам.

Направления, школы и концепции клинической криминологии (включая концепции откровенно ломброзианского или неоломброзианского толка, например, теория А. Хутона) также имеют определенное, но не значительное развитие в Северной Америке. При этом здесь клиническая криминология занимается разработкой практических рекомендаций. Проблемы ее можно рассматривать в рамках этиологии преступности и криминологической профилактики. Ее методы: интервьюирование окружающих, общее и специальное; медицинское обследование (неврологическое, психиатрическое); психологическое изучение; проблемы виктимологии.

Криминология во многих странах мира, например, Канаде, Новой Зеландии, Австралии и ряде других находится под влиянием школ американских ученых. Причин этому много: во-первых, американская криминология со второй половины XX в. является ведущей в мире; во-вторых, многие исследователи перечисленных выше стран – выходцы из США или ученики американских криминологов. Американская криминология отражает общее направление американской социологической мысли, для которой наиболее характерной чертой является позитивистская ориентация. Об этом говорит структура и содержание отдельных американских учебников по криминологии. (Сатерленд посвящает одну главу преступлению, 12 – преступнику, 16 – пенологии; Элиот в трех главах рассматривает проблему преступления, в одиннадцати пишет о преступниках, в пятнадцати главах затрагивает проблемы пенологии).

Часть американских криминологов трактуют предмет криминологии более широко, включая непреступное отклоняющееся поведение (проституцию, гомосексуализм, психические болезни, неврозы и даже проблемы, связанные с процессом старения).

Определенное обособленное положение, в том числе и в силу известной исторической специфики, имеет криминология Японии, хотя в целом ее школы и концепции больше тяготеют к американским.

В настоящее время наблюдается процесс все большей интеграции в мировом масштабе различных направлений, школ, концепций, что связано со многими факторами, но, в первую очередь, с ростом интернационализирующейся преступности, интеграцией в области экономики, права, культуры и т. д.

В этой связи рассмотрим точку зрения известных американских криминологов Фрэнка П. Уильямса и Мэрилин Д. Макштейн относительно современного состояния и путей развития криминологии, изложенную в работе «Криминологическая теория» (Нью-Джерси, США, 1988 г.)[16].

По мнению авторов, криминология ориентирована на социологию с 20-х годов текущего столетия. Оценка любой теории, как они полагают, должна исходить из того, может она эмпирически или практически быть проверена или нет. Тем не менее авторы подчеркивают, что это скорее количественные, чем качественные критерии, тем более, что многое из того, что сегодня не может быть проверено, возможно, будет проверено завтра благодаря изменениям в знаниях, методах, технике и т. д.

Хотя большинство из существующих теорий, как подчеркивают авторы, не подлежат эмпирической проверке, одновременно большинство «новых» (вновь создающихся) теорий синтезируются на базе уже имеющихся. Например, теория «дифференцированной ассоциации» (избирательной взаимосвязи) создана на основе следующих концепций: социальной дезорганизации, взаимоотношений в малых (интимных) группах, а также исходит из идеи о различных показателях (уровнях, индексах и т. д.) преступности среди различных групп людей.

Интересна, на наш взгляд, и классификация имеющихся теорий, предложенная этими авторами. Они выделяют:

макротеории, например, аномии и конфликта культур, которые пытаются отразить процесс функционирования окружающей социальной действительности (мира) и то, как с нею соотносится преступность. Указанные теории уделяют анализу преступности, ее количественным показателям больше внимания, чем самим преступникам;

микротеории, которые более конкретны и основное внимание уделяют тому, чтобы объяснить, как люди становятся преступниками, т. е. в центре внимания этого типа теории – проблемы истоков и генезиса преступного поведения, т. е. этиология.

При этом внимание исследователей сосредоточено либо на специфических группах людей (например, воры-карманники), либо на отдельных индивидах с ранжированием от чисто социальных подходов к психологическим и биологическим. Например, теория социального контроля и теория научения, исходный тезис которой восходит к чисто философской концепции Д. Локка, что человек при рождении – чистый лист бумаги.

Отдельные концепции, например, теория субкультур и теория дифференцированных возможностей, занимают как бы промежуточное, а точнее соединительное состояние. Они пытаются объяснить и как люди становятся преступниками, и как функционируют социальные структуры.

Указанные теории представляются главным образом Эдвином Лемертом, Говардом Беккером, Джоном Китсом. Они и сегодня оказывают большое влияние на подход к проблемам преступности и личности преступника.

Заслуживает внимания еще одна очень распространенная и модная теория на Западе. Это теория стигматизации (или клеймения), ярким представителем которой является Эдвин Лемерт. Он разделил поведение человека на первичную девиацию (отклонение) и вторичную. Под первичной девиацией он понимает механизмы, которые приводят человека к совершению преступления, под вторичной – возбуждение против виновного официального преследования, публичное обвинение данного лица преступником, девиантом, отщепенцем. Далее, лицо, официально признанное преступником, подвергается определенному воздействию (стрижка, спецодежда и т. д.). Все это приводит к тому, что некоторые люди начинают поступать в соответствии с тем, каким его представляет общество, т. е. какую роль оно ему отвело.

Вообще же, как подчеркивают сами авторы, все имеющиеся схемы и классификации условны и искусственны (хотя и в разной степени), т. к. нет в мире только белого или черного.

Самая старая классификация (XVIII – XIX вв.) – это подразделение теорий на классические и позитивистские.

Первые фокусировались на анализе функционирования юридических институтов, правящих структур и правах человека. Вторые – на патологиях в поведении, на обращении с преступниками и их исправлении на индивидуальном уровне.

Микротеории иногда еще называют структурными. Это такие концепции, которые фокусируются на путях организации общества и воздействия его на поведение отдельных индивидов.

Некоторые из этих теорий исходят из того, что в дезорганизованном обществе царит напряжение, которое и провоцирует девиантное (т. е. отклоняющееся, в т. ч. преступное) поведение людей.

Микротеории иногда именуются процессуальными или теориями развития. Они пытаются объяснить, как люди становятся преступниками.

Существующие теории также подразделяютсяна «старые» (или консенсуальные), которые базируются на утверждении того, что между обществом и людьми есть определенное соглашение (идеи Монтескье и др.), благодаря которому люди придерживаются общепринятых ценностей; и «новые» (или конфликтные), когда такого соглашения нет или оно не соблюдается. Однако затруднение состоит в том, что в обществе может иметь место и конфликт и согласие.

На практике чаще всего тот или иной исследователь просто выбирает для себя один из подходов, как само собой разумеющеесяи строит свою концепцию.

Авторы подчеркивают, что любую теорию надо рассматривать и оценивать только исторически, т. е. с точки зрения условий, в которых она создается, социального влияния (общества) плюс интеллектуального (мнения учителей, друзей, коллег, семьи и т. д.).

В заключение авторы высказывают свое глубокое убеждение в том, что теории должны использоваться, а не просто читаться или запоминаться, или заучиваться. При этом следует помнить, что ни одна теория не охватывает всех сторон действительности. Просто каждый должен интерпретировать их для своих целей (решения конкретных задач). Одновременно любая теория или концепция должна быть достаточно гибкой с тем, чтобы ими могли пользоваться в своей практике и простые граждане, и полицейские, и суды и т. д.

В последние десятилетия развитие американской криминологии характеризуется следующими основными тенденциями:

1. С 70-х годов все меньшее развитие получают структурные или макротеории.

2. Более популярными становятся теории социального контроля.

3. 70-е годы XX в. – это единственное (с 20-х годов) десятилетие, во время которого не было развито ни одной глобальной (глубокой и т. д.) теории.

4. В то же время бурный рост компьютеризации способствовал развитию статистически ориентированных форм анализа информации (т. е. статистический подход в ущерб теории).

5. Криминология все больше уходит в описание деятельности (функционирования) системы правоприменения (юстиции), цены преступности и т. д., при этом, к сожалению, нередко цифры закрывают качественный анализ важных проблем. Данное направление получило название «социальной реакции на преступность».

6. Многие теории по-прежнему слабо (или вообще никак) интегрированы между собой, хотя такие попытки и имеют место.

Например, Коуэн, Клоуард и Оулин интегрировали подход Чикагской школы[17] (криминологической) с теорией аномии (отсутствие единых норм). Предпринимались попытки объединить «теорию социального контроля» и «теорию социального научения», или обе эти теории – с теорией аномии и т. д.

Неизбежно возникает вопрос, как это столь много теорий могут давать столь много различных объяснений одного и того же явления. А ответ прост и состоит в том, что преступность – очень сложный феномен.

Например, убийство и мелкая кража имеют очень мало общего. Отсюда следует, что теории преступности и преступного поведения должны служить компасом в широком изучении и объяснении разнообразия человеческой активности.

В заключение параграфа изложим один из подходов зарубежных криминологов к проблеме предупреждения преступности.

Единственно перспективной моделью предупреждения в условиях современного буржуазного общества они считают микроуровень, т. е. силами (и в рамках) местных организаций с активным привлечением населения. Модель получила наименование «зеленой», т. к. ее решение якобы связано с подходом «снизу», от «корней» явления.

По мнению ряда зарубежных криминологов она имеет множество направлений.

Первое направление – технические методы превенции, которые подразумевают установку специально разработанных запирающих устройств, электронно-сигнальных систем, а также меры безопасности, закладываемые в проекты градостроительства и планирования новостроек.

Второе направление – меры по воспитанию населения в плане осознания возможности стать жертвами преступлений, как имущественных, так и насильственных, с целью сократить таким образом ситуативные возможности для совершения преступлений. Это направление подразделяется, в свою очередь, на два вида: прямой и косвенный.

Прямой вид подразумевает проведение кампаний по предупреждению преступности с привлечением населения. При этом все ресурсы интенсивно направляются на попытки разъяснить людям, в какой степени им угрожает опасность стать жертвой преступления той или иной категории и какие меры они сами могут предпринять, чтобы сократить (свести к минимуму) эту опасность.Эту подмодель зарубежные исследователи считают наиболее перспективной.

Косвенный вид включает попытки сократить преступность средствами общего социального воспитания (как детей, так и взрослых). Эта деятельность должна осуществляться через школы, с помощью специальных (документального характера) программ телевидения, публикаций в прессе[18] и т. д.

Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что даже по признанию самих зарубежных специалистов результаты указанной выше деятельности с трудом поддаются оценке, а некоторые предварительные итоги говорятоее низкой эффективности.

Третье направление состоит в концентрации усилий официальных властей на предупреждении преступности в районах с более высоким уровнем регистрируемой преступности и в тех группах населения, которые по имеющимся данным с большей вероятностью могут оказаться вовлеченными в преступную деятельность.

Таким образом, даже краткий обзор этапов, основных направлений и концепций зарубежной криминологии убедительно свидетельствует о том, что она – полезный источник для дальнейшего развития отечественной криминологии, которая может и должна взять самое лучшее из достижений мировой криминологической мысли.





Дата добавления: 2014-01-06; Просмотров: 527; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:

  1. I. Влияние немецких философов на формирование лингвистической концепции В. Гумбольдта.
  2. IV. ПРОСТРАНСТВО И ВРЕМЯ. КОНЦЕПЦИИ ПРОСТРАНСТВА И ВРЕМЕНИ
  3. Б - концепции социального государства и политики всеобщего благоденствия.
  4. Базовые концепции микропроцессорной техники
  5. Базовые экономические концепции как методическая основа экономического анализа
  6. В целом, во взглядах ученых на педагогику, как в прошлом, так и в настоящем времени, существует три подхода (концепции).
  7. Вопрос 5. Социологические подходы и концепции личности.
  8. Вопрос № 1. Становление криминологии как науки. Основные направления изучения возникновения причин преступности.
  9. Вопрос № 3. Развитие криминологии в России.
  10. Вопрос № 4. Современное состояние криминологии.
  11. Воспроизводство населения. Сущность и значение концепции «демографического перехода».
  12. Другая важная проблема, затронутая в концепции 3. Фрейда, - вопрос, что объединяет людей в человечество.




studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.224.121.93
Генерация страницы за: 0.102 сек.