Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Лекция 1. Текст как объект филологии

КРАТКИЙ КОНСПЕКТ ЛЕКЦИЙ

В самом широком понимании, филолог – это специалист по текстам. На изучении текстов разного содержания, относящихся к различным стилям и жанров, базируются многие филологические дисциплины. Теория текста выделилась из них лишь в середине ХХ века, объединив достижения как филологии, так и риторики.

Обе эти области научного знания формировались в эпоху античности. Однако в этот период текст не выделился в самостоятельный объект риторики, он рассматривался в процессе своего движения – от замысла к произнесению, главным был слушатель и конкретные разновидности текстов, а не общее представление о тексте как самостоятельном феномене. Античные риторики разработали элементы речи, составившие риторический канон:

инвенция – создание, изобретение речи;

диспозиция – расположение, построение, композиция речи;

элокуция – словесное выражение, украшение речи.

В отличие от риторики, филология, возникшая в эпоху поздней античности как деятельность по собиранию и изучению письменных памятников, всегда занималась именно текстом. В этот период в задачи формирующейся филологии входили анализ причин возникновения текста, изучение условий его вхождения в культуру, закономерности понимания и истолкования текста. Основным для филолога являются условия существования текста, для ритора – ситуация, в которой произносится речь. Для филолога целью является обеспечение понимания текста, для ритора – убеждение слушателя, то есть текстопорождение. Таким образом, в античности объектом риторики выступает воздейственная, убеждающая речь, объектом филологии – текст как исходная реальность.

До середины ХХ века шло накопление эмпирических данных и теоретических сведений, способствовавших формированию лингвистической теории текста. В языкознании обращение к тексту было связано прежде всего с синтаксическим описанием языка: например, Н.И.Греч в «Практической русской грамматике» писал:

«… на вопрос: кто основал Петербург? отвечают предложением: Петр Великий, в коем опущены связка и сказуемое (основал Санкт Петербург). Такие предложения именуются неполными в противоположность полным» (Греч Н.И.Практическая русская грамматика. СПб, 1827, с. 243). Таким образом, в рассмотрение вовлекается первое предложение воображаемого диалога, в качестве примера рассматривается сочетание предложений.

Попытки выйти за пределы предложения при решении синтаксических задач отмечены в ходе анализа конструкций с чужой речью (М.В.Ломоносов, Н.И.Греч, А.Х.Востоков, Ф.И.Буслаев и др.), периода (М.В.Ломоносов), сложного целого и абзаца (А.М.Пешковский). Это первые попытки вовлечь текст в процесс изучения синтаксиса.



Фундаментальную роль в становлении теории текста сыграли труды В.В.Виноградова и Г.О.Винокура по стилистике и языку художественной литературы. Введенное В.В.Виноградовым понятие образ автора привело к необходимости обращения к узкому или широкому контексту (фрагменту текста), выделяемому вертикально или горизонтально, целому тексту или его отдельным категориям – повествованию, диалогу и др. В программе исследования поэтического языка, предложенной Г.О.Винокуром в статье 1946 года, конечной целью названа «личность художника, его идейный и художественный замысел, поэтика произведения или собрания произведений» (Винокур Г.О. О языке художественной литературы. М., 1991, с. 61).

Л.В.Щерба зафиксировал статус текста как исходной реальности лингвистических исследований в статье «О трояком аспекте языковых явлений и об эксперименте в языкознании», в которой он писал, что тексты – это «совокупность всего говоримого и понимаемого в определенной конкретной обстановке в ту или другую эпоху жизни данной общественной группы», из них «могут выводиться» «все языковые величины, с которыми мы оперируем в словаре и грамматике» (Щерба Л.В. Языковая система и речевая деятельность. Л., 1974, с. 26).

Исследования Н.С.Поспелова показали, что «действительной» синтаксической единицей связной монологической речи является не предложение, а «сложное синтаксическое целое», которое представляет собой законченную коммуникативную единицу, которая выражает законченную мысль, отличается синтаксической самостоятельностью и замкнутостью структуры. В дальнейшем исследовании синтаксических структур были выделены сверхфразовые единства, которые представляют текст в узком смысле слова, микротекст, совпадая с целым речевым произведением небольшого объема и малого жанра (газетная заметка, короткий рассказ, сообщение о погоде, объявление и т.п.). Однако сверхфразовое единство, как и сложное синтаксическое целое, - понятия синтаксические, тогда как целое речевое произведение, текст – явление социально-речевое, коммуникативная единица самого высокого уровня, обслуживающая различные сферы жизни общества.

С точки зрения М.М.Бахтина, текст является первичной данностью гуманитарно-философского мышления, он - та непосредственная действительность, из которой только и могут исходить эти дисциплины и это мышление. Они решают вопросы о сущности текста: текст в его отношении к системе языка и субъектам (высказывание) как единица речевого общения, порождение высказывания, его диалогичность. При рассмотрении высказывания как реальной единицы речевого общения (в отличие от единиц языка) наиболее важным он считал внешний уровень - отношение высказывания к самому говорящему и другим участникам речевого акта. Внутренний уровень механизма его осуществления: смена речевых субъектов и завершенная целостность высказывания, которая определяется предметно-смысловой исчерпанностью, речевым замыслом или речевой волей говорящего, типическими композиционно-жанровыми формами завершения. «Событие жизни текста, то есть его подлинная сущность, всегда развивается н а р у б е ж е д в у х с о з н а н и й, д в у х с у б ъ е к т о в. . . Понимание всегда диалогично» (Бахтин М.М. Проблема текста в лингвистике, филологии и других гуманитарных науках: опыт философского анализа// Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. М., 1997).

Герменевтика как наука о понимании сосредоточивала свое внимание на переводе или реконструкции смысла, определяла принципы, методы и техники истолкования смыслов. Текст, начиная с текста Священного Писания, признавался одним из важнейших носителей смысла. Связный текст может быть произведен не только из языковых, но и из неязыковых знаков: музыкальные, хореографические, архитектурные тексты. Герменевтикой открываются возможности исследования языкового текста как сложного знака в его связях и отношениях с текстами в нелингвистическом смысле, возможности исследования семиозиса (Р.Барт, Э.Бенвенист, Ю.Лотман и московско-тартуская семиотическая школа, Я. Мукаржовский и др.).

Ю.М.Лотман писал: «Под языком мы будем понимать всякую коммуникационную систему, пользующуюся знаками, упорядоченными особым образом» (Лотман Ю.М. Структура художественного текста// Об искусстве. СПб, 2000, с. 20).

Решающим для текста стал взгляд на произведение речи как на знак. Семиотика позволила взглянуть на текст как на целостный знак, означающее которого – действительность или ее фрагмент, а означаемое – представление автора текста об этой действительности.

Текст имеет структуру знака, обладая планом выражения и планом содержания. В основе знакового толкования текста лежит семиотическая идея структурности любого явления. Структура, например, делового текста отражает иерархическую организованность и регламентированность официально-деловых отношений, а структура научного текста соотносится со стремлением науки объяснить мир, отыскав определенные принципы и закономерности его устройства.

Текст – это последовательность знаков, вступающих друг с другом в разнообразные отношения, связи. Таким образом, текст представляет собой определенную структуру, сложность которой находится в прямо пропорциональной зависимости от сложности передаваемой информации. Структурность текста задается процессом как порождения, так и понимания.

Ч.Моррис разделил семиотику на семантику, синтактику и прагматику. Если применить это деление к тексту, то семантика исследует отношение описания к описываемой действительности (отношения изображения к изображаемому), синтаксический уровень исследует внутренние структурные закономерности построения описания, прагматика исследует отношение описания к человеку, для которого оно предназначается. Прагматика текста фиксирует отношения между текстом и субъектами текстовой деятельности (т.е. адресантом-автором и адресатом-читателем или слушателем). Традиционно прагматика текста предполагала учет коммуникативных интересов читателя (слушателя) и соблюдение фундаментальных принципов речевого общения. Данный уровень привлек внимание исследователей в 90-е годы ХХв. (Баранов А.Г. Функционально-прагматическая концепция текста. Ростов-на-Дону, 1993; Болотнова Н.С. Художественный текст в коммуникативном аспекте и комплексный анализ единиц лексического уровня. Томск., 1992; Каменская О.Л. Текст и коммуникация. М., 1990; Сидоров Е.В. Основы современной концепции текста. М., 1987 и др.).

И.Р.Гальперин понимает под текстом не фиксированную на бумаге устную речь, всегда спонтанную, неорганизованную, непоследовательную, а особую разновидность речетворчества, имеющую свои параметры, отличные от параметров устной речи. Последователи этого узкого определения текста также также полностью исключают из рассмотрения устную речь (Тураева З.Я. Лингвистика текста. М., 1986) Однако в последние годы утверждается положение, что текст есть осмысленная последовательность любых знаков: вербальных, визуальных, аудиальных и пр., выступающая как целостность для передачи информации различного характера в процессе коммуникации. Л.Р.Зиндер говорит: «…чисто письменная форма речи – это фикция. Пока речь зафиксирована в оптических знаках и не воспринимается человеком, она остается мертвой материей. Подлинной речью она становится лишь тогда, когда имеет место акт коммуникации, когда текст читается, т.е. когда он хотя бы мысленно озвучивается» (Зиндер Л.Р. Лингвистика текста и фонология// Тезисы докладов научно-методической конференции «Просодия текста». М., 1882, с.21). Научные споры о соотношении устных и письменных текстов приобретают в настоящее время особый интерес в связи со стремительным развитием средств массовой информации и компьютерной техники, сдвигающих привычные рамки представлений о возможностях той и другой формы коммуникации.

Одни ученые считают текст произведением и устной, и письменной форм речи (И.В.Арнольд, Е.А.Земская, О.А.Лаптева, Т.В.Матвеева), другие признают текст только в письменной форме речи (И.Р.Гальперин, Л.М.Лосева).

Поскольку общение реализуется как в устной, так и в письменной форме, предметом теории текста являются не только письменные высказывания, но и образцы звучащей речи, обладающие следующими основными признаками:

· цельность (связность и композиционная завершенность);

· завершенность, то есть исчерпанность авторского замысла, содержания;

· модальность (отношение автора к сообщаемому, авторская оценка и самооценка);

· целенаправленность и прагматическая установка.

Вслед за Н.В.Шевченко определим текст как сообщение в устной или письменной форме, характеризующееся смысловой и структурной завершенностью, определенным отношением автора к сообщаемому, целенаправленностью и прагматической установкой сообщения.

Если исходить из материальной формы знака, то устная речь легко отграничивается от письменной: она реализуется в форме звуковой материи и воспринимается акустически, а письменная речь реализуется в форме графической материи и воспринимается визуально. Однако не все, что мы читаем, является устной речью (зачитывание отзыва, резолюции и под.). Одним из кардинальных отличий признается невозможного перекодирования текста из одной формы в другую. Характерными признаками устной речи признаются сиюминутность, эвфемерность сказанного, важность просодии, мимики и жестикуляции, а также значение ситуативного контекста для понимания высказывания. Устная форма речи отличается особой фонетикой, лексикой и грамматикой, что дало основание ряду ученых московской школы (М.В.Панов, Е.А.Земская и др.) говорить о разговорном языке.

Установлено, что письменные тексты предполагают различное прочтение, в то время как устные тексты обычно представлены в едином и неповторимом варианте. При исследовании текстов всегда нужно хорошо представлять, какие речевые произведения служат объектом анализа: устные тексты, сначала записанные на магнитную ленту, а затем преобразованные в графическую запись, или же письменные тексты, т.е. речевые произведения, которые с самого начала зарождались и производились в качестве письменных текстов.

Письменные тексты отличны от устных:

1. письменный текст предварительно обдумывается и исправляется без ведома получателя, в устном все исправления воспринимаются слушателем;

2. письменный текст рассчитан на зрительное восприятие, поэтому в нем выделяются части, фрагменты и т.д., заголовки и подзаголовки, абзацы, шрифтовые выделения или подчеркивания и пр. Устный текст рассчитан на слуховое восприятие, поэтому он линеен, без возможного «переслушивания», допускает переспросы, учет невербального поведения;

3. восприятие письменного текста допускает больше инотолкований, чем устного («В письмах все не скажется и не все напишется/ В письмах все нам кажется, что не так услышится»).

В целом ряде случаев трудно определить «природу», действительное существо текста: материальная манифестация скрывает его истинное лицо. Существуют «промежуточные» формы коммуникации: письменная фиксация изначально устного словесного творчества: протоколы, разнообразные записи речи, стенограммы, письма, диалоги в сказках, радиопьесах, фильмах и т.д. Ко второму типу относятся речевые произведения, в устной форме воспроизводящие результаты изначально письменного словесного творчества: лекции, публичные выступления, диктанты, судебные решения (приговоры), т.е. все то, что подлежит оглашению. Они находятся на периферии полей устной и письменной коммуникации, так как обнаруживают меньшее число признаков.

Соотношение лингвистики текста и современного анализа разговорной речи можно трактовать двояким образом. С одной стороны, проблематика анализа разговорной речи может рассматриваться как составная часть проблематики лингвистики текста, предметом которой являются как монологические, так и диалогические тексты. С другой стороны, анализ разговорной речи можно рассматривать как направление научного поиска, параллельное анализу текста. При этом на долю узко понимаемой теории текста приходится изучение реализации языка в письменной форме, в то время как анализ разговорной речи занимается исключительно устными текстами.

Современные зарубежные специалисты сходятся на том, что корни новейших подходов к анализу разговорной речи лежат в американской этнометодологии, которая занимается изучением механизма речевого взаимодействия индивидов, принадлежащих к разным этносам и культурам. Анализ ставит своей целью строго эмпирическим образом определить, какие приемы используют участники акта коммуникации, совершая речевые действия и создавая при этом упорядоченное речевое взаимодействие. В ходе анализа выясняется, как партнеры анализируют речевое поведение друг друга на предмет проявляющейся упорядоченности и как затем результаты этого анализа манифестируются в их высказываниях.

Материалом исследования этнометодологов являются речевые и неречевые интеракции, совершающиеся в естественных ситуациях речевого взаимодействия. При этом под интеракцией понимаются отношения, существующие между индивидами в обществе, когда действия одного из партнеров обусловлены действиями другого (беседа, совместная работа, игры). Непременным условием этнометодологического анализа является запись материала исследования при помощи технических аудиовизуальных средств. На основе аудиовизуальной записи делается транскрипция материала, которая позволяет исследователю многократно возвращаться к отдельным фрагментам речевого взаимодействия и путем наблюдения выявлять закономерности в действиях партнеров. Собственно анализ материала проводится в несколько этапов:

· сначала в материале наблюдения обнаруживаются одинаковые или регулярно повторяющиеся явления, т.е. устанавливается наличие упорядоченности или структуры;

· затем делается попытка реконструкции «проблемы», методическое решение которой привело к наблюдаемым закономерностям в речевом поведении участников коммуникации;

· наконец, дается описание методическому аппарату, при помощи которого участники интеракции успешно решают структурные «проблемы» интеракциональной организации. Под методическим аппаратом здесь подразумевается совокупность навыков и умений человека, направленных на устранение структурных проблем организации разговорной речи, возникающих у участников в ходе коммуникации.

Целью этнометодологического анализа разговорной речи является выявление той «анонимной машины», которая независимо от специфических для каждого конкретного случая обстоятельств и особенностей речевого взаимодействия людей всякий раз порождает упорядоченность и структурированность данной интеракции.

В литературоведении анализ текста отличается тем, что 1) его объектом является лишь художественное произведение, а в лингвистике – всякое произведение речи; 2) он идет от содержания к форме, рассматривая его идейное содержание, эстетическую ценность, жанровую специфику, композиционную организацию, лингвистический анализ – от формы к содержанию, изучая текст как комбинацию всех языковых элементов, из которых он складывается; 3) пользуется преимущественно проекционным методом исследования (термин В.В.Виноградова), т.е. проводит экскурсы исторического, социального, философского характера, лингвист же пользуется имманентным методом исследования, ограничивая свой анализ конкретным текстом; 4) литературовед анализирует текст прежде всего с позиций автора (адресанта), а языковед – с позиций читателя (адресата).

Учение о коммуникации и информатике также использует понятие «текст». Например, модель языковых функций и коммуникаций Р.Якобсона.

В соответствии с риторическим каноном в лингвистике формируются три научные дисциплины:

- общая теория текста (В.В.Виноградов, Г.О.Винокур, И.Р.Гальперин, Н.С.Валгина, Н. Болотнова и др.);

- грамматика текста (О.И.Москальская и др.);

- стилистика текста (И.В.Арнольд, В.В.Одинцов и др.)

Предметом общей теории текста являются закономерности построения связной речи и способы его лингвистического анализа.

Задачами «Теории текста» как учебной дисциплины являются:

- выработка профессиональных навыков анализа языковой и смысловой организации речевого произведения как коммуникативной единицы самого высокого уровня;

- овладение теорией и методикой лингвистического анализа текста;

- формирование навыков целостного, комплексного анализа текста и оценки его эффективности при обслуживании различных сфер жизни общества.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
| Лекция 1. Текст как объект филологии

Дата добавления: 2014-01-07; Просмотров: 1309; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.80.89.148
Генерация страницы за: 0.009 сек.