Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

II. ГЛОБАЛЬНЫЙ ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС 2 страница




Читайте также:
  1. A XVIII 1 страница
  2. A XVIII 2 страница
  3. A XVIII 3 страница
  4. A) Бесплатное ведение процесса и предоставление защиты
  5. Annotation 1 страница
  6. Annotation 1 страница
  7. Annotation 10 страница
  8. Annotation 11 страница
  9. Annotation 12 страница
  10. Annotation 2 страница
  11. Annotation 2 страница
  12. Annotation 3 страница

Человек Разумный — единственный биологический вид на Земле, который забирает из природы не только готовый продукт потребления, но и сырьё, из которого он производит продукт, непосредственно им потребляемый. Процесс развития культуры сопровождается абсолютным и относительным увеличением объёмов сырья в совокупном продукте, который Человек Разумный забирает из природы. С какого-то этапа основой существования человечества стало не собирательство готового продукта потребления, а его производство в обществе из сырья, взятого в природе.

Развитие производства в обществе привело к возникновению общественного объединения[26] личностного специализированного труда. Общественное объединение труда до настоящего времени является основой жизни, как национальных обществ, государств, так и всего человечества.

Главная черта этого социального явления — профессионализм, то есть систематическое, с предсказуемым уровнем качества, изполнение людьми определённых узкоспециализированных видов деятельности в общественном (а не технологическом, пооперационном) разделении профессионализма. Традиционное для “публицистики” разделение труда на труд умственный и труд физический в принципе не характеризует общественное объединение труда. Кроме того, в любом виде деятельности сочетаются труд умственный (первенствующий) и труд физический; бездумны только автоматы. Общественное разделение профессионализма в общественном объединении труда — это выделение прежде всего профессиональной управленческойдеятельности, без которой невозможна непосредственно производительная профессиональная деятельность ни в сфере материального производства, ни в сфере духовного и интеллектуального производства (наука, искусства и другие сферы обработки информации); без каждой из этих сфер невозможно существование нынешней цивилизации. Развитие общественного объединения труда — это дальнейшее дробление и специализация профессий, рост минимального квалификационного уровня, начиная с которого общество признает профессионализм человека, перестав считать его неучем-дилетан­том, занятым не своим делом.

Интегральной характеристикой общественного объединения труда, разсматриваемого безотносительно к другим социальным и природным явлениям, является уровень производительности общественного труда (в сферах материального производства и обработки информации), который зависит не только от уровня производительности индивидуального труда в них, но и от качества управления частными видами деятельности в общественном объединении труда. На определённом этапе развития общества темпы роста производительности общественного труда начинают определяться качеством управления частными видами деятельности в общественном объединении труда, поскольку темпы роста производительности индивидуального труда становятся зависимыми от успехов или неудач фундаментальных и прикладных научно-технических изследований, проводимых обществом в целом.



История нынешней культуры — прежде всего история общественного объединения труда, вызвавшего и классовое разслоение общества. Труд управленческийи труд непосредственно производительный в сферах материального и духовного производства качественно разнородны.

Личностный фактор проявляется как талант и в сфере материального производства, и в сфере духовного производства, и в сфере управления. Всякий талант уникален. Но индивидуальный производительный труд редко когда оказывается трудом общественного в целом уровня значимости. Его уникальность может обрести такую значимость в глазах общества в весьма отдалённое от жизни труженика время. Управленческий труд в общественном объединении труда неизбежно, начиная с какого-то уровня в иерархии социальной организации, оказывается трудом в целом общественного уровня значимости уже в период осуществления человеком управленческой деятельности, поскольку он определяет жизненные обстоятельства для множества людей. Так всё общество оказывается в зависимости от довольно узкого круга управленцев общественного в целом (государственного) уровня значимости. При этом зависимость одних может порождать безответственность других по отношению к ним. Управленческая деятельность такого уровня, кроме таланта, требует опоры на многие знания из самых различных областей теории и практики, накопленные не одним поколением. Поэтому в сфере управления общественного в целом уровня значимости обладание и опора на Знание многих поколений первенствует над необученным талантом, способным к самостоятельному разкрытию необходимого ему прикладного знания, если разсматривать социальный процесс в длительном развитии, охватывающем жизнь нескольких поколений.

Общественное объединение труда (фактор социальной организации), инстинкт самосохранения и родительские инстинкты (факторы биологические) в условиях низкого уровня производительности общественного труда при смене поколений породили классовое разслоение общества. На ранних стадиях развития общества низкий уровень производительности общественного труда не позволяет обеспечить реально одинаковую доступность всего накопленного обществом Знания выходцам из всех семей и кланов общества. Общественная необходимость сохранения носителей Знания вела к тому, что управленческая деятельность в этот период обеспечивала более высокий уровень личной безопасности и меньшие затраты физических сил, чем непосредственно производительная. Эти обстоятельства, переломившись через лень и ОБЩЕЖИВОТНЫЕ инстинкты родительской “любви” и самосохранения, со сменой поколений привели к формированию “элиты”, обладающей монополией на доступ к Знанию, из среды которой из поколения в поколение черпаются управленцы общественного в целом уровня значимости. Классовое разслоение общества сопровождалось выделением управленческих структур — государственного аппарата, кадровой базой которой стала “элита”.

То, что не принадлежит к “элите”, в её глазах является быдлом, чернью, толпой. Это даёт возможность назвать такую социальную систему толпо-“элитарной”. Кавычки в последнем слове отмечают отсебятину прежде всего “элиты” в проведении “границы” между собой и “чернью”. Осознание своей принадлежности к “элите” либо к “черни” всегда ложно. В силу самых различных причин (от нехватки свободного времени до изощреннейших приёмов, не брезгующих вторжением в психику) оттеснения от Знания, право на обретение которого всем гарантируется законодательством, трудящиеся производительно (и умственно и физически) классы лишены доступа к Знанию и не могут заменить “элиту” в сфере управления без того, чтобы в случае устранения прежней “элиты” не произошла потеря качества управления на весьма продолжительное время. Квалифицированных, но неугодных управленцев можно организовать в бригаду ассенизаторов, сослать на галеры т.п.; управленцы справятся, а общество в целом от этой акции в своём развитии не остановится. Но квалифицированные ассенизаторы, каторжные галерники, научно-тех­ни­ческая и “творческая” интеллигенция не могут без обретения соответствующего теоретического знания и практических навыков заменить управленцев ни общегосударственного, ни низших уровней значимости без того, чтобы всё общество не сотряслось от их правежа. Примером чему явилась как “перестройка”, так и прошлые революции.

Развитие общества и объединение личностного труда в нём требует поддержания устойчивого качественного управления на всех уровнях социальной и государственной организации. Это является основой роста производительности труда. Устойчивый рост производительности общественного труда изменяет качество жизни (социальную организацию, общественный строй), повышает уровень жизни и степень уверенности в завтрашнем дне всех членов общества, но в разной мере. С этим “в разной мере” и связано понятие об эксплуатации человека человеком и понятие о социальной справедливости.Последнее многие стали называть “социальной завистью”, дабы усыпить собственную совесть, хотя зависть тоже встречается. Уверенность в завтрашнем дне большинства населения — важнейшая характеристика общества, создающая условия для его совершенствования на пути к социальной справедливости. Когда изчезает уверенность в завтрашнем дне, это означает, что по отношению к большинству общества реально властные творят несправедливость. При этом общество духовно деградирует вне зависимости от роста его материального благополучия.

Социальная несправедливость возникает как порождение главным образом двух явлений. Во-первых, правящая “элита” — умышленно или бездумно — стоит навседозволенности в отношении остального общества, в основе которой лежат завышенные самооценки свойственного ей массового скудоумия, нахватавшегося каких-то знаний и практических навыков больше, чем основная масса населения. Поэтому “элита” возпринимает не-“элиту” в качестве второ- и третьесортных людей, с которых хватит и того, что она оставит им после удовлетворения потребностей своей разточительнойскупости.

Во-вторых, общественное объединение труда — это и обмен продуктов разнокачественных частных видов деятельности в соответствии с общественными потребностями и развитием культуры. В этом продуктообмене участвует и продукт управленческого труда: качество управления (уровень и динамика общественного потребления в разных социальных группах — одна из сторон качества управления) и средства его обеспечивающие. Все продукты в продуктообмене имеют цены, хотя бы скрытые от глаз общества, например, в “накладных разходах”. Поскольку большинство общества, лишённое Знания, зависит от монополии образованной “элиты” на обеспечение качества управления достаточно высокого уровня, то “элита” реализует свои “элитарные” амбиции, предъявляя обществумонопольно высокую цену на продукт управленческого труда.

Первичная монополия “элиты” на Знание делает возможным установление ею вторичной монополии на более высокий уровень потребления в семьях, принадлежащих сфере управления. “Эли­тарная” вседозволенность переводит возможность монопольно высоких цен, обусловленную монополией на Знание в реальность жизни. Монополия на Знание и производнаяот неё монополия на высший уровень жизни могут быть узаконены в большей или меньшей степени. В зависимости от этого “социология” классифицирует общественно-экономические формации: рабовладение, феодализм, капитализм, “социализм”, но очевидно, что кроме толпо-“элитаризма”под разными названиями в истории нынешней глобальной цивилизации ничего не было.

Поскольку в общественном объединении труда участвуют все классы, но только “элита” диктует обществу монопольно высокую цену за продукт своего труда, то все ею обделенные возпринимают это какэксплуатацию человека человеком, т.е. социальную несправедливость, которую вынуждены терпеть потому, что устранение прежней “элиты” приведёт к падению качества управления на срок, необходимый для становления нового управленческого корпуса. Этот срок соизмерим с продолжительностью жизни человека, что собственно и вынуждает массы терпеть “элиту”, дабы не впасть в ещё худшие жизненные условия, может быть, до конца своей жизни. Но массы “черни” могут и не вытерпеть… В термине же “эксплуатация человека человеком” скрыта монопольно высокая цена на продукт управленческого труда; реже — иная монопольно высокая цена. Монопольно высокая цена — реакция злонравия — себялюбия за счёт других, осознанного или бездумного — на возникновение дефицита. Естественный дефицит — порождение стихийных бедствий, ущерб от которых не удаётся предотвратить, крайне редок. В большинстве же случаев дефицит, порождающий монопольно высокую цену, сам порождение себялюбия, в котором выражается предумышленная или бездумная вседозволенность по отношению к другим, ставшая массовым общественным явлением. Все разговоры “об умении жить” (за счёт других) — просто наглая демагогия, скрывающая механизм создания искусственного дефицита на продукты и услуги и извлечение монопольно высокой прибыли за счёт чьей-то убыли.

* * *

Однако надо заметить, что паразитирующий люмпен всех общественных классов обычно больше всех и громче всех кричит о “социальной справедливости”, “правах человека”, “демократии” и т.п. Это же касается и международных отношений: США, Израиль, Западная Европа, грабящие “третий мир” за счёт неэквивалентного обмена, основанного на монопольно высоких и монопольно бросовых ценах в глобальном объединении труда, больше всех обеспокоены “справедливостью”, “демократией”, “правами человека”, “свободой личности” и т.п.

* *
*

Анализ глобального исторического процесса показывает, что в его ходе произходила концентрация управления производительными силами человечества. Эта концентрация управления произходит и в настоящее время при поддержании толпо-“элитарного” образа жизни общества “элитой” во всех регионах планеты. И в настоящее время прослеживается тенденция к построению глобальной толпо-“элитар­ной” социальной системы, опирающейся на глобальное общественное объединение труда, подчинённое единому межрегиональному центру управления.

Относительно самостоятельные центры управления в ходе конкуренции между собой более-менее осознано были вынуждены открывать доступ ко всё более высокому образованию всё более широким слоям общества. Это создало социальную основу для разширения “элиты”, из которой черпались кадры для управленческого корпуса общественного в целом уровня значимости. Социальная база менеджеров шире, чем буржуазия; буржуазия шире, чем служилое дворянство; дворянство шире, чем родовитая титулованнаязнать (и существительное иглагол: язык сам говорит, что лежит в основе власти); аристократия шире, чем социальная база высших посвящённых (знахарей — якобы жречества).

Семьи “элиты” подчинены общебиологическим статистическим закономерностям, отражающим вероятностную предопределённость, как и все прочие. Поэтому на тысячу детишек,способных обдуманно освоить знания, в семьях наследственной “элиты” приходится ничуть не больше, чем в других социальных группах, зато вседозволенность и “элитарные” амбиции усваиваются бездумно и легко. Вследствие этого “элита” в ходе исторического процесса не в состоянии поддерживать общественно необходимую численность управленческого корпуса, чья квалификация позволяет обеспечить общественно признанное высокое качество управления. И процесс разширения социальной базы сферы управления идёт вопреки “элитарным” амбициям и мнению, что “чумазый” не может того или этого… Илья Муромец, М.В.Ло­мо­но­сов, М.В.Фрунзе, И.В.Сталин, Г.К.Жуков и другие выходцы из “чер­ни” на протяжении всей истории доказывают систематически: могут и больше, чем наследственная, кастовая “элита”. Генеральный штаб послереволюционной России, состоявший в основном (благодаря своевременной чистке 1937 — 1940-х годов) из бывших крестьянских детей, на голову разбил во время второй мировой войны прусский “элитарный” генеральный штаб фашистской Германии.

Общественная необходимость в повышении качества управления в дальнейшем неизбежно ведёт к разширению социальной базы сферы управления до границ всего общества путём предоставления реально равного, а не декларируемого доступа к сколь угодно высокому образованию выходцам из всех социальных групп.

Однако это ведёт только к устранению узаконенной наследственной “элиты”, но не разрушает толпо-“элитарной” структуры общества, поскольку “элита” — это образ жизни, мировоззрение, хранимое кланами; а кланы — это мафия. В толпо-“элитарной” социальной системе фактически имеется одна рыхлая толпа и в ней иерархия мафий — клановых систем, помыкающих иерархически низшей толпой, но которые допускают в свои ряды и новичков, ранее к ним не принадлежавших, если те достаточно настойчивы в своём “элитаризме”. “Эли­тар­ное” самосознание и самосознание мафиози проявляются в одном, общем для них:в организованной вседозволенностипо отношению к окружающим, — разница только в правилах “хорошего тона” при осуществлении вседозволенности или же их отсутствии.

“Элита” — тоже толпа, единственно допущенная к образованию, вследствие чего возомнила себя элитой, но ещё более безответственная, чем народные массы, которые она считает толпой. “Мафия” в буквальном смысле слова — якобы не существующая социальная категория. В толпо-“элитарном” обществе некоторые мафии предумышленно поддерживают толпо-“элитарную” организацию общества, в большей или меньшей степени, блокируя интеллектуальную деятельность толп, не принадлежащих к мафии, и развращая общество благословением принципа вседозволенности. Какое-то представление об этом мафии всегда имеют, что проявляется в презрении мафии к “безмозглой толпе”. Но в силу иерархичности мафий сама мафия может быть безмозглой толпой по отношению к более “эли­тар­ной” мафии, которой в свою очередь помыкает другая, более активная в каких-то аспектах интеллектуальной деятельности мафия, стоящая, как и все предъидущие, на вседозволенности.

В.Г.Белинский дал определение толпы как собрания людей, живущих по преданию и разсуждающих поавторитету. Общность преданияявляется фактором социальной организации, сплачивающим толпу воедино и позволяющим управлять ею через авторитеты предания, вождя-основоположника, вождей-наслед­ни­ков и верных толкователей. Предание может быть сколько угодно преднамеренно и непреднамеренно изолгано по сравнению с тем, что было и есть в жизни на самом деле. Разные предания сплачивают разные толпы и позволяют отличать заведомо леворадикальные толпы от псевдоправых; реальные правые — не толпа, а думающая соборность. Разрушение авторитета предания или самого предания обращает толпу — всё бездумное и превозносящееся в самомнении о своей интеллектуальной мощи — в сброд— далее это строгий термин, если толпа не начинает разсуждать самостоятельно посо-вести, соборно. “Разсуж­дение” по авторитету — интеллектуальное иждивенчество — главное качество толпы. В нём проявляется стремление толпы жить чужим умом и готовыми рецептами, которые раздают подсунутые ей авторитеты. Своим умом решать свои же проблемы — жить по-людски — толпа не желает и, разочаровавшись в одних вождях, немедленно начинает ожидать новых авторитетных вождей. Благодаря своему бездумью толпа следует за вождемстрастно, т.е. безответственно, неусомнительно веря в правоту вождя. Это порождает бездумную вседозволенность толпы. Мафия, стоящая на предумышленной вседозволенности, представившая толпе вождя и пасущая его, фактически ведёт толпу за вождем-провокатором куда ей угодно, даже на убой не за понюх табаку. Также бездумно толпа участвует в общественном объединении труда, неинтересуясь ответственно в нём ничем, даже своим частным делом. Это даёт возможность организовать толпу или сброд в структуры некоего разобщённого, дезинтегрированного биоробота, в составе которого толпа способна и к созиданию, и к разрушению, к добру и ко злу. Но созданное таким образом — непрочно потому, что не выстрадано ни умом, ни сердцем созидателей и не передано уму и сердцу потомков и не осознано ни как добро, ни как зло. Находясь в структурах дезинтегрированного биоробота, программа действий которого размещена в памяти множества бездумных по совести людей, толпа не перестаёт быть толпой ни в парламентах, ни в профсоюзах, нигде.

Толпо-“элитарная” система — иерархия парных отношений типа “это не твоего ума дело!”, “знай своё место!” (об этом обычно напоминают другим те, кто сами не видят своего реального места) — “я человек маленький”, “наше дело — телячье”, связывающих подавляющее большинство членов общества. То есть толпо-“эли­таризм” существует благодаря общественно признанным вседозволенности меньшинства и праву для всех на бездумность и безчувственность к произходящему вокруг.

А.Гитлер выдвигал тезис о необходимости для нации обеспечить возможность любому расово чистому талантливому ребёнку получить такое высокое образование, какое он только может освоить. Это в перспективе вело к разширению социальной базы сферы управления до границ нации, но не устраняло толпо-“элитар­ной” организации даже национального общества, не говоря уж о том, что деление на расовочистых и расовонечистых порождало ещё более жёсткий толпо-“элита­ризм”. Даже в пределах национального общества этому сопутствовал «тоталитаризм» — крайняя форма толпо-“элитаризма”, открытый абсолютизм мафии, пасущей вождя, прямо заявляющий о том, что всё общество, кроме вождя (монарха) — толпа, “чернь”; всё это правда, но умалчивается только о том, что “вождь” — марионетка мафии. Но бывает в истории, что мафия, по ошибке, вместо марионетки даёт толпе и настоящего вождя.

Толпо-“элитарное” общество гарантировано предумышленно приводится к тоталитаризму максимум в течение десяти лет, и благонамеренная “интеллигенция” ошибается в невозможности повторения чрезвычайки или гестапо, как ошибалась “интел­ли­генция” XIX века в невозможности повторения прелестей инквизиции. Ошибающаяся “интеллигенция” — никчемна.

Признание обществом допустимости вседозволенности, лежащей в основе толпо-“элитаризма”, — болезнь духа, болезнь мировозприятия и мировоззрения. Она не позволяет людям освоить генетически обусловленный потенциал развития, прежде всего интеллектуальный, поскольку слишком многое признается “не их ума делом”, или стремлением “влезть со свиным рылом в калашный ряд” и т.п. Это — главная опасность, которую представляет для человечества господство толпо-“элитаризма”, так как потенциал человечества — ведущий фактор планетарной локализации в глобальном эволюционном процессе биосферы, объемлющем глобальный исторический процесс, в котором интеллект человека — ведущий фактор развития культуры.

Человечество — биологический вид, и судьба его может быть только такой, как и у других биологических видов: либо это тупиковый путь эволюции — и тогда смерть человечества, весьма мучительная; либо продолжительное существование, в ходе которого человечество изчерпает свой генетически обусловленный потенциал развития и займет устойчивое место в биосфере, создав условия для её дальнейшей эволюции; либо изчезнет, выполнив возложенную Свыше на него миссию.

Толпо-“элитарная” организация неизбежно ведёт к самоуничтожению современной культуры, возможно, вместе с самим человечеством “разумным” и с разрушением современной биосферы и даже более того. Механизм этого самоуничтожения прост и без ядерной войны.

Гармония биосферы — это гармония поедания одних другими. В ней ни один биологический вид не может потреблять больше, чем ему обеспечивает продуктивность биосферы и процессы обмена веществом и энергией между биосферой и “неживой” природой. Фактор ограниченной продуктивности биосферы по всем её пищевым цепям, подчинённый энергетическим и информационным ритмам Космоса, поддерживает колебания численности всех видов организмов в некоторых пределах, необходимых для устойчивости эволюции. Наиболее прожорливые и сверх меры плодовитые популяции истребляются голодом и внутривидовой конкуренцией. К этому остаётся добавить, что ни одна особь ни одного вида не может превысить меру сытости и взять из природы больше чем ей жизненно необходимо. Уровень потребления и перечень потребностей особей любого вида в расчёте на весь их жизненный цикл постоянны в статистическом смысле.

Предпосылки к изменению ситуации возникли с появлением Человека Разумного: перечень его потребностей изменялся в ходе исторического процесса. Человек — единственный вид в биосфере, который сам определяет некоторую часть своего перечня потребностей и сам выбирает меру и способы изъятия из природы признанных им необходимыми для жизни веществ и энергии. Причём делать он это может либо обдуманно ответственно, либо изходя из обдуманной или бездумной вседозволенности.

И ситуация качественно изменилась, когда с XIX века человеческая культура, изходящая из общественно признанной вседозволенности правящей “элиты”, стала решающим фактором планетарной локализации, оказывающим давление, разрушительный гнёт на биосферу Земли, частью коей является сам человек. В толпо-“элитарных” социальных системах действительно как массовое явление в общественном мировоззрении существует социальная зависть к потребляющим больше реальных и мнимых благ и обладающим временем, которое они вольны изпользовать по своему усмотрению, а не подневольно. В общественной деятельности эта зависть выливается в неразборчивость в средствах в ходе гонки потребления без ограничений всего и вся. Вся толпа, участвующая в этой гонке — и “элита”, и “чернь”, — бездумно следуя безудержным капризам моды и ориентации на первенство чувственных наслаждений без меры в жизни “человека”, безсмысленно перемалывают в ней человеческие (мате­ри­альные и духовные), а также природные ресурсы.

Перечень “насущных”, “жизненно необходимых” потребностей “пра­­вящей” “элиты”, лидирующей в гонке потребления,всегда превозходит достигнутый обществом уровень производства. Бедолага Мальтус не понял роли толпо-“элитаризации” в явлении опережающего роста потребностей общества по сравнению с его производительными возможностями и породил “мальтузианство” — теорию о “лиш­них людях”, и поныне лежащую в основе международной политики предоставления “помощи” слаборазвитым странам в форме экономического геноцида со стороны США и ООН; кроме того, основное условие “помощи” — государственное ограничение рождаемости, хотя Мальтус мог бы заметить, что первобытнообщинные социальные системы, лишённые толпо-“элитарного” разделения, устойчиво существуют тысячелетиями, находясь в экономическом и экологическом равновесии с природой, пережив не одну окрестную “высокоразвитую” цивилизацию. Они обладают внутренней гармонией, не знают многих болезней, от которых страдают их цивилизованные соседи. И если эта гармония не вполне понятна их “цивилизаторам”, то вполне устраивает “дикарей” и не представляет близкой угрозы ни для человечества, ни для биосферы.

Гонка потребления в толпо-“элитарной” системе — внутривидовая конкуренция на уничтожение слабых, как и любая другая внутривидовая конкуренция в биосфере. Поэтому в ней выживают наиболее сильные и безжалостные человекоподобные хищники и паразиты и люди, поднявшиеся в одиночку или сообща из толпы до человечности, на дальнейшее развитие которых закономерности, свойственные животному миру, уже не оказывают решающего влияния.

Такие явления, как рабство, крепостное право, сословный строй в условиях толпо-“элитаризма” сдерживали гонку потребления, жёстко ограничивая возможности “низов” общества приобщиться к “элите”, потребляющей по неуёмной потребности, но капитализм снял эти ограничения, поскольку это абсолютно торговый строй, а деньги в нём не пахнут и сметают всё на своём пути (вопрос только в их количестве и кому и как сунуть в лапу), они могут смести и капитализм, и его “демократию” гражданского общества. По этой причине толпо-“эли­тар­ное” человечество, освободившись от сдерживающих факторов сословного строя, от всех животных биосферы отличается всего лишь одним: оно в принципе ненасытно и потому антиприродно(в терминологии материализма) и осатанело(в более полной терминологии религий).

Эта осатанелость обращает научно-технический “прогресс” в орудие изощреннейшего самоубийства человечества, поскольку ускоряет “прогресс” сверх меры безопасности планеты. Толпо-“элитарная” техно-кратическая (т.е. подвластная, подневольная неуправляемому ею развитию техники) цивилизация ненасытна в принципе в потреблении материальных и нематериальных благ в угоду не более чем сиюминутному сладострастию безмозглых, охочих до чувственных наслаждений или “общественного признания” (паблисити). По отношению к биосфере она является интеллектуально вооружённым паразитом-самоубийцей. Паразит-самоубийца убивает того, на ком он паразитирует и погибает при этом сам. Технократическая цивилизация имеет тенденцию по мере развития техники и роста её энерговооружённости нарушать устойчивое течение всё более и более обширных природных процессов, превышая меру безнаказанного потребления природных ресурсов.

Это не может вызвать к действию общеприродных факторов поддержания устойчивости Мирозданья. При сохранении таких тенденций и в будущем в худшем для человечества случае человечество вызовет глобальную экологическую катастрофу, в которой погибнет современная биосфера; в лучшем случае произойдёт катастрофа культуры без уничтожения биосферы, и придётся начинать строить культуру опять с обезьяньего “нуля”[27]. Локальные катастрофы толпо-“элитар­ных” культур уже неоднократно произходили в истории; так погибли цивилизации Вавилона, Египта, Рима и т.п. На сей раз катастрофа обещает быть глобальной. Последствия её будут страшными, даже если дело обойдется без эксцессов с оружием массового уничтожения, просто потому, что катастрофа культуры — устойчивая потеря самоуправления обществом на протяжении жизни нескольких поколений. В этом случае в технократической цивилизации рухнет общественное объединение труда и возпроизводство профессионализма и толпари, разучившиеся жить в безконфликтной гармонии со Вселенной и другими людьми, лишившись привычного им комфорта потребления и защиты от природы, обеспечиваемых социальной организацией и общественным объединением труда, на своей шкуре убедятся в том, что они — не люди, а человекоподобные самоеды и паразиты на теле Земли, не способные выйти из ситуации по человечности.

Вероучения религиозных культов говорят ещё об одной возможности выхода из этого глобального кризиса. Это Судный день: злочестивые — налево, праведные и чьи души ещё могут изцелиться — направо. Ангелы с огненными мечами наводят порядок, и, пока человечество не придёт в человечность, — прямое Богодержавие.

* * *

Но на все современные стенания человечества ответ дан ещё римским императором и философом Марком Антонином Аврелием (126 — 180 гг. н.э.): “Безумие думать, что злые не творят зла”.

И ещё:





Дата добавления: 2014-12-16; Просмотров: 165; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2018) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.158.194.80
Генерация страницы за: 0.007 сек.