Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Н.В. ПОШЕРСТНИК, М.С. МЕЙКСИН 4 страница





Помощь в написании учебных работ
1500+ квалифицированных специалистов готовы вам помочь

 

[190] Хотя понимание потребности как отражения в психике объективной нужды вошло в обиход психологической науки, следует отметить, что термин «отражение» употребляется в этом случае не совсем корректно, поскольку этот термин в гносеологии всегда связывается с отражением объек­тов внешнего мира и указывает на их предметные характеристики. По-видимому, более точным является следующее описание: отражение предмета потребности при соотнесении нужды с ее объектом превращает состояние нужды в потребность, а ее объект — в предмет этой потребности и тем самым порождает активность, направленность как психическое выражение этой потребно­сти. (Примеч. сост.)

 

[191] К. Левин правильно отметил двусторонний субъективно-объективный характер всякой потреб­ности, порождающей динамическую тенденцию.

[192] Русское слово «страсть», немецкое «Leidenschaft», французское «passion» связаны со страдани­еми вместе с тем выражают состояние напряжения и активности.

 

[193] Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 131.

 

[194] Понятие субъекта деятельности С. Л. Рубинштейн употребляет здесь как методологическое для психологии, тогда как в работах 20-х гг. оно было им раскрыто в своем философском содержании. Использование этого понятия в психологическом контексте позволяет выйти из отношений внутри деятельности, из ее внутренней структуры, поскольку личность как субъект деятельности включа­ется в различные системы отношений с миром, деятельность может занимать разное место веежизнедеятельности, а сама личность по-разному относится к той или иной деятельности. В этом случае сознание и сознательность выступают как качества действующей личности.

Личность характеризует комплекс потребностей, способностей, направленностей, интересов, це­лей, мотивов и т. д., а также тип используемых знаний, операций, общественных способов дей­ствия. Личность как субъект деятельности интегрирует свои потребности, способности, возможно­сти с условиями, требованиями деятельности.

В более широком смысле слова личность как субъект деятельности — это личность деятеля, или деятельная личность, т. е. качество действующей личности, способ самовыражения личности через деятельность, которое раскрывается прежде всего в контексте жизненного пути личности. (При­меч. сост.)



 

[195] В данном определении С. Л. Рубинштейна содержится характеристика способностей как через деятельность, так и через личностные образования, психические качества и свойства. В конце50-х гг. в дискуссии о природе способностей обсуждался более общий методологический во­прос — о детерминации психических явлений. В этой дискуссии С. Л. Рубинштейн, отдавая долж­ное (как и в данном труде) человеческой культуре, опыту, социальным требованиям и воздействи­ям, делал акцент на психологической природе способностей, складывающихся в активном процессе освоения мира субъектом, при этом психологический механизм формирования способно­стей он усматривал в обобщении психических процессов, с одной стороны, и отношений, с которы­ми имеет дело субъект в своей деятельности, — с другой. Тем самым оба — личностный и деятельностный — аспекта формирования способностей оказались связаны. Интересно, что идея о механизме обобщения как психологическом способе формирования новых структур была вы­сказана С. Л. Рубинштейном в «Основах общей психологии», но применительно к формированию характера. В конце 50-х гг. у него складывается представление об обобщении как механизме

формирования способностей, и тем самым способности и характер как свойства личности получа­ют единый принцип объяснения. (Примеч.сост.)

 

 

[196] Теплов Б. М. Способности и одаренность // Ученые запискиГос. науч.-исслед. ин-та психоло­гии. М., 1941. Т.П.

 

[197] Приводимый здесь фрагмент из более поздней работы С. Л. Рубинштейна — книги «Принципы и пути развития психологии» (М., 1959. С. 125—134), позволяет уточнить его теоретическую пози­цию, и, по-видимому,им лучше всего закончить раздел о теориях способностей. (Примеч. сост.)

[198] Мак-Даугалл У. Основные проблемы социальной психологии. М.,1916

[199] К проблеме мировоззренческих чувств С. Л. Рубинштейн обращается в своей последней работе «Человек и мир», где предлагает их концепцию как жизненных, связанных с обобщением жизни, чувств. (См.: Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. М., 1976). (Примеч. сост.)

[200] Говоря о «природе, ставшей человеком», С. Л. Рубинштейн цитирует положение из «Экономическо-философских рукописей 1844 года» К. Маркса. Впервые С. Л. Рубинштейн раскрыл мето­дологическое значение этого положения для психологии в своей программной статье «Проблемы психологии в трудах Карла Маркса», опубликованной в 1934 г., тогда он особо подчеркивал, что в понимании К. Маркса развитие общественного бытия происходит не как надстройка над приро­дой, а как ее глубокая перестройка (см.: Рубинштейне. Л. Проблемы общей психологии. М., 1973. С. 34—35). В последние годы своей жизни С. Л. Рубинштейн обращается к анализу этих рукописей, стремясь выявить систему взглядов раннего Маркса на философскую проблему чело­века. В результате С. Л. Рубинштейн дает следующую интерпретацию положению о соотношении природного и общественного. Природа выступает не только как преобразованная предметной деятельностью человека — «природа всегда остается и в своем первичном качестве собственно природы» (Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1959. С. 205). Эта интерпретация чрезвычайно существенна для понимания соотношения в психологии биологиче­ского и социального, природного и общественного, когда подчеркивание определяющей роли со­циального в развитии психики не должно вести к отрицанию роли природного в этом разви­тии. (Примеч. сост. )

 

[201] Wundt W. Volkerpsychologie:In 2 Bd. Leipzig,1904. Bd. I: Die Sprache. S. 90.

 

[202] Ibidem.

[203] Рубинштейн С. Л. Принцип творческой самодеятельности // Ученые записки высшей школы г. Одессы. 1922. Т. 2.

 

[204] Лурия А. Р. К анализу аффективных процессов: Дис. ... докт. психол. наук. М., 1937.

[205] Гельвеций К. А. Об уме. М.; Пг., 1917. Рассуждение III. Гл. VII.

[206] Маркс К„ Энгельс Ф. Соч. Т. 42. С. 164.

 

[207] Горький А. М. Детство // Полн.собр. соч.:В 30т. М., 1972. Т. 15. С. 29.

 

[208] К. Левин проанализировал эту проблему в своем учении о потребностях. Он подчеркнул, что возникновение у человека потребности всегда означает, что некоторый круг предметов приобрета­ет для него побуждающий характер. Это положение о двустороннем характере отношения между потребностью и предметом получило, однако, у Левина специфическое истолкование в духе общей его теории. Окружение представляется Левину «силовым полем», в которое включен человек. Все поведение его определяется динамическими соотношениями, которые в этом поле ситуации созда­ются независимо от сознательного отношения субъекта к происходящему. Но вместе с тем само силовое поле, к которому сведено окружение человека, представляется лишь проекцией его по­требностей и целиком психологизируется.

 

[209] Оневрологических предпосылках волевых расстройств см.: Иванов-Смоленский А. Г. Основ­ныепроблемы патологической физиологии высшей нервной деятельности человека. М., 1933.

 

[210] См.: Рибо Т. А. Память в ее нормальном и болезненном состоянии. СПб., 1894. С. 55.

[211] Piaget J. Le jugement moral chez 1'enfant. P., 1932. В этой книге Ж. Пиаже попытался просле­дить развитие у детей понимания правил и определить то место, которое эти правила занимают на различных стадиях развития детей.

[212] Напомним, что С. Л. Рубинштейн определяет психику как единство отражения, переживания и способности к регуляции действия и деятельности. Впечатлительность — исходная по уровню, первичная характеристика единства переживания и отражения.(Примеч. сост.)

 

[213] Уже здесь в понимании отдельных психических процессов и свойств С. Л. Рубинштейн подхо­дит к трактовке детерминации как опосредованному через внутренние условия внешнему воздей­ствию. Позднее обобщением этой трактовки станет выдвинутыйим принцип детерминизма как диалектики внешнего и внутреннего.(Примеч. сост.)

 

[214] Неопубликованные высказывания Е.Б. Вахтангова о театре //Советское искусство. 1937.

№25.

 

[215] В 60—70-х гг. в советской психологии утвердилось представление, согласно которому диффе­ренцируются динамическая и содержательная стороны психических процессов, а различие темпе­рамента и характера идет по линии этой дифференциации: темперамент — динамическая ха­рактеристика личности, а характер — содержательная. Под содержательным подразумевается объективный, предметный характер отношений, который обобщается или отражается личностью. Следует отметить, что С. Л. Рубинштейн отнюдь не разделял эту точку зрения: динамические тенденции он выявлял и на самых высоких уровнях личностной организации, например направ­ленность, а на низших уровнях — темпераментном, собственно эмоциональном — сразу связывал динамические тенденции с их предметной отнесенностью, не рассматривая их как формально-Динамические. (Примеч. сост.)

[216] С. Л. Рубинштейн рассматривает здесь происхождение характера как обобщение поступка, его мотивов и условий его осуществления; в соответствии с этим в более поздних работах он рассмот­рел механизм образования способности как обобщение психических процессов, свойств, благодаря этому процессу способность формируется как типичное для данной личности и одновременно отличающееся от способностей других людей образование. В известной мере в «Основах...» наме­чается и понимание чувств как обобщения преобладающих у данной личности эмоций, связанных со способом ее соотнесения с жизнью. Иными словами, С. Л. Рубинштейн на разных этапах своего творчества разрабатывает единую методологию теоретического объяснения ряда личностных об­разований. (Примеч. сост.)

 

[217] Известно, что в советской психологии нет единой точки зрения на соотношение личности и индивидуальности, личности и индивидуального в ней. Если, например, В. С. Мерлин максималь­но сближал понятия личности и индивидуальности, рассматривая личность как интегральную индивидуальность, то Б. Г. Ананьев считал индивидуальность высшим уровнем развития лично­сти. Основная теоретическая проблема здесь состоит в том, насколько существенны индивидуаль­ные различия, во-первых, и на каких уровнях личностной структуры они проявляются, во-вторых. Позиция С. Л. Рубинштейна по данному вопросу такова: он считает невозможным сводить инди­видуальное только к индивидуальным особенностям, проявляющимся, как известно, преимуще­ственно на природном, темпераментном уровне. Подчеркивание в личности роли внутренних усло­вий — их избирательности, специфичности, активности — по отношению к внешним есть прин­ципиальное введение принципа индивидуализации в самую сущность определения личности. Одновременно индивидуализация, т. е. особенное в личности, формируется в процессе взаимодей­ствия с внешними условиями — в индивидуальной истории личности. «С этим сочетается индиви­дуальная история развития личности, обусловленная соотношением специфических для нее вне­шних и внутренних условий. В силу этого одни и те же внешние условия (например, условия жизни и воспитания для детей в одной семье) по существу, по своему жизненному смыслу для индивида оказываются различными. В этой индивидуальной истории складываются индивидуаль­ные свойства или особенности личности. Таким образом, свойства личности не сводятся к ее индивидуальным особенностям. Они включают и общее, и особенное, и единичное. Личность тем значительнее, чем больше в индивидуальном преломлении в ней представлено всеобщее. Индиви­дуальные свойства личности — это не одно и то же, что личностные свойства индивида, т. е. свойства, характеризующие его как личность» (С. Л. Рубинштейн. Принципы и пути развития психологии. М., 1959. С. 119). Таким образом, С. Л. Рубинштейн определяет индивидуализацию не только как принцип, относящийся к низшим, природным уровням организации личности, не только как несущественные различия между людьми, но как проявляющуюся и на высших уров­нях ее структуры особенность личности, которая в каждом человеке находится в разном соотноше­нии с общим и типическим. Личность оказывается индивидуальностью в тем большей мере, чем сильнее она способна не только по-своему понять, преломить и т. д. типичное, но общественным образом выразить свою индивидуальность, реализовав ее в своих поступках, действиях, жиз­ни. (Примеч. сост.)

 

 

[218] В советской психологической литературе о роли отношений к различным сторонам становления характера (как в норме, так и в патологии) писал В. Н. Мясищев. Он определяет характер как индивидуально-своеобразный способ отношений. Делая понятие характера и личности централь­ным для всей системы психологии, В. Н. Мясищев и его сотрудники в своих работах стремятся показать, что в основе «функциональных проявлений личности (памяти, внимания и т. д.) лежат различия в направленности (прежде всего объективной или субъективной) и различия видов отношений, под которыми имеются в виду оценки, интересы, потребности и т. д.».

 

 

[219] Достоевский Ф. М. Записки из подполья// Полн. собр. соч.: В 30т. М., 1973. Т. 5. С. 174.

 

[220] Приводимый здесь фрагмент из более поздней работы С. Л. Рубинштейна — «Принципы и пути развития психологии» (М., 1959. С. 134—136), как нам кажется, не только раскрывает дальней­шую эволюцию его взглядов, но и удачно завершает раздел о характере. (Примеч. сост.)

 

[221] Уже в «Основах психологии» 1935 г. С. Л. Рубинштейн обращается к проблеме жизненного пути личности, давая одновременно позитивную и критическую оценку работы 1928 г. Ш. Бюлер, посвя­щенной проблеме жизненного пути личности как индивидуальной истории. Возражая против тези­са Бюлер, что личность в последующем жизненном пути есть лишь проект того, что заложено в детстве (хотя сама же Бюлер предлагала изучать жизненный путь как эволюцию внутреннего ми­ра личности), С. Л. Рубинштейн выдвигает идею о жизненном пути, с одной стороны, как некоем целом, с другой — как некоторых качественно определенных этапах, каждый из которых может благодаря активности личности стать поворотным, т. е. радикально изменить ее жизненный путь. Существенно то, что концепция жизненного пути личности, разработанная С. Л. Рубинштейном в данном труде и работе 1935г., позволила дать более широкое определение личности, чем те, которые сводили теорию личности к ее структурам и соотношению составляющих в них. К про­блемам уже не жизненного пути в строго психологическом смысле слова, но жизни как способа бытия человека в философском смысле С. Л. Рубинштейн обращается в своей последней работе «Человек и мир». Однако и здесь он раскрывает специфику человеческой жизни именно на индивидуальном уровне, т. е. применительно к личности. Тем самым реализуется определение личности через характеристику всей системы связей с внешним миром, через характеристику вы­бираемого ею, осуществляемого и утверждаемого способа существования. (Примеч. сост.)

[222] Rubinstein S. Eine Studie zum Problem der Methode. Marburg, 1914.

 

[223] Рубинштейн С. Л. Принцип творческой самодеятельности // Ученые записки высшей школы

г. Одессы. 1922. Т. 2.

 

[224] Рубинштейн С. Л. Принцип творческой самодеятельности // В его книге «Избранные философско-психологические труды». М., 1997. С. 438.

 

[225] Рубинштейн С. Л. Проблемы психологии в трудах К. Маркса // Советская психотехника. 1934. № 1.

 

[226] Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. М., 1973. С. 22—24.

История философии в СССР: в 5 т. М., 1985. Т. 5. Кн. I. С. 738.

 

[227]История философии в СССР: в 5 т. М., 1985. Т. 5. Кн. I. С. 738.

 

 

[228] Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. М., 1959. С. 250.

 

[229] Рубинштейн С. Л. Принципы и пути развития психологии. С. 249.

 

[230] Научный архив С. Л. Рубинштейна // Отдел рукописей Государственной библиотеки им В. И. Ле­нина. Фонд 642, ед. хранения 117.

 

[231] Там же.

 

[232] Рубинштейн С. Л. Проблемы общей психологии. С. 139—140.

 

[233] См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 46. Ч. 1. С. 476. 2 См.: Принцип развития в психологии. М., 1978.

 

[234] См.: Рубинштейн С. Л. // БСЭ. 3-е изд. М., 1975. Т. 22; Рубинштейн С. Л. // Философский энциклопедии, словарь. М., 1983 и 1989; Рубинштейн С. Л. // Большой энциклопедия, словарь. М.,1997.

 

[235] Рубинштейн С. Л. Основы психологии. М., 1935. С. 51.

 

[236] Первая из этих статей опубликована в 1944г. (см.: Леонтьев А. Н. Психологические основы дошкольной игры// Сов. педагогика. 1944. №8—9).

 

[237] Леонтьев А. Н. Деятельность. Сознание. Личность. М., 1975. С. 109.

 

[238] Там же. С. 105.

 

[239] См.: Абулъханова-Славская К. А. Деятельность и психология личности. М., 1980. С. 65 и далее;Брушлинский А. В. Субъект: мышление, учение, воображение. М.; Воронеж, 1996. С. 162 и далее, 359 и далее.

 

[240] ' См.: Рубинштейн С. Л. О мышлении и путях его исследования.М., 1958. С. 21—23.

 

[241] 2 Ярошевский М. Г. История психологии. М., 1985. С. 519.

 

 

[242] Плотников П. И. Очистить советскую психологию от безродного космополитизма // Сов. педа­гогика. 1949. № 4. С. 19.

 

[243] Рубинштейн С. Л. Вопросы психологической теории // Вопросы психологии. 1955. № 1.

 

[244] Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М., 1957. С. 57.

 

[245] Там же. С. 280-287.

[246] Рубинштейн С. Л. Бытие и сознание. М., 1957. С. 237—242.

 

[247] Рубинштейн С. Л. О мышлении и путях его исследования. М., 1958. С. 26.

 

[248] Рубинштейн С. Л. О мышлении и путях его исследования. С. 25—28, 51—52 и далее.

[249] Там же. С. 28.

[250] Рубинштейн С. Л. Основы общей психологии. М., 1940. С. 69—70.

[251] Там же. С. 339. Подробнее см. Психологическая наука в России XX столетия. М., 1997. С. 186—226 и далее.

 

[252] См.: Брушлинский А, В. Разработка принципа единства сознания и деятельности в эксперимен­тальной психологии // Психологический журнал. 1987. № 5.

Лурия А. Р., Леонтьев А. Н. Психология // БСЭ. М., 1940. Т. 47. С. 525.

С. Л. Рубинштейн предполагал в 1939 г. опубликовать второе издание своих «Основ психоло­гии» (1935), но это произошло лишь год спустя, и книга вышла под измененным названием «Основы общей психологии». Причина задержки, по его словам, была та, что К. Н. Корнилов с двумя Другими крупными психологами написали резко отрицательную рецензию на рукопись «Ос­нов...»1939г.

 

[253] Зинченко П. И. Проблема непроизвольного запоминания // Научные записки Харьковского гос. пед. ин-та иностр. языков. 1939. Т. 1. С. 153; его же. Непроизвольное запоминание. М., 1961. С. 118—123; Гальперин П. Я. Развитие исследований по формированию умственных действий // Психологическая наука в СССР: В 2 т. М., 1959. Т. 1. С. 441 —469; Будилова Е. А. Философские проблемы в советской психологии. М., 1972. С. 140—150 и далее; Эльконин Д. Б. Послесловие // Л. С. Выготский. Собр. соч.: В 6т. М., 1984. Т. 4. С. 394 и 402.

[254] Леонтьев А. Н. Вступительная статья// Л. С. Выготский. Собр.соч.: в бт. М., 1982. Т. 1. С. 41.

[255] См.: Перестройка психологии: проблемы, пути решения (круглый стол) // Вопросы психоло­гии. 1988. № 1.; подробнее см.: Дискуссия между А. В. Брушлинским и М. Г. Ярошевским // Психологический журнал. 1992. № 5. Там же. 1994. № 1.

[256] Именно эта статья «К критике метода тестов» была включена составителями в список трудов С. Л. Рубинштейна в 3-м издании «Основ общей психологии» (М. 1989, Т. II, с. 284). Однако потом в тайне от составителей и от издательского редактора А. М. Фединой уже в верстке кем-то была неожиданно произведена подмена вышеуказанного сборника «Против педологических из­вращений в педагогике» несуществующей книгой С. Л. Рубинштейна и И. Ф. Свадковского под тем же названием.

В тяжелейших условиях сталинского террора 1937 г. и после разгромного Постановления ЦК ВКП(б) «О педологических извращениях в системе наркомпросов» (1936) все пишущие в СССР статьи и книги были вынуждены хоть как-то учитывать это Постановление, объявившее педологию лженаукой. В названной статье Рубинштейн дал в основном чисто научный анализ действитель­ных недостатков тестологии, продолжая развивать свои идеи по этому поводу, высказанные им еще в его «Основах психологии» 1935 г. В данной монографии, опубликованной за год до Поста­новления ЦК ВКП(б), раскрывая не только сильные, но и слабые стороны тестов, Рубинштейн писал (с. 88): «Тест стандартен и статичен. Он стягивает весь процесс к одному моменту решения задачи, унифицированный для всех испытуемых. В кем не виден процесс, операция в ее диффе­ренцированном протекании». (Прим. сост.)

[257] В этой книге наряду со статьями и воспоминаниями о Рубинштейне опубликованы некоторые его рукописи и статьи. (Примеч. сост.)





Дата добавления: 2014-12-07; Просмотров: 230; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2022) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление




Генерация страницы за: 0.076 сек.