Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Annotation 13 страница





– А в чем было дело? – спросил Мактурк, рассеянно наклоняясь ко мне, чтобы поправить мой галстук.

– Да ничего особенного. Полковник доверил ему отвести на помывку двадцать не то солдат, не то погонщиков верблюдов, не то еще кого-то: это было под Суакином, и Сталки столкнулся с местными фуззи,[136] отойдя от границы на пять миль. Он мастерски отступил, успев уложить восьмерых. Он прекрасно знал, что не имел права уходить так далеко, поэтому он взял инициативу на себя и тут же отправил письмо полковнику, который с пеной у рта начал жаловаться, что ему «оказывают недостаточную поддержку в проведении операций». В общем, кончилось тем, что один толстый генерал орал на другого! Потом Сталки перевели в штаб корпуса.

– Это... очень... на него похоже, – раздался из кресла голос Абаназара.

– И ты тоже с ним сталкивался? – спросил я.

– О, да, – ответил он своим нежнейшим голосом. – Я застал конец этой... эпопеи. А вы что, ничего не знаете?

Мы ничего не знали: ни Мальчик, ни Мактурк, ни я, и вежливо попросили рассказать нам.

– Это было довольно серьезно, – сказал Терциус. – Пару лет назад мы попали в переделку в предгорьях Хай-Хиин,[137] и Сталки нас спас. Вот и все.

Мактурк посмотрел на Терциуса со всем презрением ирландца к немногословному англосаксу.

– Боже мой! – воскликнул он. – И вот ты и тебе подобные правят Ирландией. Терциус, тебе не стыдно?

– Ну, я не могу рассказывать слухи. Я могу только добавить, если кто-нибудь расскажет. Спроси его, – он показал на Дика Четверку, чей нос смешно торчал из пледа.

– Я знал, что ты не будешь рассказывать, – сказал Дик Четверка. – Дайте мне виски с содовой. Пока вы там купались в шампанском, я пил лимонный сок и аммонизированный хинин, и теперь у меня голова гудит как колокол.

Выпив, он обтер торчащие усы и начал, стуча зубами:

– Помните экспедицию в Хай-Хиин, когда мы задали им жару, двинув действующую армию; они даже не сопротивлялись? В общем, оба племени, которые создали против нас коалицию, сдались без единого выстрела, и куча волосатых негодяев, у которых власти над своими людьми было не больше, чем у меня, обещали и клялись выполнить массу разных вещей. И только на этом ничтожном основании, дорогой Киса...

– Я был в Симле, – быстро проговорил Абаназар.

– Неважно, все вы одним миром мазаны. На основании этих грошовых договоренностей ваши ослы из политического управления объявили, что мир восстановлен, и правительство, которое не может обойтись без глупостей, начало строить дороги по мере набора рабочей силы. Это-то помнишь, Киса? Остальные ребята, которые не участвовали в этой кампании, и не думали, что будут какие-то новые столкновения, стремились вернуться в Индию. Но я-то участвовал в паре стычек до этого, и у меня были свои сомнения. Я сделал так, summa ingenio, что меня назначили командующим дорожным патрулем, ничего нам копать было не нужно, а только изящно маршировать с охраной. Все войска были отведены, но от своего полка я сохранил ядро из сорока патанов,[138] главным образом рекрутов, и мы тихо сидели в главном лагере, пока рабочие ходили на строительство дороги, как было предписано политическим отделом.



– И песни распевали в лагере, – сказал Терциус.

– Мой молокосос, – так Дик Четверка назвал своего прапорщика, – был набожным существом. Он не любил петь песни, так что в конце концов свалился с пневмонией. Я бродил по лагерю и наткнулся на Терциуса, который болтал о своей должности второго помощника генерал-квартирмейстера, от которой он, бог знает почему, не отказался. В лагере было шесть-восемь человек из колледжа (мы всегда на переднем крае), но я слышал, что Терциус надежный парень и сказал ему, что ему надо плюнуть на свою должность и помочь мне. Терциус тут же согласился, и мы вышли на проверку дорожных работ: сорок патанов, Терциус и я. Группа Макнамары (помните старину Мака-Сапера, который отлично играл на скрипке в Амбале), группа Мака была предпоследней. Последней была группа Сталки. Он был в самом начале дороги с несколькими его любимыми сикхами. Мак надеялся, что с ним все в порядке.

– Да Сталки и сам сикх, – сказал Терциус. – Он, когда свободен, регулярно, по часам, водит своих людей молиться в Золотой храм в Амритсаре.[139]

– Не перебивай, Терциус. Это было километрах в шестидесяти за группой Мака, где я его обнаружил, и мои люди мне сказали осторожно, но твердо, что в стране готовится восстание. Что за страна, Жук? Я, слава богу, не художник слова, но ты мог бы назвать эту страну самым дном ада! Если мы не находились по горло в снегу, то нам нужно было спускаться в худы.[140] Якобы расположенные к нам местные, которые должны были обеспечивать рабочую силу для строительства дорог (помни об этом, Киса), прятались за камнями и стреляли в нас. Старая, старая сказка![141] Мы все бросились на поиски Сталки. У меня было ощущение, что его нужно прикрыть, и уже в сумерках мы обнаружили его и всю дорожную группу в старом каменном форте малотов со сторожевой башней в углу. Эта башня нависала на высоте около пятнадцати метров над дорогой, которую они прорубили в скале, а сбоку был обрыв глубиной примерно метров сто пятьдесят или двести, кончавшийся ущельем шириной примерно километр и длиной километра три. На другой стороне ущелья примерно на расстоянии выстрела были люди. Я постучал в ворота, протиснулся внутрь и споткнулся о Сталки, одетого в грязную окровавленную старую овчину; он сидел на корточках и ел вместе со своими людьми. Я видел его за три месяца до этого всего полминуты, но чувство было такое, будто мы расстались вчера. Он приветственно махнул мне рукой.

– Привет, Аладдин! Привет, Император! – сказал он. – Ты прибыл вовремя, как раз к началу представления.

Я обратил внимание, что его сикхи выглядят изрядно потрепанными.

– А где твой командир? Где твой прапорщик? – спросил я.

– Здесь... во всяком случае то, что осталось, – ответил Сталки. – Если тебе нужен молодой Эверетт, то он мертв, а тело его находится в сторожевой башне. На нашу дорожную группу напали на прошлой неделе: убили его и еще семерых. Мы пять дней были в осаде. Я думаю, что тебя пропустили специально. Вся страна бунтует. Сдается мне, что ты попал в первоклассную ловушку, – он усмехнулся, хотя ни я, ни Терциус ничего смешного в этом не находили.

У нас не было запасов еды для наших людей, а у Сталки оставалось пайка для его людей на четыре дня. И все это произошло из-за тупых политиков, Киса, которые уверяли, что население относится к нам дружественно.

А чтобы нам стало совсем хорошо, Сталки отвел нас в сторожевую башню посмотреть на тело бедняги Эверетта, лежащее на снегу. Он был похож на девочку лет пятнадцати... ни единого волоска на лице. Он был убит выстрелом в висок. Но малоты оставили на нем свой след. Сталки расстегнул его китель и показал странный шрам в форме серпа на груди. Помнишь его запорошенные снегом брови, Терциус? Помнишь, как Сталки подвинул лампу, и на секунду показалось, что он живой?

– Д-да, – сказал Терциус, содрогнувшись. – Помнишь лицо Сталки, ноздри раздуваются, он так выглядел, когда издевался над малышней? Очаровательный вечерок был.

– Мы собрались на военный совет прямо там, над телом Эверетта. Сталки сказал, что племена малотов и хай-хиинов прекратили свои междоусобные кровопролития и стали воевать с нами. Те люди, которых мы видели на той стороне ущелья, были хай-хиины. Они находились от нас на расстоянии выстрела, то есть чуть меньше километра; они построили хунгары,[142] чтобы спать там и ждать, пока нас выгонит голод. Малоты, сказал он, были рассеяны где-то впереди. За фортом было открытое пространство, иначе они добрались бы и туда. Сталки сказал, что малоты беспокоят его гораздо меньше, чем хай-хиины. Он сказал, что малоты предатели. Чего я не мог понять, так это – почему две банды не могут объединиться и вместе напасть на нас. Их должно было быть не менее пятисот человек. Сталки сказал, что они не очень доверяют друг другу, потому что они у себя на родине потомственные враги, и единственный раз, когда они пытались напасть, он смог спровоцировать взаимные обвинения, и это их немного охладило.

Было уже темно к тому времени, как мы закончили совет, и Сталки, спокойный как всегда, сказал: «Теперь ты принимай командование. Надеюсь, ты не будешь возражать, если я предприму некоторые действия, которые сочту необходимыми для пополнения запасов форта?» Я ответил: «Конечно нет», а потом погасла лампа. Поэтому мне и Терциусу пришлось спуститься по ступеням башни (мы не хотели оставаться с Эвереттом) и вернуться к своим людям. Сталки исчез... ушел подсчитывать запасы, как я думал. В общем, мы с Терциусом остались дежурить на случай нападения (они часто стреляли по нам), сменяя друг друга до самого утра.

Наступило утро. Сталки нет. Никаких признаков жизни. Я поговорил с его старшим офицером из местных – благородного вида пожилым человеком с седыми бакенбардами – Раттон Сингх из Джалан-дхара.[143] Он только ухмыльнулся и сказал, что все в порядке. Сталки до этого уже дважды покидал форт. Он сказал мне, что Сталки вернется невредимым, и дал понять, что Сталки неуязвим, – некоторым образом гуру. Тем не менее я посадил всю команду на половинный паек и приказал им сидеть у бойниц и смотреть. Весь день была пурга, и противник прекратил стрельбу. Мы ответили тем же, поскольку нам очень не хватало боеприпасов. Мы делали примерно пять выстрелов в час, но главным образом мы берегли людей. И во время разговора с Раттоном Сингхом, я увидел, как Сталки спускается со сторожевой башни, у него были опухшие глаза, а овчина покрыта ледяной коркой кроваво-красного цвета.

«Не доверяю я этому снегу, – сказал он. – Я тут выскочил ненадолго, чтобы узнать, что можно достать для тебя. Сейчас между хай-хиинами и малотами возникли трения».

Я послал Терциуса с двадцатью патанами, и они пробрались по снегу до некоего подобия лагеря метрах в двухстах от форта, у костра было всего несколько человек и полдюжины овец. Они прикончили мужчин, забрали овец и зерна столько, сколько смогли унести. Похоже, что вокруг никого не было, только густо валил снег.

«Совсем неплохо, – сказал Сталки, когда ужин был готов, и он приступил к бараньему кебабу с шомпола. – Нет смысла рисковать людьми. В начале ущелья идут переговоры между хай-хиинами и малотами. Думаю, едва ли коалиция принесет им пользу».

– И знаете, что сделал этот сумасшедший? Мы с Терциусом потихоньку заставили его рассказать. Под сторожевой башней было подземное зернохранилище, и когда пробивали дорогу, Сталки пробил дыру с одной стороны этой башни для себя и положил тело бедного Эверетта прямо на лестнице, которая вела из сторожевой башни к этому проему. Ему приходилось каждый раз отодвигать и укладывать на место труп, когда он пользовался этим проходом. Сикхи, конечно, и близко не подходили к этому месту. Затем как-то ночью во время снегопада он спустился по обрыву, добрался до самого дна расщелины, пересек вброд нуллу,[144] которая наполовину замерзла, забрался вверх по тропинке, которую он разыскал, и вышел к правому флангу хай-хиинов. После этого – послушайте! – он перелез через бруствер, который шел параллельно их линии расположения, и вышел слева туда, где ущелье сужается и где между лагерями малотов и хай-хиинов есть постоянная тропа. Это было около двух часов ночи, и, как оказалось, один человек заметил его... из хай-хиинов. Поэтому Сталки его тихо убрал и оставил у него на груди метку малотов, такую же как и у Эверетта.

«Я старался вести себя как можно тише, – сказал нам Сталки. – Если бы он закричал, меня бы убили. Я уже один раз такое делал, но на этой тропе я был впервые. Знаете, это очень практично для пехоты».

– А как это случилось в первый раз? – спросил я.

«А, это случилось на следующую ночь после убийства Эверетта; я отправился искать пути отступления для своих людей. Меня обнаружил человек. Я убрал его privatim[145] – задушил. Но поразмыслив, я решил, что если бы я мог найти тело (я столкнул его со скеалы), то мог бы оставить на нем метку малотов для хай-хиинов, а выводы пусть они делают сами. Поэтому на следующую ночь я все и проделал. Хай-хиины были ошеломлены этими двумя наглыми подлыми актами насилия после того, как они решили прекратить междоусобное кровопролитие. Я лежал за их бруствером рано утром и следил за ними. Они все собрались на совет у входа в ущелье. Они ужасно разозлились. Неудивительно».

– Знаете, как Сталки обычно говорит, роняя слова по одному.

– Боже! – бурно отреагировал Мальчик, когда до него дошла вся глубина этой стратегии.

– Потрясающе! – восторженно проурчал Мактурк.

– Сталки был верен себе, – сказал Терциус. – Вот и все.

– Нет, – сказал Дик Четверка. – Ты не помнишь, как он говорил, что только испытывает свою удачу? Не помнишь, как Раттон Сингх выразил свое почтение, упав перед ним в снег, и как кричали наши люди.

– Никто из наших патанов не верил, что это была всего лишь удача, – сказал Терциус. – Они убеждены, что Сталки должен был родиться индусом... А помнишь, как чуть не завязалась драка в форте, когда Раттон Сингх сказал, что Сталки индус? Боже, как старикан разозлился на моего джемадара![146] Но лишь Сталки погрозил пальцем, они тут же замолчали.

Старый Раттон Сингх уже наполовину вытащил свою саблю и клялся, что будет сжигать каждого убитого хай-хиина и малота. Это совершенно вывело джемадара из себя, потому что он готов был сражаться против людей своего вероисповедания, но лишить брата-мусульманина шансов попасть в рай он не мог. Потом Сталки начал болтать то на пушту, то на пенджабском. А где он, черт побери, научился говорить на пушту, Жук?

– Да хватит про язык, Дик, – сказал я. – Расскажи лучше всю историю.

– Я горжусь тем, что, когда могу обратиться к патанам при случае, но, дьявол, я не могу шутить на пушту или украшать свои истории неприличными анекдотами, как он. Он играл с этими двумя старыми вояками, как будто на концерте. Сталки сказал (и подтвердили, что хай-хиины и малоты решили этой ночью организовать объединенную атаку на нас, и тем самым подтвердить добрые намерения по отношению друг к другу. Но у них ничего не получилось бы, потому что ни одна сторона не верила другой в связи с этими, как выразился Раттон Сингх, мелкими инцидентами. Предложение Сталки состояло в том, чтобы выдвинуться с наступлением сумерек со своими сикхами, пройти по этой жуткой горной тропе, которую он нашел, и выйти в тыл к хай-хиинам, а затем в несколько длинных бросков подойти к малотам, когда они начнут атаку: «Это отвлечет их и внесет растерянность, – сказал он. – Потом выступаете вы, выметаете остатки, и мы встречаемся у входа в ущелье. После этого можно вернуться в лагерь Мака и чего-нибудь там съесть».

– Это ты был командиром? – спросил Мальчик.

– Я на три месяца старше Сталки, и на два месяца – Терциуса, – ответил Дик Четверка. – Но мы все были из одного колледжа и, по-моему, мы – единственные, кто не завидовал друг другу.

– Мы не завидовали другу другу, – вмешался Терциус, – но там произошла еще одна ссора между Гул Шер Ханом и Раттоном Сингхом. Наш джемадар сказал, и был абсолютно прав, что ни один сикх ни черта не стоит как разведчик и что сахибу Корану, то есть Коркрану, лучше взять патанов, которые знают, как ходить по горам. Раттон Сингх ответил на это, что сахиб Коран достаточно осведомлен о том, что каждый патан в душе дезертир, а каждый сикх – это джентльмен, даже если он не умеет ползать на брюхе. Тут вмешался Сталки и отпустил какую-то шутку про женщин, и они оба засмеялись. Он сказал, что сикхи и патаны могут разобраться со своим отношением к хай-хиинам и малотам позднее, но он, чтобы лазать по горам, собирается взять своих сикхов, потому что сикхи умеют стрелять. Они тоже могут. Дайте им по мулу боеприпасов, и они будут счастливы.

– И он ушел, – сказал Дик Четверка. – Как только стемнело у них ничего не получилось бы, он и тридцать сикхов спустились вниз по лестнице сторожевой башни, и каждый из проходивших солдат отдавал честь Эверетту, тело которого стояло, прислоненное к стене. Последнее, что я слышал, это его слова «Куббадур! Тумблейнга!» Около девяти вечера началась совместная атака; хай-хиины двигались по долине, а малоты были впереди, стреляли издалека и подбадривали друг друга призывами двигаться вперед и резать глотки неверным. Затем они подошли к воротам и стали кричать, что патаны предатели, и предлагали присоединиться к ним в священной войне. Один из наших ребят из Дера Исмаил прыгнул на стену, крича, чтобы они уходили, а затем свалился назад, рыдая как ребенок. Пуля попала ему прямо в руку. Я никогда не видел человека, который бы мог вытерпеть ранение в руку, не проливая горьких слез. Всем это действовало на нервы. Тут Терциус взял ружье и стал лупить солдат по голове, чтобы они успокоились и смотрели в бойницы. Эти дети хотели раскрыть ворота и напасть на них, но в наши планы это не входило.

– Наконец около полуночи я услышал «ууп, ууп, ууп» – это стреляли «мартини»[147] Сталки – и ругань малотов, основной корпус которых был скрыт от нас складками холма. Сталки открыл сильный огонь, и они, естественно, двинулись направо и начали стрелять по своим вероломным союзникам хай-хиинам регулярными залпами. Через десять минут, после того как Сталки сделал свой ложный маневр, начались энергичные действия по обе стороны долины. Насколько мы могли видеть, в долине все смешалось.

Хай-хиины выскочили из-за своих укрытий над ущельем, чтобы наказать малотов, а Сталки (я наблюдал за ним в бинокль) зашел к ним с тыла. Это было здорово. Хай-хиинам пришлось подниматься по горе туда, где ущелье сужается, и они могли бы перейти на позиции малотов, которые ужасно обрадовались, увидев, что к хай-хиинам зашли с тыла.

– Затем я решил, что пора усмирить хай-хиинов; вывел всю часть, и мы устремились a la pas de charge,[148] чтобы достигнуть того, что для простоты можно назвать левым флангом малотов. И даже тогда, если бы они забыли о своих дрязгах, то смогли бы съесть нас заживо, но они полночи стреляли друг в друга и продолжали стрелять. Это было самое удивительное сражение в моей жизни!.. Как только наши люди подошли к малотам, они еще с большей силой стали атаковать хай-хиинов, чтобы показать, что они на нашей стороне; они пробежали вверх по долине несколько сот ярдов и остановились, чтобы открыть огонь. В тот момент, когда Сталки понял наш замысел, он подошел к ущелью со своей группой и, ей-богу, хай-хиины сделали то же самое.

– Да, – сказал Терциус, – но ты забыл, что он, чтобы поторопить нас, заиграл на горне «Эй, Пэт, следи за крошкой».

– Неужели? – воскликнул Мактурк.

Мы вдруг все запели эту песню, и рассказ на некоторое время прервался.

– Точно, – ответил Мактурк, когда все затихли. Никто из труппы Аладдина не мог забыть этой песни. – Да, он играл «Пэт». Продолжай, Дик.

– В конце концов мы столкнули обе банды вместе у самого входа в ущелье и смотрели, как они носятся, ругаются, стреляют и режут друг друга. Это была серьезная, опасная потасовка, и мы не стали их преследовать.

Сталки взял одного пленного – старого сипая, отслужившего в армии двадцать пять лет, который вытащил в свое оправдание страшно замусоленную игральную карту. Он пытался убедить своих людей напасть на нас утром. Он был мрачен, злился на своих за их трусость, и Раттон Сингх хотел сразу же его заколоть – сикхи не понимают, как можно сражаться против своего правительства, которому ты честно служил... Но тут на помощь пришел Сталки и вцепился в Сингха... Я думаю, по каким-то своим скрытым мотивам. Когда мы вернулись в форт, мы похоронили молодого Эверетта, Сталки и слышать не хотел о том, чтобы взорвать это место... и ушли оттуда. В целом мы потеряли всего десять человек.

– Только десять из семидесяти! Как вы их потеряли? – спросил я.

– Ночью форт атаковали, и семеро малотов перелезли через ворота. Это была короткая схватка, минута или две, но рекруты сражались блестяще. К счастью, у нас не было тяжело раненных, которых нужно было бы нести, потому что мы были милях в сорока от лагеря Макнамары. Ума не приложу, как мы дошли! На полпути свалился старый Раттон Сингх, и мы сделали носилки из четырех ружей и шинели. Его несли Сталки, его пленный и пара сикхов. Потом я сразу же заснул. Знаете, как бывает после марш-броска, когда не чувствуешь ног. И Мак клянется, что мы уже храпели, когда зашли в лагерь и свалились там, где остановились. Его люди растаскивали нас по палаткам, как мешки для фуража. Помню, что я проснулся и увидел, как Сталки спит, положив голову на грудь старому Раттону Сингху. Он сам проспал двадцать четыре часа. Я проспал только семнадцать, но потом свалился с дизентерией.

– Свалился? Ерунда! Она была у тебя еще до того, как ты встретился с Сталки в форте.

– Да уж кто бы говорил! Ты бросался с саблей на Макнамара и торжественно требовал отдать его под суд каждый раз, когда его видел. Единственное что могло тебя успокоить, это арест через каждые полчаса. Три дня ты был не в себе.

– Не помню ни слова, – тихо сказал Терциус. – Помню только, что мой ординарец давал мне молоко.

– А как Сталки выбрался? – спросил Мактурк, глубоко затягиваясь.

– Сталки? Как священный бык у браминов. Бедняга Мак напрягал свой королевский инженерный ум, чтобы придумать что-нибудь. Представляете, я – грязный дизентерийный больной, Терциус – помешался, половина людей обморожены, а у Макнамары приказ разбить лагерь и оставаться там до зимы. Поэтому Сталки совершенно спокойно взял у него половину запасов, чтобы тот не тащил их на равнину, и столько боеприпасов, сколько мог унести, и consilio et auxilio[149] Раттона Сингха направился обратно в форт со всеми сикхами, его драгоценными пленным и массой беспутных прихлебателей, которых он и его пленный наняли на службу. У него было около шестидесяти человек... и его дерзость. Мак чуть не плакал от радости, когда Сталки ушел. Понимаете, у Сталки не было четких указаний вернуться в лагерь до того, как проходы будут заблокированы. Мак умеет отдавать приказы, а Сталки умеет выполнять приказы... которые соответствуют его замыслам.

– Он сказал мне, что собирается в Энгадин,[150] – произнес Терциус. – Сидел на моей койке и курил сигарету, а я хохотал до слез. На следующий день Макнамара выпихнул нас всех на равнину. Мы представляли собой ходячий госпиталь.

– Сталки сказал, что Макнамара ему сам Бог послал, – сказал Дик Четверка. – Я видел его все время в палатке Мака, который играл на скрипке, а между исполнениями он быстренько уносил кирки, лопаты и динамитные шашки. Тогда мы последний раз видели Сталки. Через неделю с небольшим проходы завалило снегом, и не думаю, что в то время Сталки очень хотел, чтобы его обнаружили.

– Нет, не хотел, – сказал белокурый толстый Абаназар. – Совершенно не хотел, ха-ха-ха!

Дик Четверка поднял свою тонкую сухую руку с проступающими синими венами.

– Подожди, Киса. Я дам тебе слово в соответствующее время. Я добрался до своего полка, и этой же весной спустя пять месяцев был отправлен с двумя ротами на задание: номинально присматривать за некоторыми нашими друзьями вдоль границы, а на самом деле, конечно, для набора рекрутов. Это было не очень удачное время, поскольку один молодой идиот – наик[151] устроил в тех горах кровную месть, которую он унаследовал от своей тетки, и местные ребята не хотели присоединяться к моему корпусу. Конечно, этот наик взял короткий отпуск, чтобы устроить свои дела, это все было в порядке вещей, но он преследовал дядю моего ординарца.

Это было очень неприятно, поскольку я знал, что Харрис из полка «джазнисов»[152] будет на этой территории через три месяца, а он увел всех ребят, на которых я положил глаз. Все были ужасно злы на этого наика, потому что он должен был отложить свои... свои отвратительные интриги до полного формирования рот.

Но все-таки у этого гада было определенное чувство профессионализма. Он прислал мне человека из клана своей тетки с сообщением, что, если я возьму проводников, чтобы добраться до него, он даст мне группу местных красавцев. Я пулей понесся через границу, и километрах в пятнадцати на другой стороне, в нулле мой разбойник показал мне группу около семидесяти человек, вооруженных чем попало, но стоявших в строю, будто в армии Ее Величества. Затем один из них вышел вперед, вытащил старый горн, точно так же как этот.... как его звали?.. Банкрофт, по-моему?.. Который искал свои очки в этом фарсе. И сыграл «Эй Пэт, присмотри за крошкой! Эй, Пэт, последи, не стой...» и на этом прервался.

Дик Четверка тоже прервался, потому что нам пришлось дважды спеть эту песню, потом еще и еще, и потом мы повторили ее еще несколько раз.

– Он сказал мне, что если я знаю продолжение, то у меня есть письмо от человека, которому принадлежит эта песня. Итак, мои дорогие, я доиграл эту старую мелодию на горне, и вот что я получил. Я знал, что вы захотите на это посмотреть. Не хватайте. (Мы все старались взглянуть на знакомый неровный почерк.) Я прочту вслух.

«Форт Эверетт, 19 февраля.

Дорогой Дик или Терциус. Носитель сего отвечает за семьдесят пять предоставленных ему рекрутов, Все пукка-головорезы[153] , но желающие начать новую жизнь. Они уже немного пообтерлись, и если они немного поварятся в деле, то будут в хорошей форме. Я хочу, чтобы ты дал тридцать из них моему адъютанту, который хотя и блаженный, но ему нужны будут люди весной. Остальных можешь забирать себе. Возможно, тебе интересно будет узнать, что я провел дорогу до самой территории малотов. Все вожди племен и их жрецы, имеющие отношение к событиям сентября, проработали по одному месяцу, доставляя металл для дороги прямо из своих жилищ. Над могилой Эверетта насыпан сорокафутовый холм, который должен быть отличной базой для будущих триангуляций. Раттон Сингх шлет вам свой „салям“. Я заключаю договоры и назначил своего пленного (который тоже шлет свой „салям“) Хан бахадуром.[154]

А.Л. Кокран»

– Вот и все, – сказал Дик Четверка, когда вопли, крики, смех и, мне кажется, слезы, утихли. – Я перевел всю банду через границу как можно быстрее. Они довольно сильно скучали по дому, но взбодрились, увидев моих ребят, которые участвовали в стычке с хай-хиинами и отлично себя проявили. Место, где я забрал их, находилось почти в пятистах километрах от форта Эверетт. Теперь, Киса, расскажи им последние сведения о Сталки в твоей интерпретации.

Абаназар несколько нервно и натянуто рассмеялся.

– Их не так много. Я был в Симле этой весной, когда наш Сталки, возникший из снегов, начал прямую переписку с правительством.

– В стиле короля, – вставил Дик Четверка.

– Теперь моя очередь, Дик. Он сделал кучу вещей, которых не следовало делать, и при этом достаточно обоснованно убеждал правительство в необходимости различных действий.

– Вроде того, как когда надо было часы заложить, да? – сказал Мактурк, кивнув в мою сторону.

– Наподобие этого, но смущало, что все это было очень к месту и очень хорошо аргументировано, понимаете? Все было настолько к месту, как будто он имел доступ ко всем источникам информации... чего, конечно, не могло быть.

– Ну! – сказал Терциус. – Я бы в любой момент выставил Сталки против всего Министерства иностранных дел.

– Он сделал практически все, о чем можно было только мечтать, разве что не отчеканил монеты, где было бы его изображение и надпись,[155] и все это под прикрытием строительства этой дьявольской дороги и снежных завалов. Его рапорт был просто поразителен. Фон Леннарт сначала волосы рвал на голове, а потом выпалил: «А кто такой этот новоявленный Уоррен Хастингс?[156] Его нужно казнить. Его нужно казнить официально! Наместник этого не вынесет. Это неслыханно. Его Превосходительство должен казнить его лично. Прикажите ему прибыть сюда и объявите ему строгий выговор». В общем, я послал ему официальный выговор и одновременно неофициальную телеграмму.

– Ты? – вырвался возглас удивления у Мальчика, поскольку трудно что-то ждать от человека, настолько похожего на пушистого персидского кота.

– Да... я, – сказал Абаназар. – Это было то немногое, что я мог сделать, но после того, что ты рассказал, это оказалось довольно удивительным совпадением, потому что в телеграмме были следующие слова:

«Удалось Аладдину жену получить,

Император спокоен, меняет наряды.

Мне кажется, лучше все-таки жить.

Так приезжай, тебе мы будем рады».

 

 

Удивительно, как я вспомнил эту старую песню. Из этого, конечно, ничего было не понятно, но вместе с тем обнадеживало. Единственная неточность состояла в том, что «император» не так уж сильно успокоился. Сталки выбрался из своей горной цитадели и через какое-то время появился в Симле в ожидании приглашения к рогам жертвенника.[157]

– Но, – начал я, – безусловно, главнокомандующий прекрасно...

– Его Превосходительство думал, что если он взгреет одного-единственного младшего капитана, как это делал с нами Кинг... то он будет держать в своих руках бразды правления империей. И, конечно же, пока он так считал, фон Леннарт всячески потакал ему. Возможно даже, что сам фон Леннарт и подсказал ему эту мысль.

– Похоже, что поколение сменилось с тех пор, как я там был, – сказал я.

– Возможно. Сталки отправили получать нагоняй, как нашкодившего мальчишку. У меня есть основания полагать, что у Его Превосходительства волосы стояли дыбом от ярости. Он в течение часа отчитывал Сталки: Сталки стоял в центре комнаты, а на заднем плане фон Леннарт (Сталки клялся, что это правда) изображал, что причесывает Его Превосходительство. Сталки стоял, опустив голову вниз, иначе бы он расхохотался.

– А почему же Сталки не разжаловали публично? – спросил Мальчик широко и радостно улыбаясь.

– Почему? – повторил Абаназар. – Чтобы дать ему возможность продолжить погубленную карьеру и не разбивать сердце отца. У Сталки не было отца, но это не имело значения. Он вел себя как сирота из Санавара,[158] и Его Превосходительство благородно простил его. Затем Сталки пришел ко мне в кабинет, сел напротив и сидел минут десять, раздувая ноздри. А потом сказал: «Киса, если бы я знал, что этот подвесной горшок...»





Дата добавления: 2015-05-26; Просмотров: 1153; Нарушение авторских прав?


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.012 сек.