Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Марко Поло

Читайте также:
  1. Драма // Театральная энциклопедия / Под ред. П. Маркова. М., 1963. Т. 2. С. 502.
  2. Е.Маркович
  3. Е.Маркович
  4. Марков камень
  5. Научные основы: Зорин, Комарков , Кертэс, Якимов ,Михеев
  6. Теорема Гаусса-Маркова
  7. Ученые: : Бахин , Возгрин, Зорин, Комарков, Соловьев, Порубов
  8. Ученые:: Якимов., Михеев Бахин Зорин Комарков

Людьми, ответственными за то впечатление о Китае, которое возникло в результате первого его открытия глазам и умам европейцев, были средневековые путешественники, преуспевшие в сложной задаче преодоления трудностей сухопутного пути через евразийские степи, пустыни и горные кряжи в эпические времена власти монголов. Нас, однако, здесь больше интересуют не перипетии самих путешествий, а то влияние, которое они оказали на формирование образа Китая в Европе. В этой связи право истинного первопроходца, безусловно, должно сохраняться за Марко Поло, чья Книга несла в себе безусловное романтически-архетипическое начало, гарантирующее универсальную славу, сродни славе Юлия Цезаря и Колумба. Долгие годы, проведенные на Востоке, служба при дворе Великого хана Хубилая, тот факт, что легендарный восточный деспот был привлечен интеллектом молодого венецианца, продолжительность его путешествий и множественность приключений, изложение всей истории товарищу по заключению в генуэзской тюрьме — все эти элементы составляют столь уникальный узор, что современники путешествия Марко Поло оказываются за кадром и остаются практически неизвестными фигурами. Подобно тому, как Перикл является символом афинской демократии, Марко Поло олицетворяет собой средневекового путешественника на Восток.

Путешествия Поло отличались от остальных важных средневековых путешественников ко двору Великого хана целью, которая заставила их предпринять свое путешествие. Она была коммерческой. Отец Марко Николо и дядя Маттео уже совершали аналогичные поездки в Константинополь в 1260 г. и в результате следовавших одно за другим коммерческих предприятий оказались глубоко на монгольской территории. Будучи отрезанными от дома вспышкой военных действий между монгольскими вождями, они приняли приглашение присоединиться к дипломатической миссии ко двору Великого хана Хубилая в далеком Катае. После нескольких месяцев, проведенных в Ханбалыке (Пекине), где у монгольского правителя был дворец, в котором император жил часть года, они вернулись, привезя Папе Римскому письмо от Хубилая, в котором содержалась просьба прислать монахов с целью обучения народ христианству. Приехав назад в Венецию в 1269 г., они были задержаны смертью Папы и только лишь в 1271 г. отправились обратно, на этот раз в сопровождении Марко, семнадцатилетнего юноши, но в компании лишь двух монахов вместо сотни, запрошенной Хубилаем. Но даже и эти двое не дошли до цели, оставив несгибаемых Поло завершать свою миссию одних. Во время пребывания в Китае Марко располагал возможностями для многочисленных путешествий, однако до сих пор не вполне ясно, в каком качестве. Лишь в 1292 г., более чем через двадцать лет после того, как они покинули Венецию, Великий хан даровал Поло разрешение уехать и вернуться домой, поручив им задачу эскортировать невесту для Левантийского хана Аргуня.



Замечательны обстоятельства, при которых Марко Поло изложил историю своих путешествий и свои впечатления. Хотя он утверждал, что Великий хан ценил его доклады, предоставлявшиеся Хубилаю по возвращении из путешествий в отдаленные края, он, однако, не озаботился тем, чтобы составить подобное описание своих поездок для соотечественников за все те годы, что провел на Востоке. Как бы то ни было, но встреча в генуэзской тюрьме с профессиональным писателем Рустичелло из Пизы (оба сокамерника были военнопленными) предоставила как свободное время, так и возможность сохранить рассказы Марко Поло для истории. Описание, которое Поло продиктовал своему товарищу по заключению, часто называют «Путешествиями Марко Поло», что ошибочно, потому что эта запись является не изложением личного опыта, но попыткой осуществления того, что было бы гораздо вернее назвать «Описанием мира», как это было сделано Moule и Pelliot.

Пережитое и описанное Поло было настолько непривычным, что общая реакция на книгу варьировалась от бешеного энтузиазма до резкого недоверия. Современники обвиняли его в преувеличениях и дали прозвище «II Мiliоnе» из-за слабости, которую он испытывал к нулям, а в XIX в. вся книга была воспринята как мистификация. Отношение к заслугам Марко Поло - бытописателя Китая разноречиво. Например, среди интересных объектов, отмеченных другими средневековыми путешественниками, но оставшимися незамеченными Марко Поло, были Великая Китайская стена, чай как напиток, бинтование ног, печать и особенности китайского письма, что представляется весьма странным упущением для лица, полагавшего себя хорошим лингвистом, овладевшим четырьмя языками, имевшими хождение в этой части света.

Китай виделся Марко Поло купеческим раем, где царит материальное благополучие; как мы увидим, подобный взгляд разделяли многие ранние путешественники в Китай. Читатель книги Поло может заметить, что любимое прилагательное Марко - «Великий». Будучи родом из небольшого Венецианского государства, Поло был глубоко потрясен количеством, величиной и процветанием китайских городов, и неудивительно, что его описание порой грешило некоторыми преувеличениями. Например, в описании Ханчжоу сказано, что это город «вне всякого сомнения прекраснейший и благороднейший в мире», город, занимающий сотню миль по компасу, в котором стоит двенадцать тысяч каменных мостов, большей частью настолько просторных, что под ними мог бы пройти большой флот. Не стоит забывать, что в описании Марко Поло многие аспекты были подтверждены современными китайскими источниками, которые описывают жизнь в городе в подробнейших деталях, что же до преувеличений, то приходится согласиться с мнением, что подобные неточности явились реакцией, выражающей изумление путешественника с Запада, обнаружившего, что коммерческая активность в стране на Востоке гораздо интенсивнее, чем в знакомых ему Генуе или Венеции того же времени.

Рассказ о стране огромного материального благосостояния под управлением богатейшего императора, обладающего наиболее полной властью из всех доселе известных деспотов в мире, не получил немедленного и широко распространенного признания, и мы не располагаем сведениями о большом количестве ссылок на Марко Поло, относящихся к его времени.

Хотя богатство и процветание страны являются основными впечатлениями от Китая, прочитывающимися на страницах книги Поло, портрет Великого хана также является весьма важным и интересным сюжетом. Монголов часто изображали ордой варваров, и на этом фоне Хубилай описан Марко Поло как вполне цивилизованная личность. Его внушительные гаремы и грандиозные выезды на охоту могут, конечно, не удовлетворять нашим представлениям о цивилизации, однако, без сомнения, все эти признаки пышного двора отражают роскошную картину амбиций и идеалов многих средневековых владетелей. Более того, Великий хан даже наделен похвальной долей интереса к христианству. Этот интерес особенно ценен для нас в связи с дальнейшим развитием событий и проповедью христианства миссионерами. Марко Поло писал, что Хубилай «рассматривает христианство как вернейшую и лучшую из религий, потому что он полагает, что она не требует от верующего ничего, что не преисполнено добра и святости». Автор добавляет, что если бы Папа Римский действительно послал людей, чтобы проповедовать нашу веру среди подданных Великого хана, то тот, вне всякого сомнения, стал бы христианином, ибо достоверно известно, что более всех он сам желал быть обращенным.

II глава: ”Торговый рай” Марко Поло.

1.Влияние “Книги о Разнообразии мира” на формирование представления европейцев относительно Китая.

В отличие от Карпини и Рубрука, цель миссии которых заключалась в том, чтобы установить дипломатические отношения с Китаем, у Марко Поло была иная цель – коммерческая. Согласно “Книге”, еще его отец и дядя побывали при дворе Хубилай – хана, который оказал им радужный прием. Император передал через братьев Поло письмо папе, в котором предлагал ему прислать в Китай сотню человек, исповедующих христианство, чтобы они могли доказать превосходство их веры. Хан просил также привезти масло из лампад, горевших над гробом Христа в Иерусалиме. Приехав назад в Венецию в 1269 г., они были задержаны смертью папы и только лишь в1271 г. отправились обратно, на этот раз в сопровождении Марко – сына Никколо. Вместо сотни их сопровождали всего двое монахов, да и те на полпути повернули обратно. Караван братьев Поло тем временем шел дальше на Восток. Пройдя через Турцию, Армению, Персию, Памир и оазисы восточного Туркестана путешественники достигли бескрайней пустыни Гоби, где как сообщает Марко Поло, обитали злые духи, способные сбить отставшего от каравана путника с маршрута. После двухнедельного путешествия по пустыне братья Поло и Марко прибыли в китайский город Шачжоу. Здесь они могли уже наблюдать быт и нравы китайцев. Больше всего в Шачжоу европейцев поразил своеобразный обряд погребения: покойника уложенного в гроб, держали в доме несколько дней, ежедневно поднося ему еду и питье. Когда приходило время похорон, умершего выносили через специальное отверстие, проделанное в стене, а затем сжигали его. Здесь Марко Поло мог впервые наблюдать какое огромное значение китайцы придавали ритуалу. Венецианский путешественик не позабыл отметить гостеприимство жителей соседнего оазиса Камул (Хами). “Гостеприимство добрых камульцев простиралось до того, что хозяин предлагал гостю и свою жену. Обитатели Камула верили, что благодаря такому радужному приему, умножается богатство в доме умножается, земля родит добрый урожай, и дети вырастают здоровыми”1. Увидев это, Марко Поло был, конечно, очень удивлен, но быстро адаптировался к китайскому менталитету. Венецианец понял, что то, что для жителей Европы казалось грехом, в Китае нисколько не осуждалось. Из Камула караван попал в город Канчипичион (Ганьчжоу) – величественный город, находящийся на Северо –Востоке Китая. Вот, что Марко пишет об обычаях обитателей этого города: “Народ идолопоклонники, есть и мусульмане; есть и христиане…Старшины их, знайте, живут почетнее других людей. От всякого сладострастия воздерживаются, но за большой грех это не почитают…”2. Венецианец пишет также о том, что мужчины могут брать столько жен, сколько могут содержать. Женятся на сестрах и собственных матерях, и не считают это грехом. Здесь Поло прожили целый год, после чего продолжили свои странствия. Далее Марко описывает город Каракорум – первый по его сведениям город, которым овладели монголы во время своего нашествия. В 1215 году монголы заняли Пекин, однако, на протяжении нескольких десятилетий китайцам удавалось откупаться. В конечном счете, в 1280 году Китай целиком оказался под властью монголов. Они свергли существовавшую в Китае династию Сун и установили монгольскую династию Юань (1280 – 1368гг.) во главе с великим ханом Хубилаем. Конфуцианские чиновники уступили свои места монгольским ханам и военачальникам. Но шли десятилетия, и монголы ассимилировались: в администрацию снова шли конфуцианские чиновники, а потомки первых монгольских правителей, нередко бравших китаянок в жены, все больше превращались в обычных китайцев. В своей книге Марко Поло обрисовывает в кратких чертах историческую ситуацию, которая сложилась в Китае к концу 13 века. Как говорилось выше, в Срединном государстве к этому времени установилось монгольская династия Юань. Об этом событии Марко сообщает следующее: "Город Каракорум в округе три мили, им первым овладели татары, когда вышли из своей страны"1. Здесь же он упоминает о том, что татары жили севернее Китая и платили дань некоему царю – Унекану, которого Поло отождествлял с пресвитером Иоанном.

Он начал свой рассказ с того, со временем, когда количество монголов существенно возросло, "царь Иван" решил расселить их по разным странам. Узнав об этом, монголы перестали платить ему дань и выбрали себе нового царя – Чингис-хана ( случилось это, по словам Марко в 1187 г.). После того как “поп Иван” отказал выдать замуж за Чингис-хана свою дочь, последний объявил христианскому царю войну. " Вооружились через два дня обе стороны и жестоко бились; злее той схватки и не видано было; много было бед и с той и с другой стороны, а напоследок победил- таки Чингис- хан. И был тут поп Иван убит. С того дня пошел Чингис- хан покорять свет".2 Таким образом. в Европе узнали о татарском нашествии на многие соседние страны, в том числе и на Китай. Необходимо отметить, что Марко Поло проводит четкую грань между китайцами и монголами. Венецианец верно описал кочевой образ жизни монгол. Он упоминает, что жилища у них переносные, так как в поисках новых пастбищ очень часто приходилось менять место обитания. “ Едят они мясо, молоко и дичь; едят фараоновых крыс; много их по равнине и повсюду. Едят они лошадиное мясо и собачье и пьют кобылье молоко (кумыс)”3.

Затем Марко повествует о том, что есть у монголов бог, которого зовут Начигай. Монголы считали его земным божеством, в обязанности которого входило беречь их сынов, скот и хлеб. В “Книге о разнообразии мира” описывается также странный обычай, совершаемый монголами: если у одного умрет сын, лет пяти, а у другого дочь примерно такого же возраста, то они их женили для того, чтобы они на том свете были супругами. Марко Поло не забывает отметить следующее: “ Такая вот жизнь и такие обычаи, как вам рассказывал, у настоящих татар; ныне, скажу вам, сильно они испортились ; в Катае живут, как идолопоклонники, по их обычаям, а свой закон оставили…”1. Здесь мы обращаем внимание на факт ассимиляции монголов после захвата Китая.

В то время как монголы, на Руси воспринимались как дикари или варвары, Хубилай был описан Марко как вполне цивилизованная личность. Венецианец пишет, что Хубилай был прямым потомком Чингис-хана, получил он Китай в управление в 1256 г. В свои восемьдесят пять лет император, по мнению Марко, “ был с виду таков: росту хорошего, не мал, не велик, среднего роста; толст в меру и сложен хорошо; лицом бел, и как роза румян; глаза черные, славные, и нос хорош, как следует”.2 У Хубилая было четыре официальных жены и огромное количество наложниц. От четырех жен хан имел двадцать два сына, и только старший станет императором после смерти своего отца. Марко сообщает о том, что император имеет также при себе охрану в двенадцать тысяч человек. Во время обеда стол хана стоит выше других столов, так, чтобы он мог видеть всех своих подданных. Еду и питье хану преподносят князья, рты и носы которых прикрыты различными шелковыми материями, чтобы те не дышали на пищу Великого хана. А когда император брал тарелку в руки, то все ему низко кланялись. Ездит великий хан всегда в прекрасном деревянном сооружении, которое несет на своей спине слон. Но он тоже, по словам венецианца не забывал о своих подчиненных: помогал бедным и больным, раздавая милостыни. Дальше Марко описывает дворец Великого хана и жизнь при дворе. Здесь следует упомянуть о том, что в течении долгих лет венецианец находился на службе у Хубилая. По мнению В.В. Малявина, Марко Поло удалось занять эту должность потому, что император доверял больше иностранцам, чем китайцам. “ Хубилай разделил подданных своей державы на четыре группы: высшую ступеньку общественной лестницы занимали завоеватели- монголы, следом располагались всевозможные иностранцы, третью группу составляли жители северного Китая, а самыми бесправными были люди южного Китая ”.1 Служба Марко при дворе хана заключалась в доставке сведений о том, как идут дела на различных концах монгольской империи, о том, как ведут себя чиновники на своих местах и т.п. Благодаря этому, венецианец объездил практически весь Китай и побывал в соседних странах. Однако вернемся к описанию императорского дворца. По сведениям Марко, Хубилай-хан построил в городе Чианду /Шанду/ дворец из мрамора, который поражал всех своим великолепием: " Стены в больших и малых покоях покрыты золотом и серебром, и разрисованы по ним драконы и звери, птицы … и так стены покрыты, что кроме золота и живописи, ничего не видно"2. Кроме этого, император имел также и летний дворец, сооруженный из бамбука, который можно было разбирать и снова сооружать. При дворе Великого хана обязательно жили звездочеты и астрологи, предсказывающие погоду. В их обязанности входило также разгонять тучи над дворцом различными заговорами. В одном только Канбалыке было около 50000 астрологов и гадателей из разных стран, которые находятся полностью на содержании у Хубилай – хана. Марко Поло не забывает упомянуть в своей книге и о существующем в Китае уже несколько веков календаре. Каждый год в пределах двенадцатигодичного цикла проходил под знаком одного из двенадцати животных: крысы, коровы, тигра, зайца, дракона, змеи, коня, овцы, обезьяны, курицы, собаки и свиньи. Человек, рожденный в определенном году получал ряд врожденных свойств, в зависимости от которых и складывалась его судьба.

Всех жителей Срединной империи Марко Поло называет идолопоклонниками, т.к. на стене комнаты каждого жителя была прибита табличка, на которой было написано имя небесного бога, которому они каждый день поклонялись следующим образом: поднимают руки вверх и трижды скрежечут зубами, чтобы бог дал им хороший ум и здоровье. Отмечает венецианец и то, что китайцы верили в переселение душ после смерти. Очень часто Марко Поло встречал в Китае и представителей иной религии – буддизма. Буддийские священники, которых Марко называл “ бакшами” (от монгольского “бакши”- учитель), были обязательно при дворе хана, т.к. “ знали много заговоров” и “ творили великие чудеса”. Он соглашается с Рубруком в том, что буддисты брили голову, им разрешено жениться и иметь много детей. Монастыри их, как повествует Марко, были величиной с маленький город, где служило долее двух тысяч монахов.1 Упоминает венецианец и о служителях какой-то другой религии, которых он называл сенси. По мнению Малявина В.В. это- представители даосизма. В отличие от приверженцев буддизма, даосы были очень воздержаны, и вели аскетический образ жизни: “ Постятся они много раз в году, кроме отрубей ничего не едят. ..они не за что в мире не женятся. Голову и бороду бреют; одеваются в бумажные материи белые и черные. Их жизнь самая суровая на свете”.2 Марко Поло также отмечает, что кроме идолов они также поклоняются и огню.

Если начать сравнивать Средневековые города Европы и Азии, то мы обязательно найдем существенные отличия. Общеизвестно, какая антисанитария царила в городах Европы.

Представление об антисанитарном состоянии европейских городов дает заявление Ф. Броделя: “Блохи, вши, и клопы кишели как в Лондоне так и в Париже, как в жилищах богатых, так и в домах бедняков”3. Следующие факты, глядя из наших дней, кажутся неправдоподобными: “ Свиньи гуляли перед всей публикой по улицам; даже когда это запрещалось… дохлые собаки и кошки лежали перед домами на площадях. Французский король Филипп II Август, привыкший к запаху своей столицыв 1185 г. упал в обморок, когда он стоял у окна дворца, и проезжавшие мимо него телеги взрывали уличные нечистоты”1. Из этих строк мы узнаем, что в большинстве городов еще не было водопроводов; в городских резервуарах находили трупы кошек и крыс. Не чище были реки в городской черте – эту воду пили, на ней замешивали хлеб. После каждого дождя улицы превращались в непроходимые болота. Здесь же находились сточные канавы, издававшие зловония и служившие очагом заразы. Зачастую даже отсутствовали выгребные ямы, и население могло удовлетворить свои потребности прямо на улице. Дижонский врач Жаре (XVIIIв.) в ярких красках описывает весь ужас погребения мертвых в церквях, и указывает на огромные опасности, связанные с таким соседством для населения, т.к. земля и воздух отравлялись трупами погребенных. Парадокс заключался в том, что люди так привыкли к дурному запаху, что просто не чувствовали его. Только изредка города очищались: когда в Париже в1666 г. вследствие непрекращающихся чумных эпидемий была произведена тщательная очистка улиц, то в ее честь не только слагали поэмы, но и были отчеканены две медали в память об этом историческом событии.

В китайских же городах, напротив, улицы были широкие и чистые, т.к. они были вымощены камнем и обеспечены каналами для сточных вод. Покойников выносили загород и сжигали. Падшие женщины, которых, по словам Поло, было не мало не смели жить в городе. Канбалык – торговый город, куда свозили со всех районов всякого рода товар. За этот товар китайцы получали деньги, о которых писал еще Рубрук. До Европы доходили слухи, что В Китае деньги, номинальная стоимость которых была намного выше реальной, изготовлялись из бумаги. Бумагу для денег изготовляли из коры тутового дерева, после чего на каждой купюре ставили печать императора, таким образом великий хан полностью контролировал выпуск средств платежа. Вот, что пишет об этом Марко: “… распространяют их по всем областям… и никто не смеет, под страхом смерти, их не принимать…”1 Европейцы также узнают и о том, как раз в год император отдает приказ приносить на монетный двор золото и драгоценные камни со всех концов империи: за это люди получали бумажные деньги, которые в случае износа обменивались. В.В. Малявин считает, что выпуск бумажных денег был “слегка замаскированным способом насильственной конфискации имущества государевых людей”.2 Следует заметить, что не во всех областях Китая бумажные деньги были в обороте. Например, в Тибете Марко их не нашел, а в восточной Юньнане, вообще, расплачивались раковинами каури.

Далее Марко пишет о том, что страной руководить императору помогают двенадцать знатных князей, которым он поручил вести дела в 34 областях. В каждой области был свой судья, подчинявшийся князю. Путешествуя по Китаю, венецианец был явно поражен насколько отлажено в Китае почтовое сообщение: от столицы во все стороны были проложены дороги, на которых было указано куда она ведет, и через каждые два шага по приказу великого хана были посажены деревья, чтобы гонец не заблудился. Через каждые сорок километров гонец проезжал станцию, где мог отдохнуть и поменять лошадей. Между станциями обязательно должен быть расположен небольшой поселок, где жили пешие гонцы. Таким образом, хан мог получить информацию с окраин империи в считанные дни.

За семнадцать лет службы у великого хана Венецианец объездил почти весь Китай, открывая для себя все больше нового. Например, проезжая вдоль реки Каракорон /Хуанхэ/, Марко был поражен сделанными из серого мрамора мостами: “…в длину триста шагов, а в ширину восемь; по нему рядом проедут десять верховых; стоит он на двадцати четырех сводах и на стольких же водяных мельницах…”1. О таких мостах в то время в Европе даже не мечтали.

Если в Персии наш путешественник познакомился с нефтью, то в Китае он видел как жгут вместо дров черные камни ( каменный уголь) и добывают соль в огромных количествах ( промывают землю водой, а затем воду выпаривают в котлах, где остается соль). Венецианец отмечал, что самый большой доход казна получала с соли, угля и шелка. Запомнилась венецианцу и неизвестная в Европе рисовая водка.

Необходимо отметить, что Марко Поло не воспринимал Китай как единую страну. Разумеется, цивилизованный север мало имел общего с диким югом. Область одного только Тибета, по мнению венецианца, включала в себя “восемь царств”, где говорили на совершенно ином языке, нежели китайский.

Эта область показалась Марко очень разоренной и дикой, где воровство и грабеж было обычное дело. Кроме толстого и высокого тростника, мускуса и колдовства, чем занимался местный народ, гордиться тибетцам было нечем. Марко также не нашел ни одного постоялого двора, ни бумажных денег, зато ему запомнился обычай местных жителей жениться: “ Никто здесь ни за что на свете не женится на девственнице; девка, говорят они, коли не жила со многими мужчинами, ничего не стоит”.2 Девушек приводили к иностранцам, останавливавшихся в этой местности, и те жили с ними, пока пришелец не уедет. Живший с девушкой мужчина должен был ей оставить на память какую-нибудь вещицу, которую она вешала себе на шею. Чем больше девушка собирала подарков от разных мужчин, тем больше шансов у нее было удачно выйти замуж.

Не менее странные обычаи были и у жителей области Гианду /Цюнду?/: “Муж, как только завидит, что иноземец идет к нему или просит пристанища в доме, тот час же уходит из дому, а жене наказывает во всем слушаться иноземца…и до тех пор не возвращается, пока иноземец в доме”.1 Эта область славилась на весь Китай тем, что здесь добывали очень много жемчуга и бирюзы, а право на добычу этих драгоценностей находилось полностью в руках императора.

Путешествуя по области Каражан / Восточ. Юньнань/ Венецианец впервые увидел крокодилов. Марко называет их змеями, которые у головы имели две ноги с огромными когтями. Эти существа имели огромную пасть с великим множеством зубов, способных перемолоть любое животное, в том числе и человека. Живут они днем под землей, а ночью выходят к источнику кормиться. По сведениям Марко на этих зверей ходят охотиться местные жители, которые с удовольствием ели их мясо и использовали желчь в лекарственных целях. Неподалеку от этих мест располагалась область Зардандан, жители которой покрывали золотом все зубы, ели вареное, либо сырое мясо с рисом и имели странный обычай: после рождения ребенка отец должен был провести сорок дней рядом с ребенком, чтобы жена отдохнула. Марко в своей книге пишет также и о том, что местные жители не знали китайского письма, нет у них ни идолов, ни храмов, а поклоняются они старшему в доме. Венецианцу посчастливилось стать очевидцем шаманских ритуалов, что он и описал в одной из глав своей книги: “… начинают они играть на инструментах, стонать и плясать до тех пор, пока не упадет он на землю или на пол замертво, с пеной у рта; бес, значит, к нему в тело вошел”.2 Впадая в транс шаман входил в контакт с духом и узнавал выздоровеет больной или умрет, что делать в данной ситуации и т.д.

Вот, что еще сообщает Марко Поло о Срединном государстве: китайцы- народ не воинственный, а скорее торговый, очень искусные ремесленники. Товар можно было найти на любой вкус и цвет, свозился он со всего Китая в Столицу и другие крупные города. Т.о. у прибывших в Китай иностранцев стало складываться впечатление, что это государство полностью себя обеспечивал. Кроме того, китайцы были великолепными архитекторами, сооружая мосты из камня и мрамора. Надо ли говорить о том, что все дороги и улицы были вымощены кирпичом или камнем? Китайский город имел форму правильного квадрата, улицы были прямые и тянулись с севера на юг и с востока на запад. Город был под охраной стражи, которая в случае пожара или другого бедствия оповещала весь город ударом в гонг. В городе находилось несколько тысяч бань, обслуживающих жителей и т.д. У горожан был еще обычай писать имена каждого члена семьи на дверях дома. Если кто-нибудь умирал- его имя вычеркивали, если кто рождался, то его имя, наоборот, вписывали.

В заключении своего рассказа о Китае Марко Поло знакомит читателя с царством Фуги / Фуцзянь/- одном из девяти царств Манги. В этой местности, по мнению венецианца жили самые жестокие люди на свете, которые ели мясо убитого ими человека, и пили его кровь. Здесь можно было найти кур, у которых вместо перьев была кошачья шерсть, и самые лучшие в мире мосты, огромное количество сахара и т.д. Таким образом, выполняя поручения хана Хубилая, Марко объездил весь Китай, и как говорилось выше у него создалось впечатление, что Срединное государство разделено на две части: северную и южную, причем южная часть ( Манги) включает в себя еще 9 царств – Кинсаи ( Ханчжоу), Янги ( Ячжоу), Фуги ( Фучжоу) и т.д.

“ Китай виделся Марко Поло купеческим раем, где царит материальное благополучие; как мы видим, подобный взгляд разделяли многие ранние путешественники в Китай”.1 И это легко объяснить. Родившись в маленьком государстве ( Венеция), Марко был изумлен обширной территорией Китая, огромными густонаселенными городами, широкими улицами, и конечно же кишащей там торговлей. О превосходстве европейской продукции над китайской в то время не могло быть и речи. Качество западного товара было намного ниже, поэтому вместо нее в основном в оплату за более качественные изделия азиатских ремесленников шли золото и серебро. Западные товары были в то время действительно плохи и не богаты ассортиментом, поэтому Европе было нечего предложить. Та же картина была и в сельском хозяйстве. В Китае благодаря характерному для этой страны климату урожай в XVI-XVII вв. снимали по несколько раз в год, что превышало в несколько раз европейские стандарты. Может быть поэтому подавляющее число европейцев, начиная с Марко Поло и заканчивая современниками Робинзона, которые посетили империю в XIII-XVII вв. и оставили после себя письменные свидетельства были поражены достижениями китайской цивилизации. Однако не следует забывать, что европейские путешественники тех столетий, хотя и сильно приукрашивая свои рассказы о густонаселенных городах, оживленной торговле, обилии высококачественных товаров, развитых ремеслах, богатстве правителей и т.д., в общем, воссоздавали идеальную картину, противостоящую европейской действительности.

§2. Миф или реальность?

По возвращении в Европу, вся поразившая их экзотика: слоны, носороги, людоеды и т. п. были естественно включены во все позднейшие издания книги Марко Поло. Напомним, что в средние века дополнять старую книгу новыми сведениями, сохраняя при этом имя прежнего автора, - было обычным делом. В результате, содержание дошедшей до нас книги Марко Поло является смесью старого (Маркополовского описания и принесенных в Европу португальскими мореплавателями в начале XVI века сведений. Спор о подлинности сведений, указанных в книге Марко Поло, продолжается до сих пор. Он осложняется тем, что сегодня оригинала книги Марка Поло не только нет, но даже неизвестно на каком языке он был написан. А располагаем мы лишь позднейшими рукописями и поздними изданиями на разных языках. Глубокие сомнения о том, был ли Марко Поло в Китае, не покидают критически настроенного читателя на протяжении всей его книги. Сомневаются даже комментаторы-традиционалисты. Чашу их (бесконечного) терпения, наконец, переполнило то обстоятельство, что Марко Поло, оказывается, не попробовал китайского чая и, что вообще уже фантастично. В течение 17 лет, прожитых в Китае, не заметил великой Китайской стены. Мол, знал, но по каким-то глубоким соображениям не написал. Существует мнение, что Марко Поло не был в Китае. Это заявление отстаивает Френсис Вуд. Она утверждает, что многие страницы из книги Марко Поло напоминают отрывки Рашид- ад-Дина. В 1996 году в “Известиях” вышла статья, которая повествует о том, что среди рассказов Марко Поло включенных в книгу оказались сообщения о собакоголовых и хвостатых людях и других подобных чудесах. В защиту за венецианца вступился К. И. Кунин. Он считал, что Марко Поло по уровню своего развития стоял намного ниже китайской культуры, а поэтому и мог что-то упустить, или не придать этому значение. Также существует предание о том, что перед смертью, на исповеди Марко признался, что не только был в Китае, а много еще не рассказал, боясь, что ему не поверят.

Вот, например, что сообщила газета Times в номере от 28.10.1995: “ Френсис Вуд, директор Китайского департамента в Национальной британской библиотеке, отстаивает на страницах газеты Times справедливость своих изысканий на тему, где она ставит под сомнение факт, что знаменитый венецианец посетил Поднебесную империю.” На самом деле, утверждает исследовательница, он доехал только до Константинополя, а затем скрылся в окрестностях Генуи, где и написал свое сочинение. Оппоненты госпожи Вуд предполагают, что такое равнодушие к чаю объясняется тем, что путешественник возможно предпочитал другие напитки, он же не забыл упомянуть о рисовой водке. А что если Марко Поло никого не обманывал, а просто был где-то в других местах? Видел ли Марко Поло китайских женщин? Хорошо известен обычай китаянок, бросавшийся в глаза всем европейцам, посещавшим реальный Китай. Обычай сохранялся до недавнего времени. Китаянки с детства ходили в специальной тесной обуви, которая не позволяла естественным образом расти ступне. Нога становилась искусственно маленькой. Это считалось красивым, но мешало женщинам ходить. Во всяком случае, эта особенность китайских женщин была яркой, и не заметить ее было практически невозможно. И что же наш Марко Поло? Ни слова. Вступаясь за Марко, можно предположить, что в Китае он общался исключительно с монголками, которые не придерживались данного обычая. Марко Поло ни словом не упоминает о знаменитом китайском иероглифическом письме.

Вот Что еще упущено в Книге Марко Поло:

а) книгопечатания в Китае,

б) знаменитых китайских инкубаторов для искусственного выращивания птицы,

в) ловлю рыбы бакланами.

Создается такое впечатление, что Марко Поло в Китае общался только с иностранцами….все китайские названия звучат в книге в монгольском и арабском варианте.

За те 25 лет, что Марко Поло прожил в Венеции после генуэзской темницы его книга много раз копировалась и переводилась на другие языки. Каждый перевод отличался от предыдущего: автор, разумеется, добавлял свои мысли. Стоит отметить тот факт, что мы не владеем оригиналом рукописи, это уже ставит под сомнение подлинность данной книги. Только от Средних веков в наследство осталось более восьмидесяти копий. Речь идет о копиях рукописи, которая была утеряна. Возможно, что все последующие издания были сокращенной версией оригинала, некоторые листы которого потерялись. Может быть, именно в этих пропавших главах была записана информация о чае и о Китайской стене. Мы не можем с уверенностью утверждать, на каком языке был написан оригинал. Вероятно, это был венецианский или ломбардский диалект, который впоследствии переводился на французский язык и латынь. “Единственное неопровержимое доказательство того, что Марко Поло был реальной личностью, и жил именно в 13в. – это оставленное им завещание, которое он продиктовал 9 января 1323г. в присутствии священника и нотариуса."1 Краткие сведения о Марко Поло находят также и в других юридических документах, из которых мы узнаем, что Он был действительно сыном Никколо Поло, умершего в 1300 г. и племянником Маффео. Однако, несмотря на тщательные поиски исследователей, они так и не нашли в этих источниках какую- либо связь Марко Поло с Китаем. И опять вся тяжесть доказательств, что Марко был Китае, падает “ Книгу о разнообразии мира”.

Обратимся к прологу книги, в котором Рустичано из Пизы уверяет нас, что этот рассказ был ему продиктован в1298 году Марко Поло, во время того, когда они оба были заключены в генуэзскую тюрьму. Этот факт вполне допустим т.к. Пиза и Венеция, родной город Марко вели в это время войну против Гены. Как известно, в в те времена в Пизе действительно был некий рассказчик легенд под именем Рустичано. И поскольку книга Марко Поло содержит в себе огромное количество романтических историй, можно сделать предположение, что пизанский сказочник и автор "Книги о разнообразии мира" – одно и тоже лицо. Вернемся все же к венецианцу и проанализируем отрывок , посвященный подвигам Марко во время штурма города Сянфаня. Здесь каждая деталь вроде бы находится на своем месте. Монгольский хан обращается за советом как взять неприступную крепость к братьям Поло. Вот, что незатейливые европейцы предложили императору: " Великий государь у нас есть мастера, делают они такие снаряды, что большие камни бросают, не выдержит этот город; станут машины бросать камни, тут он и сдасться"1. Хан попросил их сделать катапульты как можно скорее, и Поло принялись за работу. Они приказали находящимся у них на службе европейцам ( Германцу и "христианину- несторианцу"), специалистам в этом деле, сконструировать две или три катапульты, способных бросать камни на 300 livre. Машины установили на поле боя и привели в действие. После недолгой атаки город был взят. События, описанные в этом отрывке действительно имели место в китайской истории. если учесть, что Сианфу – старинное название современного Сяняна, который находится на северо – западе провинции Хэбей. Об этом сообщают также и китайские источники XIV века, где упоминалось об осаде города, который сопротивлялся Хубилаю с 1268 по 1273 гг., и его поражении, что послужило первым этапом к падению династии Южная Сун.2 Согласно тем же источникам китайский город сдался в частности благодаря и тому, что Хубилай отправил на Запад своих людей для того, чтобы найти инженеров, способных сконструировать катапульты бросающие камни на 150 livre. Сопоставим также некоторые даты: осада окончилась в 1273 году, а Марко прибыл в Китай не раньше 1274 года. Китайские источники также уверяют, что инженеры, сделавшие катапульты, были родом из Малой Азии, а персидские источники подтверждают, что они прибыли непосредственно из Дамаска, и их было трое. Тем не менее, если Марко Поло не присутствовал при осаде города, то как же он смог так точно описать происходившие там события. Вполне возможно, что он располагал письменными или устными иностранными источниками, но мы об этом никогда не узнаем.

Очень странно еще и то, что названия всех китайских городов встречается в книге Марко Поло либо в монгольском, либо в арабском варианте. Создается такое впечатление, что венецианец, прожив в Китае семнадцать лет, так и не научился ни говорить, ни писать по-китайски.

Как говорилось выше, Марко не упоминает ни о чае, ни других характерных Китаю особенностях. Однако, он сообщает Европе об использовании в Китае каменного угля в качестве горючего, о расположенных за городской стеной борделях. Он видел бумажные деньги и пытался довести до европейского мышления необходимость существования денег как средства платежа. Рассказывал о добыче соли и ее значении в китайской экономике, о публичных банях и многом- многом другом. Эта смесь фактов и домыслов заставляла читателя на протяжении веков задумываться одним и тем же вопросом: если Марко никогда не был в Китае, откуда же была взята эта вся информация?

Как свидетельствуют некоторые источники, дядя Марко – Маффео Поло был зажиточным торговцем, который имел дом на берегу Черного моря ( в городе Судак).1 Это место было перевалочным пунктом между Европой и Азией, через которое постоянно проходило огромное количество торговцев и путешественников, побывших в различных уголках евразийского континента. Может быть, именно по их рассказам, вооружившись еще иностранными письменными источниками, Марко и написал свою знаменитую книгу? Этот вопрос еще долго будет будоражить и историков и просто читателей "Книги о разнообразии мира". И скорее всего ответ так и не будет найден. А если и установят, что Марко Поло не был никогда в Китае, разве его книга когда- нибудь потеряет научную ценность? Это видение Китая глазами европейца.

В это время в Европу начинает поступать информация о Китае из других источников. Например, кое- что о Срединном государстве было известно от Одорика Портедоне, который путешествовал по Китаю в 1320 году. В 1310 году появляется письмо перса – Рашид ад Дина, закончившее его "Мировую историю". В этой книге можно было найти огромное количество информации о Китае. В 1350 году входит в моду произведение, написанное вымышленным Иоанном Мандевилем. Так же можно было заглянуть в знаменитый справочник (1340г.), составленный по маршруту путешествий Балгуччи Пеготти.

Если сравнивать описания всех трех путешественников, побывавших в Китае, то нельзя не заметить то, что Плано Карпини и Вильгельм Рубрук были намного образованнее Марко Поло. Нельзя отказать послам-францисканцам и в наблюдательности, и в умении отобрать наиболее важные факты и отбросить несущественные детали ( что было присуще венецианцу). Однако, надо отметить, что наблюдательность миссионеров была профессионально ограничена их схоластическим образованием и их специальными заданиями. Возвращаясь к Марко Поло и его рассказам о Китае, следует отметить, что он мог наблюдать явления лежавшие на поверхности жизни китайцев, его привлекало все яркое и необычное. Разговору с даоским монахом о религии он предпочитал обойти рынки Канбалыка и изучить весь китайский товар вдоль и поперек.

Но несмотря на это, “Книга” Марко Поло стала в конце средневековья – начала нового времени путеводителем по азиатскому Востоку.

 

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
| Марко Поло

Дата добавления: 2015-06-26; Просмотров: 406; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.81.88.93
Генерация страницы за: 0.015 сек.