Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

ПОНЕДЕЛЬНИК 4 страница





Его внимание привлек проблеск света на соседней улице. Свет фар приближался к бунгало, где устроилась секта. Сэнди немедленно выбрался из машины и направился к нему. Он успел как раз вовремя, чтобы увидеть, как две женщины подошли к дверям бунгало и те открылись перед ними. Сэнди перебрался к прежнему наблюдательному пункту и уставился в окно.

Из этих двух Сэнди довелось видеть брюнетку — она была в числе тех, кто на одной из встреч сидел и гудел, — а вот блондинка была новенькой. Ее встретили как сбежавшую и вернувшуюся дочь, которую каждый стремился обнять, — но, черт возьми, все без единого слова!

Наконец все утихомирились и расселись на стульях, составленных в круг. Когда осталась стоять только блондинка, все вдруг оцепенели, глядя на нее. А она, в свою очередь, смотрела на какой-то предмет, который держала в руках.

Когда Сэнди узнал его, то чуть не прыгнул в окно. Он уже видел этот маленький пистолет.

 

 

Откуда ты взяла пистолет, Кейт? Не знаю. Я никогда его раньше не видела. Кейт удивленно смотрела на этот блестящий предмет, что лежал у нее на ладони. Когда она нагибалась, чтобы поставить под стул сумку, оттягивавшую плечи, то почувствовала, что содержимое кармана врезается ей в бедро. Именно его она и извлекла. Предмет был такой маленький, что его трудно было считать настоящим, но он был из стали и слишком тяжелый, чтобы быть игрушкой.

Почему ты принесла его сюда?

Я даже не знала о его существовании.

Должно быть, он принадлежит твоему брату. Он очень опасный человек. Но по завершении сегодняшнего вечера он станет беспомощен. Оставь в покое оружие и займи свое место.

Что она и сделала, положив пистолет рядом с полупустой миской картофельных чипсов.

Да, должно быть, он принадлежал Джеку. У него было много пистолетов — она сама их видела. Но, ради всех святых, каким образом этот оказался у нее в кармане? Она счастлива, что бывшая Жаннет увела ее от брата — туда, где он не сможет найти ее и снова нарушить связь с Единством.

Кейт, остался всего час до полного слияния — и тогда оно придет к нам на помощь в Великом Прыжке, за которым последует Великая Неизбежность.

Сейчас Кейт понимала, что вызывало беспокойство у Единства: потеря бывшей Эллен могла помешать трансформации. Очевидно, для достижения коллективного сознания необходима определенная критическая масса клеток мозга, инфицированных вирусом, а вот для начала мутации нужна масса покрупнее.

Представить только… вирус способен мутировать по своей собственной воле. В трудах по вирусологии такая возможность даже не упоминалась. Придется их переписывать…

Нет, не переписывать. Выкинуть в мусор. Ибо, когда Единство достигнет Великой Неизбежности, никакие медицинские тесты больше не понадобятся. Болезни уйдут в прошлое. Единство не потерпит никакого внешнего воздействия — бактерии и вирусы-соперники будут немедленно опознаны, стоит им попасть в организм, и незамедлительно уничтожены. Под руководством Единства все поврежденные или мутировавшие клетки, начиная с раковых, будут замещены здоровыми. От генетических болезней останутся лишь воспоминания после того, как все дефективные гены будут исправлены: заменить неправильную последовательность в основе ДНК правильной — дело несложное. Будут прочищены артерии, укрепится костный скелет, а травмы тканей станут заживать куда быстрее.



Великая Неизбежность принесет человеческой расе золотой век здоровья и бессмертия.

Кейт с трудом могла дождаться его.

Но первым делом — Большой Прыжок.

Сев, она сплела руки с бывшей Жаннет слева, а справа с бывшим Чарльзом, и ее охватило чувство Слияния. Она полна значимости, она — часть чего-то неизмеримо более крупного, чем она сама, которое превратит этот мир в подлинный рай; пока же она на стартовой позиции, готовая к трансформации, — а после нее все станет возможно…

В воздухе возникло сияние. Кейт закрыла глаза, но сияние осталось, потому что оно шло откуда-то изнутри. Она испытала пьянящее головокружение, когда сознание ее постигло молекулярный уровень, где цепочки ДНК вирусов перестраивались в новый порядок, который позволит приобретать новых хозяев и, используя воздушные течения, постоянно и неуклонно обеспечивать приток новых членов.

Такого экстаза она не испытывала никогда в жизни…

Но тут Слияние было жестоко нарушено треском и грохотом, словно дверь сорвали с петель, и голосом…

— Кейт!

На плечо легла чья-то грубая рука, которая бесцеремонно встряхнула ее…

Теперь Кейт видела себя глазами Единства: она сидит спиной к дверям, а над ней стоит какой-то человек… это Джек.

Ее — так же как и Единство — пронзила острая тревога. Джек! Он не должен быть здесь. Она должна заставить его убраться. Он может помешать трансформаций…

Была и еще одна ужасно важная причина, по которой он не должен быть здесь, но она никак не могла припомнить ее.

— Кейт.

Джек разорвал их сцепленные руки с бывшей Жаннет, с силой разорвал контакт с бывшим Чарльзом, — и картина перед ее глазами изменилась…

— Кейт, ты меня слышишь? Она открыла глаза и повернулась.

— Что ты здесь делаешь, Джек?

Его глаза блестели, на скулах перекатывались желваки, он говорил сжав зубы.

— Неужто я должен объяснять тебе? — Он схватил ее за предплечье и потянул к дверям. — Давай! Мы уходим отсюда!

НЕТ!

Вскрикнула не только Кейт — хор голосов раздался и в голове, и в ушах. Единство вскочило на ноги, возмущенно размахивая руками.

Джек выхватил из-за спины пистолет, большой, черный, с угловатыми очертаниями. Ствол, миновав Кейт, взял на прицел членов Единства.

— Кто хочет стать первым? При виде оружия Кейт осенило. Тот маленький пистолет!

Да, Кейт! Да!

Подчиняясь Единству, она вывернулась из-под руки Джека и схватила со стола маленький пистолет. Когда она вскинула его, в голове у нее раздался громовой голос:

Стреляй в него! Уничтожь его!

Кто-то в Единстве знал, как обращаться с оружием, и по его указанию левая рука Кейт оттянула затвор и отпустила его.

Прицелься в него и нажми на спусковой крючок!

Но Кейт не смогла этого сделать. У нее не получилось.

Нет. Она повернулась к нему. Я никогда не стреляла и если попробую, то могу промахнуться.

СТРЕЛЯЙ!

Теперь она стояла лицом к Джеку. Ее рука уже стала поднимать пистолет, но вдруг Кейт резко развернула ствол и прижала его себе к горлу.

Нет, Кейт!

Кейт, что ты делаешь? — побледнев, вскричал Джек.

Единство попыталось заставить ее опустить пистолет, но теперь ею владела какая-то гораздо более мощная сила, которая поднялась из глубин ее существа и, сметя лабиринт защитных инстинктов, что таились в самых древних участках мозга, хлынула в руку, которая и застыла на месте.

Дай мне договорить! Я заставлю его уйти! Внезапно она обрела голос. V — Уходи, Джек! Прошу тебя.

— Нет. — Он не сводил глаз с ее горла, с той точки, куда уткнулся ствол. Голос его напоминал хриплое карканье. — Без тебя не уйду.

Она видела, как он отвел назад свободную руку, как напряглось его тело, готовое к прыжку.

— Я знаю, что ты задумал, Джек. Даже и не пробуй. Клянусь Господом, если ты сделаешь хоть шаг ко мне, я покончу с собой тут и сейчас.

Его взгляд скользнул вниз и остановился на сумке, которая стояла у ее ног. Почему он так смотрит на нее? Когда Джек снова поднял на нее глаза, его \i0 взгляд был полон ужаса.

— Кейт, прошу тебя. Будь умницей. Опусти пистолет… и пойдем со мной. Сейчас. Это важно!

Скажи ему, что пойдешь с ним попозже.

Дай мне немного времени, Джек, и потом я пойду с тобой.

— Только сейчас!

Он так нервничает… так боится… чего?

— Потом, Джек.

Он облизал губы и посмотрел мимо нее.

— Они тебя отпустят?

Семь голосов за ее спиной произнесли в унисон:

— Возвращайся через два часа, и пусть она идет куда хочет. Можешь увести ее куда угодно.

Чем дальше, тем лучше. Джек прищурился.

— Почему я должен вам верить?

— Это правда, Джек, — сказала Кейт. — Я не вру тебе.

— Не…

— Я не дам увести себя, Джек. — Кейт еще сильнее уткнула ствол в горло. — Или я погибну сейчас, или уйду с тобой попозже. Решать тебе.

Кейт видела, как лицо брата исказила мучительная агония страха, но в ней жила надежда, что он послушается. Она не хотела спускать курок. Не потому, что боялась смерти — она бы с радостью умерла ради Единства, — а потому, что ее смерть помешает трансформации.

Внезапно Джек расслабился. Похоже, он принял решение.

— Хорошо. Через два часа. — Он посмотрел на запястье. — Черт! Уже без десяти десять!

Ее охватила тревога. Без десяти десять! Но почему ход времени наполняет ее таким беспокойством и страхом?

— Иди же, Джек! Уходи — и как можно дальше!

Это ее слова — не Единства. Почему она их произнесла? Почему она полна такого отчаянного беспокойства — как можно скорее выгнать его отсюда? Она не может объяснить, но твердо знает — он не может оставаться здесь. Он должен уходить — и немедленно!

— Я ухожу! — быстро сказал он, отступая к дверям. — Но вернусь ровно без десяти двенадцать и хочу увидеть, как Кейт стоит перед дверьми этого дома, ожидая меня. Если же нет…

Не окончив фразы, он вышел. Великолепно, Кейт, сказало Единство, когда она опустила пистолет.

Мы сказали ему правду?

Конечно. Как только завершится Большой Прыжок, мы сами захотим, чтобы ты стала путешествовать — далеко и широко, и всюду, где ты окажешься, распространять трансформированный вирус. Он будет думать, что разрушил наши планы, а на самом деле будет способствовать нашей задаче.

И Кейт почувствовала, как теплая пелена снова обволакивает ее.

Ты отлично сработала, Кейт. Ты превратила врага в нашего невольного союзника. Мы гордимся тобой!

Их похвала наполнила Кейт счастьем.

 

 

Ну и дела!

Сэнди просто терялся от обилия вопросов, которые лезли ему в голову. Что, черт возьми, все это значит? Спаситель сказал, что был нанят покойным доктором Филдингом, дабы защитить его от секты, но кто эта женщина, которую он только что пытался вытащить оттуда? Его подруга? И когда она поднесла пистолет себе к горлу… Ну и дела! Судя по ее голосу, Сэнди не сомневался, что она серьезно намеревалась спустить курок. А когда семь остальных ее сподвижников по секте заговорили хором… вау! У него по спине пошли ледяные мурашки.

Да ведь никто и не поверит. Господи, ну почему он не прихватил с собой видеокамеру!

Члены секты вернулись на свои места и снова взялись за руки. Сэнди уже был готов отползти от окна и пойти искать Спасителя, когда рывком распахнулась входная дверь. На пороге снова возник Спаситель с пистолетом в руке, но на этот раз он не стал останавливаться и не произнес ни слова. Одним прыжком он, как гигантский хищник, влетел в комнату, схватил блондинку, сорвал ее с места, перекинул через плечо и исчез за дверью.

Сэнди застыл на месте, глядя в окно, потрясенный и онемевший, как и семь остальных сектантов. Всего несколько мгновений назад блондинка была здесь — а теперь исчезла. Неужели кто-то из них сорвется с места и кинется за ними вслед?

Нет. Они так и остались стоять в разорванном кругу. А затем все стали расплываться в каких-то странных улыбках. Сэнди видел, как женщина, смахивавшая на ротвейлера, вынула мобильный телефон, набрала номер, и он услышал, как она говорит:

— Полиция? Я хотела бы сообщить о похищении.

Спаситель крепко попал в дерьмо! Как бы предупредить его?

 

 

— Прости, Кейт, что действовал как пещерный человек, — обратился Джек к женщине, которая, вися на его плече, орала, лягалась и царапалась, — но иного пути не было.

Он глянул из-за свободного плеча, дабы убедиться, что его никто не преследует. Но улица оставалась пуста.

Чем дальше, тем лучше. Он знал, что до успешного завершения еще далеко, но, по крайней мере, при нем была Кейт, и он не собирался отдавать ее.

С первой частью задачи он справился легко. Он прикинул, что Кейт придется отложить «земмерлинг», чтобы снова взяться за руки. На что он отвел полминуты, после чего и вернулся за ней. Он был готов открыть стрельбу, но, поскольку на плече у него висела Кейт, мог и промахнуться по кому-то из членов этой семерки. Пусть уж лучше работу завершит бомба Кейт.

Но сейчас, пока не рвануло, и он сам, и Кейт должны оказаться отсюда как можно дальше. Сомнительно, что хоть кто-то из Единства выживет. Но Джек вернется проверить.

Машину он оставил у обочины в конце улицы. Идти всего полквартала. Спрятать ее в багажнике и сняться с места — уехать как можно дальше, когда…

Раздался оглушительный грохот, и чья-то гигантская рука толкнула его в спину, отчего Джек полетел кубарем, выпустив Кейт. Они одновременно упали на песчаную дорогу, после чего Джек подполз и навалился на нее, прикрывая своим телом.

Она дергалась и содрогалась под ним, как в эпилептическом припадке. Оглянувшись, Джек увидел, как в небо уходит огненный гриб, унося с собой последние остатки роя Единства.

С неба посыпались обломки, часть из которых была объята пламенем.

— Ты это сделала, Кейт! — прошептал он. — Ты смогла…

Что-то тяжелое ударило его по спине и по затылку…

Следующей мыслью, которая пришла к Джеку, было осознание, что он в одиночестве лежит на дороге. Его мутило, у него кружилась голова, но он заставил себя привстать на колени, потому что его поднял голос Кейт. Она кричала где-то за его спиной:

— Жаннет! Жаннет!

Повернувшись, он увидел, как Кейт, хромая, идет к тому адскому пеклу, которое когда-то было бунгало. Поднявшись, он кинулся за ней.

Повсюду лежали пылающие обломки — на улице, на крышах, — а бунгало, в котором всего несколько минут назад сидела Кейт, полностью исчезло. От строения ровно ничего не осталось, кроме бетонного фундамента. Из разорванных труб хлестала вода, исходя раскаленным паром; четыре машины, стоявшие перед домом, превратились в мятые куски металла; занялись пламенем полдюжины соседних бунгало.

Догнав сестру, он развернул ее:

— Кейт!

Удивленно взглянув на него, она не могла скрыть потрясения.

— Джек? Что ты здесь делаешь?

— Это ты, Кейт? Ты, настоящая?

Она кивнула. На ее лице со следами слез плясали отблески пламени.

— Да, но…

Джек порывисто обнял сестру и притянул к себе. Его настолько переполняла радость, что он не мог произнести ни слова. Кейт вернулась. Единства не существует.

— Слава богу! Я уж думал, что потерял тебя!

— Но где Жаннет? — Она оттолкнула его. — Я должна найти ее!

— Ты не сможешь, — сказал он. — Ты… у тебя не получится.

— Но я должна! — всхлипнула она. — И я это сделаю… ради нее!

Она вырвалась из его рук. Джек видел, как, приблизившись к пылающим руинам, она отпрянула перед стеной жара. Он хотел оттащить ее и любой ценой доставить обратно в Нью-Йорк, но понимал, что она не уйдет, пока не убедится, что тут ей больше нечего делать.

Он посмотрел на дорогу. Привлеченные зрелищем, с трассы съезжали машины — предложить помощь, а то и просто поглазеть и уехать. По узким песчаным улочкам, как мотыльки на огонь, спешили зеваки.

Повернувшись, он заметил распростертую на песке в отдалении от развалин какую-то темную скорченную фигуру. Может, это останки Жаннет? От них почти ничего не осталось, но чем ближе он подходил, прикрываясь от палящего жара, тем больше они походили на человека.

Он встал на колени рядом с обугленным телом. Нет, это не Жаннет. Кто-то другой… мужчина. Лицо изуродовано взрывом, от одежды остались лишь опаленные клочки… но все же можно узнать Сэнди Пал-мера. Где же он прятался?

Бедный дурачок. Похоже, ему наконец досталась та судьба, о которой он мечтал — ГЕРОИЧЕСКАЯ СМЕРТЬ РЕПОРТЕРА, КОТОРЫЙ ПРЕСЛЕДОВАЛ СЕКТУ УБИЙЦ, — но он уже не сможет порадоваться удаче.

— О боже! — прозвучал голос за спиной. — Он мертв?

Встав, Джек увидел потрясенного мужчину средних лет, но ничего не ответил ему. К ним уже спешили другие. Он слышал, как приближаются звуки сирен.

Пора уходить. Оглянувшись в поисках Кейт, он увидел, как она бродит в отдалении, рядом с соседним бунгало, наполовину охваченным пламенем. Он направился к ней.

— Слушайте, на вашем месте я бы не приближался к этой лачуге, — сказал один из зевак. — В любую минуту может рвануть и другой баллон с пропаном.

С пропаном? Они так считают? Ну, конечно. Но Джек знал, что причиной взрыва в бунгало была не емкость с жидким газом. Она внесла свою лепту потом.

Но тут он оцепенел, увидев, как рядом с горящим домом, у которого стояла Кейт, языки пламени лижут ржавый баллон высотой в четыре фута…

— Кейт! Отойди!..

Этот взрыв стал лишь бледной тенью предыдущего — небольшой выброс пламени, звук слабее в десять раз. Джека лишь шатнуло. Но пламя поглотило Кейт и отшвырнуло ее. Она ударилась о стену соседнего дома и рухнула на землю, как сломанная кукла.

Зеваки с воплями рассыпались по сторонам, а Джек кинулся к неподвижному телу, распростертому на песке. Он со стоном повторял снова и снова лишь одно слово, единственное слово, которое мог выдавить его потрясенный ужасом мозг:

— Нет-нет-нет-нет-нет-нет…

Когда он добрался до Кейт, то увидел, что ее волосы опалены, на блузке — прожженные дыры, но в общем одежда от огня не пострадала. Он уже был готов вознести благодарственную молитву, как увидел кровь… и зазубренный кусок металла, вонзившийся в область солнечного сплетения.

Джек опустился на колени рядом с сестрой — не только для того, чтобы быть ближе к ней, но и потому, что ноги не держали его. Он инстинктивно потянулся к окровавленному куску металла, чтобы извлечь его, но остановился и помедлил, не зная, что делать, и боясь, что только ухудшит состояние Кейт. Наконец он обеими руками сжал ее ладонь.

— Кейт! Кейт! Ты в порядке?

Идиотский вопрос — она явно не была в порядке. У нее затрепетали веки. Она открыла глаза.

— Джек? — еле слышно шепнула она. — Джек, что?..

— Баллон с газом… — Слова замерли у него на губах.

Он видел, как она скользнула взглядом по телу, остановив его на торчащем из груди осколке металла.

— О господи.

Эта ситуация, когда он мог лишь стоять на коленях и беспомощно смотреть на нее, убивала его. Он должен что-то делать.

— Вытащить это? — Она же доктор, подумал он. Она должна знать, что делать.

— Лучше не трогай.

— О'кей, ладно, — сказал он ей. — Пусть остается. Помощь уже в пути. Слышишь сирены? Все будет отлично.

Теперь она смотрела на него.

— Я… не… думаю. — Сжав пальцы, она вцепилась ему в руку. — Джек, темнота… она подступает, и я боюсь.

— С тобой все будет…

— Не за себя. За тебя, за Кевина и Лиззи… за всех. Она подступает, Джек. Вирус все еще в моем мозгу… и поэтому я все вижу. Тьма ждет, но она скоро наступит… и поглотит всех.

— Кейт, побереги силы.

— Нет, слушай. Лишь горсточка людей способна преградить ей путь… и ты один из них.

Она заставила его вспомнить ту русскую женщину. Это война, ты боец.

— Кейт…

— Пожалуйста, позаботься о Кевине и о Лиззи. Обещай мне, что ты спасешь их от…

— Обещаю. А теперь помолчи.

Подняв взгляд, он увидел, как на них таращится полдюжины зевак, и испытал желание пристрелить их всех.

— Чего вы глазеете? — заорал он. — Убирайтесь отсюда! Вы что, не видите — она ранена! Нужна помощь!

Он снова посмотрел на Кейт, и у него остановилось сердце, когда он увидел ее закрытые глаза. Но она еще дышала.

— Кейт?

Она не открыла глаз, губы ее не шевельнулись.

— Джек. — Она говорила так тихо, что он еле расслышал ее.

Он чувствовал, что она уплывает, ускользает.

— Кейт, не уходи. Прошу тебя, не уходи… Внезапно повсюду засверкали красные огни — две полицейские машины, «скорая помощь», и какой-то голос закричал:

— Сюда! Сюда! Здесь тяжело ранена женщина! Джек наклонился к сестре, коснувшись губами ее уха:

— Вот и помощь прибыла. Слушай меня, Кейт: я люблю тебя и не хочу тебя терять. Продержись еще немного… ты справишься.

Вот и реанимационная команда — двое мужчин и две женщины в специальных комбинезонах и латексных перчатках; Джек увидел, как изменилось выражение их лиц, когда они склонились над Кейт: от озабоченного до мрачного. Он позволил отодвинуть себя в сторону, когда три человека умело положили ее на носилки, пока четвертый говорил по телефону с врачом из местного реанимационного отделения, объясняя ситуацию и советуя заблаговременно вызвать хирурга.

Джек держался вплотную к ним, когда они внесли носилки — именно внесли, а не вкатили — в стоящую рядом машину «Скорой помощи», и, увидев, как их закрепили у задней стенки, полез вслед за ними.

— Я поеду вместе с ней, — сказал он одному из медиков. В нем была сумасшедшая уверенность, что если он будет рядом, держа Кейт за руку, то одной лишь силой воли сможет удержать ее среди живых.

— Простите, сэр. Это против правил.

У Джека чесались руки вытащить для убедительности «глок»; вместо этого он схватил мужчину за руку:

— Может, вы не расслышали: я еду вместе с ней.

— Если бы даже вам разрешили, там нет места, и если ей понадобится помощь, вы будете только мешать.

Джек отступил. Меньше всего он хотел мешать. Посмотрев из-за плеча медика, он увидел, что в вены на обеих руках Кейт уже введены иглы для инъекций и ей прослушивают сердце.

Как только дверца машины захлопнулась, справа от Джека появился коп.

— Вы знаете эту женщину? — спросил он. Джек кивнул, не отрывая глаз от «скорой помощи», которая снялась с места.

— Я хотел бы задать вам несколько вопросов, — сказал коп. На плече у него был красный щиток: «Полиция Довера».

Джек торопливо двинулся вслед за «скорой помощью».

— Мне нужно в больницу.

Чья-то рука схватила его за плечо и развернула на четверть оборота.

— Сэр, — сказал коп. — Предварительно вы дадите мне несколько ответов…

Он замолчал и сделал шаг назад. Джек был готов убить его, и, может, коп увидел в его взгляде это желание. Джек заставил себя набрать в грудь воздуха и протянул открытую ладонь: мир.

— Я спешу в больницу. Если вам нужны ответы, там и найдете меня.

Повернувшись, он побежал сквозь ночь, озаряемую красными сполохами, спеша выбраться на дорогу, где стояла его машина. Полицейский не стал его преследовать. Может, у него были более важные дела — например, отгонять зевак, чтобы они не мешали пожарной команде, или вместе с другими копами растягивать желтые ленточки полицейских барьеров.

Джек перешел на бег и был, наверно, не далее чем в десяти футах от машины «Скорой помощи», когда она выбралась на шоссе и включила сирену. Через боковое стекло он видел, как лихорадочно работают врачи, один из которых, склонившись к Кейт, начал ритмично нажимать ей на грудную клетку…

— Нет! — закричал он. — НЕТ!

У него лихорадочно колотилось сердце, когда он сорвал свою машину с места и погнал вслед за хвостовыми огоньками «скорой помощи». Выбравшись на шоссе, Джек пересек мост, что вел на материковую часть, и вписался в оживленное движение на трассе, стараясь не отставать от «скорой помощи», которой все остальные машины уступали дорогу.

— Гони! Гони! — кричал он, когда их тандем покрывал милю за милей.

Да где же эта чертова больница? Почему она так далеко?

Он давил в себе жуткое чувство нереальности происходящего. Этого не могло быть с Кейт — после всего, что ей довелось пережить. Кейт — одна из лучших людей, что он встречал в жизни, она самая лучшая. Нет, с Кейт этого не могло быть.

Наконец больница. «Скорая помощь» остановилась у дверей реанимационного отделения, где уже ждал врач. Выскочив из своей машины, Джек уткнулся лбом в заднее стекло «скорой» и успел увидеть, как врач скорбно покачал головой и выключил фонарик, которым светил в открытые глаза Кейт.

— Нет! — Голос Джека превратился в шепот, когда он обогнул машину, чтобы перехватить врача. — Ведь можно же еще что-то сделать!

— Мне очень жаль, — сказал доктор. Он был чернокожим, в его быстрой речи слышался английский акцент. — Она скончалась. Должно быть, осколок перебил артерию. Боюсь, что ее могло спасти лишь немедленное хирургическое вмешательство на месте.

И снова его охватило чувство нереальности. Растерянный и смертельно усталый, Джек прислонился к машине. Казалось, на него навалилась невыносимая тяжесть, когда он смотрел, как носилки с телом Кейт, прикрытым простыней, катят в больницу. Откуда-то у него нашлись силы последовать за ними. Безжизненное тело Кейт переложили на один из металлических столов в морге реанимационного отделения; все они были отделены занавесками друг от друга.

— Я бы хотел побыть с ней, — сказал он чернокожей медсестре с седеющими волосами.

— Конечно.

Когда она отошла, Джек приподнял простыню и посмотрел на бледное лицо Кейт. У нее было такое спокойное выражение… словно она спала. У него перехватило горло, и он с трудом сдерживал слезы, когда вернулась медсестра:

— Там снаружи полицейский, который хочет поговорить с вами.

Джеку хотелось заорать, чтобы их оставили наедине, черт побери! Но он сдержался.

— Вы позволите мне еще несколько минут? И не могли бы вы дать мне бумагу и ручку?

Она выудила из кармана то и другое и положила на прикроватный столик.

— Я скажу ему, что вы будете через минуту.

Когда она ушла, Джек разгладил бумагу костяшками пальцев и написал: «Кейт Айверсон, доктор медицины, Трентон, штат Нью-Йорк». Положил ручку. Посмотрев в проем меж занавесками, он увидел, что тот коп, который был на месте взрыва, пьет кофе и болтает с дежурной.

Джек вернулся к Кейт, поцеловал ее в лоб и взял под контроль все свои эмоции. Оставить здесь Кейт одну смахивало на откровенное дезертирство; он понимал, что удирает как крыса… но не мог остаться. Он снова проверил, на месте ли коп, затем раздвинул занавески с другой стороны. Джек шел как на автопилоте и, следуя указаниям на стенах холла, вышел через переднюю дверь. Она нашел свою машину, снялся с места и, спустившись с пандуса, взял курс на север. Когда он увидел знак, говорящий, что рядом стоянка, понял, что должен остановиться, а то взорвется. Он зарулил на свободное место и выключил двигатель.

Кейт…

Его охватило чувство непоправимой потери. Он только что снова обрел ее — и вот… она ушла. Навсегда. Это была его ошибка. Если бы только он не послушал ее и сделал то, что надо было сделать… Если бы только он не оставил у себя эту проклятую бомбу… Если бы только он пораньше успел домой…

Джек уткнулся лбом в рулевое колесо и всхлипнул.

Кейт…

 





Дата добавления: 2015-06-04; Просмотров: 108; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.021 сек.