Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Поняття організації бухгалтерського обліку. Предмет і метод

Читайте также:
  1. III группа. Свойства, характеризующие методологию целеполагания системы
  2. III. Методы отдельных навесок и пипетирования.
  3. IV. Методи аналізу травматизму
  4. IV. МІЖПРЕДМЕТНИЙ ЗВ`ЯЗОК .
  5. IV. МІЖПРЕДМЕТНИЙ ЗВ`ЯЗОК .
  6. IV. МІЖПРЕДМЕТНИЙ ЗВ`ЯЗОК .
  7. V. Методические рекомендации по организации изучения дисциплины
  8. V. Поняття про зміни об’єму в хрящах в період гормональної перебудови та в осіб похилого віку , проблеми остеопорозу .
  9. VI. Понятие и виды методов управленческих действий.
  10. VIIІ. МЕТОДИЧНІ РЕКОМЕНДАЦІЇ ДО САМОСТІЙНОЇ РОБОТИ
  11. W. Stern (1980) предложил метод определения жировой прослойки у спортсменов.
  12. А в 2008 году по результатам такого анализа среди 50 стран мира по этой же методике МЭФ Россия была «перемещена – на 38 место.

Вступ

Семья.

План

1. Управление и развитие организации.

2. Массовая коммуникация и реклама.

3. Школа и семья.

4. Право и политика.

 

1. Управление и развитие организации

Новый этап в развитии российского общества вызывает к жизни новый комплекс вопросов, связанных с психологией управления различными формами организаций как в области народного хозяйства, так и в других сфе­рах. Это связано с возникновением многообразия форм собственнос­ти, когда наряду с государственными возникают и акционерные, и сов­местные, и частные фирмы, на которых складываются и новые фор­мы взаимоотношений. Старые, сложившиеся при социализме формы управления не всегда работают в новых условиях, и многие наработки психологов оказываются устаревшими. Психологическая служба на старых предприятиях почти повсеместно разрушена, а на новых еще не создана. Ее создание в условиях рыночной экономики, в условиях развития разнообразных форм бизнеса, по-видимому, еще отдален­ная задача. Поэтому предстоит большая работа по переосмыслению деятельности психолога-практика в этой сфере.

Управление оказывается своеобразной сквозной темой приклад­ных исследований, поскольку имеет отношение к самым различным звеньям общественного организма, будь то крупное промышленное предприятие или медицинское учреждение, банк или спортивное об­щество. В разработку проблем управления вовлечены специалисты по экономике и социологии, но социальная психология уже давно имеет здесь свой собственный достаточно четко обозначенный аспект [Свен-цицкий, 1986].

Можно выделить несколько традиционных проблем психологии управления.

Психологические качества руководителя. Многочисленные приклад­ные исследования ориентированы именно на выяснение этого вопро­са. Ради этого применяются различные личностные тесты, конструи­руются другие методики, часто делаются описательные характеристи­ки идеального руководителя. Естественно, что посредством этих методик схватываются многие, действительно необходимые руково­дителю свойства, перечень которых почерпнут из житейского опыта. Однако при проведении прикладного исследования по этой проблеме нельзя забывать о нерешенности на теоретическом уровне многих от­носящихся сюда вопросов.

Иногда складывается парадоксальная ситуация, когда психологи-профессионалы знают все доводы против, например, «теории черт», объясняющей феномен лидерства, всю тщетность попыток построить научно обоснованный перечень черт лидера и тем не менее на приклад­ном уровне прилежно выясняют, какими чертами должен обладать ру­ководитель. Аргумент, который иногда можно услышать по этому пово­ду, заключается в том, что жизненные проблемы «не ждут» и надо хоть «что-то» делать для их решения. Естественно, жизненные пробле­мы не ждут, но из этого не следует, что их нужно решать способами, о негодности которых доподлинно известно в большой науке.



Подобные подходы особенно опасны, когда в исследование вклю­чаются непрофессионалы, весьма приблизительно представляющие себе сущность вопроса и методик его исследования. Чаще всего в этом случае довольно категорично требуют во что бы то ни стало использования тестов, демонстрируя наивную веру в их абсолютное могущество. Тест превращается в некий символ научности исследования; противостоять его применению становится весьма затруднительно, даже если очевид­на его нерелевантность в конкретном случае. Трудно сказать, каковы причины формирования в сознании многих заказчиков совершенно ложного образа социальной психологии (и психологии вообще) как науки исключительно о применении тестов. Проведение прикладных исследований, в частности, в области психологических проблем управ­ления приходится начинать с разрушения этого ложного и опасного стереотипа. Это не означает полного отказа от необходимости выявле­ния «черт» руководителя, но означает лишь два момента.

Во-первых, необходимо быть на уровне современных знаний по проблеме «черт» и обозначить кое-какие подходы, не вступающие в противоречие с разработкой вопроса на теоретическом уровне.

Во-вторых, можно сосредоточить внимание на более продуктив­ном подходе, как, например, анализ совместимости руководителя и коллектива, выявление роли «обратной связи» (знание руководителем того, как он воспринимается подчиненными) в эффективности уп­равления и т.д. Распространенным методом таких исследований явля­ется составление психологического портрета руководителя, включаю­щего его способность к восприятию нововведений, его гибкость в применении разных форм контроля и т.д. [Кричевский, 1993].

Деловое общение. К названным проблемам относится и оптимиза­ция делового общения для руководителей разного ранга. Эта область включает в себя не только совокупность прикладных исследований, но и разработку практических занятий для руководителей, на кото­рых отрабатываются стратегия и техника делового общения, его пра­вила и нормы. Психолог-практик выступает в данном случае не толь­ко как эксперт и консультант, но и как руководитель практических занятий, например, по организации деловой беседы, совещания. В этом случае особенно эффективна организация специальных дело­вых игр [Жуков, 1988].

Задача психолога, работающего в сфере управления, — не просто проведение прикладных исследований по предлагаемым темам, но и своего рода пропаганда социально-психологических знаний среди руко­водителей с целью формулирования ими своей проблематики. Смысл этой деятельности должен заключаться в том, чтобы объяснить заказ­чику, что в состоянии предложить ему социальная психология, чтобы рекомендации базировались на действительных возможностях науки. Именно здесь он должен доказать и необходимость, и возможность, и обоснованность определенного набора проблем. Профессиональная под­готовка обязывает его занять активную позицию, основанную как на понимании реальных проблем управления, так и на четком представ­лении о возможностях социальной психологии.

Развитие организации. Самостоятельный блок проблем в связи с психологией управления представляет относительно новая область социальной психологии, получившая название «развитие организа­ции» или «организационное развитие» [Базаров, 2002.]

В широком смысле слова организационное развитие означает со­здание особой культуры по использованию различных технологий для со­вершенствования поведения индивидов и групп в организации, особенно в том, что касается принятия решений, разрешения конфликтов, развития сети коммуникаций. В более узком смысле организационное развитие предполагает обеспечение таких условии, при которых организация становится самообновляющейся системой, изменяющейся в зависимости от целей, когда разработан механизм непрерывного совершенствовавния структуры с учетом требований роста организации, повышения ее эффективности.

Консультирование организационного развития — одна из форм профессионально деятельности социальных психологов. Важнейшим элементом этой работы является психологическая диагностика организации, когда консультант обеспечивает «сбор информации об организации от ее членов с целью выявления проблем, к которым могут относиться противоречия в обследуемом объекте (по вертикали и по горизонтали), различные трудности (помехи, нехватки), неопреде­ленность целей, связей» [Липатов, 1994. С. 171]. Задача диагностики, как и всего организационного консультирования, — добиться роста организации, повышения ее эффективности.

Диагноз, основанный на анализе собранных данных, служит ос­нованием построения на его основе плана дальнейших действий и осуществления «вмешательства», т.е. прежде всего работы по обуче­нию руководителей и персонала, в частности, путем специально раз­работанных программ тренинга.

Работа с персоналом, таким образом, также входит в программу организационного развития, но представляет собой особый блок про­блем: развитие доверия, обеспечение большей информированности сотрудников о деятельности организации, умножение возможностей участия каждого в принятии решений. Все в целом призвано интегри­ровать методы управления в единую систему, что и послужит повы­шению эффективности, в частности тому, что организация должна лучше справляться с изменениями, которые могут происходить в ок­ружающей среде [Базаров, 1994. С. 342].

К работе по управлению персоналом в настоящее время привле­каются специалисты многих профессий: экономисты, юристы, соци­ологи, психологи. Как отмечается в литературе, среди практиков ши­роко распространено мнение, что именно психологи «владеют завет­ным ключом не только ко всем секретам таинственной души работников организации, но и к большинству тайников управления персоналом» [Базаров, Еремин, 2001. С. 318].

Поскольку все изменения в организации происходят под влияни­ем так называемых «агентов изменения», психолог и выступает в ка­честве одного из них. При этом он должен придерживаться совершен­но точной стратегии: он не предлагает руководству организации кон­кретных решений (это было бы невозможно, так как он не компетентен в содержании деятельности организации), он лишь создает условия для руководства и персонала, в которых они самостоятельно могли бы принять оптимальное решение. Именно в этом роль психолога и как консультанта организации по ее развитию, и как прямого участ­ника процесса обучения персонала.

Сами группы, в которых реализуется программа обучения, раз­личны по своему составу — это может быть целое подразделение орга­низации (сектор, команда); это может быть и специально составлен­ная группа из сотрудников разных подразделений, но выполняющих однотипную работу; это, наконец, может быть группа руководителей разного уровня. Широко применяется так называемая «управленчес­кая матрица», опирающаяся на известную в социальной психологии идею о предпочтении руководителем одной из двух ориентациий: на задачу или на межличностные отношения. Однако это лишь идеальные типы руководителя. В действительности в каждом сочетаются в опре­деленных комбинациях та и другая ориентация. При помощи управ­ленческой матрицы для каждого руководителя вычисляется его стиль, а позже на этом основании осуществляется его дальнейшее обучение с целью достижения оптимума.

Развитие организации как направление практической работы со­циального психолога приобретает особое распространение в нашей стране сегодня в связи с радикальными преобразованиями в эконо­мике, необходимостью приспособления организаций к изменяющимся условиям в обществе.

Командообразование — процесс создания и повышения эффек­тивности деятельности основных «ячеек» современной организации — команд. Как уже отмечалось в разделе о психологии групп, каждому типу общества свойственна типичная форма первичных групп, в ко­торых осуществляется функционирование тех или иных социальных институтов. В условиях современного российского общества в связи с формированием рыночной экономики и совершенствованием управ­ления (менеджмента) такой группой становится команда.

В многочисленных определениях можно выявить основные черты команды: принятие ее членами целей, ценностей, общих подходов к совместной деятельности, ответственности за конечный результат. Группа становится командой, когда признает «командную подотчет­ность», базирующуюся на выполнении обязательств и на доверии, что означает возникновение особого «духа партнерства» — чувства локтя в деловой сфере. Каждая команда переживает свой жизненный цикл, включающий периоды: адаптации (взаимное информирование и анализ задач); группирования и кооперации (возникновение подгрупп, формирование схем общения); нормирования (обособление группы, выработка собственных норм); решения задачи (четкое обозначение ролей и функций, готовность к разрешению конфликтов и пр.) [Ба­заров, Еремин, 2001; Кричевский, Дубовская, 2001].

Практическая проблема заключается в том, чтобы обеспечить успешное комплектование команды. Здесь-то и проявляется необхо­димость в усилиях социального психолога. Командообразование, или формирование команды, — одна из функций организационного кон­сультирования. Именно в этой сфере в последние годы осуществлено достаточно большое количество прикладных исследований и проде­монстрированы практические приемы социально-психологической помощи организациям.

2. Массовая коммуникация и реклама

Система средств массовой информации и пропаганды не может развиваться, не опираясь на научные исследования, в том числе и на исследования социальных психологов, поэтому проблематика социально-психологических ис­следований в этой сфере разрабатывается достаточно активно. Есть и удачные примеры приложения результатов этих исследований, при­менения их рекомендаций в практике [Богомолова, 1991].

Все компоненты рассмотренной выше пятичленной формулы, раскрывающей структуру коммуникативного процесса, являются объектами прикладных исследований: коммуникатор, сообщение, ауди­тория, канал, эффективность. В каждой из групп исследований, по­священных изучению отдельного компонента, выделились наиболее важные и интересные темы. Это связано с тем обстоятельством, что массовая коммуникация, а значит, и область пропагандистского воз­действия являютсй разновидностью массового общения людей, где информация распространяется преимущественно при помощи техни­ческих средств (печать, телевидение, радио). Весь этот процесс орга­низуется и направляется определенными социальными институтами. Высокая социальная ориентированность массовой коммуникации и опосредованность общения в ней техническими средствами естественно накладывают определенный отпечаток на структурные компоненты и отдельные стороны коммуникативного акта.

Коммуникатор приобретает в системе массовой информации как бы «коллективный» характер, поскольку в его роли здесь выступает не отдельный индивид, а определенная социальная группа. Это про­является в том, что множество людей участвуют в подготовке сооб­щения, его редактировании, оформлении и т.д.

Примером составления психологического портрета коллективно­го коммуникатора явилось исследование творческих групп, участвую­щих в подготовке телевизионного сообщения в программе «Деловая Россия». Участниками исследования стали следующие группы телеви­зионных работников: режиссеры, журналисты, редакторы, аналити­ки, руководители-администраторы, главные редакторы рубрик (не работающие в эфире), руководители передачи (работающие в эфи­ре), телеведущие [Матвеева, Аникеева, Мочалова, 2000. С. 143].

Именно поэтому в прикладных исследованиях данной области четко разграничиваются такие функции коммуникатора, как: а) продуциро­вание и б) трансляция сообщения. Каждая из них требует специально­го психологического анализа. Коммуникаторы, выступающие лишь в роли трансляторов чужих идей (например, дикторы радио и телевиде­ния), играют тем не менее большую роль в процессе воздействия на людей. В одном исследовании восприятия коммуникатора была выяв­лена такая особенность, что реципиент одновременно воспринимает как исходящее от коммуникатора сообщение, так и личность самого коммуникатора. Исследования, в которых объектами были популяр­ные дикторы телевидения, показали, что для повышения эффектив­ности воздействия необходимо учитывать оба эти фактора. Традици­онно выделяемые в социальной психологии такие характеристики коммуникатора, как «доверие» и «привлекательность», приобретают особое значение в прикладном исследовании [Богомолова, 1991].

Весьма своеобразной является в массовой коммуникации и ауди­тория. Ее составляют группы весьма различного размера и различной степени организованности: от такой малой группы, как семья, до участников массового митинга и т.п. Почти при всех условиях (за ис­ключением устного публичного выступления лектора в относительно небольшой аудитории, что представляет собой особый случай) ауди­тория в массовой коммуникации остается анонимной, поскольку ком­муникатор никогда точно не знает, кто будет воспринимать предлага­емое им сообщение. Именно аудитория формирует желанный образ ведущего программу, сопоставляет его с реальным образом и выно­сит свое суждение. Восприятие популярного и непопулярного ведуще­го телепрограмм также составляло предмет многочисленных приклад­ных исследований [Матвеева и др. 2000].

Специфически разрешается в средствах массовой информации вопрос и об «обратной связи», которая не поступает немедленно, что сильно модифицирует весь процесс коммуникативного акта. Такие же специфические особенности можно установить и относительно дру­гих компонентов структуры массового коммуникативного процесса.

При организации прикладных исследований приходится еще учи­тывать и специфику канала: одни проблемы возникают при изучении восприятия коммуникатора, если им является диктор телевидения, и совсем другие, если им является диктор радио. Точно так же совер­шенно различны психологические механизмы воздействия письмен­ного и устного сообщений и т.д. Прикладные исследования в области массовой коммуникации и пропаганды должны поэтому проводиться применительно к каждому специфическому каналу: для радио, теле­видения, печати, устных публичных выступлений.

Так, цикл исследований посвящен проблемам оптимизации кон­такта лектора с аудиторией за счет использования различных форм общения: монологического и диалогического. Основной набор изучае­мых здесь проблем сводится к следующему: эффективность лекцион­ной пропаганды, специфика аудитории и восприятие ею лекции, ора­торское искусство и вообще мастерство лектора и его роль как факто­ра эффективного воздействия на аудиторию, проблемы установления психологического контакта с лекционной аудиторией и пр. Хотя эти исследования преимущественно обращены к аудитории устного пуб­личного выступления, рекомендации, содержащиеся в них, могут быть использованы частично и в других системах массовой коммуникации.

Ситуация, сложившаяся в области прикладных исследований сферы массовой коммуникации и пропаганды, значительно изменилась в последние годы: важность таких исследований осознается и специа­листами, и заказчиками в современных условиях, когда роль средств массовой информации многократно возрастает.

К социально-психологическим исследованиям в области массо­вой коммуникации тесно примыкают и исследования в области рек-ламы [Зазыкин, 1992; Ширков, 1994]. Их оживление в последние годы тоже заметно в связи с новыми запросами практики. Формы деятель­ности психолога здесь весьма многообразны, и работа эта относи­тельно хорошо обеспечена достаточно прочной традицией изучения рекламы в мировой социальной психологии.

Практики рекламного дела обращаются к социальным психоло­гам с разнообразными запросами: за консультацией, за оценкой ус­пешности рекламной кампании, за оценкой качества рекламного ма­териала. Особая проблема — определение эффективности рекламного воздействия, изучение потребностей рынка в том или ином товаре [Ширков, 1994. С. 127]. Так же как и при изучении средств массовой информации, здесь встает вопрос об аудитории потребителей реклам­ных сообщений: хорошо известно из повседневной практики, как рек­лама может раздражать определенные группы, например, телезрите­лей, для которых данный вид рекламы неприемлем. В этой связи для многих фирм, рекламирующих товары, актуальным является форми­рование у потребителей положительного образа марки. За помощью к социальной психологии обращаются как раз для того, чтобы предста­вить марку товара в категориях человеческих ценностей как желатель­ный образ и в соответствии с этим разработать товарный знак или особый девиз [Там же. С. 136].

Особая сфера рекламы — это политическая реклама. Ее роль в со­временном обществе огромна. Политическая реклама в значительной степени обусловливает восприятие населением всей совокупности проблем политической жизни: она способствует формированию имид­жа политических руководителей, политических партий, государствен­ных институтов и учреждений. Политическая реклама тесно связана и с таким явлением, которое получило название PR (от англ. public relations) — установление различными организациями, институтами связей с общественностью. При проведении политических рекламных кампаний возникает целый ряд специфических приемов, отличаю­щих политическую рекламу от коммерческой, в частности, касаю­щихся особого подхода к формированию имиджа политического ли­дера (в отличие от формирования имиджа какого-либо товара). Вместе с тем многие законы рекламы проявляют себя и в этой области и поэтому требуют также проведения как прикладных исследований в ее изучении, так и непосредственного участия социальных психоло­гов в качестве консультантов [Егорова-Гантман, Плешаков, 1999].

Прикладные социально-психологические исследования в области рекламы используют специфический набор методов, в частности ме­тод фокус-групп, завоевавший популярность при изучении образа той или иной рекламируемой марки [Богомолова, Мельникова, Фоломе-ева, 1994]. Поэтому область разработки специфических методов при изучении рекламы — также важная часть работы социальных психо­логов в этой сфере.

3. Школа и семья

В исследования проблем школы, традиционно осуществляемые в рамках педагогики и педагогической психологии, все более активно вторгается и социальная психология. Весь комплекс проблем этой дисциплины представлен в сфере образования: и обще­ние, и функционирование коллектива, и межгрупповые отношения, и вопросы социализации. Не случайно поэтому условиях радикаль­ных преобразований школы, связанных с изменениями в обществе, именно в этой сфере прикладные исследования и практическая рабо­та по социальной психологии приобрели права гражданства: здесь со­здана специальная психологическая служба.

Основными задачами психологической службы в школе являются помощь в обеспечении развития здоровой личности, коррекция раз­ного рода затруднений в ее развитии, проблемы профессиональной ориентации и многое другое. Естественно, что в решении всех этих задач принимают участие и сами работники школы, и родители, и психологи различных специализаций, прежде всего в области возрас­тной и педагогической психологии.

Однако среди множества проблем и задач, которые приходится решать психологической службе в школе, четко вырисовывается и блок собственно социально-психологических проблем. Это легко про­следить при перечислении основных видов деятельности школьного психолога [Рабочая книга школьного психолога, 1991]: психологи­ческое просвещение, психологическая профилактика, психологичес­кое консультирование, психодиагностика, психокоррекция.

В области психологического просвещения учителей и родителей со­циальный психолог концентрирует свое внимание на проблемах об­щения, восприятия людьми друг друга, на проблемах юношеских и внутрисемейных конфликтов, на специфике социализации для детей разного пола. Вообще необходимость психологического просвещения как вида деятельности психолога-практика наиболее очевидна имен­но в школе; здесь присутствуют как минимум три вида совершенно различных по своему характеру групп: учителя, ученики и родители. Их взаимодействие особенно сложно, и недостаток психологических знаний в какой-либо одной из групп может легко разрегулировать все взаимодействие [Дубовская, Тихомандрицкая, 1994].

В области профилактики акцент на социально-психологические проблемы призван выявить такие причины неблагополучного поведе­ния, которые коренятся в условиях семейного окружения, групп свер­стников или возникают вследствие затруднений ученика в общении с одноклассниками. В данном случае консультационной работе должно предшествовать исследование ситуации, а оно может быть проведено социально-психологическими методами. Особенно при этом следова­ло бы выделить такие вопросы, как переломные моменты процесса социализации (поиски и кризисы идентичности), специфика меж­группового взаимодействия в школе (образы учителя и ученика, их формирование; соотношение модели взаимодействия в коллективе учителей школы и в коллективах классов и т.д.).

Что касается сугубо практической работы, то как и в других сфе­рах общественной жизни, психолог выполняет в школе прежде всего функции консультанта, а также прямого участника некоторых видов психологической деятельности. Для него даны два «объекта», с кото­рыми нужно работать. С одной стороны, школа в целом как некоторая организация. Тогда здесь справедливы все требования, предъявляемые к психологу, работающему в области развития организации: психо­лог проектирует ситуацию в школе с целью обеспечить оптимальное выполнение ею своих функций. В данном случае он имеет перед со­бой систему сложных и многоплановых отношений, которые нужно интегрировать. Характер консультаций обращен к этой системе, хотя, конечно, непосредственно они могут быть адресованы и конкретно­му лицу — директору, завучу, педагогу-предметнику, классному ру­ководителю.

С другой стороны, консультационная работа может быть и прин­ципиально иного типа: она в этом случае направлена на оказание индивидуальной помощи отдельному лицу: ученику, учителю, кому-то из родителей. Здесь психолог выступает в роли, аналогичной консуль­танту в семейной консультации: он разбирает конкретный случай, помогает человеку ориентироваться в нем, совместно искать решение [Авдуевская, Араканцева, 1994].

Среди многочисленных «житейских» трудностей, по поводу кото­рых психолог дает консультации, есть и трудности, связанные с про­фессиональной ориентацией. В современном сложном, быстро меняю­щемся мире проблема профессиональной ориентации приобретает особое значение. Во-первых, потому, что в стране реальной угрозой становится безработица и, следовательно, выбор профессии представ­ляется особенно ответственным. Он требует учета многочисленных факторов: не только характера склонностей и способностей, но и пер­спектив профессии, наличия рабочих мест в регионе и пр. Во-вторых, потому, что сами формы образования стали более многообразными, и значит, нужно ориентироваться в них с целью лучшего прогноза своей собственной судьбы: выбрать ли для дальнейшего образования старшие классы обычной школы, перейти ли в лицей или избрать какое-либо учреждение для профессиональной подготовки.

В школу мощно вторгаются новые социальные реалии: изменения экономических структур, норм политической жизни, существенные переориентации в мировоззрении. Школьному психологу поэтому пред­стоит и еще одна сложнейшая работа — помочь ориентироваться уче­нику в этом меняющемся мире. Родители во многом утрачивают свой авторитет, поскольку их опыт представляется молодежи неубедитель­ным, школа сама как система достаточно инерционна и не всегда оперативно реагирует на социальные изменения. Вместе с тем каждо­му новому поколению предстоит жить в этом нестабильном мире.

Прикладные социально-психологические исследования в облас­ти проблем школы тесно связаны с такими же исследованиями в области семьи.

Социальная психология традиционно уделяла большое внимание семье, рассматривая ее как пример естественной малой социальной группы. Все особенности такой группы приобретают в семье опреде­ленную специфику, но тем не менее знание закономерностей функ­ционирования и развития малых групп может обусловить известный вклад в развитие оптимальных форм взаимоотношений и в этой мик­роячейке общества.

Можно выделить несколько классов задач, которые традиционно решаются на практическом уровне в таких организациях, которые получили название «служба семьи» и в которых социальному психоло­гу принадлежит ведущее место.

Подготовка молодых людей к созданию семьи. В последние годы достаточно часто ставится вопрос о необходимости соответствующей работы школы в этом направлении, но иногда все сводится лишь к проблемам полового воспитания. Важность этого вопроса очевидна, но подготовка к браку и к созданию семьи включает в себя и пробле­мы психологической подготовки. Это означает, что молодые люди долж­ны не из случайных обрывочных сведений, почерпнутых из обыден­ных суждений, знать о специфике семейных взаимоотношений, в том числе и об их психологическом содержании. Например, такие вопро­сы, как вопросы о семейных ролях, о тех изменениях, которые проис­ходят в содержании этих ролей в современных обществах, об извест­ной адаптации к этому новому их содержанию, — это вопросы, отно­сящиеся в том числе и к компетентности социальной психологии. Некоторые элементарные сведения о семье как об институте социа­лизации ребенка также полезны не только молодым супругам, но и лицам, готовящимся к вступлению в брак. Иными словами, первой формой практического приложения социальной психологии к этой области может стать ее просветительская функция, включение эле­ментов подготовки молодежи к семейной жизни.

Служба знакомства — вторая форма такого приложения. Во мно­гих научных публикациях, в обсуждениях, организованных государ­ственными и общественными организациями, ставится вопрос о том, что современный образ жизни создает при определенных условиях для части людей трудности в поиске спутника или спутницы жизни. Занятость основных масс молодежи учебой, трудом достаточно силь­но локализует сферу общения: например, в таком производстве, где преобладает труд только мужчин или только женщин, естественная среда общения ограничивает контакты с лицами другого пола, опре­деленного возраста, несемейных, одиноких и т.д. В данном случае по­мощь может быть оказана отнюдь не социальной психологией, а сис­темой различных государственных и общественных мер.

Но есть и другая сторона проблемы: возникновение у молодых людей определенных психологических барьеров, мешающих им по ка­ким-то причинам устанавливать взаимоотношения с представителя­ми другого пола. Здесь сплошь и рядом нужна помощь психолога. Что же касается социальной психологии, то она может взять на себя фун­кции организации психологической помощи одиноким людям, что тем более необходимо, так как зачастую они попадают в руки не про­сто непрофессионалов, но настоящих шарлатанов, работающих на чисто коммерческих началах. Всякая консультация в этой области дол­жна обязательно включать в себя профессиональное обучение обще­нию. Совершенно ясно, что «электронная сваха», даже если и принять ее услуги, не может решить всей проблемы: подбор партнера или парт­нерши по браку не может исключить вопросов психологической орга­низации их взаимоотношений. Ряд экспериментов, проведенных к настоящему времени, свидетельствует о том, что успех знакомства во многом зависит от степени социально-психологической грамотности организаторов подобной службы.

Регулирование семейных взаимоотношений — еще одна функция службы семьи. Среди разных причин увеличения числа разводов, про­анализированных неоднократно в специальной демографической лите­ратуре, в качестве важной причины отмечается неумение строить по­вседневные взаимоотношения между супругами. Это означает, что важнейшей формой прикладных социально-психологических иссле­дований должны стать исследования, выясняющие формы и структу­ру семейных конфликтов, способы их разрешения. Причем все это дол­жно стать не просто темой исследования; социальный психолог-прак­тик должен обучить нормальному общению в семье [Алешина, 1993]. Поэтому, наряду с организацией семейного консультирования, важ­ной сферой деятельности семейного консультанта является социаль­но-психологический тренинг. Необходимость включения социального психолога в штат сотрудников семейной консультации очевидна.

Перечисленные функции семейной консультации делают очевид­ной необходимость объединения усилий семьи и школы для обеспе­чения успешной социализации молодых поколений. За пределами вни­мания практической социальной психологии не может остаться воп­рос о формировании различных молодежных субкультур, часть из которых в последние годы приобретает антисоциальную направлен­ность. К сожалению, ни семья, ни школа пока не в состоянии проти­водействовать участию молодежи в движении скинхедов, зарождению элементов ксенофобии или способствовать предотвращению хулиган­ских действий футбольных фанатов. Все эти проблемы включены в более широкий социальный контекст, но ясно одно, что в его рамках существуют и еще не реализованы возможности практического вме­шательства и социальной психологии.

 

4. Право и политика

Область практических приложений социальной психологии в данной сфере в особо заметных масштабах сопряжена с усилиями смежных дисциплин, прежде всего юридических и полито­логических.

Борьба с противоправным поведением традиционно относилась к компетенции юридических наук. Обвальный рост преступности в на­шем обществе сегодня требует, однако, объединения всех усилий для его преодоления. В этой общей борьбе очень четко обозначился и со­циально-психологический угол зрения. Конечно, охрана обществен­ного порядка, борьба с преступностью, разработка норм судопроиз­водства, определение меры наказания за преступления — задачи спе­циальных общественных органов и соответствующих разделов юридической науки. Однако область профилактики противоправного поведения, в частности профилактическая работа с несовершеннолет­ними правонарушителями, — это область, в которой может сказать свое слово и социальная психология и которые тесно примыкают к ее деятельности в области семьи и школы.

Большой блок проблем относится к условиям формирования про­тивоправного поведения личности, в частности, противоправного по­ведения несовершеннолетних правонарушителей. С точки зрения со­циальной психологии здесь особенно значимо ответить на следую­щие вопросы: какова роль первичных ячеек микросреды, в которых формируется личность, — семьи и школьного класса? Каков меха­низм влияния на подростка группы членства и референтной группы (и механизм выбора определенной группы в качестве референтной)? Какова роль статуса личности в группе для формирования ее нрав­ственно-психологического облика? Каков механизм формирования индивидуального отношения к социальному контролю и усвоению социальных норм? Каковы оптимальные способы воздействия на подростка, еще не совершившего противоправного поступка, но на­ходящегося в «трудном» возрасте или «трудном» периоде своего раз­вития? [Беличева, 1993].

Задача социального психолога состоит в том, чтобы помочь выяв­лению тех отклонений от свойств личности, соблюдающей нормы поведения, которые можно зафиксировать в каждом отдельном пра­вонарушителе. Такой анализ естественно требует выяснения вопроса о том, насколько эффективной является угроза наказания, каково во­обще оптимальное соотношение «санкций», применяемых в случае совершения первых проступков, и т.д.

В этой связи особый интерес представляют исследования, посвя­щенные роли конформности правонарушителей по отношению к груп­пам разного типа. Стремление взрослых противостоять «независимос­ти» как проявлению непослушания сплошь и рядом приводит к тому, что эталоном «позитивного» поведения рассматривается именно кон­формность. Вместе с тем чисто внешнее принятие позиции группы как раз и приводит неустойчивого человека к совершению правона­рушения. Исследования конформности среди подростков-правонару­шителей дают значительный материал в пользу этого утверждения; они свидетельствуют о том, что не существует однозначного решения вопроса о роли конформности поведения.

Наряду с решением такого рода задач, которые можно отнести к участию в предупреждении преступности, к объяснению механизмов противоправного поведения, социальная психология может сыграть определенную роль и в разработке форм и методов своеобразной реа­даптации личности после понесения наказания, например после воз­вращения из мест заключения.

Новый этап развития российского общества ставит с особой ост­ротой вопрос о создании правового пространства [Соловьева, 2002]. Это означает необходимость более широкого подхода к психологи­ческой проблематике права. В частности, сюда можно отнести такое новое явление, как возникновение суда присяжных. Кроме того, что «освоение» этого нового поля правосудия представляет серьезную за-338 дачу для юристов, проблема требует и вмешательства социальных пси­хологов. Круг социально-психологических проблем описан в литера­туре [Майерс, 1998]. Он включает в себя и анализ психологического рисунка деятельности присяжных, и изучение их как особой социаль­ной группы, и отношение населения к этой форме судопроизводства. В нашей стране такие исследования также начинают успешно развер­тываться. Еще более широкая проблема — это проблема прав человека. Прикладных социально-психологических исследований (как, впрочем, и фундаментальных) в этой сфере практически нет, их появление, возможно, связано с разработками политической психологии.

Прикладные исследования и практическая работа социального психолога в сфере политики — относительно новая сфера деятельно­сти в нашей стране, хотя вообще такой опыт в мировой социальной психологии давно накоплен. Первые работы, принадлежащие Г. Лас-суэллу, относятся к 1930-м годам. Обозначена специальная ветвь пси­хологической науки — «политическая психология», в фундаменталь­ных работах по которой выявлен круг и практических ее приложений. Перечень проблем политики, в анализе которых есть место для соци­альной психологии, очевиден: это психологические факторы приня­тия политических решений, психологические условия их восприятия; роль личностных характеристик и имиджа политического деятеля; по­литическая социализация и многое другое. Однако проблемы эти в большей степени разработаны как теоретические [Дилигенский, 1994; Шестопал, 1990].

Что же касается практических приложений социальной психоло­гии в этой сфере, то кое-какие попытки предпринимаются в после­днее время и здесь.

Одним из важных направлений практической работы психолога в сфере политики является политическое консультирование. Этот тип деятельности получает все более и более широкое распространение, к нему привлечены различные специалисты. Так,*Ьбозначено два вида политического консультирования: внутреннее и внешнее [Егорова-Ган-тман, Минтусов, 1999]. Внутреннее консультирование осуществля­ется специальным штатом людей, непосредственно работающих с каким-либо крупным политическим деятелем и выполняющих три различные роли: помощник, советник и консультант. Профессиональ­ные психологи редко занимают эти должности, и их работа в основ­ном связана с внешним консультированием, когда политик пригла­шает — не в штат, а для эпизодических консультаций — специалис­тов по гуманитарным наукам, в том числе психологов (социальных психологов).

На долю последних выпадают следующие задачи: а) работа с имид­жем клиента и разработка элементов его стратегии в проведении оп­ределенной политической линии; б) работа с личностью клиента (пси­ходиагностика, тренинг, коррекция публичных выступлений); в) не­посредственная работа в избирательных кампаниях (изучение электо­рата и его требований к кандидату, сопровождение кандидата во вре­мя поездок и пр.) [Там же. С. 259-268].

Важно отдавать себе отчет в тех специфических трудностях, кото­рые стоят перед психологом, работающим консультантом у какого-либо крупного политического деятеля. Во-первых, это совмещение в политике двух качеств: возможности (в частности, финансовой) при­глашать психолога и желания сделать это (т.е. понимания важности такой работы). Во-вторых, это проблема времени для исследования и консультирования и доступа к данным: политические решения часто должны быть приняты в сжатые сроки, а часть данных является сек­ретной. В-третьих, психолог, дающий личные рекомендации полити­ческому деятелю, должен в той или иной мере разделять его концеп­цию, его взгляды, т.е. встает проблема соотнесения профессиональ­ной и гражданской позиций психолога. В-четвертых, нужно преодолеть негативное отношение к психологической службе в политике, кото­рое иногда имеет место среди общественности («политик не должен жить подсказками» и т.п.) [Гозман, 1994].

Тем не менее осознание необходимости психологической поддер­жки постепенно распространяется среди политических деятелей. В на­шем обществе это осознание пришло вместе с радикальными преоб­разованиями в разных сферах жизни общества, с изменениями эко­номических и политических структур, с возникновением совершенно новых отношений, в том числе в политической сфере, например, в период избирательных кампаний. Поэтому постепенно формируются проблемы и методы работы психолога в этой области.

Обобщения первых опытов такого рода позволили выделить сле­дующие направления:

1.Участие в разработке и принятии решений. Беда многих полити­ческих решений в том, что при их разработке не принимали в расчет такой фактор, как восприятие этих решений гражданами. Иными сло­вами, не учитывались психологические последствия принимаемых ре­шений. Коррекцию политического решения с этой точки зрения и должен осуществлять психолог: учесть ожидания граждан, построить прогноз восприятия документа разными слоями населения. Чтобы та­кой прогноз был обоснованным, необходимы предварительные заме­ры состояния массового сознания, что возможно сделать лишь совме­стными усилиями психологов и социологов, а в экономической по­литике — и экономистов. Если решение заведомо непопулярно (а в кризисные периоды это встречается сплошь и рядом), психолог обя­зан предвидеть и возможные конфликты на почве принятия (или не­принятия) политического решения, обозначить пути их возможного устранения,

2.Второе направление практической деятельности психолога (как, впрочем, и социолога) — это систематический анализ динамики об­щественного мнения. Здесь речь идет не об отношении к каждому кон­кретному решению, а об общем представлении в массовом сознании тех или иных политических, экономических и социальных реалий. В до­полнение к традиционным методам изучения общественного мнения, принятым в социологии, социальный психолог может проводить се­рию глубоких интервью, получая специфические «срезы» мнений отдельных групп по отдельным вопросам. Поскольку заказчиком в та­ком исследовании выступает либо конкретный политик, либо какая-то политическая структура, надо быть готовым к тому, что получен­ная психологом картина не удовлетворит инициатора исследования. Самая распространенная среди политиков болезнь — принимать же­лаемое за действительное, и психологу-практику надо быть готовым к тому, чтобы убедить заказчика в корректности своего анализа. Специ­фический вариант работы психолога-практика в этой сфере — реко­мендации политику относительно его встреч с избирателями или с какими-то другими группами населения (по поводу способов обще­ния, роли диалогического общения и т.п.).

3.Третье направление — это прямое консультирование политических деятелей перед их публичными выступлениями. Работа, которая выпол­няется при этом, сходна с работой в рекламе: она обозначается как создание имиджа, т.е. определенного образа. Имидж политика это не прихоть, а важное условие его популярности. Имидж имеет значение при выступлениях по телевидению, на митинге, на встрече, но это его непосредственные проявления. Вместе с ними создается и более ста­бильный имидж, аккумулирующий публичные появления политика пе­ред людьми, информацию о нем в печати, в слухах и т.д. Работа кон­сультанта по созданию имиджа политика весьма щепетильна. Она не может заключаться в том, чтобы «сделать» человека (например, дру­гим, чем он есть на самом деле, т.е. в полном смысле слова выступить «имиджмейкером»). Смысл работы в том, чтобы дать заказчику обрат­ную связь, касающуюся того, как воспринимаются внешний вид ора­тора, его мимика, жестикуляция, построение речи и т.д.

4.Четвертое направление работы — создание психологических пор­третов оппонентов, а в более широком смысле — психологическое обеспечение различного рода переговоров. Демократизация полити­ческой жизни поднимает все поставленные вопросы с особой остро­той. На примере работы психолога-практика в области политики осо­бенно отчетливо видна необходимость высочайшей компетентности специалиста, включающей в себя не только знание конкретных тех­нологий консультирования, но и содержательных проблем обществен­ной жизни [Там же].

Перечисленные направления касаются абсолютно конкретных форм практической работы социального психолога в политике. Но, как от­мечалось выше, изменение общей атмосферы политической жизни в стране ставит много и более широких проблем, требующих социаль­но-психологического анализа, в том числе и таких, которые связаны с повышением правовой культуры, мотивацией активного участия в борьбе за права человека и др. Прикладные исследования социальных психологов на стыке проблем политики и права —актуальная профес­сиональная задача.

5. Наука

Одна из относительно новых сфер приложения социальной психологии — сфера научной деятельности. В сложной си­стеме современной науки организация исследований и управление ими постоянно требуют решения вопросов, связанных с психологи­ческими механизмами и закономерностями этой системы. Возрастает значение коллективных форм деятельности, и это в значительной мере ломает устойчивый стереотип научного творчества как творчества от­дельных выдающихся личностей, поскольку производство знаний яв­ляется результатом работы множества людей на исследовательских «комбинатах». В соответствии с этим существенно изменяется тип исходной социальной ячейки по производству научных знаний: если ранее такой ячейкой выступала научная школа, то теперь это, скорее, исследовательский коллектив, в котором возникает чрезвычайно вы­сокая интеграция его членов, все чаще рождаются собственно кол­лективные продукты научного творчества: групповые проекты, груп­повые решения, групповая экспертиза и т.д. Это ставит ряд новых прикладных задач, связанных с совершенствованием способов управ­ления, повышением эффективности деятельности и т.д.

Главная из стоящих здесь проблем — выявление специфики тако­го вида деятельности, как «коллективная научная деятельность». Для традиционной психологии такой вид деятельности содержит очевид­ное противоречие: эта деятельность является одновременно и совмес­тной, и творческой, тогда как в традиционной психологии творчес­кая деятельность всегда рассматривалась как индивидуальная. Хотя науковедение уже давно настаивает на том, что в современных усло­виях важно анализировать не только личность ученого, но и характер общения в научном сообществе, традиционный подход остается не­преодоленным: субъектом творчества по-прежнему считается личность (в данном случае — личность ученого), а ее микросреда, в том числе общение, выступает лишь как условие творческого акта. Задача соци­альной психологии — понять природу совместной творческой дея­тельности и дать ее психологическое описание.

Подход к решению этих вопросов был в свое время предложен в «программно-ролевом подходе» к исследованию науки, разработан­ном в отечественной социальной психологии М. Г. Ярошевским [Про­блемы руководства научным коллективом, 1982]. Одна из основных идей этой концепции заключается в том, что во всяком научном кол­лективе выделяются основные научные роли: «генератор», «критик», «эрудит» и др. Вычерчивается ролевой профиль каждого сотрудника, обозначающий, что вклад каждого сотрудника в общую деятельность значительно отличается от вклада каждого другого. Особенно труд­ным является вопрос о том, всякая ли научная роль связана с таким вкладом, который можно отнести к подлинно творческой деятельно­сти. Для этого необходимо не только тщательное психологическое описание каждой научной роли, но и детальный анализ мотивации каждого ученого. Наконец, не менее важным является и исследование специфики самого процесса коммуникации между учеными, в част­ности психологической готовности каждого исследователя принять, переработать и сохранить разнообразную информацию.

Неоднозначность вкладов разных сотрудников делает неявными критерии оценки их эффективности, а это может привести к неадек­ватному представлению сотрудников об их успешности и породить на этой почве особого рода конфликты, характерные для научных кол­лективов. Руководитель научного коллектива должен уметь разрешать подобные конфликты, чтобы обеспечить высокую эффективность де­ятельности руководимого им подразделения. Вместе с тем и его соб­ственная позиция в коллективе специфична: остается дискуссионным вопрос о том, обязательно ли руководитель научного коллектива дол­жен сочетать в себе функции администратора и генератора идей или они могут быть разделены между разными людьми. Этот вопрос также встает перед практической социальной психологией.

На основе предложенного подхода была проведена серия приклад­ных исследованиий непосредственно в научных учреждениях: инсти­тутах, лабораториях, высших учебных заведениях, где социальные психологи осуществляли деятельность трех видов: а) разработка реко­мендаций на основе диагностики конкретных ситуаций (например, как выделить оптимальные стадии реализации исследовательской про­граммы, чтобы они были наглядны для членов научного коллектива, как построить систему научных ролей и обрисовать ролевой профиль каждого сотрудника, как регулировать межличностные отношения вообще и межличностные конфликты в частности и др.); б) консуль­тирование как руководителей, так и рядовых сотрудников, способ­ствующее в последнем случае осознанию ситуации в коллективе, сво­ей собственной роли в нем и тем самым повышению чувства удовлет­воренности работой; в) непосредственное обучение руководителей методам управления, начиная с традиционных лекций и кончая со­циально-психологическим тренингом.

Исследования такого плана дали материал, который касался лишь определенного уровня социально-психологических проблем науки — либо на уровне изучения личности ученого, либо на уровне первичного научного коллектива. В действительности же, что стало особенно ясно в современных условиях, класс задач должен быть значительно рас­ширен. Выдвигается требование уйти «от первоначального сужения» предмета социальной психологии науки, выдвинув на первый план новые уровни исследования, в частности, взаимоотношения науки и общества [Юревич, 2000. С. 13].

В связи с резким ухудшением финансирования науки со стороны государства научную общественность волнуют более драматические проблемы, например проблема «утечки мозгов», повышения заработ­ной платы и др. Кроме того, складывается совершенно новая ситуа­ция отношений науки и бизнеса, науки и политики, вообще статуса этого вида деятельности в массовом сознании.

Изменение роли науки в обществе предъявляет новые требования к руководителям научных коллективов: теперь многое в их судьбе за­висит от того, насколько руководитель умеет «вписаться» в рыночные отношения, овладеть стратегией коммерческого представления про­дукта научного творчества, выстроить оптимальную систему защиты авторских прав, стимулировать в большей степени индивидуальную активность ученых и пр. [Там же]. В каких формах сможет социальная психология способствовать решению этих задач — покажет время.

 

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
| Поняття організації бухгалтерського обліку. Предмет і метод

Дата добавления: 2014-01-04; Просмотров: 61; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.167.253.186
Генерация страницы за: 0.044 сек.