Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Истинное и реальное




АГХОРА

Гуру и ученик

 

Знаете, хороший ученик - это великое благо. Несомненно, хороший гуру - это наилучшее благословение, но хороший ученик действительно встречается очень редко. Конечно, великие риши приносят с собой и что-то свое, как это сделали Кришна и Рамакришна Парамахамса.

Однажды Матсьендранатх, прямой ученик Адинатха, самого Господа Шивы, решил проверить своего любимого ученика Горакхнат-ха. Вы знаете, что для садху его дхуни (костер) служит телевизором: он смотрит в него и знает обо всем, что происходит в мире. Однажды вечером Горакх сидел у своего дхуни и, увидев своего Гуру Махараджа в Ассаме в компании танцующих девушек, подумал: «О Боже! Гуру Махарадж попался в сети Самсары! Он может потерять все, чего он достиг в результате своей практики самоотречения! Я должен пойти туда и спасти его. Матсьендра - мой, он принадлежит к нашему семейству натхов. Он не должен делать эти вещи». Горакх испытывал сильную собственническую любовь к своему Гуру Махараджу.

И Горакх, переодевшись бродячим певцом, отправился в Ассам, где и нашел своего гуру. Матсьендра пил вино и гладил груди сидевших у него на коленях двух девушек. Горакх, все еще в одеянии менестреля, запел: «Посмотри, Матсьендра, Горакх явился. Вспомни, кто ты такой, и забудь эту Майю».

Но Матсьендра не желал уходить. Горакх буквально силой заставил его начать долгий обратный путь в Гирнар. По дороге Матсьендра решил искупаться и оставил Горакха присмотреть за своим наплечным мешком. Горакху мешок показался слишком тяжелым и когда он открыл его, оттуда выпали два золотых бруска. Он страшно рассердился и подумал: «Что случилось с моим Гуру Махараджем? Он принадлежит к семейству натхов, он может помочиться на ка

мень и превратить его в золото. Я не позволю ему попасть в сети Майи». И он зашвырнул оба бруска как можно дальше в джунгли.

Наконец, они прибыли в Гирнар, и Горакх сказал: «Ну, Гуру Махарадж, ты помнишь, кто ты такой?» Он был очень горд, что прошел пешком 3000 миль для того, чтобы спасти своего Гуру Махараджа от лап материального мира.

Внезапно Матсьендра провел рукой над головой Горакха, и Го-ракхнатх осознал, что все, что он считал случившимся, было лишь иллюзией и что ни один из них даже не покидал Гирнара. А затем он осознал и то, каким глупцом он был, думая, что его Гуру Махарадж мог позволить поймать себя в сети Майи. Но Матсьендра еще больше полюбил своего ученика за это; он увидел, что Горакх любит своего гуру и готов помочь ему.

Конечно, вы не можете ожидать от обычных людей такой игры, какую затевают агхори. Лишь агхори знают, как вести такую игру, а все натхи - агхори. Но понять такую игру чрезвычайно сложно. У обычного ищущего вызывают отвращение рассказы об использовании вина в ритуалах или об обнаженной девушке, сидящей на левом колене подвижника, чья рука покоится на ее левой груди, в то время как ее рука - на его пенисе. Именно таким образом Даттатрея избавился от всех своих так называемых учеников, кроме одного, который стал Адинатхом. Даттатрея был гуру самого Господа Шивы, Повелителя всех агхори.



Конечно, Даттатрея слишком совершенен, но другие индийские гуру тоже использовали его пример для того, чтобы проверить собственных учеников. Я знаю об одном таком случае, происшедшем в Гирнаре, где жил один факир, у которого было 1000 учеников. Когда ему пришло время умирать, все ученики начали притворяться, что очень сильно любят его. И он подумал: «Так ли это? Проучу-ка я их как следует».

На следующий день он объявил: «Я решил покинуть этот мир, но перед тем, как я уйду, я хочу заняться сексом с ослицей. Тогда я буду готов к смерти».

Из тысячи учеников 990 сказали: «Гуруджи совсем рехнулся» - и покинули его. Остались лишь десять человек, усмотревших в этом какую-то шутку. На следующий день факир сказал им: «А теперь соберите, пожалуйста, деньги, необходимые для покупки ослицы». Тогда эти десятеро поняли, что он не шутит, и семь из них ушли от него со словами: «Что может знать этот человек, если у него такие мирские желания?»

Итак, остались три ученика, и на следующий день факир сказал им: «По моим астрологическим подсчетам, скоро наступит благоприятный день. Готовьте ослицу». После этой речи еще один удалился, и учеников осталось двое. Когда ослица была доставлена, один из них понял, что старик действительно собирается совершить задуманное, и он тоже ушел, заявив, что сыт всем этим по горло. Факир взглянул на оставшегося в одиночестве ученика и сказал ему: «Чего ты ждешь? Лучше уходи прямо сейчас», - на что юноша ответил: «О нет, мой Господин, я хочу взглянуть, как вы делаете это с ослицей».

«Хорошо, - сказал старик. - Свяжи ей покрепче ноги, чтобы она не лягнула меня». Когда все было готово, он сказал: «А теперь подними ей хвост, чтобы я мог все хорошо видеть».

Как только юноша прикоснулся к хвосту, ослица превратилась в прекрасную Шакти, якшини, которая подошла к факиру и села на его левое бедро. Старик сказал ученику: «Вот, возьми эту Шакти, она научит тебя всему, что ты хочешь узнать». И когда Шакти отошла от факира и подошла к юноше, старик умер.

Есть еще одна подобная история - о главе индуистского монастыря, который постарел и приближался к своему концу. Как это обычно бывает, многие из садху, живших в монастыре, мечтали о том, чтобы стать махантом (главой) и заполучить доступ к землям и деньгам, принадлежавшим монастырю. И старик махант не знал, кого же из них назначить своим преемником.

Наконец, однажды он выступил на середину зала для заседаний и обратился к присутствующим с вопросом: «Кто из вас желает стать махантом?» Когда почти все садху выразили такое желание, он повернулся к своему трону и сказал: «Я накладываю на это кресло заклятье - всякий, кто когда-либо сядет на него, станет нищим и будет постоянно болеть, но он достигнет всех риддхи и сиддхи (сверхъестественных способностей)».

После этого среди садху не осталось ни одного желающего сесть на трон. И только один человек в зале, мальчик, который подметал полы и который стал учеником старика всего за несколько дней до этого, сказал: «Я сяду». Про себя он подумал: «Если будет нужно, я использую свои риддхи и сиддхи для того, чтобы разбогатеть». И как только он сел на трон, он тут же получил Шакти старого маханта, что привело в изумление всех обитателей монастыря. Так что пути этих индийских гуру нельзя назвать слишком прямыми.

Знаете, хотя тот парень, который готов был помочь своему гуру с ослицей, и достиг чего-то, на самом деле он не был очень хорошим учеником. Если бы он был действительно очень хорошим учеником, он бы сказал своему учителю: «Нет, я не позволю вам уйти. Останьтесь со мной. Я не хочу обладать Шакти, я хочу научиться тому, как создавать Шакти». Но гуру был намного более умным, чем ученик; он не хотел, чтобы юноша знал, что может сам порождать эти Шакти, и поэтому вызвал проявление лишь одной из них в форме якшини. И юноша подумал, что его гуру просто заполучил когда-то якшини, а не использовал свою собственную Шакти, чтобы породить ее.

По крайней мере, этот гуру позволил своему ученику выдержать испытание. А однажды жил ученик, который думал, что может сделать все, на что способен его гуру. Поэтому, естественно, гуру решил преподнести ему урок.

Однажды они весь день путешествовали, и гуру сделал так, что до самого вечера у них не было во рту ни крошки. Ученик начал забывать о мантре, которую он должен был повторять, и стал вместо этого прислушиваться к урчанию в своем животе.

Наконец они оказались у прилавка торговца рыбой, который предложил им отведать его товар. Гуру взял несколько рыбин и проглотил их все целиком. Ученик сделал то же самое, хотя и был вегетарианцем. Из-за сильного голода рыба показалась ему очень вкусной. Затем гуру вернул всю рыбу обратно - живьем; и, повернувшись к ученику, сказал: «Можешь сделать так? Если нет, то ты не имеешь права есть. Уходи от меня, мне не нужны такие дураки, как ты».

Иногда гуру, желая подвергнуть своего ученика испытанию, может проявить большую хитрость. У одного гуру был ученик, который прожил с ним двенадцать лет. Ученик считал, что гуру ничему его не учит, гуру же считал, что ученик получает прекрасное обучение. И гуру решил преподнести ученику хороший урок и заставить его навсегда забыть о жалобах.

Однажды, путешествуя по стране, они подошли к одному городу и расположились на берегу местной реки. Гуру решил искупаться перед обедом и послал ученика в город раздобыть еды. Юноша шел по улицам и кричал: «Бхикшам дехи! Бхикшам дехи! Подайте милостыню!», - как вдруг услышал крик попугая: «Иди сюда, Махарадж, иди сюда!» Ученик пошел на голос попугая и нашел прекрасный дом, где в клетке и сидела птица. Хозяйка дома пригласила его войти и настояла на том, чтобы он поел, пока она будет готовить еду для его гуру. Искренний ученик, конечно же, никогда не станет есть раньше своего учителя, но этот ученик был страшно голоден и решил, что это не имеет большого значения. Когда он закончил трапезу, и женщина уложила обед для гуру в коробку, ученик отправился обратно на берег реки. И тут внезапно он опять услышал голос попугая: «Так значит, ты - садху!»

«Да, - с гордостью ответил юноша. - Я и мой Гуру Махарадж наслаждаемся сегодня гостеприимством этого города. Я несу обед своему наставнику».

«Пожалуйста, - попросил попугай, - спроси у своего Гуру Махараджа, когда я стану свободен от этой клетки?»

«Поскольку мы получили эту вкусную еду благодаря тебе, - сказал ученик, - я обязательно задам ему этот вопрос». Когда он вернулся к гуру и подал ему еду, тот спросил, где же обед для него. Узнав, что ученик уже поел, старик покачал головой и быстро покончил со своей порцией. После обеда, наслаждаясь приятным дымом из своего чиллума, он стал расспрашивать ученика о том, что с ним произошло в городе.

Юноша рассказал: «Я шел по городу и кричал: «Подайте милостыню!» - и вдруг услышал крик попугая: «Иди сюда, Махарадж!» Я отправился на его поиски, и хозяйка дома, где живет этот попугай, Дала мне эту чудесную пищу, которую Ваша светлость сейчас отведали. Когда я уходил, попугай подозвал меня и попросил спросить вас, когда он освободится из своей клетки».

Услышав эти последние слова, гуру закатил глаза, стал ловить ртом воздух и, схватившись руками за грудь, упал на землю. Ученик подумал: «Что происходит? Как только я повторил вопрос этого глупого попугая, Гуру Махарадж упал в обморок. Если я хочу получить от него какие-то знания, мне лучше попытаться спасти его». После того, как ученик окатил его несколько раз водой из реки, гуру пришел в себя и вновь принялся курить свой чиллум.

На следующий день юноше вновь было велено отправляться в город за едой, и, проходя по одной из улиц, он услышал все тот же голос попугая: «Иди сюда, Махарадж, иди сюда!» Юноша отправился в уже знакомый ему дом, поел, как и накануне, и, взяв еду для гуру, собрался уходить, но тут попугай спросил его: «Что сказал твой Гуру Махарадж в ответ на мой вопрос?»

Ученик ответил: «Глупец! Когда я задал твой идиотский вопрос моему Гуру Махараджу, он побледнел и потерял сознание. Я думал, что уже никогда не смогу оживить его».

Как только попугай услышал эти слова, перья в его хвосте безжизненно опустились, он побледнел и с пронзительным криком упал со своей жердочки в пыль на дно клетки.

На шум прибежала хозяйка птицы и, открыв клетку, взяла безжизненное тело попугая в руки, пытаясь определить, насколько серьезно его состояние. И тут хитрая птица внезапно выпорхнула из ее рук и, взлетев на ветку дерева, сказала ошеломленному ученику: «Тупица! Ты двенадцать лет пробыл со своим учителем и ничему не научился, мне же понадобился всего один урок».

Озадаченный, огорченный и оскорбленный ученик вернулся к своему мастеру, и только сейчас у него в голове возник вопрос: откуда попугай мог знать, сколько времени он пробыл со своим гуру? Съев свой обед, Гуру Махарадж принялся курить, а ученик в это время рассказывал ему все, что произошло с ним в городе. Когда он закончил, Гуру Махарадж воскликнул: «Глупый осел! Ты все еще ничего не понял? Я учил тебя в течение последних двенадцати лет, а ты даже не понимал, что я тебя учу, ты и не пытался научиться чему-либо. Попугай же, который был моим учеником в прошлой жизни, сразу понял, что к чему. Ты думаешь, что заслуживаешь того, чтобы я обучал тебя чему-нибудь и дальше?»

Тот ученик, который стал попугаем, должно быть, совершил какую-то ошибку, если родился в теле птицы, верно? Он, наверное, не смог выдержать испытания, которое для него приготовил его гуру во время их предыдущей встречи. Гуру ничего не оставалось, как найти его и помочь ему, хотя он и потратил на это свое драгоценное время. Он должен был дать ученику возможность пострадать и в конце концов осознать серьезность своей ошибки, чтобы впредь не повторять ее.

И так происходит всегда. «Дитя» может действительно любить своего гуру, многие годы служить ему верой и правдой. И вообще гуру может сильно привязаться к нему, но когда наступает время испытания, гуру забывает обо всем, что ученик для него сделал. Можете называть его неблагодарным, или черствым, или как вам еще угодно, но для него это не имеет никакого значения. Он хочет добиться такой прочности ученика, чтобы не возникало никаких колебаний. Может ли хирург позволить своей руке дрогнуть, когда он производит операцию?

Чтобы вы поняли, о чем я говорю, давайте возьмем простейший пример. Предположим, мы с вами тихо сидим после вкусного обеда, и я говорю вам: «Давай сходим навестить моего Гуру Махараджа». Если вы ответите на это: «Нет, не сегодня, сегодня я занят, у меня другие дела, я познакомлюсь позже!» - что я узнаю о вас из этих слов? Я узнаю, что вы не очень заинтересованы в своем духовном развитии. Если бы вы стремились к продвижению вперед, вы бы ответили так: «Да, конечно, пойдем. Одевайся. Пусть все мои дела катятся к черту, я очень хочу познакомиться с твоим учителем».

Каков бы ни был ваш ответ, я в свою очередь промолчу, поскольку я уже узнал, что хотел, я получил результат проведенного мною испытания. На самом же деле, как я уже говорил, нет такой вещи, как испытание. Это просто мера каузального тела. Если в каузальном теле хранится еще очень много карм, «дитя» не будет проявлять желания достичь успеха в духовном развитии или же это желание у него будет возникать лишь время от времени, не постоянно. В любом случае садхана необходима, чтобы полностью отлучить «дитя» от желаний. Другие гуру могут работать по-иному. Намдев считал, что он из себя кое-что представляет, ибо сам Господь Вишну в облике Виттхалы («Тот, кто стоит на кирпиче») лично являлся к нему ежедневно, чтобы разделить с ним обед. Однажды состоялось заседание всех великих святых Махараштры. Присутствовали Тукарам, Джнанешвар и многие другие, был там и Гора Кумбхар, гончар-святой. Когда все заняли свои места, сестра Джнанешвара, Муктабай, сказала: «Гора, почему бы тебе не использовать свою палку и не проверить, насколько мы все здесь хороши». Она имела в виду палку, которую гончары используют для того, чтобы определить, полностью ли обожжены горшки. Гора Кумбхар улыбнулся и приступил к проверке, после чего заявил, что все присутствующие успешно прошли испытание, кроме Намдева, о котором он сказал так: «Этому еще нужно на некоторое время вернуться в печь».

Естественно, Намдев был разгневан, - ведь он считал себя величайшим преданным Бога, - и он отправился с жалобой к Виттха-лу. Но Виттхал сказал ему: «Намдев, Гора был прав, и если ты не веришь ему, я тоже испытаю тебя. Я явлюсь к тебе сегодня еще до заката солнца, и ты должен будешь узнать меня. Иначе ты не пройдешь испытание». Намдев согласился.

Вечером Намдев, прогуливаясь по улице, увидел уборщика мусора Чандалу и его жену, которые готовили себе ужин (на самом деле это были Виттхала и его жена Рукмини). Намдев почувствовал усталость и присел отдохнуть недалеко от них, откуда он мог наблюдать за всем происходящим. Чандала сказал жене: «Горшок не полон. Зарежь кур и брось их в воду». Кур было двадцать пять, и это число символизировало двадцать пять таттв, основных принципов Вселенной. Но Намдев не понял этого и подумал: «О, Господи, как жестоко! Но такова, должно быть, Воля Бога».

Через некоторое время Чандала вновь сказал жене: «Горшок все еще не полон. Зарежь собак и брось их в воду». Собак было четыре (четыре Веды). Намдев должен был понять это, но не понял и подумал про себя: «Да, придется Чандалам нести груз своей кармы в конце концов». Чему же Вишну пытался научить Намдева? Тому, что когда все таттвы и все Веды уничтожены, разделаны и преданы огню, остается лишь абсолютная, недифференцированная Реальность. Это был последний урок, который должен был получить Намдев. Он достиг успеха в поклонении Виттхале, но такое поклонение ограничено дуальностью, и теперь ему нужно было выйти за пределы этой дуальности. Однако из-за игры Вишну он ничего этого в тот момент не осознавал.

Внезапно Чандала сказал жене: «Горшок все еще не полон. Давай зарежем того человека и бросим его в воду!» Услышав эти слова, Намдев вскочил на ноги, забыв о Боге и обо всем на свете и помня лишь о собственном спасении, пустился бежать со всех ног прочь от этого места. Виттхала хотел дать ему посвящение в непро-явленную Реальность посредством трех действий: убийства, разделки и приготовления на огне - садгуру, карнагуру и упагуру.

Вы слышали когда-нибудь о садгуру, карнагуру и упагуру? Садгуру совершает убийство подвижника - удаляя его от мирского существования. Карнагуру сдирает кожу с тела - устраняет эго. Все скопление бесчисленных рождений, ложная индивидуальность рассекается на мелкие кусочки. Когда мой Махапуруша разрезал Хара-натха Тхакура, гуру моих родителей, на шестьдесят четыре мелких кусочка и удалил из них Саттву, Раджас и Тамас - он сделал именно это. Упагуру предает эго огню Шакти, и в результате получается вкусное блюдо - просветленное существо.

Конечно, лучший гуру сочетает в себе садгуру, карнагуру и упагуру, как мой Махапуруша. Это и хотел сделать Вишну с Намде-вом - но тот был еще не готов. Добежав до ближайшего селения, Намдев остановился и, увидев храм Шивы, решил зайти в него и передохнуть. Когда он вошел в храм, то увидел старика, водрузившего свои стопы на шивалингам, и сказал ему нравоучительно: «Знаете ли вы, мой дорогой, что вы оскверняете святость этого храма?»

Старик взглянул на него и сказал: «Сын мой, я очень стар и слаб, мои ноги не двигаются. Можешь помочь мне, чтобы я не гневил Шиву?»

Вначале Намдев почувствовал отвращение: ведь если он возьмется за ноги старика, то испачкается. Но в конце концов он преодолел свое отвращение, поднял возлегавшие где не положено ноги и опустил их на пол чуть поодаль.

«Нам, - обратился к нему старик, - я все равно чувствую, что У меня под ногами что-то есть. Не мог бы ты посмотреть, что там такое?» Он назвал Намдева «Нам», а не «Намдев», поскольку «Намдев» буквально означает «имя Бога». Таким образом старик сделал тонкий намек на то, что Намдев еще не достиг нужного состояния и что его имя было обычным именем, используемым среди людей. То, что старик обратился к нему таким образом, вызвало у Намдева раздражение, и он даже не подумал о том, откуда старик знает его имя. Все это было частью игры Вишну.

Нехотя Намдев снова поднял ноги старика и увидел под ними другой шивалингам. Как только он положил ноги на пол, на этом месте появился еще один шивалингам. И тогда только Намдев понял, что старик представляет из себя нечто большее, чем кажется на первый взгляд. «Нам, - сказал он, - скажи мне, где есть такое место, где бы не было Господа Шивы, и я положу туда свои ноги». Намдев обнял стопы старика и признал его своим гуру. Старик же, которого звали Вишоба Кечар, объяснил Намдеву, что хотя тот и знаком с одним ограниченным аспектом Бога, ему еще нужно познать Его всеобщность.

После этого урока Вишоба Кечар отправил Намдева обратно в зал заседаний, где Гора Кумбхар снова ударил его своей палкой и сказал: «Теперь и этот готов».

Не имеет значения то, как ваш гуру работает: если он - настоящий гуру, он приведет вас к границе того, что вы способны вынести, а затем поведет дальше. Он будет подвергать вас испытанию до тех пор, пока вы не решите, что больше не в силах выносить этого. Но это стоит того, поскольку когда его работа с вами будет завершена, вы будете готовы к настоящим садханам, таким, как, например, агхора.

 

ГЛАВА 6

 

Когда я смотрю на кого-либо, я вижу его не таким, каков он сейчас: я вижу его таким, каким он будет. Затем я пытаюсь изменить его, если в нем есть что-то, что я, по моему мнению, могу изменить. Если я люблю кожу и кости, как я смогу помочь? Кожа и кости сгниют, но индивидуум будет продолжать существовать даже после смерти. Поэтому я и говорю, что я ценю людей не за их теперешнюю ценность, а за их ценность в будущем, не за то, кем они являются, а за то, кем они станут или - могут стать потенциально. Это - любовь агхори.

 

 

Я никогда не верил в религию. Все религии ограничены, ибо они сосредотачиваются лишь на одном аспекте истины. Поэтому они постоянно воюют друг с другом; каждая из них считает, что лишь она одна обладает истиной. Но я говорю, что знаниям нет конца, так что бессмысленно пытаться ограничивать их одной священной книгой или одним переживанием. Поэтому когда люди спрашивают, какой религии я придерживаюсь, я говорю: «Я не верю в сампрадаю (секту), я верю в сампрадаху (сжигание)». Сожгите дотла все, что стоит на вашем пути познания истины.

Я также говорю, что принадлежу к ведической религии, но и с этим возникают проблемы. Возьмем, к примеру, ведантистов. Веданта означает «конец Вед», и ведантисты пытаются отделить суть Вед от всяческих ритуалов. Но иногда они создают путаницу.

Например, философы Адвайта Веданты (абсолютно недвойственной Веданты) говорят: «Брахман сат, джаган митхья», - единая Душа или Атма, действительно существует, а мир, проявленная Вселенная - нет. Агхори верит в то, что «Брахман сат, джаган сат»: реальны и Атма, и Самсара (проявленный мир). Они оба существуют, ибо Самсара проявляется непосредственно из высшей Души. Если конечный продукт нечист, а процесс производства совершенен, - то значит сырье было нечистым. Но мы знаем, что Атма чист. Если все является частью гармоничного целого, тогда все можно принять за реальное. Несомненно, мир не может быть истинным, он полон фальши. Но он реален, как реальны вы и я. И вы не можете отрицать свою собственную реальность, ибо тогда вы попадаете в логический парадокс: если вы нереальны, то вы не можете выражать свое мнение по поводу реальности или нереальности своего существования. Это все трата времени, лабиринт пустых слов, не приносящих никому никакой пользы и не способных привести вас туда, куда вы стремитесь попасть: к Богу.

Адвайта Веданта утверждает, что на самом деле нет ничего, кроме индивидуума; что каждый из нас имеет свою собственную индивидуальную реальность, которая реальна только для него. Если это так, то как мы можем обмениваться опытом? Это невозможно. Поэтому ведическая религия, представляющая собой одну из двух вечных религий, дает всем один и тот же совет: «Создайте свою собственную нишу». Нет такой вещи, как грех: мы сами изобрели грех, - так же, как небеса и ад. Вы должны своим собственным шагом идти к цели, ни от кого не требуется что-то еще. Через какое-то время вы достигнете цели. Беспокоиться не о чем.

Священные книги говорят о просветлении не потому, что когда вы становитесь просветленным, вы якобы должны видеть какой-то ясный белый свет, а потому, что благодаря вашей собственной практике и милости вашего гуру вы сняли с себя тяжелое бремя карм и рнанубандхан, вы их «осветлили». И еще потому, что вы развили в себе «свет» восприятия и можете «видеть» истину непосредственно, без помощи посредников. Ведическая религия - это религия света, света солнца. Современные ученые определяют продолжительность жизни Солнца примерно в 10 миллиардов лет. Это ли почти не вечность с моей или вашей точки зрения? Если вы не торопитесь, вы можете себе позволить подождать.

Очень немногие могут совершать поклонение согласно правилам другой вечной религии. Агхора слишком сурова почти для любого подвижника. Есть ли какой-нибудь предел тьме? Нет. В агхоре вы принимаете тьму в объятия и заставляете ее работать на вас. Легкое ли это дело? Только величайшие риши могут освоить и Веду и агхору.

В Упанишадах есть прекрасная молитва: «Веди меня от лжи к истине, веди меня от тьмы к свету, веди меня от смерти к бессмертию». Что же такое ложь, отсутствие истины? Это - мир, состоящий из скопления ограниченных форм. То, что подвержено ограничению, не может быть истинным. Истинно то, что не подвластно никаким ограничениям. Что такое тьма? Тьма - это ум, затуманенный неведением. Свет - это ваш собственный внутренний свет, ваше истинное «я». Веда учит вас достижению бессмертия без отречения от мира, но необходимо неукоснительно соблюдать все необходимые процедуры входящих в нее ритуалов. В агхоре мы поступаем по-иному.

Агхора учит нас принимать мир, принимать грязь, принимать тьму и силой врываться в свет. Мы должны схватить Шакти за волосы и силой притянуть Ее к себе.

Без Шакти нет жизни. Но все боятся Ее: «Берегись Майи, сын мой», - вот чему учат нас современные религии. Понимают ли они, что каждый индивидуум создает свою собственную Майю? Так должно быть. Майя - это просто проекция Шакти во внешний мир. Поскольку вы попадаете в сети своей собственной Шакти, то вы губите себя сами. Вот почему все боятся Майи: просто люди знают, что не могут ее контролировать.

Но агхори никогда не запутывается в сетях своей Майи. Он настолько совершенно отождествляет себя с Шивой, что силой притягивает Шакти обратно к себе. Шива не рожден и не подвержен смерти, поэтому он вечен. Он также является тем, что мы должны познать, - вечной Реальностью. От фальши ограниченности агхори идет к истине Шивы, из смертного земного существования он Добивается милости Шивы и становится бессмертным, воспользовавшись своей Шакти, он заполняет свое сознание светом. Разве лампа не дает свой свет всем? Масло сгорает, но лампа остается целой. Так и агхори: он освещает всех светом собственного горения, поддерживаемого его Шакти.

 

 

Агхори

 

 

Для агхори нет ничего неблагоприятного. Он очень легко может выполнять саттвическую садхану, ибо развивает в себе безумную любовь к своему божеству. Но саттвичным людям тяжело выполнять садханы агхоры, поскольку им очень трудно контролировать Тамас. Поэтому все и говорят: «Агхора чрезвычайно опасна, вы можете упасть и погубить себя». Это все неверно. Если вы обнажены, вы ничем не обладаете, поэтому и терять вам нечего. Пусть приходит любой вор, - что он может унести? Все другие пути к знанию отмечены ловушками: как только вы узнаёте что-то, это знание ударяет вам в голову, и вы остаетесь вовне истины, так и не совершив окончательного самоотречения. Эго знания - первейшая ловушка. Но в агхоре такой опасности нет, ибо вы с самого начала все отбрасываете. И тогда больше не существует препятствий к достижению просветления. Существует только одно требование: ваш ум должен быть абсолютно устойчивым.

Здесь, конечно, не обходится без проблемы. Сохранять устойчивость ума, когда прекрасные женщины-духи сладострастно танцуют на твоем теле, - это испытание для настоящего мужчины. Вы должны умереть заживо, тогда вы сможете достичь успеха в агхоре. Пусть вампиры бросают горящие угли вам на тело, - вы без содрогания будете смотреть, как обугливается ваша кожа: вы отказались и от тела, вам совсем нечего терять. Пока вы твердо сохраняете такую направленность ума, вы находитесь в абсолютной безопасности.

Умереть заживо - значит отбросить привязанности ко всему, чем вы владеете, особенно к телу. Каждый человек в той или иной степени способен на это. Агхори прилагает все свои силы к тому, чтобы добиться этого. Первое, что я ежедневно делаю, просыпаясь утром, - это смотрю на свое тело. Я вижу кожу, мышцы, кости и думаю: «Это все уйдет. Это все исчезнет, останется лишь мое сознание». Таким образом я как бы делаю себе прививку от привязанности к моему собственному существованию.

 





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 6; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.158.4.4
Генерация страницы за: 0.097 сек.