Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

И самых главных вдохновителей - моих воспитанников. Я вас помню и люблю

Глава 2.

ОБУЧЕНИЕ

 

 

Я поеду в лагерь впервые в жизни.

Я поеду в лагерь.

Впервые в жизни.

В лагерь.

Я.

Осознание этого накрыло меня холодной волной в тот же миг, когда мама поставила свою подпись на согласии. Пока сканировала и отправляла на почту, думала о том, что я действительно. Делаю. Это.

Это странно. Странно и непривычно. Родители радовались за меня и переживали за мою учёбу, я же переживала по обоим пунктам. При этом мне было неизвестно, почему испытываю такое волнение.

Кино ушло на второй план, вечером я ничего не читала, а вместо этого активно копалась в собственных мыслях. Уснуть не удалось, пришлось в совершенно разбитом состоянии идти в школу.

В лагерь!

Мама сказала утром, что я зря накручиваю. Всё получится само собой, говорила она, не нужно задумываться об этом. Видимо, она забыла, но я помню, как родители отдали меня в санаторий и как я потребовала забрать меня на четвёртый день. «Почему?» - спрашивала мама. А я объясняла ей, что незнакомые мне взрослые и незнакомые мне дети мне неприятны. Они лезли, а я не хотела с ними играть.

До лагеря было много и одновременно мало дней. Нужно было сообщить учителям, взять согласие директора, сделать уроки наперёд, собрать необходимые документы и отсидеть очереди в поликлиниках. Жаль, что организаторы конкурса не могли сделать всё это за меня. На кино оставалось чертовски мало времени, ещё меньше - на чтение книг о нём.

Я изучала сайт лагеря. Лагерь "Максимум" располагается в соседней области, является круглогодичным и осуществляет приём детей не младше пятнадцати лет. Эта выборка показалась мне интересной: может, у них сложные программы смен? Соответствующая вкладка сайта ответила на этот вопрос: все смены были связаны либо с кинематографом, либо с журналистикой, либо же с IT-сферой. Открыла окошко со своей сменой и улыбнулась: кинематограф. Что, в общем, перестало быть удивительным в ту же секунду, ведь я выиграла соответствующий конкурс.

Не выиграла, а заняла второе место, - поправил меня внутренний голос. Кстати, почему второе? Было полное соответствие условиям, была соблюдена последовательность изложения. Плохо, что они не написали письма с подробным разбором критики.

Тут же меня осенило: заниматься кино и прочим я буду заниматься на смене, а пока приведу в порядок дела по учёбе, документам и подготовлюсь к смене. Я думаю, что именно подготовка и знание чего ожидать сделают мой отдых в этом лагере продуктивным. Не отвлекаясь на вопросы формирования отношений в коллективе, я смогу углубиться в своё любимое дело.

На следующий день после известия о путёвке я опустилась на своё место и тут же получила от Анюты приветственный хлопок:



- Ну что, как вы вчера с новенькой?

- Нормально, - выдохнула я и полезла в сумку за тетрадью по русскому языку.

- Ничего интересного? - расстроилась Анюта.

- Она рассказала кое-что личное, и я думаю, что не должна об этом рассказывать. Но мне стало понятно, что она жалеет, что своевременно не выстроила отношения с нами.

- Ну, раньше надо было думать.

В класс зашла Лиля, и мы притихли, продолжив разговор шёпотом.

- В смысле?

- Она уже две четверти в нашем классе, и всё никак у нас не получается, чтобы она не чувствовала себя новенькой. Знаешь, никто за ней бегать не будет.

В этот момент Лиля помахала мне рукой через весь класс. Я улыбнулась ей в ответ и повернулась, чтобы ответить Анюте:

- А если она? Если она пойдёт навстречу?

- Вот мы все и посмотрим, она же с тобой начала общаться. Только не придирайся к ней, - заметила соседка, а мне пришлось перебить её, чтобы возразить:

- Я ни к кому...

- Как ко мне или Марине с Алёной, - закончила она свою мысль.

От внезапно возникших воспоминаний о тех днях отвлёкла вошедшая учительница.

- Хорошо, - прошептала я и обратила внимание на приветствие учительницы. Но долго сосредоточиться не удавалось.

Мыслями я вернулась к случаю, который затронула Анюта. Тогда она поругалась со своими подругами и пересела подальше от них - ко мне за парту. Мне не нравилось, что общение со мной она начала по такому поводу. Её не интересовала я, не интересовали мои увлечения, и это я упомянула на второй день нашего соседства. Я лишь спросила о мотивах, почему она выбрала меня. Слово за слово, и вот мы уже разговаривали о том, почему она вообще подружилась с ними.

Как люди вообще выбирают друзей?

Как мне в лагере выбрать того, с кем дружить?

К одиночкам не тянутся. Я посмотрела на Лилю: она сидела на последней парте и внимательно делала задание, вчитывалась в учебник и сосредоточенно писала в тетрадке. Неужели она действительно думает об этом задании? Не отвлекается ли на мысли о своём одиночестве? Вряд ли. Который месяц её это тяготит, она, должно быть, научилась держать лицо. Сейчас она посмотрит на меня, а я подмигну ей. Я её поддерживаю, пусть не стесняется. В эту секунду к ней обратился Аркаша, она написала на листочке решение и случайно встретилась со мной взглядом, когда передавала ему шпаргалку. Я отвернулась. Почему-то. Хотя, она задалась бы вопросом: почему Саша на неё так смотрит? Что не так? И перестала бы со мной разговаривать. Так что, я правильно сделала.

- О чём думаем, Барочникова? - раздался над ухом голос Ирины Ивановны. - Готовы отвечать?

Я устремила взгляд в свою тетрадку, зачем-то переворачивая листы.

- Не думаю, - выдала я.

- Раз так, кто готов и может поделиться результатами? - с неприятной интонацией продолжила учительница, а я и вовсе скрылась за учебником: нельзя так неожиданно подкрадываться!

На перемене Лиля, как и вчера, села на место Димы и обернулась к нам. Дима вышел в коридор, чтобы снова что-то обсудить с парнями.

- Привет, девочки, - тихо сказала она. Анюта кивнула, прильнув к бутылке йогурта, а я спросила:

- Ну что, волнуешься перед лагерем?

Должно быть, да, ведь ей нужно учиться общаться.

- Нет, нисколько, - я подумала, что она маскируется, - да и чего волноваться? Ещё две недели! Ну, чуть меньше.

Она пожала плечами.

- А как твой конкурс?

- Да, ты мне что-то умолчала про него, - подключилась Анюта.

Я выдохнула.

- Я заняла... призовое место. Второе.

- Поздравляем! - сказала Лиля, глянув на Анюту.

- Да, поздравляем! А какой приз?

- Путёвку в лагерь "Максимум", - на одном дыхании произнесла я и посмотрела на Лилю.

- Ого! Мне как раз туда путёвку купили, представляешь? - на её лице был неподдельный восторг. Анюта подняла брови.

- В "Максимум"? А что за смена?

- Кинематографическая, - ответила я. Лиля опустила уголки губ.

- Ты что-нибудь знаешь о кино? - Анюта обратилась к новенькой.

- Нет, но думаю, там будет интересно, - неуверенно ответила она и обхватила хвостик косички пальцами.

Девочка, которая не может найти себе место в коллективе, не разбирается в кино, едет в лагерь на профильную смену. Мне стало жалко её. Но, с другой стороны, с ней еду я! Я ей помогу с темой, и она не будет одна.

- Конечно, интересно! - уверила я её. - Кино не может быть неинтересным! Я всегда помогу тебе.

- Это так мило, - снова улыбнулась она. - Ладно, перемена скоро закончится, я пойду. Потом поговорим.

- Конечно.

- Серьёзно? - спросила Анюта, когда Лиля уже отошла от нас. - Вы в один лагерь?

- В один отряд, скорее всего, мы же из одной школы, - ответила я. - Вернувшись оттуда, её отношения с классом будут совершенно другими, сама она изменится до неузнаваемости. Я обещаю.

Я была против точки зрения Анюты, что отношения с коллективом нельзя перестроить после неудачи, но вот кто дёрнул меня обещать коренные изменения в поведении нашей новенькой? Теперь я должна буду помочь ей. Хотя в любом случае нужно будет оказывать Лиле содействие в её стремлении научиться заводить друзей и налаживать отношения. Сама она может не справиться - все видели, чем это обернулось для её знакомства с классом.

После уроков мы снова вместе возвращались домой. Я молчала, ожидая первого слова от Лили - по-прежнему не хотела навязываться. В итоге получилось так, что шли мы молча. На остановке у торгового комплекса мы лишь сказали друг другу "до завтра", и я пошла в свою сторону.

Почему она не стала говорить? Что-то смутило её? Наверняка это тот факт, что мы поедем вместе. Тогда я тем более должна помочь.

Все следующие вечера я посвящала изучению поведению в коллективе, завела вторую страничку и вступила в какую-то группу с открытым общением в комментариях. Всё, что я узнавала из пособий и методичек, я переносила на свою модель поведения в этой группе. Люди тянулись ко мне, а я решила, что могу учить этим методам Лилю.

После школы мы обсуждали различные ситуации, я выдумывала истории, чтобы наглядно показать действие тех или иных приёмов. Лиля была внимательным слушателем: кивала головой, говорила, что всё понимает. За уроками, за этими разговорами, за подготовкой документов две недели пролетели незаметно.

В вечер перед отъездом мне было не до сна. Я собирала чемодан и готовила своё портфолио. Бегло пролистывала книги: по истории кино, по созданию команды, по социальной психологии групп. Но несмотря на эту подготовку, я не чувствовала себя готовой. Папа зашёл ко мне перед сном, погладил по голове и пожелал удачи.

- Выспись, - сказал он, - завтра ранний подъём.

- Пап, а мы можем забрать мою знакомую? Она тоже едет в этот лагерь.

- Она далеко живёт?

- Нет, мы с ней расходимся у торгового комплекса, должно быть, где-то рядом. Сейчас уточню.

Уточнение далось мне нелегко: я кое-как нашла её в социальной сети, но не любила переписываться, поэтому спросила номер и позвонила.

- Мы с папой можем тебя захватить, говори, куда подъехать.

Лиля предложила забрать её у торгового центра.

- Почему не у дома?

- Удобнее у центра будет.

- В восемь утра тогда, - подытожила я и положила трубку. Странно, что она не дала адрес.

Ночью, в эти несколько несчастных часов, мне ничего не успело присниться.

Наутро я попрощалась с мамой, взяла набитый чемодан и вышла вслед за папой. Остановились у торгового центра: Лиля подошла, но совсем не с той стороны, куда она уходила от остановки.

Наконец, мы поехали.

Через два с половиной часа нас встречала большая подъездная дорожка к воротам лагеря. Большими буквами из пластика у забора было выложено название: "Максимум".

На парковке справа от этих букв стояло достаточно много машин. Папа, осмотревшись, выдал:

- Девочки, выйдите из машины, я пока поищу, где припарковаться.

- Хорошо.

Мы достали чемоданы и подошли к воротам. Нас приветствовал мужчина в чёрном пиджаке с красным платочком в нагрудном кармане, на шее висел простенький телефон.

- Ваши пригласительные, леди? - улыбнулся он.

- Какие пригласительные?

- Вкладыши внутри путёвки, - пояснил мужчина. На бейдже разглядели имя и должность: "Максимум-Директор Павел Андреевич".

- Документы у папы, - я пожала плечами, - он сейчас подойдёт.

- Хорошо, - бодро ответил Павел Андреевич, и мы отошли, чтобы не загораживать дорогу другим.

Папа подошёл через две минуты. Запыхавшись, он объяснил:

- Долго парковался. Так, почему не проходим?

- Мы ушли без документов, пап.

- Ах, да. - Он достал из портфеля папку, вынул вкладыши и протянул директору.

- Теперь просим Вас пройти, - так же бодро сказал Павел Андреевич, но на входе остановил папу.

- Почему? - спросила я.

- Вы не читали информацию на путёвке? Там сказано, что на территорию могут пройти только дети.

- Разве? - уточнил папа и обратился к путёвке. - Действительно. Извините.

- Наверное, это потому, что мы должны сами адаптироваться, проявить самостоятельность, - предположила я. Павел Андреевич улыбнулся мне.

- Ты права. Проходите! А отцу девочек я рекомендую не волноваться: на сайте есть наши телефоны, к тому же у детей мы не отбираем средства связи.

Никто не стал его поправлять и указывать, что Лиля - не родственница.

- Хорошо. Пока, девочки! На связи! - он помахал нам рукой и скрылся в поисках своей машины. Я сделала всего пару шагов, как услышала возмущение женщины: её не устраивало, что она не может пройти на территорию.

- Откуда я знаю, что у вас тут! А вдруг условия не соответствуют СанПиНу? А кондиционеры есть? А душ есть? По сколько человек они живут?

- Вы могли видеть эту информацию на сайте, - невозмутимо отвечал Павел Андреевич.

- А если нет Интернета, а? Где прочитать?

- Мы будем работать над этим вопросом. Сейчас же уверяем Вас...

Я обернулась. У ворот стоял лохматый паренёк, который даже не пытался разубедить свою маму и уверить, что всё будет нормально.

- Хорошо, что у нас всё прошло гладко, да, Лиль? - спросила я, ещё наблюдая за тем разговором. В ответ я ничего не услышала. Обернувшись, я обнаружила, что одноклассница ушла далеко вперёд. - Подожди!

Дорожка была одна, так что мы не потерялись. Нашему вниманию предстало двухэтажное здание со скромной входной дверью. Правее располагалась постройка со стеклянным фасадом высотой этажа в три, может, чуть больше. Над широким входом красовалась табличка: "Администрация". По бокам от входа располагались указатели, приглашающие сделать пару шагов до Медиа-павильона. Здесь же была приложена карта.

- Довольно небольшая территория, - резюмировала я. Нашла на карте участок с четырьмя коттеджами и произнесла: - Интересно, а что это? Тут не подписано.

- Здесь живут вожатые и физруки, - раздался голос сзади. - Я тут второй раз, поэтому знаю.

Обернувшись, я увидела парня с чемоданом и большой спортивной сумкой.

- Саша, - сказал он и протянул руку.

- Саша, - с улыбкой ответила я и пожала его ладонь. - А это Лиля, - я указала на свою спутницу. Та ответила тем же жестом и кивнула.

- Ну, пойдём вместе?

По пути до Медиа-павильона выяснилось, что его спортивная сумка доверху добита различной аппаратурой.

- В этой смене мой фильм обязательно выиграет! - воодушевлёно воскликнул он.

- Выиграет? - спросила Лиля.

- Вам чуть позже расскажут о программе, - кивнул Саша, - сейчас будет распределение на отряды. Тут очень странно это делают. Всё начнётся в одиннадцать тридцать, так что придётся посидеть в актовом зале.

- А можно где-нибудь оставить чемоданы?

- Конечно, на первом этаже, в танцзале. А вот и он, - Саша показал на открытые двери. На оконных вставках висела растяжка с надписью "Добро пожаловать!"

Мы оставили вещи и проследовали за нашим новым гидом в зал, где ожидалось вступительное собрание. Ряды были заполнены почти полностью: не прибыли человек двадцать. Кто-то из явившихся сидел и ждал, кто-то же стоял, объединившись в кучки и о чем-то оживлённо разговаривая.

- Много в этом году тех, кто как и ты - во второй раз? - спросила Лиля, пока мы спускались к сцене.

- Нет, не больше пятнадцати. Обычно это составы съёмочных групп, получивших первые и вторые места на каком-либо из полугодовых смотров. Распределение путёвок вышло таким образом, что я участвовал в декабрьском смотре, а второй раз смог поехать только сейчас. Вся моя группа уже съездила.

- А сколько тебе лет?

- Семнадцать, - улыбнулся Саша Лиле. - В следующем году уже не смогу поехать.

- Понятно, - сказала Лиля. - Что ж, тут довольно симпатично. Нравится эта атмосфера, - отметила она.

Я тоже это заметила. Мне понравились стены, обрамлённые вертикальными вставками, понравилось оформление информационных вставок. Кулисы на сцене были задёрнуты, так что я не могла оценить убранство главной части зала.

- Это творческий зал, - вмешался в мои мысли новый знакомый, - здесь проходят торжественные встречи, мероприятия, выступления танцевальных коллективов. Здесь же будет открытие смены и концерт кураторов. Ну и нам придётся выступать.

Выступать? Только с докладом или презентацией, танцевать - не буду.

- А наши фильмы будут смотреть тоже здесь? - спросила я.

- Нет, - повернулся Саша ко мне, - тут есть специальный кинозал. Оборудование, специальный экран. Я считаю, для айтишников и журналистов эта площадка тоже идеально подходит.

- Не терпится увидеть!

До начала оставалось двадцать минут. Саша пошёл поболтать с кем-то из своих знакомых, мы же с Лилей пошли занимать места.

- Ну как тебе? - поинтересовалась я у Лили. - Мне нравится, здесь довольно оживлённо.

Я оглядела всех присутствующих: когда-нибудь я также буду среди них, о чём-то разговаривать.

- Я пройдусь, огляжу, а потом скажу тебе, - ответила моя спутница.

Я отправилась ко второму ряду, так как увидела там два свободных места рядом. Приземлилась на мягкое кресло и обнаружила на спинке перед собой вкладыш с небольшой брошюркой. Открыв её, я погрузилась в изучение информации: территория лагеря, функционал каждого здания, правила пребывания на территории, полезные телефоны. Вдруг послышался кашель, но я не стала обращать внимания и оборачиваться. Это точно была не Лиля.

Кстати, где она?

Я обернулась посмотреть, но было трудно разглядеть светлую макушку среди толпы. Заволновалась: не потерялась ли она? Не вышла ли, побоявшись такого скопления людей?

Вдруг заиграла музыка, а в микрофон раздались приветствие и просьба занять своё место. Находясь в тревоге, я всё-таки села обратно. Напоследок я всё же обернулась ещё раз: показалось, светлая макушка Лили была сзади, правее моего ряда. Мы пересечёмся: наверняка тот факт, что мы из одной школы, повлияет на формирование отрядов.

- Здравствуйте, дорогие друзья! - вещал вышедший на сцену Павел Андреевич.

Весь зал тал рукоплескать.

- Сегодня пройдёт важное событие. Вы будете определены в отряды, познакомитесь с, так сказать, коллегами, создадите команду и обследуете все уголки нашего лагеря. Мы не посвятим много времени распределению. Вы готовы?

- Да, - воскликнул зал, и я тоже.

- Итак, сейчас за кулисами ваши вожатые играют в лотерею. Они уже распределены на пары, но им осталось только вытянуть номера отрядов. Что? - он отклонил микрофон. - А, уже? Отлично! - Павел Андреевич вновь повернулся к залу. - Вожатые уже знают номера своих отрядов, но как бы их узнать вам, наши дорогие гости?

Он что, сейчас будет списки зачитывать? Это же ужасно долго!

- Сначала выявим самых внимательных. Кто заметил, сколько тут рядов?

- Семнадцать! - я узнала голос Лили и повернулась на него. Да, тогда мне правильно показалось. Она решилась крикнуть на весь зал? Похвально.

- Правильно! А кто знает, сколько мест в каждом ряду?

Я посмотрела направо и прикинула около двадцати. Мой кашляющий сосед поднял руку:

- Двадцать четыре!

- Тоже правильно! А все ли места заняты?

- Да! - отвечал уже весь зал.

- Теперь мы готовы назвать номера отрядов!

Я обратилась к соседу:

- Зачем была эта математика с залом? - вопросила я, ожидая зачитывание списков.

- Узнаешь, - улыбнулся он мне.

- Самый последний ряд, поднимите руки! Вы - первый отряд!

Рукоплескание, кажется, было слышно даже у меня дома.

- Ваши вожатые: Надежда Владимировна и Кирилл Владимирович!

Вожатые вышли в фирменных костюмах из чёрной джинсовой ткани, сделали какое-то движение, помахали руками и подошли к семнадцатому ряду. На следующих объявлениях я оборачивалась, чтобы увидеть Лилю и позвать её в мой ряд.

Не было её на объявлении шестнадцатого, не было на пятнадцатом.

- Четырнадцатый ряд, поднимитесь! Отлично! Четвёртый отряд, громкие аплодисменты!

Лиля была там. Я интенсивно замахала ей рукой, но она будто не видела меня, хоть и смотрела прямо на сцену - а я была совсем рядом.

- Ваши вожатые: Андрей Алексеевич и Ольга Ивановна!

Играла ритмичная музыка, как на профессиональных выступлениях, она заглушала мои беспорядочные мысли. Лиля оказалась в другом отряде. Наверное, можно будет как-нибудь поменяться потом. Я спросила об этом всезнающего соседа, но он покачал головой:

- Это написано в брошюре.

До объявления моего ряда я сидела опустошённая. Наконец...

- Шестнадцатый отряд! Вот и вы! Ваши вожатые - Юлия Сергеевна и Николай Никитич!

Но почему Юлия Сергеевна написала мне аж две недели назад? Она что, попросила? Почему так вышло? И почему я так далеко...Лиля далеко от меня?

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
| И самых главных вдохновителей - моих воспитанников. Я вас помню и люблю

Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 28; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.224.41.46
Генерация страницы за: 0.016 сек.