Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Внутренняя политика государственной власти в СССР к началу 1980-х гг. Особенности идеологии, национальной и социально-экономической политики. 1 страница




Тема 1.1.Основные тенденции развития СССР к 1980-м гг.

План:

1.Внутренняя политика государственной власти в СССР к началу 1980-х гг. Особенности идеологии, национальной и социально-экономической политики.

2.Культурное развитие народов Советского Союза и русская культура.

3.Внешняя политика СССР. Отношения с сопредельными государствами, Евросоюзом, США, странами «третьего мира».

 

В сообщениях советской прессы о состоявшемся 14 октября 1964 г. Пленуме ЦК КПСС ни о каких его деталях не говори­лось, сообщалось только об отставке Хрущева со всех постов по состоянию здоровья.

Новое руководство с тревогой ожидало реакцию в стране на неожиданную новость. Но отношение советского общества к произошедшему можно считать основным результатом предшествующего десятилетия. Так, по сводкам спецслужб, в частности КГБ, никаких эксцессов не последовало, не было отмечено ни массовых манифестаций, ни изолированных выступлений протеста. Оценивая обстановку тех дней, то­гдашний руководитель КГБ СССР В. Семичастный впослед­ствии вспоминал, что ни во время пленума, ни после него «нигде не было объявлено чрезвычайного положения, не был приведен в движение ни один танк, ни один самолет». Наобо­рот, советское общество восприняло уход Хрущева с полити­ческой арены молчаливо-благожелательно. Более эмоцио­нально изменения в высшем эшелоне советского государства были восприняты за рубежом. Однако сотрудники советских посольств получили предписание из Москвы довести до све­дения официальных партнеров и зарубежной общественности, что внешняя и внутренняя политика останется неизменной, после чего шумиха в западных СМИ пошла на убыль. Сам опальный лидер после отставки каким-либо преследованиям не подвергался, что показывает не столько либерализм его противников, сколько незначительность фигуры свергнуто­го лидера и отсутствие опасений по поводу его возможного возвращения во власть.

В такой стране как СССР, где всегда была значима роль первого лица в партии и государстве, особое значение имел тот факт, кто придет на смену Хрущеву на этих постах. С целью стабилизации системы управления и недопущения в буду­щем монополизации высшей власти, было решено, что впредь пост руководителя КПСС и главы советского прави­тельства недопустимо доверять одному и тому же лицу. Приемником Хрущева на посту партийного лидера был на­зван JI. Брежнев

Биография

Леонид Ильич Брежнев (1906-1982), родился в городе Каменское (с 1936 г. Днепродзержинск) Екатеринославской губернии в семье рабочего. В литературе существует мнение, высказываемое, в частности, Д. Волкогоновым, что своей карьерой будущий лидер советско­го государства обязан Н. Хрущеву. Вопреки этому ошибочному утвер­ждению, восхождение Брежнева к вершинам власти началось еще при И. Сталине, тогда как после устранения Сталина группой приближен­ных к нему лиц, в которой Хрущев так же играл очень важную роль, Брежнев пережил стремительное падение вниз. Лишь через некоторое время его личные и деловые качества были оценены новым руководс­твом и его опала окончилась.



Начал свою карьеру Брежнев в 1921 г. рабочим. В 1923 г. вступил в комсомол. После окончания в 1927 г. Курского землеустроительно-мелиоратив­ного техникума трудился землеустроителем, участник проведения коллективизации на Урале. В 1931 г. становится членом партии. После окончания в 1935 г. Днепродзержинского металлургического института работал инженером. В 1937 г. становится заместителем председателя Днепродзержинского горисполкома, в 1939 г. секретарем Днепропет­ровского обкома ВКП(б). В период Великой Отечественной войны на партийной работе в действующей армии, с 1943 г. — генерал-майор. В 1945-1946 гг. возглавлял Политуправление Прикарпатского воен­ного округа. С августа 1946 г. — первый секретарь Запорожской, с ноября 1947 г. — Днепропетровской партийной организации. Под его личным руководством шло восстановление первенца советских пяти­леток Днепрогэса, других предприятий. В 1950 г. переводится на должность первого секретаря ЦК партии в Молдавии. После XIX съез­да КПСС в 1952 г. становится кандидатом в члены Президиума и сек­ретарем ЦК КПСС. С марта 1953 по февраль 1954 г., в звании генерал- лейтенанта, занимает должность заместителя начальника Главного политуправления Советской армии и Военно-Морского Флота. В началь­ный период освоения целины (с 1954 по 1956 г.) возглавляет (сначала в качестве второго, а с 1955 г. — уже первого секретаря) партийную организацию Казахстана. В 1956-1960 гг. — секретарь ЦК КПСС, одновременно с этим с 1958 — заместитель председателя Бюро ЦК КПСС по РСФСР. В 1960-1964 гг. занимал должность Председателя Президиума Верховного Совета СССР. В 1963 г. в третий раз

Выступление Л. Брежнева на Всемирном конгрессе миролюбивых сил.

Москва. 1973 г.

избирается секретарем ЦК КПСС. С октября 1964 г. — первый секретарь ЦК КПСС вместо отправленного на пенсию Хрущева, одновременно с ноября того же года утвержден председателем Бюро ЦК КПСС по РСФСР. С 1966 г. — генеральный секретарь ЦК КПСС, с 1977 г. —одновременно, Председатель Президиума Верховного Совета СССР

Свою цель как политика Брежнев формулировал следующим образом: «Обеспечение спокойной жизни для советских людей». Он считал, что прежде, из-за репрессий при Сталине и судорож­ных реорганизаций при Хрущеве, народ «не был уверен в за­втрашнем дне», и теперь необходимо было дать людям возмож­ность увереннее смотреть в будущее. Многие историки так же отмечают, что при Брежневе высшие органы власти и управле­ния вновь «функционировали как коллегиальные органы» и что Брежнев допускал широкую свободу деятельности руково­дителей не только высшего, но и среднего звена, что и обеспе­чивало стабильность политического развития в годы его прав­ления. Основные вехи жизни Брежнева нашли отражение в серии автобиографических заметок, подготовленных к печа­ти при содействии группы литературных помощников.

Выполняя решения пленума о разделении прежде едино­лично занимаемых Хрущевым высших должностей в партии и государстве, пост председателя Совмина занял видный госу­дарственный деятель еще военного времени А. Косыгин [*].

Биография

Алексей Николаевич Косыгин (1904-1980), родился в Петербурге в семье рабочего. В 1919 г. добровольцем вступил в РККА, после демобилизации в 1921-1924 гг. обучался в Ленинградском кооперативном техникуме. Кооператор, в 1924-1930 гг. возглавлял ряд потребсоюзов Сибири. С 1927 г. — член ВКП(б). После окончания в 1935 г. Ленинградского текстильного института работал в текстильной промышленности. В 1937 г. назначается директором Октябрьской прядильно-ткацкой фабрики, в 1938 г. — заведующим промышленно-транспортным отделом Ленинградского обкома ВКП (б), в то же время избирается председателем Исполкома Ленинградского городского совета депутатов трудящихся. С января 1939 г. — наркомом текстильной промышленности СССР, в 1940-1953 гг. занимал пост заместителя председателя СНК (Совмина) СССР; в 1943-1946 гг. одновременно являлся председателем СНК РСФСР. С 1939 по 1980 г. — член ЦК партии. В годы Великой Отечественной войны становится заместителем председателя Совета по эвакуации, проявил себя талантливым руководителем, организатором промышленности, С января по июль 1942 г. находился в блокадном Ленинграде в качестве уполномоченного Государственного комитета обороны, занимался снабжением города продовольствием, принимал участие в деятельности местных советских и партийных органов, Военного совета Ленинградского фронта. После победы на хозяйственной работе, являлся одним из организаторов восстановления разрушенного войной. С 1946 г. кандидат, а с 1948 г. — член политбюро ЦК ВКП (б), с 1952 г. — кандидат Президиума ЦК КПСС. После смерти Сталина был снят с поста заместителя председателя Совета министров, выведен из Президиума ЦК. На протяжении нескольких последующих лет трудился на ответственных постах в правительстве. В 1960-1966 гг. — член Президиума, а с 1966 г. — член Политбюро ЦК КПСС. После снятия Хрущева в октябре 1964 г. — председатель Совета Министров СССР, с октября 1980 г. на пенсии.

А. Косыгин на Конаковской ГРЭС

 

В «хрущевское» десятилетие, из-за нескончаемых сомни­тельных реорганизаций во всех областях внутриполитической жизни, Советский Союз потерял былые высокие темпы своего развития, оказалось растрачено неоправданно много истори­ческого времени. Экономические и административные преоб­разования, идеологическое экспериментаторство серьезно ослабляли государство. Советское общество, напрягавшее все свои силы для победы в годы самой страшной в истории чело­вечества войны, а потом в годы послевоенного восстановления, вместо того, чтобы, наконец, получить долгожданную пере­дышку, на рубеже 1950-1960-х годов вновь оказалось на гра­не опасного перенапряжения сил. Результатом допущенных просчетов становится отставание СССР в цивилизационном соперничестве от стран Запада, которое при Хрущеве во многом стало носить качественный, стадиальный характер. Фактиче­ская ставка на экстенсивное развитие не позволила Советскому Союзу вовремя и в полном объеме ответить на вызов времени и стать лидером на всех направлениях НТР, наметился спад в темпах прироста экономических показателей, страна оказа­лась на грани утраты продовольственной независимости. Обострившиеся проблемы требовали немедленных решений, но инерция предшествующего десятилетия постоянно давала о себе знать. Накопившаяся усталость советского общества стала серьезнейшим препятствием на пути назревших преоб­разований. Все это вело к выработке особого, консервативного типа реформирования, когда новое вводилось с оглядкой на старое, нередко носило лишь косметический характер. В пос­ледующие годы такое положение вещей будет охарактеризо­вано последним генсеком М. Горбачевым «эпохой застоя». С его подачи понятие «застой» — эмоциональное, но с научной точки не слишком корректное — нашло прописку не только в публицистике, но и в научной литературе, став своего рода визитной карточкой заключительного этапа социалистичес­кого строительства в СССР.

Новое руководство делало выбор в пользу стабилизации советской системы. Поэтому все предложения, которые слиш­ком явно выходили за рамки привычного, даже если они ис­ходили от высокопоставленных партийно-государственных деятелей, блокировались. Примером тому может служить реакция на идеи одного из тогдашних секретарей ЦК КПСС Ю. Андропова, частично озвученные в редакционной статье главного партийного печатного органа-газете «Правда» 6 де­кабря 1964 г. По мысли Андропова, следовало смелее внедрять современные методы руководства экономикой, поощрять де­мократию и самоуправление в общественной жизни. Помимо этого, в сдержанной форме прозвучало предложение об огра­ничении властных полномочий партии и о сосредоточении внимания партийных органов на общем политическом руко­водстве. Некоторые далеко идущие предложения касались внешней политики. В частности, предлагалось выработать пути прекращения ставшей обременительным грузом для советской экономики гонки вооружений, смелее продвигать советские товары на мировые рынки и т.д. В результате, Ан­дропов, хоть и не сразу, но был убран с поста секретаря ЦК, получив в 1967 г. не такой престижный по тем временам пост Председателя КГБ, что, по мнению некоторых историков, означало явное понижение в советской властной иерархии.

Негласно взятый брежневским руководством курс на под­держание стабильности существующих в СССР экономических, социальных и политических отношений отвечал интересам не только высшего слоя партийной номенклатуры. Он встречал понимание руководителей среднего и низшего звена, соответ­ствовал чаяньям подавляющего большинства населения, ус­тавшего от непродуманных метаний прошлого времени. Об­щество осознавало невозможность решить стоящие перед ним проблемы путем проведения в «пожарном порядке» всевоз­можных реорганизаций, резких шараханий из стороны в сторону. Как справедливо показывают некоторые современ­ные авторы, новый стиль управления должен был благотворно сказаться не только на экономике, но и на политическом кли­мате в целом. Основное содержание взятого курса на стаби­лизацию советского общества и умеренное «консервативное реформирование» может быть охарактеризовано высказыва­нием Брежнева: «Мы идем к прогрессу без потрясений». Там, где это удавалось, советские лидеры строго придерживались избранной стратегии. Другое дело, что сама жизнь подчас требовала от них большей гибкости и решительности в осуще­ствлении задуманного. Кроме того, курс на стабильность не был дополнен развитием демократических механизмов обще­ственной саморегуляции, что никоим образом не способство­вало преодолению существовавших противоречий, зато было чревато появлением новых.

В связи с персональными изменениями в советском руко­водстве в 1964 г., следует отметить еще одно принципиальное обстоятельство, на которое до сих пор большинство историков не обращало внимания: в результате отстранения Хрущева к власти пришли политики, которые сформировались в годы войны и которых И. Сталин в последние годы жизни готовил к выдвижению вместо разочаровавшей его «старой гвардии». Но после смерти Сталина, Берия, Маленков и Хрущев оттес­нили «молодых выдвиженцев» на второстепенные роли, тем самым на несколько лет затормозив развитие страны и процесс омоложения руководящих кадров. Представители этого, «брежневского поколения» пришли во власть более чем на десять лет позже, чем это должно было случиться, и к этому времени их деловая хватка и желание серьезной работы ощу­тимо ослабли. Многие из них, прежде стоявшие на воспитан­ных войной патриотических позициях, заразились духом «шестидесятничества», привыкли к атмосфере придворных интриг и подковерной борьбы, характерных для хрущевского времени. Все это, конечно же, не могло не сказаться на буду­щем страны. Разбалансировка системы отбора и подготовки кадров (будь то в политике, искусстве, науке и любой другой сфере жизни советского общества) стала самым тяжелым на­следием «оттепели», с которым стране пришлось вступить в новую эпоху и тоже оказало влияние на формировании но­вого политического климата в стране.

Возвышение Брежнева

Как говорилось, произошедшие перемены в высшем руко­водстве партии и государства не вызвали в обществе каких- либо протестов. Наоборот, многие связывали с отставкой Хрущева и приходом к власти молодых, энергичных лидеров надежды на перемены к лучшему. Опасения высказывали только некоторые представители либеральной интеллиген­ции. Но и они в целом относились к Хрущеву настороженно. Вместе с тем само по себе устранение от власти непопулярно­го в стране лидера автоматически еще не вело к стабилизации в верхах. Прежде, чем советская верхушка вновь смогла консолидироваться вокруг единого руководителя, которым в дальнейшем станет Брежнев, ей вновь пришлось пережить несколько продолжительных этапов острой борьбы за власть, ведь среди участников смещения Хрущева не было единства по многим ключевым вопросам внутренней и внешней поли­тики. И хотя сразу же после отставки Хрущева принцип «стабильности» был провозглашен важнейшим и в кадровой политике, существовавшие противоречия привели к острому соперничеству в высших эшелонах партийной и государс­твенной власти.

Хотя формально октябрьским Пленумом ЦК КПСС власть была передана Брежневу и Косыгину, ни тот, ни другой не

стали обладателями всей полноты власти. Наиболее сильные позиции в новом руководстве первоначально занимала спло­ченная группа руководителей, сделавших в 1940-1950-е годы карьеру в комсомоле. Главным деятелем в группе был А. Ше- лепин, возглавлявший Комитет партийно-государственного контроля. Шелепин считался сторонником русской линии в руководстве партии и крутых мер по оживлению социаль­но-экономического развития страны. Сегодня его роль в ста­новлении «русской партии» в советском руководстве оспа­ривается, вместе с тем, как раз его усиление самым прямым образом сказалось на оживлении деятельности «группы новых комсомольских вожаков», которую возглавлял новый первый секретарь ЦК ВЛКСМ С. Павлов. В своей борьбе против либеральных «Нового мира» и «Юности» «павлов- цы» получали поддержку как раз от Шелепина и его сто­ронников.

Часто приходится слышать, что именно А. Шелепин, зани­мая ответственные посты в структуре власти начала 1960-х годов и опираясь на поддержку своего товарища по комсомо­лу Председателя КГБ В. Семичастного, а также других высо­копоставленных единомышленников, оказался центральной фигурой антихрущевской команды. Решая первостепенную для них задачу смещения Хрущева, члены «комсомольской группировки» (как их нередко называют в исторической ли­тературе) согласились на фигуру Брежнева в качестве преем­ника Хрущева на посту руководителя партии лишь ради достижения компромисса, ибо Брежнева они рассматривали как фигуру промежуточную. «Слишком торопились», — объяснит потом их выбор Косыгин. Вместе с тем, недооценив важность контроля над партаппаратом, Шелепин и Семича­стный совершили ту же ошибку, что Маленков и Берия в период борьбы за власть с Хрущевым. В свою очередь, Бреж­нев, опираясь именно на партийный аппарат, начал активно укреплять собственные позиции и, в конце концов, оказался сильнее своих соперников.

Осторожно маневрируя, Брежнев, слывший умеренным либералом, сумел поставить дело таким образом, что конфлик­ты в Политбюро в те годы не приобретали выраженный поли­тический оттенок. Своих соперников он вытеснял постепенно, под различными сугубо рабочими предлогами, без предъявле­ния каких-либо политических обвинений. Так, сторонник А. Шелепина, секретарь Московской партийной организации Н. Егорычев был удален со своей должности в 1967 г. за неос­торожные критические замечания в адрес организации про- тивоздушной обороны столицы. В. Семичастного в том же 1967 г., под тем предлогом, что он не сумел воспрепятствовать бегству за границу дочери Сталина С. Аллилуевой, заменили на посту председателя КГБ «лояльным» по отношению к Бреж­неву Ю. Андроповым. Сам Семичастный по этому поводу писал: “Как я узнал позже, Брежнев решил использовать этот момент (бегство Светланы Аллилуевой. — Ред.) для осуществления своих давних планов — освободить меня от должности пред­седателя КГБ (а вместе со мною убрать и других неугодных ему бывших комсомольских вожаков). Вначале он обработал Подгорного и получил его согласие, затем вдвоем они стали “давить” на Косыгина. Тот долго сопротивлялся. Чем только не пугали Косыгина: и “теневым кабинетом”, и возможным переворотом. Наконец уломали и его. Суслов, как всегда, при­соединился к “тройке”: у нас с ним всегда были натянутые отношения...”».

Дольше всего Брежнев избегал открытого столкновения с Шелепиным, вследствие чего тот был выведен из состава По­литбюро лишь в середине 1970-х годов. Однако отстранение Шелепина от реальных рычагов власти Брежнев начал готовить заранее. Так, уже в 1965 г. А. Шелепин лишился своего глав­ного козыря — поста председателя Комитета партийно-госу­дарственного контроля. Одновременно с этим Шелепин потерял пост заместителя Предсовмина, который прежде он занимал по должности, как руководитель КПК. При этом Брежневу удалось обставить смещение Шелепина так, что это не вызвало ни у кого никаких подозрений и активного сопротивления: 6 декабря 1965 г. Пленум ЦК КПСС (конечно же в целях повышения де­мократии и «привлечения к делу контроля широких масс ком­мунистов и беспартийных»!) органы партийно-государственно­го контроля были преобразованы в органы народного контроля с существенно меньшими полномочиями, которые должен был возглавить другой человек. Поражение «группы Шелепина» в партийном руководстве привело сперва к ослаблению, а затем и разгрому «группы Павлова» в руководстве комсомола (С. Пав­лов покинул свой пост в 1968 г., вместо него первым секретарем ЦК ВЛКСМ стал Е. Тяжельников).

Поражение «группы Шелепина» имело два серьезных по­следствия для политического развития страны. Во-первых, оно означало отказ руководства страны от продолжения поли­тики первых послевоенных лет. Власть отныне сосредота­чивалась в руках центристов, не готовых на откровенное формирование своего политического курса. В этой связи по­казательна история, связанная с попыткой исторической реабилитации Сталина, предпринятой в канун XXIII съезда КПСС. В последний момент под давлением либеральной об­щественности внутри страны и в международном коммуни­стическом движении, новое советское руководство перестра­ховалось и даже хотя бы частичной партийной реабилитации Сталина не произошло. Вместе с тем, чтобы не провоцировать рост консервативных настроений, порожденных неприятием значительной части партаппарата и населения линии XX съезда, окружение Брежнева негласно свернуло и критику в адрес Сталина. В данном случае «стабильность» обеспечи­валась чисто административным пресечением дискуссий и отсечением полярных воззрений на прошлое страны. Во-вто­рых, и это было куда опаснее, разгром «шелепинцев» и близ­ких к ним молодежных лидеров означал отстранение от выработки политических решений молодых, опытных руко­водителей. В итоге в политическое небытие ушло целое по­коление перспективных лидеров, а разрыв между «старой гвардией» и «новой порослью», возникший после победы триумвирата Берии-Маленкова-Хрущева, стал еще глубже. Стабильность в настоящем покупалась за счет возможности динамично развиваться в будущем.

На проходившем весной 1966 г. XXIII съезде КПСС вместо поста первого секретаря вводится пост Генерального секре­таря ЦК КПСС, на который был избран JI. Брежнев. Но хотя статус занимаемого Брежневым поста существенно повышал­ся, о единоличном его лидерстве речи еще не шло. Из 11 членов Политбюро, избранного на XXIII съезде, новый генсек мог рассчитывать на безусловную поддержку только троих: А. Ки­риленко, А. Пельше и Д. Полянского. В некоторых вопросах с Брежневым могли блокироваться М. Суслов, Ю. Андро­пов, а также потерявший свое влияние и поэтому нуждаю­щийся в союзниках А. Шелепин. Кроме того, опорой Бреж­нева становится его старый товарищ по работе в Молдавии К. Черненко, который в 1965 г. был назначен заведующим общим отделом ЦК КПСС. Опытный аппаратчик, он готовил материалы к заседаниям Политбюро с таким расчетом, чтобы максимально способствовать прохождению вопросов в ключе, выгодном Генеральному секретарю. В то же время в борьбе за лидерство в партии Брежневу противостояли такие сильные самостоятельные фигуры, как А. Косыгин и Н. Подгородный. Особенно большим авторитетом пользовался глава прави­тельства Косыгин. Его экономические начинания снискали ему славу сильного хозяйственника и решительного рефор­матора.

До определенного момента Брежнев внешне не стремился к лидерству в определении экономического курса страны, признавая в этой сфере авторитет Косыгина. Поэтому когда в 1969 г. он начинает открыто критиковать положение дел в народном хозяйстве, это вызвало протест со стороны некоторых старых членов Политбюро. Однако к этому времени Брежневу удалось, как в свое время Хрущеву, упрочить свои отношения с военными. Тем самым, трения, обозначившиеся между Бреж­невым и его соперниками, оказались урегулированы в инте­ресах генсека. К началу 1970-х годов позиции Брежнева ста­новятся самыми крепкими в Политбюро. На вершину власти Брежнев поднимает таких функционеров, как Ф. Кулаков, М. Соломенцев и др. На должность заведующего отделом науки ЦК КПСС назначается С. Трапезников. С. Цвигун получает назначение на пост заместителя председателя КГБ. МВД воз­главит близкий Брежневу Н. Щелоков. Поскольку многие новые выдвиженцы работали с Брежневым еще в бытность руководства им Днепропетровской и Молдавской партийными организациями, его команда получит название «днепропет­ровской группировки».

Очередной шаг по усилению своей власти Брежнев делает в 1971 г. на XXIV съезде КПСС, на котором состав Политбюро был расширен с 11 до 15 человек. В 1973 г. в него вошли явные сторонники Брежнева либо деятели, не принадлежащие ни к ка­ким группировкам: министр обороны А. Гречко, министр ино­странных дел А. Громыко, председатель КГБ Ю. Андропов. Из состава Политбюро удаляются реальные или мнимые противни­ки Брежнева: в 1971 г. по обвинению в коррупции был выведен глава грузинских коммунистов В. Мжаванадзе, в 1973 г. — Ше­лест, который обвинялся в национализме, в 1975 г. — А. Ше­лепин, а в 1976 г. — Д. Полянский. В 1977 г. из Политбюро вывели Н. Подгорного, лишившегося также поста Председа­теля Президиума Верховного Совета СССР. Этот высший го­сударственный пост переходит к самому Брежневу. Наконец, в 1978 г. из Политбюро был выведен последний сторонник Косыгина К. Мазуров, а в октябре 1980 г. с постов члена По­литбюро и Председателя Совета Министров удаляется сам

А. Косыгин. Вместо него главой правительства СССР назна­чается сторонник Брежнева Н. Тихонов.

Внешне рубеж 1970-1980-х годов становится временем наивысшего усиления JI. Брежнева как лидера СССР. Совет­ская пресса усиленно создавала ему имидж «выдающегося политика», «деятеля ленинского типа». За годы пребывания у власти Брежнев 114 раз награждался высшими государст­венными наградами СССР. Кроме того, Брежнев награждался высшими наградами Польши, Венгрии, ГДР и других госу­дарств. Его огромные портреты украшали улицы городов и поселков Советского Союза, страницы центральных и местных газет. Однако, в действительности, начиная с 1976 г. власть Брежнева начинает ослабевать, что было связано с резким ухудшением здоровья советского лидера.

Обострение борьбы за лидерство. Формирование команды

реформаторов

Болезнь и постепенный отход Брежнева от дел привели к воз­никновению новой конфигурации сил в кругах высшего руко­водства СССР и к новому витку борьбы за лидерство партии. К тому времени наметилась пагубная тенденция перерождения высшего руководства страны в своеобразную «геронтокра­тию» — средний возраст членов Политбюро к началу 1980-х годов составлял 70 лет. Впрочем, старение советской полити­ческой верхушки не делало борьбу за лидерство в партии более мягкой, наоборот, придавало ей дополнительную остроту, поскольку друг другу противостояли люди с большим жизнен­ным опытом, к тому же обладающие мощнейшими политичес­кими ресурсами.

На роль приемника Брежнева могли претендовать сразу несколько человек. Вторым после генсека человеком партии на протяжении 1970-х годов считался М. Суслов, в чьих руках концентрировалась вся идеологическая работа. Позиции Суслова после ухода и скоропостижной смерти Косыгина несколько ослабли, но в своей «игре» он мог опереться еще на одного ленинградца — руководителя партийной органи­зации северной столицы Г. Романова. Романов и сам мог побороться за высший пост в партии — он выгодно отличал­ся от других претендентов сравнительно молодым возрастом и деловой хваткой. Он имел позитивную репутацию в партии, пользовался любовью населения Ленинграда. Романов имел опасного конкурента в лице руководителя Московской пар­торганизации В. Гришина, который также не прочь был возглавить партию в случае ухода Брежнева. Прочные пози­ции имелись также у ближайшего к Брежневу человека в высшем партийном руководстве К. Черненко. Его влияние особенно усилилось в 1978 г., когда из кандидатов он был переведен в члены Политбюро, одновременно сохранив за собой пост секретаря ЦК КПСС. Именно он мог в случае окон­чательного отхода Брежнева от дел возглавить «днепропет­ровскую группировку», что резко повышало бы его шансы занять лидирующие позиции в партии в целом. Черненко мог располагать поддержкой военных в лице нового министра обороны, так же очень близкого друга Брежнева Д. Устинова. Большим авторитетом в партии пользовался А. Громыко, но открыто на первые позиции ни в партии, ни в государстве он в тот период не претендовал.

Однако в высшем партийном руководстве рубежа 1970-1980 гг. была еще одна сильная фигура, шансы которой сделаться на­следником Брежнева первоначально мало кто рассматривал всерьез. Это был возглавлявший Комитет государственной безопасности Ю. Андропов. По возрасту он не уступал остальным «геронтократам», кроме того, у всех на памяти была печальная участь Берии и совсем недавнее падение Шелепина и Семичаст­ного. Трудно было предположить, что в лице Андропова советские органы госбезопасности способны попытаться взять реванш в борьбе с партийной номенклатурой. Но сам Андропов считал ина­че. Еще в конце 1960-х — начале 1970-х гг., едва успев укрепить­ся на посту председателя КГБ, он начинает подбирать свою коман­ду и расставлять своих людей на стратегически важных участках борьбы. В Грузии в 1972 г. местную партийную организацию воз­главил бывший руководитель МВД этой республики Э. Шевард­надзе. Примерно в то же время, на волне так называемой «борьбы с коррупцией» к власти в Азербайджане приходит Г. Алиев, перед тем, как занять пост первого секретаря Азербайджанской парторганизации руководивший КГБ республики. В 1977 г. из Ставропольского края переводится еще М. Горбачев, который получил важный пост секретаря ЦК КПСС. Андропов так же имел своих людей в идеологических структурах партии, ака­демических институтах, партаппарате. Им была выпестована целая когорта будущих реформаторов, достаточно назвать таких людей из близких к нему, как А. Аганбегян, Г. Арбатов, Т. Гдлян, JI. Абалкин, А. Бовин, Г. Шахназаров и др. Одновременно с этим Андропов устраняет с политической арены своих кон­курентов. Под ударом оказывается даже слабеющий вождь — органы безопасности инициируют дело, в котором была замешана дочь Брежнева Галина. Наконец, учтя опыт своих предшественников, Ю. Андропов в мае 1982 г. оставляет КГБ и переходит на работу в ЦК КПСС в ранге секретаря по идео­логии, т.е. фактически занимает место умершего всего несколь­ко месяцев назад М. Суслова.





Дата добавления: 2014-12-25; Просмотров: 4505; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 50.16.97.96
Генерация страницы за: 0.096 сек.