Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Тема 4. Язык и мышление 1 страница




1.Проблема соотношения языка и мышления.

Современные представления о

психофизиологической основе мышления

 

Как известно первейшая функция языка – коммуникативная. Назначение языка – служить орудием общения (обмен мыслями). Но язык не только средство передачи «готовой мысли». Он и средство самого формирования мысли. Выдающийся отечественный психолог Лев Семенович Выготский (1896 – 1934) говорил: «Мысль не просто выражается в слове, но и совершается в слове».

Мыслеформирующая – вторая центральная функция языка, наряду с коммуникативной. Органическое единство двух центральных функций языка делает язык хранителем общественно-исторического опыта. Таким образом, язык, будучи орудием закрепления, передачи и хранения информации, тесно связан с мышлением, со всей духовной деятельностью людей, направленной на познание внешнего мира, на его отображение в человеческом сознании. Язык и мышление, образуя диалектическое единство, не составляют тождества: это разные, хотя и взаимосвязанные явления.

Когда мы говорим о связи языка и мышления, мы неизбежно перемещаемся в сферу других наук, в частности, философии и психологии. Для того чтобы хотя бы в целом понять, как взаимосвязаны язык и мышление, необходимо вспомнить о том, что речь идет, в первую очередь, о психических процессах человека, которые включают ощущение, восприятие, мышление, память, сознание. Как и все, что касается творческой деятельности человеческого мозга, эти процессы не поддаются непосредственному наблюдению и могут быть лишь смоделированы в научном описании. И, конечно, в зависимости от того, в рамках какой науки дается такое описание, определения каждого из этих процессов могут варьироваться.

С точки зрения соотношения языка и мышления нас, в первую очередь, интересуют такие процессы как сознание, память и мышление.

Сознание часто определяется как высшая форма психики, совокупность психической деятельности человека (включающая интеллект, чувства, волю). Психологический словарь дает следующее определение: «Сознание – свойственный человеку способ отношения к объективной действительности, опосредованный всеобщими формами общественно-исторической деятельности людей».

Память представляет собой совокупность процессов хранения и переработки информации. Часто память называют «хранилищем знаний». Однако не следует забывать, что это выражение – лишь метафора, поскольку память представляет собой исключительно сложный феномен; в памяти знания не только «хранятся», они постоянно перерабатываются: обобщаются, расширяются, сужаются, устанавливаются их связи с другими знаниями и т.д. Ученые различают разные виды и типы памяти (оперативную, кратковременную, долговременную), а также разные виды знаний. К этому вопросу мы еще вернемся.



В таком контексте мышление определяется как «высшая форма творческой активности человека, психический процесс отражения действительности». С точки зрения логики мышление рассматривается как способность мыслить и рассуждать, делать умозаключения и оценки. Евгений Николаевич Панов говорит о том, что мышление есть «не что иное, как оперирование с множеством дискретных, отграниченных друг от друга понятий. Вещественными символами этих понятий являются слова и высказывания нашего языка».

По форме и характеру мыслительного процесса мышление может быть вербальным и невербальным (образным).

Невербальное мышление осуществляется с помощью наглядно-чувственных образов, возникающих в результате восприятия впечатлений действительности и затем сохраняемых в памяти и воссоздаваемых воображением. Человек пользуется невербальными формами мышления в сочетании с вербальным мышлением. Мыслительная деятельность имеет невербальную природу при решении творческих задач технического характера (связанных, например, с пространственной координацией и движением частей механизмов). Решение подобных задач обычно не протекает в формах внутренней (внешней) речи. Это особое «техническое» мышление. Близко к этому мышление шахматиста. Особый тип наглядно-образного мышления характерен для творчества живописца, скульптора, композитора.

Вербальное мышление оперирует понятиями, закрепленными в словах, суждениями, умозаключениями, анализирует и обобщает, строит гипотезы и теории. Оно протекает в формах, установившихся в языке, то есть осуществляется в процессах внутренней или внешней речи. О внутренней речи в концепции Николая Ивановича Жинкина мы уже упоминали при обсуждении процессов понимания текста (и еще будем к ним возвращаться). Язык определенным образом организует знания человека о мире, расчленяет и закрепляет эти знания и передает другим людям.

Таким образом, мышление человека многокомпонентно. Мышление – сложная совокупность различных типов мыслительной деятельности, сменяющих друг друга и нередко выступающих в синтезе. Можно сказать, что вербальное мышление – один из компонентов человеческого мышления, хотя и важнейший.

Сложность структуры человеческого мышления подтверждается данными о работе головного мозга. Данные нейролингвистики (научная область, изучающая механизмы центральной нервной системы, головного мозга, в первую очередь, ответственные за понимание речи и говорение) свидетельствуют о психофизиологической основе мышления.

Принципиальная особенность нашего мозга состоит в так называемой функциональной асимметрии головного мозга, т.е. в определенной специализации функций левого и правого полушарий, которые иногда называют, соответственно, речевым и эмоциональным. Изучение мозговой организации речевой деятельности человека позволило сделать важный вывод: речевой процесс опирается на ряд совместно работающих зон мозговой коры, имеющих свое специфическое назначение.

У большинства людей в левом полушарии расположены зоны порождения и восприятия речи, т.н. зоны Брока и Вернике (по именам французского анатома П. Брока и немецкого психиатра К. Вернике). Левое полушарие – «речевое», а тем самым, обычно, и доминантное. Оно ответственно за логико-грамматическую расчлененность и связность нашей речи, за её форму и, по-видимому, за абстрактную лексику, то есть за аналитическое абстрактное мышление. При афазиях (нарушениях речи), обусловленных травмами левого полушария, речь теряет грамматическую правильность и плавность.

Правое полушарие теснее связано с наглядно-образным мышлением, со зрительными, пространственными, звуковыми или иными образами, а специально в области языка – с предметными значениями слов, особенно конкретных существительных. Оно характеризуется нерасчлененным, но зато и более целостным восприятием мира и является источником интуиции. При заболеваниях, поражающих правое полушарие, грамматическая правильность высказывания может сохраняться, но речь становится бессмысленной. В норме оба полушария работают в непрерывном контакте друг с другом, обеспечивая все поведение человека, его мышление и речь.

Функциональная асимметрия мозга формируется в детстве. В раннем детстве возможным оказывается «аварийное» перераспределение функций мозга в случае каких-либо нарушений его деятельности (например, в результате заболевания или травмы). Однако если функциональное распределение уже осуществилось, такая аварийная передача функций оказывается невозможной, поэтому в результате заболевания или травмы у взрослого человека некоторые из них могут быть утрачены.

Овладение языком действует как «пусковой механизм» для нормального становления полушарной специализации. Если в надлежащее время этого не происходит, то, как утверждает Сюзан Кёртис, кортикальная ткань (т.е. ткань коры головного мозга), в норме предназначенная для речи и связанных с ней способностей, может подвергнуться атрофии.

Как указывает Юрий Сергеевич Маслов, язык связан со всей психической деятельностью человека, т.е. не только с мыслью, но также с чувствами и волей. У ребенка первые проявления речи направлены не столько на осуществление познавательной деятельности, сколько на выражение волевых побуждений и требований. На раннем этапе младенчества развитие речи и интеллектуальное развитие мало связаны друг с другом. Но постепенно обе линии развития объединяются, и примерно с 2-х летнего возраста язык становится важнейшим средством формирования мысли ребенка и его приобщения к опыту взрослых.

Разнообразие языков мира не подрывает принципиального единства человеческого мышления, единства законов логики, по которым протекает мыслительная деятельность. Однако инвентарь понятий, зафиксированных в словах и грамматических формах, конечно, отличается от языка к языку.

 

Интересно, что слова, обозначающие в разных языках близкие явления, часто оказываются не только нетождественными, но и не всегда сопоставимыми. Это хорошо известно людям, владеющим иностранными языками, особенно профессиональным переводчикам. Например, русским словам голубой и синий в английском языке соответствует лишь одно слово blue; в русском языке имеются наименования частей верхней конечности: рука и кисть, но второе обычно не используется в речи (мы говорим: взять за руку, пожать руку). В английском же оба слова, arm и hand, входят в идиоматику языка (take me by the hand, to give one's arm to smb), так же как и слова finger и toe, имеющие в русском языке лишь одно соответствие палец.

Различными способами в разных языках выражаются и другие лексические (например, называния родственных отношений: отдельное слово практически для каждого отношения в русском и in-laws для всех в английском) и грамматические категории (например, грамматические признаки категории рода и др.). На основании анализа подобных несоответствий в середине XX века была выдвинута гипотеза лингвистической относительности, которая имеет огромное значение в истории лингвистики. Эта гипотеза связана с именами американского лингвиста и антрополога Эдуарда Сэпира (1884-1939) и Бенжамена Уорфа (1897-1941). Согласно этой гипотезе, не только язык, но и «видение мира» оказывается у разных народов разным. Каждый народ видит мир через призму своего языка и поэтому мыслит и действует иначе, чем другие народы. Можно говорить о том, что сторонники гипотезы лингвистической относительности заблуждались в том, что придавали исключительное значение в этих различиях мышления языку. Видимо, на самом деле нужно говорить о том, что законы мышления (принципы отражения действительности в сознании человека, законы формирования понятий на основе обобщения признаков явлений и категоризации, законы оперирования сформированными понятиями, принципы хранения и обработки информации и т.д.) являются общечеловеческими. Но «конкретный инвентарь» языка варьируется от языка к языку и от эпохи и эпохе. Эти различия проявляются и наблюдаются в языке. Они обусловлены различиями в общественной практике, то есть в культурно-историческом опыте народов.

 

2.Когнитивные науки. Когнитивная психология

и когнитивная лингвистика

 

В науке XX века одним из интереснейших и важнейших событий явилось возникновение когнитологии или когнитивной науки. Когнитология изучает сложные феномены – ментальные процессы, которые выделили человека как разумное существо, и результаты этой ментальной деятельности – знания.

Когнитология имеет междисциплинарный характер. Она объединяет вокруг себя разные науки – математику и психологию, лингвистику и моделирование искусственного интеллекта, философию и теорию информации. Возникло это научное направление на Западе, но в настоящее время оно активно развивается и в России, в первую очередь, в сфере психологии и лингвистики. Когнитивная лингвистика в России связана, в первую очередь, с именами Елены Самойловны Кубряковой и ее коллег в Институте языкознания РАН в Москве и Николая Николаевича Болдырева и его коллег в Тамбовском государственном университете.

Когнитивные науки – это науки, занимающиеся человеческим разумом, мышлением и теми ментальными (умственными) процессами и состояниями, которые с ними связаны. Предметом когнитивных наук является когниция (познание) и связанные с ним структуры и процессы; исследование феномена знания во всех аспектах его получения, хранения, переработки и т.п., какими типами знания и в какой форме обладает человек, как репрезентировано знание в его голове (пропозиции, скрипты, сценарии, схемы, образы, фреймы и пр.), каким образом человек приходит к знанию и как он его использует.

Когнитивная психология – особое когнитивно ориентированное направление в психологии, связанное с изучением ментальных процессов, характеризующих поведение человека и отличающих его от других живых существ. Когнитивная психология стояла у истоков когнитивной науки и обязана своим названием Ульриху Найссеру. Когнитивный подход рождается именно в психологии. Он знаменует отказ от упрощенного понимания психических процессов и человеческого поведения в терминах стимулов и реакций, характерных для бихевиоризма. В орбиту научных интересов когнитивной психологии попадают не только такие феномены как научение, обучение и память, но и более сложные явления: планирование деятельности, виды отражения мира в мозгу человека и формирование с этой целью разных типов его ментальной репрезентации – всего того, что получает название «человеческой ментальной деятельности».

Параллельно с возникновением когнитивной психологии зарождается другое направление – когнитивная лингвистика. Когнитивная лингвистика – лингвистическое направление, возникшее к началу 80-х гг. XX века в рамках когнитивной науки. В центре внимания этого направления находится язык как общий когнитивный механизм, как когнитивный инструмент – система знаков, играющих роль в репрезентации (кодировании) и трансформировании информации. Иначе говоря, когнитивная лингвистика изучает, какую роль язык играет в процессах познания, усвоения и хранения знаний.

Когнитивная лингвистика исследует проблемы соотношения языка и сознания, роль языка в концептуализации и категоризации мира, в осуществлении познавательных процессов и обобщения человеческого опыта. Концептуализация – это процесс формирования так называемых концептов. Понятие концепта, несмотря на то, что, что оно является базовым в когнитивной науке, в разных её отраслях трактуется по-разному. Поэтому в научной литературе можно найти множество дефиниций концепта. Например, Елена Самойловна Кубрякова дает следующее определение концепта: «оперативная содержательная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, отраженной в человеческой психике». В самом общем виде концепт можно определить как ментальную структуру, связанную со знаниями об одном явлении действительности (или группе явлений). Концепты, как правило, могут быть вербализованы, т.е. названы или описаны средствами языка. Так, можно говорить о концептах «пространство», «время», «человек», «завтрак» и т.д. Концепты формируются в результате и на основе процессов категоризации, т.е. такой обработки знаний, при которой происходит выделение и обобщение признаков предметов и явлений и их последующая классификация.

Когнитивная лингвистика заимствует из когнитивной науки ключевое понятие когниция, но вносит в него существенные коррективы. В когнитивной науке когниция – это вся деятельность человека с информацией, поступающей извне и постоянно обрабатываемой в ходе восприятия и оценки окружающей человека действительности органами чувств. В этом процессе задействованы все когнитивные способности человека – внимание и воображение, память и другие процессы сознания.

Когнитивная лингвистика изучает роль языка не столько в осуществлении сложной познавательной деятельности, сколько деятельности обыденного сознания, для которого определяющую роль играют наивная модель мира и соответствующая её языковая картина мира. В когнитивной лингвистике язык определяется как когнитивная способность, процесс, протекающий в виде речевой деятельности, в актах говорения и понимания. Одна из главных задач когнитивной лингвистики – познание языковой способности человека.

3.Понятие языковой способности человека и речевой деятельности

 

Языковая способность – одно из ключевых понятий психолингвистики. Языковая способность представляет собой многоуровневую, иерархически организованную функциональную систему, формирующуюся в психике носителя языка в процессе онтогенетического развития.

Данное понятие было введено в отечественной психолингвистической школе Алексеем Алексеевичем Леонтьевым. Оно восходит к идее Льва Владимировича Щербы о «психофизиологической речевой организации индивида» как «системе потенциальных языковых представлений». Мы уже говорили о том, что Лев Владимирович Щерба выдвинул эту идею при разграничении понятий язык и речь (речевая деятельность).

Существуют две точки зрения на природу языковой способности:

Ø Биологическая точка зрения: языковая способность заложена биологически и развивается по мере взросления ребенка (в основном точка зрения американской психолингвистики);

Ø Социальная точка зрения: языковая способность – социальное образование, формирующееся в процессе развития деятельности общения (позиция отечественной психолингвистики).

 

В языковой способности различают элементы и уровни. Элементы – это отражение и обобщение сознанием элементов системы языка. Уровни языковой способности – это некие функциональные подсистемы элементов. Есть основания полагать, что уровни языковой способности соответствуют уровням системы языка: можно выделить фонетический, лексический, грамматический, словообразовательный подуровень, синтаксический и т.д.

При изучении строения и функционирования языковой способности исследуется способ репрезентации системы языка в языковой способности, правила выбора элементов, устройство уровней. Это дает возможность полнее представить психолингвистические механизмы речевой деятельности, функционирование системы языка в речевом общении.

Речевая деятельность – один из трех аспектов языка наряду с психологической «речевой организацией» и «языковой системой». Речевая деятельность – это и «языковой материал», включающий сумму отдельных актов говорения и понимания. Такое употребление понятия «речевая деятельность» встречается в работах Л.В. Щербы и некоторых других советских ученых 20-30-х гг. XX века.

 

4.Развитие речи

 

Одним из предметов, изучаемых психолингвистикой в середине XX столетия, стали проблемы овладения речью (на родном и иностранном языках), а объектом – явление детской речи. Область знаний, изучающая проблемы речевого онтогенеза, выделяется в самостоятельную дисциплину – лингвистику детской речи. Изучение процесса языкового становления ребенка с самого появления на свет может, по-видимому, объяснить многое в характере связи языка и мышления.

Вот как описываются основные этапы становления речи у ребенка. Человек рождается с предпосылками к овладению речью: он обладает слухом, издает крик (первая неосознанная фонация), обладает рядом инстинктов и безусловных рефлексов (например, хватательный рефлекс). В течение первого года жизни рефлекторно-двигательные реакции (крик, хватательный рефлекс, поворот головы, направление взгляда, улыбка) преобразуются в знаковые (протознаковые) средства общения ребенка. Например, крик ребенка обретает адресата, он делается прерывистым. Ребенок подает голос и ждет, услышали ли его. Протоязык образует первичную дословесную систему коммуникации. Она состоит из жестов, мимических движений, неречевых звуков. Невербальные протознаки – основа речевой деятельности первые два года жизни ребенка. С появлением словесного языка, они уходят вглубь языкового сознания и образуют базис для формирования особого языка интеллекта УПК (универсально-предметного кода по Николаю Ивановичу Жинкину). Позже эта система будет совершенствоваться вместе с языком, влияя на процесс порождения и понимания речи.

Параллельно формированию протоязыка происходит голосовое развитие ребенка, в котором, как правило, различают три основные стадии: 1) стадия крика – первые 2 месяца; 2) стадия гуления следует за стадией крика; гуление – это фонация дослогового типа, напоминающая воркование голубя; 3) через 2-3 месяца гуление переходит в лепет (слоговые фонации, в которых чаще всего производятся удвоенные слоги типа «да-да», «ма-ма», ба-ба» и пр.).

На ранней стадии лепетного развития ребенок произносит звуки, которые есть в самых различных языках. Голосовая эволюция этого периода (4 месяца – 1 год 9 месяцев) подчинена действию имитационного рефлекса. Здесь работает механизм эхолалии (бессознательного подражания звукам слышимой ребенком речи). К 6 месяцам в лепете уже хорошо представлены фонетические особенности языка, на котором говорят окружающие ребенка взрослые. Механизм эхолалии реализуется на слоговом уровне.

Ориентация на слово начинает проявляться к 1 году. Значения, которые ребенок вкладывает в свои первые обозначения предметов и явлений, развиваются одновременно с развитием его мышления. Например, поначалу комплекс звуков «гав-гав» обозначает одну увиденную собаку, потом ребенок начинает называть этим словом всех собак, кошек, что-либо пушистое.

Фундаментальное свойство первых наименований – стремление приблизить звуковую форму к обозначаемому предмету или явлению. Словом в полном объеме значения дети овладевают позже. Дети постепенно учатся выделять и узнавать слова в речевом потоке. Слого-слова вначале составляют единственную вербальную компоненту высказывания, они присоединяются к указательному жесту в сторону объекта. В дальнейшем однословные высказывания сменяются на 2-х и 3-х словные комплексы, и ребенок постепенно овладевает синтаксическими моделями построения предложений, грамматической стороной речи. Он усваивает наиболее общие правила для создания собственных высказываний.

Многочисленные исследования детской речи дают богатый материал для размышлений о том, как происходит естественное овладение языком и как оно отличается от овладения языком в других условиях, например, в ходе организованного обучения детей и взрослых. Если предположить (согласно некоторым гипотезам), что при овладении языком во взрослом возрасте человек в той или иной мере повторяет путь, пройденный им в детстве, данные лингвистики детской речи могут оказаться чрезвычайно полезными в прикладном аспекте.

 

5.Психолингвистика. Идеи и методы исследования. Особенности

психолингвистического подхода к анализу языковых явлений

 

В современной лингвистике нет единого понимания термина психолингвистика. Рассмотрим наиболее авторитетные его трактовки.

Ø Психолингвистика – это наука лингвистическая, «вариант» лингвистики (Леонид Владимирович Сахарный; Илья Наумович Горелов Константин Федорович Седов,), или экспериментальная лингвистика (Джеральд Придо – G.D. Prideaux).

Ø Психолингвистика – это наука психологическая (Алексей Алексеевич Леонтьев, Александра Александровна Залевская, и современные зарубежные исследователи, например, Д. Кэролл – D.W. Carroll);

Ø Психолингвистика – это междисциплинарное направление (Виктория Владимировна Красных).

 

В отечественной научной школе психолингвистика понимается как теория речевой деятельности (ТРД) и вписывается в общую теорию деятельности человека. Психолингвистика – наука, изучающая устройство и функционирование речевых механизмов человека. Такое понимание восходит к психологической школе Льва Семеновича Выготского, Алексея Николаевича Леонтьева, Александра Романовича Лурии. Основные постулаты ТРД: изначальная активность субъекта, его включенность в совместную деятельность, ведущая роль мотивации.

Объект психолингвистики – совокупность речевых событий или ситуаций.

Предмет психолингвистики – соотношение личности со структурой и функциями речевой деятельности, с одной стороны, и языком как главной «образующей» образа мира человека, с другой.

Основной целью исследований в психолингвистике является описание и объяснение особенностей функционирования языка как психического феномена (включая овладение и пользование, как первым, так и вторым языком) с учетом сложного взаимодействия множества внешних и внутренних факторов при изначальной включенности индивида в социокультурное взаимодействие.

 

Предмет психолингвистики чрезвычайно широк и включает механизмы понимания, запоминания, продуцирования речи; процессы порождения и понимания речи; функционирование языка при порождении и восприятии речи; ментальный словарь (лексикон); овладение языком (онтогенез детской речи, изучение второго иностранного языка); феномен билингвизма; языковые и речевые нарушения.

 

Для российской психолингвистики особый интерес представляют также невербальные компоненты коммуникации; соотношение феноменов «язык – человек – общество»; феномен языковой личности; образ/картина мира; этнокультурная специфика коммуникации.

 

Психолингвистика – это экспериментальная наука, в отличие от лингвистики, которая имеет описательный, умозрительный характер. Основным методом в психолингвистике является эксперимент. Любой психолингвистический эксперимент направлен на то, чтобы поставить испытуемого в ситуацию (управляемого) выбора и принятия решения, которые могут быть как осознанными, так и неосознанными. Во многих психолингвистических методиках осуществление испытуемым того или иного выбора и принятия решения зависит от его сознательной рефлексии над экспериментальной ситуацией.

 

Наиболее распространены в психолингвистике следующие методики:

1. Ассоциативные методики. Очень широкое распространение как основной психолингвистический метод получил ассоциативный эксперимент в разных вариантах: свободный, направленный. Статистически обработанные результаты массового эксперимента на свободные вербальные ассоциации, проведенного на определенном контингенте испытуемых, называются ассоциативными нормами. Такие нормы (словари ассоциаций или тезаурусы) созданы на материале ряда языков. Наиболее известными являются Ассоциативный тезаурус Киша (английский язык) и Русский ассоциативный словарь. В настоящее время подготавливается второе издание Русского ассоциативного словаря, для чего по всей России проводятся эксперименты на свободные ассоциации.

2. Методики семантического шкалирования. Экспериментальная ситуация, при которой испытуемый должен разместить объект (например, слово) на градуированной шкале, задаваемой антонимичными прилагательными типа «горячий/холодный» и т.д. в соответствии со своей субъективной оценкой значения этого слова. Наиболее разработанная методика этого рода – «семантический дифференциал» американского психолога Чарльза Осгуда.

В большинстве своем экспериментальные методики пришли в психолингвистику из психологии, однако они соответствующим образом модифицируются для решения психолингвистических задач. Особое значение при этом имеют способы и приемы обработки полученных в эксперименте материалов.

 

6. Виды знаний и особенности их функционирования

Для получения ответов на вопросы о том, как язык связан с мышлением человека и как он участвует в процессах обработки информации, накопления и хранения знаний, необходимо представлять себе, что такое знания.

Вопросы характера знаний, их содержания, хранения, организации, усвоения изучаются в философии, социологии, психологии, психолингвистике и других научных дисциплинах, однако решаются в этих научных отраслях по-разному.

Знания – это «информационные», «содержательные» еди­ницы, которые требуют не столько интеллектуально-творческой работы, сколько работы памяти. Их совокупность представляет собой опре­деленным образом структурированную систему. Понятия «зна­ния» и «информация» определенным образом соотносятся, но между ними су­ществует принципиальная разница: информация есть совокупность упорядо­ченных единиц, знания же представляют собой систему структурированных единиц; информация – это элементы системы, знания – система элементов.

Ранее мы уже говорили о том, что понятие информации и знания тесно связано с представлениями о сущности памяти. В частности, в психологии интенсивно исследуются процессы переработки и хранения информации. Данные об организации функций памяти психологи получают из результатов экспериментов, в которых участвуют люди с разными видами амнезии (потери памяти), развившимися после повреждения мозга.

Полезно знать, что в теориях памяти различают кратковременную и долговременную память.Первая представляет собойактивный процесс ограниченной длительности, не оставляющий никаких следов в структурах мозга. Вторая же обусловливает структурные изменения в нервной системе.

Чтобы успешно пользоваться памятью, необходимо успешное осуществление трех процессов: усвоения информации, ее сохранения и воспроизведения в случае необходимости. Заметим, что невозможность вспомнить что-либо может быть следствием нарушения любого из перечисленных выше процессов.

Как указывалось выше, память представляет собой исключительно сложный феномен: мы не просто запоминаем какие-то факты (отдельные элементы), но конструируем систему знаний, которая помогает нам приобретать, хранить и использовать обширный запас знаков. Память – это активный процесс. Накопленные знания непрерывно изменяются, проверяются, перепроверяются, переструктурируются. Обработка знаний осуществляется по определенным принципам. Как указывал один из известных исследователей памяти Джером Брунер, человек способен «и даже весьма склонен усматривать в известных ему частных случаях общие правила». Эта способность, по-видимому, является специфической характеристикой человека как вида.





Дата добавления: 2014-12-27; Просмотров: 409; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.145.118.24
Генерация страницы за: 0.116 сек.