Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Прошу прощения. Я умолкаю. 2 страница




– Вы говорите об этом так спокойно…

– Я лишь подтверждаю очевидный факт.

– Но ведь и вы позволяете мне делать все, что я захочу?

Стоило ей и раньше коснуться этой темы, как Тень намертво замолкал. Пытаясь подавить растущее беспокойство, Канаме заговорила резче:

– Если вы спросите, что я думаю, то игры Информационного управления так же плохо пахнут, как и то, что вытворяют враги. Не буду говорить о Соске и Тессе, но я точно так же не могу понять, о чем думают большие шишки из Оперативного управления.

– Прекрасно понимаю твое недоверие. Но, уважаемая Чидори Канаме, выслушай меня. Если о наших с тобой недозволенных контактах станет известно моему начальству, мне грозят большие неприятности. Мне кажется, хотя бы поэтому ты могла бы уже поверить в мою искренность.

– Что же, спасибо вам. Если вы зайдете в следующий раз ко мне, я вас угощу чем-нибудь вкусненьким. В благодарность за заботу. Что вам больше всего нравится?

– Обожаю чиге-набе[32]… да, о чем это я! Ты что, не поняла, что я только что говорил?!

– Поняла, конечно. Не стоит вызывать вас так часто. Чего же тут не понять.

– Боже милосердный… – Тень повернулся и пошел было прочь, но задержался, бросив через плечо. – Все-таки, будь поосторожнее. Я тоже собираюсь в круиз, так что буду рядом.

– Хорошо. Спасибо за заботу.

Канаме задумалась, кем же Тень предстанет на этот раз, и провожала его взглядом, пока он не вышел на улицу.

Потом ей представился рождественский круиз без Соске, и она снова расстроилась. Ну да, конечно же, Митрил для него гораздо важнее. Печальная и угнетенная, так ничего и не купив, Канаме вышла из магазинчика.

 

Снаружи было холодно, и пар от ее дыхания поднимался к низкому небу.

В это время года день был коротким, и солнце показывалось ненадолго. Но, несмотря на то, что небо было низким и мрачным, торговый район был полон народа. Повсюду звучали рождественские мелодии, слышались громкие разговоры и веселый смех.

– Ой!

На тротуаре возле старой обувной лавки, по диагонали от магазинчика, из которого только что вышла Канаме, торчал не кто иной, как Соске. Увидев ее, он решительно двинулся через толкотню и суматоху, направляясь прямо к Канаме.

Не успела она задаться вопросом, не был ли он свидетелем встречи с Тенью, как в ней вспыхнула надежда. Неужели он пришел сказать, что все-таки поедет в круиз?

Но, несмотря на бурю чувств, она просто лаконично спросила:

– Что ты тут делаешь?

– Ждал, пока ты выйдешь. Я заметил подозрительного мужчину, который сначала вошел, а потом вышел из магазина. Но, похоже, ничего не случилось, – ответил Соске.

– Ничего и не могло случиться. Можешь спрятать пушку.



Соске засунул автоматический пистолет, который он скрывал за портфелем, обратно в кобуру под мышкой.

Очевидно, Соске так и не заметил Тень. Он просто был подозрительным, как всегда, и оглядывался на каждого встречного. Впрочем, Соске был не первым, кого Тень сумел обмануть. Его мастерство маскировки было безупречным. Канаме разговаривала с ним насмешливо, но понимала, что имеет дело с выдающимся шпионом. Затесавшись в толпу, он растворялся, сливался с ней и становился невидимкой. Даже Соске, который прекрасно ощущал враждебные намерения и взгляды окружающих, не смог отличить и распознать его среди мирных прохожих.

Канаме двинулась вперед, и Соске последовал за ней.

– Чидори.

– Чего тебе?

– Ты ничего не скрываешь от меня?

– Э?

– С тех пор, как мы вернулись из Гонконга, мне иногда кажется, что ты… нет, наверное, это только мое воображение.

Похоже, что Соске каким-то шестым чувством ощутил, что она рассказала ему не все – о встречах с Тенью, когда его отзывали в течение последних двух месяцев, а главное, о том парне по имени Леонард.

Она уже подумывала рассказать ему о Тени, когда представится благоприятный случай, и не совсем шутила, приглашая шпиона пообедать. Ей хотелось усадить их за один стол и посмотреть, что получится. Тень все-таки не походил на дурного человека, и Канаме надеялась, что они поладят с Соске.

Но она не могла сказать ему о Леонарде.

Она рассказала ему, как убийца гнался за ней по крышам гостиниц, и как с ним разобрался неизвестный человек. Конечно, Канаме описала боевых роботов, которых она видела. Но разговор с этим юношей, и то, что тот сделал потом – она никак не могла заставить себя поведать Соске об этом.

До сих пор он тоже не заговаривал об этом. Сегодня это случилось впервые, очевидно, он почувствовал подсознательное беспокойство, так близко разминувшись с Тенью.

– Ты думаешь, я что-то скрываю?

– Нет, я не хотел сказать, что ты что-то скрываешь. Просто мне показалось, что тебя что-то беспокоит.

– Вовсе нет. И, кроме того, не ты ли сам утаиваешь кое-что?

Канаме не смогла удержать резкость в своем голосе.

– Я?

– Насчет Рождества. Почему ты отказался от школьной поездки?

– Назначена операция.

Опять соврал, подумала Канаме.

Даже если это простая вечеринка для бойцов Митрила. Конечно, ему хочется выпить с друзьями и повеселиться с той девчонкой, но зачем обманывать? Она никак не ожидала от него такой лжи. Ведь за последние восемь месяцев, с тех пор, как он появился в Японии и вломился в ее спокойную жизнь, Соске еще ни разу не дал повода подозревать его в таких грязных уловках.

– Понимаю. Операция, значит. Операция, операция, операция… почему бы тебе не жениться на этой «Операции»?!

– Что-то я совсем не понимаю, что ты имеешь в виду. Если ты сердишься на меня, скажи хотя бы, почему?

– Ты серьезно?! – Канаме впилась свирепым взглядом в Соске. – Ты всегда, всегда, всегда… не думай, что обманешь меня, притворяясь несведущим! Потому что я уже все знаю, и у меня есть доказательства!

– Не знаю, о чем ты… но, касательно этой темы, мне нужно рассказать тебе кое-что важное…

– Заткнись! Ничего не желаю слушать!!!

– Чидори…

– Не ходи за мной! Ты меня раздражаешь!!!

– Я всегда такой, почему же ты не…

– Сказала же, не хочу с тобой разговаривать! – резко бросила она и рванулась в толпу, прочь от него.

 

Ночью, как обычно, Канаме пожалела о своих словах.

Однако сколько бы раз она ни пыталась прокрутить в голове тот разговор, она никак не могла перестать сердиться.

«И почему же я... да еще с таким парнем?» – думала она.

Но в этот миг нормальное течение ее мыслей прерывалось. Обычно она раскаивалась в том, что обижала его и колотила, вспоминала его сильные стороны и успокаивалась, но сейчас ее одолевали самые черные мысли.

Как он мог, без тени сомнения, заставлять меня чувствовать себя дурой, и притворяться, будто искренне ничего не понимает? Если подумать об этом, не кажется ли такое совершенное отсутствие даже самой маленькой капельки здравого смысла подозрительным? Так, значит, он притворялся все время, с самого начала! Если это так, то он просто поразительный гад! Двуличная сволочь, хуже некуда! И я еще вдруг почувствовала себя виноватой, что так с ним обращаюсь. Вот и отлично, что я не стала извиняться. Все мужики – обманщики, паразиты, которые только и делают, что врут, лишь бы сохранить свою репутацию! Никому из них нельзя верить ни на ломаный пятак, они – низшая форма жизни на земле!!!

Никогда, НИКОГДА я даже близко не подойду к парню! Особенно к НЕМУ!

Ненавижу тебя, Соске!!!

 

Все следующие дни Канаме вообще не разговаривала с Соске. Много раз он пытался заговорить с ней, с виноватым видом, но Канаме просто не отвечала.

Он прислал SMS-сообщение на мобильный телефон, но она стерла его, не читая. Когда он спросил в школе: «Ты получала сообщение?», она ответила, «Получила, получила. Не приставай ко мне, хорошо?» и прогнала его.

Они много раз ругались так и прежде, но…

В этот раз все закончилось большим недоразумением.

 

 

Глава вторая: Шумный Сочельник

 

 

Это место находилось всего в пяти минутах езды на автобусе от станции Сакурагичо. Пирс, где был пришвартован лайнер «Пацифик Хризалис» находился рядом с приморским парком, где в сумерках прогуливалось множество беззаботных парочек.

«Пацифик Хризалис» представлял собой гигантский круизный лайнер, длиной в 272 метра и водоизмещением более ста тысяч тонн. Это был один из самых больших лайнеров в мире. Существовало немало кораблей, приписанных к портам стран Карибского моря, крупнее его по водоизмещению, но, тем не менее, пассажирские суда такого размера можно было пересчитать по пальцам. Над белоснежным корпусом возвышались громады пассажирских палуб, а венчала все гигантская дымовая труба обтекаемых форм.

Справедливости ради можно было сказать, что Канаме не первый раз оказалась на громадном корабле – вспомнить только атомную десантно-штурмовую подводную лодку флота Митрила, «Туатха де Данаан», – но «Пацифик Хризалис» превосходил ее размерами. Он был похож на настоящий плавучий город.

Канаме, которая была знакома лишь со спартанскими интерьерами боевых кораблей, была поражена роскошью и блеском этого судна. Размеры его внутренних помещений намного превосходили тесные каюты и проходы подводной лодки. Коридоры и каюты для пассажиров были точно такими же, как в роскошных отелях на твердой земле.

– Какой шикарный корабль... – пробормотала Канаме, тяжело дыша, потому что пыталась запихнуть свой чемодан на полку над кроватью в отведенной им каюте. Киоко, естественно, делившая с ней эту каюту, восторженно ответила:

– Ничего себе?! А что ты скажешь о вестибюле, через который мы вошли на корабль? Он был таким огромным и роскошным, у меня даже дыхание захватило! Нас встречал сам капитан, да еще с оркестром!

 

Ученики школы Дзиндай один за другим поднимались на корабль. Многие члены экипажа лайнера, приветствовавшие Канаме и других школьников у широких парадных сходней, были иностранцами. И Киоко, и преподаватели, казалось, были тронуты их добродушным и учтивым обхождением, но Канаме почувствовала в них непонятную искусственность.

Во взглядах некоторых моряков читалось странное узнавание, они явно выделяли ее из массы построившихся в ряды учеников. Канаме показалось, что они со значением переглядывались, будто говоря: «Эта та самая девчонка?». Все выглядело так, как будто они не только знают, кто она такая, но и какая судьба ее ожидает.

Однако подозрительные взгляды кололи ее и исчезали, а их лица снова были полны радушия и доброжелательства, как ни в чем не бывало.

Канаме встряхнулась и выругала себя за глупость и мнительность.

Конечно, поскольку инцидент во время их прошлого путешествия получил широкую огласку, совершенно ничего удивительного не было в том, что моряки узнали в лицо «девушку, в последний момент спасенную из грязных лап террористов».

– Эй, Канаме.

– М-м?

– Пойдем на верхнюю палубу, прежде чем пароход отчалит. Я поклялась, что не пропущу великолепную панораму оттуда. Мы ведь наверняка сможем увидеть большое Колесо обозрения в парке Минато Мираи[33]!

– Пойдем. Но я бы съела что-нибудь. У тебя не завалялись какие-нибудь пончики?

– Увы, нет. Пока мы дожидались, Сиори с остальными девчонками слопали все. Только у Мааю, кажется, оставались эти длинные конфеты[34], спросить ее?

– Вот как? Отлично! Она ведь недавно набрала вес, так что придется их конфисковать, ей же на пользу.

– О-о, это так жестоко! – простонала Киоко. Канаме рассмеялась, и они вышли из каюты.

По ярко освещенному холлу стайками порхали школьницы и весело щебетали о своем, о девичьем.

Боже мой!

На борт лайнера поднималось множество обычных пассажиров. Хотя школьникам строго-настрого запретили шуметь и толпиться, они немедленно устроили суматоху. Не успела Канаме вспомнить о том, что она староста класса, и сделать им внушение, как в другом конце холла раздался шум.

– Да вы смеетесь?! – в голос кричал мужчина средних лет. Он говорил по-английски и его гулкий и властный голос легко заглушил звонкий смех девочек-школьниц.

Огромный европеец в гражданском костюме без зазрения совести орал на перепуганного корабельного стюарда. Канаме показалось, что он слегка напоминает Шварценеггера из комедии, которую она недавно смотрела.

– Почему это я должен располагаться в каюте второго класса, посреди толпы глупых японских школьниц?!

– Простите, сэр, но все каюты первого класса уже заняты.

– Тогда как насчет того, чтобы их заново распределить, ты, межконтинентальный баллистический идиот! Как ты смеешь перечить коммандеру[35] Военно-морского флота Соединенных Штатов! Вы что, хотите меня рассердить? Я в гневе страшен! А может быть, вас подкупили парни из ВВС?!

– С-сэр, прошу вас…

– Командир, прекратите! Это неприлично. Не потому ли ваша жена бросила вас как раз перед поездкой в Японию, что вы без конца устраиваете сцены?!

Красивый молодой человек азиатской внешности попытался удержать разъяренного Шварценеггера. Похоже, он был его спутником и носил точно такой же гражданский костюм.

– Что вы несете, Такенака! Такой некомпетентный младший офицер как вы, должен быть благодарен, что я пригласил его на место Элизы!

– Вы так думаете!? А кто принудил меня отправиться сюда, когда я наслаждался долгожданным отпуском в Вайкики[36]?!

– Что ты говоришь? Та грудастая японка, с которой ты флиртовал, только и думала, как бы тебя захомутать! Так что ты должен меня поблагодарить!

– Как вы можете нести такую чушь?! Черт возьми, прийти и испортить наше последнее свидание, а я так старался, чтобы ее подцепить…

– Заткнись! Так и должно быть! – яростно заревел мужчина, которого называли «командиром». – Когда твой начальник в печали и страдает оттого, что жена его бросила, ты только и можешь что скулить о своем дурацком отпуске! Я страдаю, и ты страдай! Чтоб ты сдох!

– Так вот для чего вы все это устроили! Вы хотели и меня замучить?! Проклятье!

Мужчины бросились друг на друга и сцепились прямо перед остолбеневшим стюардом. На помощь ему примчались другие члены экипажа, с трудом разняли драчунов и, пытаясь их успокоить, развели по каютам.

Двери закрылись, и в коридоре стало тихо.

Школьники, которые не понимали английский язык, могли только удивленно или безучастно смотреть. Канаме же, которая долго жила за границей, разобрала весь разговор от начала до конца, но…

– И кого только нет на этом корабле… – пробормотала она, покачав головой, и поспешила за одноклассницами.

 

*****

 

24-ое декабря, 18.55 токийского времени.

Тихий океан, недалеко от побережья полуострова Миура[37],

«Пацифик Хризалис»

 

 

Круизный лайнер отчалил и плавно двинулся холодными водами канала Урага[38], покидая Токийский залив.

Солнце уже село, но огромный белый корабль спокойно следовал своим курсом под зимним небом, полным бесчисленных звезд.

Холодный морской воздух бодрил. Разбивающие о форштевень волны искрились, множество торговых кораблей и рыболовных траулеров проходили мимо. Любуясь дивными, сменяющими друг друга видами, школьники собрались на квартердеке, откуда открывался прекрасный обзор, и непринужденно веселились.

– Не могла даже представить, как это красиво... – воскликнула Киоко, опершись на леер и непрерывно щелкая затвором цифровой камеры. – Как жалко, да? Если бы Сагара смог поехать...

– Почему ты вдруг заговорила о нем? – кисло спросила Канаме. Киоко только горько улыбнулась на этот привычный ответ.

– Ах, у вас все как всегда. Но куда же он подевался на этот раз?

– Что ты имеешь в виду?

– Куда делся Сагара? Ты не знаешь, куда он уехал? Он никому не сказал.

Когда Киоко начинала говорить серьезно, как сейчас, Канаме всегда чувствовала себя не в своей тарелке. Но грубить своей лучшей подруге она совершенно не желала.

– А? Ну, в общем…

– Рассказывай. Ну, давай, давай! – Киоко подпрыгнула от нетерпения, ее большие глаза засверкали из-под стрекозиных очков.

Канаме тяжело вздохнула, подчиняясь, и выложила ей всю правду:

– Не то, чтобы я ненавидела его. Только между нами ничего нет.

– Действительно?

– Да. Если честно, иногда мне казалось… но, на самом деле, ничего нет. Ну, ты ведь и сама видишь, верно? Даже при том, что сегодня мой день рождения... он ушел к другой.

Соске не поехал в эту поездку, как и предупреждал. Днем раньше, когда одноклассники принялись дразнить его, говоря: «Ты же говорил нам – оставьте безопасность на меня», он отвечал: «Ситуация изменилась, и я не могу поехать», со смертельно серьезным лицом. «В случае нападения террористов, не пытайтесь сопротивляться. Если вы будете вести себя тихо, они, скорее всего, не причинят вам вреда. Понятно? Неукоснительно следуйте их указаниям», – говорил он.

Он был очень настойчив и вкладывал в эти слова какое-то странное значение. Но Канаме лишь безразлично взглянула на него со стороны. В конце концов, они все еще были в ссоре.

– Если бы он относился ко мне серьезно, то был бы здесь.

– М-м... да, должно быть.

– Не хочу сказать ничего плохого, но совершенно очевидно, что я для него ничего не значу.

– Право не знаю... может быть, у тебя просто комплекс неполноценности?

– Нет, дело не в этом. Это все потому, что у него есть другая девушка, которую он любит.

– Да, действительно? Кто же? Я ее не знаю?

Киоко вдруг очень заинтересовалась.

– Знаешь. Помнишь девушку, которая недолго училась у нас по обмену в начале второго семестра?

– Ах да, Тесса, правильно?

Безусловно, все ученики средней школы Дзиндай помнили Тессу.

Подводная лодка «Туатха де Данаан» получила повреждения во время инцидента у островов Перио в конце августа, и ремонтировалась в течение нескольких недель. Тесса оказалась не у дел и устроила себе каникулы. И тем местом, где ей захотелось провести каникулы, стала именно средняя школа Дзиндай в Токио.

Тесса захотела попробовать пожить нормальной жизнью ученицы старшей школы. Вместе с Mao они потеснили Соске в его квартирке, и Тесса появилась в классе номер четыре второго года обучения средней школы Дзиндай под видом краткосрочной ученицы по обмену из-за границы. Целые две недели она вносила беспорядок в жизнь Канаме и множества других людей, прежде чем отправиться домой. Конечно, никто так и не узнал, что Тесса на самом деле была командиром атомной десантно-штурмовой подводной лодки Митрила.

– Она теперь в Австралии, не так ли? Так они все еще поддерживают отношения. Тогда та вечеринка, о которой говорил Сагара...

То, что рассказал Тень, не оставило никаких сомнений. Соске только притворялся, что отправляется на задание.

Канаме отчетливо представила, как прямо сейчас на базе острова Мерида начинается грандиозная пьянка, и тяжело вздохнула. Бесшабашная ватага наемников веселится, вино течет рекой, звучат залихватские песни, а Соске и Тесса, должно быть, тоже неплохо проводят время…

Прежде чем она осознала это, ее настроение снова упало.

– Не желаю больше говорить об этом! – отчаянно закричала она, подняв лицо к темному зимнему небу.

– Извини меня.

– Да нет, ничего. Ладно, давай забудем об этом придурке и, наконец, повеселимся! Кстати, который час? Интересно, долго еще до ужина? Что-то я действительно проголодалась.

– А как же конфеты?

– Сиори уже сама все слопала, представь себе.

В этот момент из-за ее спины раздался голос:

– Простите, мисс Канаме Чидори?

К ней обращался морской офицер, высокий европеец лет сорока. Белоснежный мундир сидел на нем великолепно, так же как и форменная фуражка, шкиперская бородка была уложена волосок к воску. Его осанка была прямой, и он держался с великолепным достоинством, не создавая, однако, впечатления подавляющей властности, что как нельзя более подходило стилю этого прекрасного корабля, сочетая в себе элегантность и простоту.

– Да?

– Так это вы. Нет, даже впервые увидев вас издалека, я был уверен, что не ошибся. Вас невозможно не узнать. Я капитан этого корабля, Стивен Харрис. Рад сделать знакомство.

Что сказать, этот моряк знал толк в обращении с женщинами.

По сравнению с ним старшие офицеры с «Туатха де Данаан» казались совсем простыми. У него не было почти никакого акцента, и он превосходно говорил по-японски.

– Капитан? – в унисон выдохнули Канаме и Киоко. Если подумать, это был тот самый человек, который ослепительно улыбался с буклетов, которые они получили перед поездкой. Он также руководил торжественной встречей пассажиров перед посадкой.

– Э-э… рада познакомиться. Но откуда вы знаете меня? – спросила Канаме в неподдельном замешательстве.

– Во время встречи с вашим преподавателем на прошлой неделе, она показала мне ваше лицо на фотографии. Вот она – на вашем удостоверении личности. – Он указал на приколотую к ее школьной форме карточку. Все школьники носили точно такие же, со своими именами.

– Во время захвата самолета вы были той самой героиней, за которую мы все переживали до самого благополучного разрешения инцидента. Это была просто захватывающая история.

– Ах, понимаю...

– Оказывается, вы – прекрасная молодая леди. Я очень, очень рад… о, конечно, ваша подруга также очаровательна.

– Благодарим вас.

Канаме и Киоко неискренне улыбнулись.

– Между прочим, как вам понравился наш лайнер? У вас есть какие-нибудь жалобы?

– Нет, он великолепен! Такой удобный, большой, и качки совершенно не чувствуется!

– Приятно слышать. Что же, если у вас появятся какие-то вопросы или пожелания, пожалуйста, сообщите об этом любому члену команды. Они тут же позаботятся о вас. В, первую очередь, вы – наши дорогие гости. Да, чрезвычайно важные гости.

Канаме снова почувствовала какую-то неестественность в его учтивых словах.

Его голос был слишком сладким, мед так и капал с кончика языка.

А в глазах снова читалось выражение охотника, заполучившего, наконец, вожделенную добычу, и размышляющего, как бы ее повкуснее приготовить. Откуда взялось такое впечатление?

– Мисс Канаме?

– А?

– Вы о чем-то задумались?

Откуда берутся эти мысли? Нельзя же постоянно нервничать. Подумав так, Канаме ответила ему смущенной улыбкой.

– Нет-нет, что вы. Большое спасибо, капитан.

– Прекрасно. Тогда позвольте откланяться. Желаю вам приятно провести время.

Капитан Харрис величественно развернулся и зашагал прочь.

Обе подружки облегченно вздохнули, когда он удалился на некоторое расстояние.

– Ох, что-то я переволновалась…

– Я тоже. Но он такой крутой, да? Такой мужественный. И в то же время элегантный. Правда, я представляла себе капитана совсем другим.

– Точно. Он совсем не похож на того «капитана», которого я знаю.

– Что?

– Да нет, ничего, это я так.

В этот момент они услышали вдалеке громкий лязг.

Обернувшись, они увидели, что на капитана Харриса, который степенно шагал по прогулочной палубе к трапу, налетела одна из корабельных горничных. Она споткнулась и шлепнулась на палубу, выронив швабру и ведерко.

– Простите, о, простите, пожалуйста, мне так жаль…

Горничная принялась отчаянно извиняться.

На ней была длинная черная юбка, черные чулки и белый фартук поверх форменного пиджачка. Ее пепельные волосы, аккуратно заплетенные в косу, прикрывала косынка, и Канаме никак не могла разглядеть ее лица.

Расслышать их разговор тоже не удалось, но было прекрасно видно, как капитан Харрис выговаривает и грозит пальцем робкой горничной. Девушка кланялась как заведенная. Собрав свои метелки и швабры, она поспешила по палубе в направлении носа корабля и снова с размаху растянулась.

– До чего же неуклюжая девица… – пожалела ее Киоко, а Канаме вдруг прошиб холодный пот, в ее голове вспыхнуло ужасное подозрение.

Не может быть. Откуда ей взяться на этом корабле?

Но это было все, что они успели рассмотреть.

Становилось холодно, и девушки спустились внутрь корабля, чтобы согреться и осмотреться по сторонам. Им на глаза немедленно попался молодой бармен, флиртующий со стайкой школьниц в коридоре напротив бара. Это был красивый голубоглазый блондин, его длинные светлые волосы были стянуты в узел, а на носу сидели простые очки без оправы.

Он весело и гладко тараторил на прекрасном японском языке:

– …Действительно, это так! Я вырос в районе Эдогава в Токио. Вы знаете, там есть места, где готовят прекрасную соба[39]. Вы ведь дадите мне свои телефоны? Когда у меня будет немного свободного времени, я вас всех туда свожу…

– Ах, вы так добры! – хихикали школьницы.

– Эй, новенький! Никакого флирта с гостями!

– Виноват... хорошо, хорошо, больше не буду.

Под строгим взглядом старого члена экипажа плейбой деловито принялся за работу.

Глядя на его спину, Киоко пробормотала:

– Мне кажется, я уже где-то видела этого парня…

– Сомнительно. Это всего лишь твое воображение. Все эти бака-гайдзины похожи друг на друга. Пойдем лучше еще куда-нибудь, – быстро проговорила Канаме со все возрастающим смятением в голосе.

Они прогулялись еще немного и остановились, чтобы заглянуть в зал казино. Хотя плавание только что началось, завсегдатаи-игроки из пассажиров плотно окружили колесо рулетки. Впрочем, немалая заслуга такой популярности рулетки принадлежала крупье – прелестной азиатке.

Лет двадцати пяти, с короткими темными волосами и стройной фигурой, она обольстительно улыбалась. На ней тоже были изящные очки.

– Делайте ставки, делайте ставки, господа! Ну, не скупитесь же… – как же так, с этой стороны совсем ничего нет. Поспешите, иначе мне придется отозвать все ставки!

Ее слова больше напоминали карточные термины, чем те, что использовали профессиональные крупье у рулетки, но большинство игроков, улыбаясь, выкладывали свои жетоны.

– Эта женщина… у меня чувство, что я тоже встречала ее раньше...

– Л-лучше пойдем...

Это было единственное, что Канаме смогла выдавить.

Что творится на этом судне?

Канаме решила после того, как расстанется с Киоко, немедленно поймать одного из проходимцев и выдавить ответы на мучившие ее вопросы. Нет, это абсолютно необходимо. Однако едва они вышли из казино в холл, Кагуразака Эри крикнула им:

– Эй, вы двое! Вы что, не слышали объявления? Скоро начнется торжественный ужин! Все ученики средней школы Дзиндай должны немедленно собраться в зале приемов!

Когда они посмотрели вокруг, коридоры действительно опустели, все школьники и пассажиры вдруг куда-то исчезли.

– Да, мэм…

Делать нечего, допрос придется отложить на потом.

Канаме и Киоко последовали за Эри к парадному залу, где был накрыт ужин.

 

После того, как он поприветствовал Чидори Канаме, капитан Харрис двинулся в обход лайнера, чтобы удостовериться, все ли содержится в безупречном порядке. Это было естественно. Ведь, в конце концов, это был его корабль. Он всегда уделял много внимания вопросам безопасности.

Если бы он позволил случиться чему-нибудь непредвиденному, начались бы проблемы.

По-настоящему большие проблемы.

Особенно сегодня вечером, когда близится такое знаменательное событие.

– Капитан, – поприветствовал его главный механик, встретившийся в коридоре.

Это был смуглый колумбиец лет сорока с роскошными, иссиня-черными усами.

– Сеньор, это и была та самая японская девчонка?

– Да.

– И когда мы сможем открыть этот «ларчик»?

– В течение ночи. Выберем время, когда эти надоедливые детишки уснут.

– Думаете, она повинуется без шума?

– Конечно. Ведь все ее школьные друзья – наши заложники, – уголки рта Харриса искривились. – Я подумывал первой бросить в океан ее невинную подружку в очках. Это сильно упростит дело.

– Вода в декабре ледяная, не так ли?

– Ах, падение за борт прямо в Сочельник! Ужасная, но неизбежная трагедия. Чидори Канаме и ее подружка канут в неизвестность.

– Что-нибудь о Митриле?

– Лайнер уже отчалил. Здесь нас никто не достанет, пока не станет слишком поздно. Думаю, мистер Голд будет доволен. Организации придется оценить нас по достоинству.

Скоро настанет время посетить банкет и выступить с речью. Его раздражал этот ритуал, но он входил в его обязанности. Харрис слегка подтянул галстук и направился к главному залу.

Зал приемов, где собрались ученики средней школы Дзиндай, был намного больше, чем спортзал в их родной школе. В этом огромном зале было накрыто множество длинных столов – и на каждом был сервирован сверкающим серебряным сервизом роскошный ужин.

Все было готово для парадного мероприятия. Обычные гости собрались в другом зале, а здесь собрались только преподаватели, ученики и официанты.

Аромат пряных трав поднимался над мясными блюдами. Там была паэтта, щедро заправленная свежайшими моллюсками. Там были аппетитно прожаренные шашлыки и ростбифы. Были лангусты, разрезанные половинками и приготовленные в ароматном, густом соусе.

И все, чего только можно было пожелать.

Глядя на это гастрономическое великолепие, несчастные школьники, которые питались преимущественно гамбургерами, тощими котлетками и лапшой быстрого приготовления, утратили дар речи. На их глазах показались слезы счастья.

– Стоп!!! – торопливо закричала директор школы Цубо Такако. Готовые наброситься на еду, школьники замерли в последний миг. Схватив микрофон, смонтированный на возвышении в зале, директор отвлекла внимание учеников.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 12; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.198.188.116
Генерация страницы за: 0.119 сек.