Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Непосредственное (прямое) действие основных прав и свобод человека




Понятие непосредственного (прямого) действия основных прав и свобод человека.Это свойство основных прав человека в российском праве законодательно было закреплено только в 1993 г. в Конституции РФ и сегодня занимает центральное место в механизме обеспечения и защиты основных прав. Статья 18 Основного закона России гласит: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими».

Провозглашение указанного свойства основных прав покончило с бытовавшей ранее традицией декларативного восприятия Конституции в целом и ее статей о правах и свободах человека в частности. Было время, когда конституционные права человека действовали лишь тогда, когда издавались специальные законы, а чаще всего — специальные нормативные акты. Не только чиновники, но даже суд не имел обычая ссылаться в своих решениях на Конституцию.

Закрепив непосредственное действие основных прав и свобод человека, Конституция РФ превзошла, тем самым, конституции так называемых «правовых демократических государств» (США, Великобритании, Франции, ФРГ), в которых это свойство не закреплено.

Под непосредственным (прямым) действием основных прав человека понимается возможность индивида осуществлять и защищать их всеми правомерными способами, без какого бы то ни было правоприменительного акта, напрямую руководствуясь Конституцией и ссылаясь на ее высшую юридическую силу[417]. Термин «непосредственное действие прав» тождествен термину «прямое действие прав».

Непосредственное действие основных прав и свобод человека гарантируется рядом конституционных норм, имеющих широкую сферу действия. Это нормы, закрепляющие положения Конституции РФ о том, что она имеет верховенство на всей территории Российской Федерации (ч. 2 ст. 4), высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории РФ (ч. 1 ст. 15). Все указанные положения имеют большое значение для провозглашения и существования непосредственного действия прав и свобод человека, но решающее — положения о прямом действии Конституции РФ.

Подпрямым действием норм Конституции понимается ее регулирующее и иное воздействие на общественные, в том числе и на правоохранительные и правозащитные, отношения. Причем имеется в виду, что именно регулирование составляет ядро прямого действия Конституции. Конституционное регулирование наиболее высокий уровень правового регулирования; оно занимает особое, ведущее место в общем механизме действия права. Предметом такого регулирования являются наиболее важные и массовые отношения в обществе. Нормам о правах человека Конституция (ст. 17) предоставила особый статус. Они занимают верхнее положение в иерархии норм правовой системы и являются непосредственно применимыми.



Тем не менее для регулирования прав человека далеко не всегда бывает достаточно конституционной нормы. Нередко случается так, что она нуждается в издании целого ряда конкретизирующих норм, на что может быть указано даже в самом Основном законе[418]. В связи с этим различают две формы прямого действия конституционных норм — непосредственное и требующее конкретизации[419].

Содержание непосредственного действия основных прав человека.Осодержании непосредственного (прямого) действия основных прав говорят применительно к двум сферам 1) к сфере правового статуса и 2) к сфере правовой защиты прав человека.

В сфере правового статуса непосредственное действие прав человека означает следующее:

- — поведение человека является правомерным, если он руководствуется правами и свободами, закрепленными в Конституции РФ. Такому поведению не должно быть учинено никаких препятствий. Правомерное поведение в рамках непосредственно действующих прав обеспечивается тем, что права и свободы, провозглашенные в гл. 2 Конституции РФ, сформулированы достаточно широко, с перечислением конкретных правомочий, которые могут реализоваться в действиях людей по осуществлению какого-то конкретного права. К таким правам можно отнести: право на свободу и личную неприкосновенность (ч. 2 ст. 22), свободу совести (ст. 28), свободу мысли и слова (ст. 29), право собственности (ст. 35), право на судебную защиту (ст. 46), права обвиняемого (ст. 48–50);

- — человеку достаточно лишь уведомить исполнительную власть о своем замысле, если ему необходимо воспользоваться основными правами и свободами. Никакого разрешения от этой власти не требуется;

- — права и свободы человека имеют постоянно действующий, непрерывный характер. Они не могут быть исчерпаны до конца однократным претворением в жизнь;

- — многие конституционные права субъекты могут осуществлять и осуществляют, не вступая в конкретные правоотношения[420]. Для того чтобы реализовать такие основные права, как право на жизнь, право на свободу и личную неприкосновенность, право на пользование родным языком и многие другие, человеку вовсе не нужно вступать с кем-либо в правоотношения. Они претворяются в жизнь на основе желаний, потребностей, интересов и волевых усилий только самого человека. А правоотношения возникают лишь тогда, когда эти права нарушены (защита права) или неправомерно осуществляются. Некоторые права, в зависимости от формы их реализации человеком, могут осуществляться как вне правоотношений, так и посредством вступления в них. Это относится, например, к праву на свободу мысли. Если человек высказывает свои мысли на представительном собрании, научном семинаре, политическом митинге, то в этом случае он ни с кем в правоотношения не вступает. Если он свои мысли изложил на бумаге и желает их предать огласке в форме книги или заметки в газете, то реализация мысли в такой форме потребует вступления в определенные правоотношения;

- — права и свободы человека действуют на всей территории РФ, в отношении всех граждан государства, иностранцев и лиц без гражданства;

человек может осуществлять свои права и свободы, а также защищать их всеми способами, не запрещенными законом, в случае их нарушения, действуя сообразно Конституции РФ или ссылаясь на нее. Это положение действует и тогда, когда нет проводящего закона или иного правового акта, и тогда, когда какой-либо государственный орган издает свой акт, полностью или частично расходящийся с Конституцией.

В случае возникновения коллизии между Конституцией и законом она разрешается в соответствии с ч. 1 ст. 15 о высшей юридической силе Конституции РФ и указанием на то, что «законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации». Причем под «иными правовыми актами» следует понимать нормативные акты, изданные как федеральными властями, так и органами государственной власти субъектов РФ, органами местного самоуправления и другими правоприменителями.

Разъясняя данное положение, Пленум Верховного Суда РФ указал судам следующее: если подлежащий применению закон либо иной нормативный акт субъекта Российской Федерации противоречит федеральному закону, принятому по вопросам, находящимся в ведении Российской Федерации либо в совместном ведении Российской Федерации и субъекта Российской Федерации, то, исходя из положений ч. 5 ст. 76 Конституции Российской Федерации, суд должен принять решение в соответствии с федеральным законом[421].

В случае возникновения коллизии по поводу прав человека между международным договором Российской Федерации и законом РФ применяются правила международного договора. Однако это правило не применяется при разрешении коллизии между международным договором и Конституцией РФ. В этом случае также действует правило о высшей юридической силе Конституции РФ, поскольку, являясь составной частью правовой системы РФ, общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры (ч. 4 ст. 15 Конституции РФ) по своей юридической силе не могут стоять выше, чем Конституция РФ[422]. Такой вывод согласуется и с положением ч. 6 ст. 125, которая гласит: «...Не соответствующие Конституции Российской Федерации международные договоры Российской Федерации не подлежат введению в действие и применению». И тем не менее на конституционном уровне гарантирована возможность непосредственного действия и применения норм международного права о правах человека различными органами государства, включая суды.

Всфере правовой защиты человека позитивная роль непосредственного действия основных прав и свобод многозначна. Она выражается через воздействие: а) на смысл, содержание и применение законов, регулирующих прямо или опосредованно основные права человека; б) на деятельность законодательной и исполнительной власти, а также органов местного самоуправления, осуществляющих правовую защиту человека; и в) обеспечивается правосудием (ст. 18 Конституции РФ).

Смысл, содержание и применение законов проверяются тем, насколько они содействуют удовлетворению цели межотраслевого института основных прав человека — достижению высокого, соответствующего международным правовым стандартам, уровня обеспечения и защиты прав человека. Осуществлению этой цели непосредственное действие прав способствует тем, что на основе ст. 18 и 55 Конституции РФ не позволяет законодателю издавать законы, которые могли бы сужать сферу прав человека. Такими законами не обязательно могут быть акты, прямо регулирующие какое-либо право человека (например, Федеральный закон от 31 мая 2002 г. «О гражданстве Российской Федерации»), но и другие законы. Ведь в российском законодательстве практически нет нейтральных к правам человека законов. Даже в тех случаях, когда они регулируют отношения, на первый взгляд, далекие от прав человека, они, в конечном счете, каким-то образом и в какой-то степени коснутся их регулирования.

Нормативные правовые акты или их положения, которые прямо или косвенно ущемляют права человека, в соответствии с ч. 6 ст. 125 Конституции РФ утрачивают силу. Право признания законов утратившими силу принадлежит Конституционному Суду РФ (ч. 2 ст. 125 Конституции РФ).

Непосредственное действие основных прав человека имеет существенное значение при выявлении пробела в праве о правах, когда необходимо его устранить применительно к конкретному делу, спору, правоотношению. К примеру, в Законе РСФСР «О милиции» одним из оснований увольнения сотрудника милиции со службы было указано увольнение «по выслуге срока службы, дающего право на пенсию» (ст. 19). На этом основании и без личного согласия из милиции был уволен гражданин В. М. Минаков. Последний подал в Конституционный Суд жалобу на нарушение его конституционных прав на труд и на пенсионное обеспечение примененной МВД России и судами в его деле нормой Закона РСФСР «О милиции», так как посчитал, что наличие выслуги лет не влечет обязательного увольнения со службы. Конституционный Суд РФ постановил: признать положение абз. 2 ч. 7 ст. 19 Закона РСФСР «О милиции» в той мере, в какой оно признается правоприменителем как допускающее увольнение по выслуге срока службы, дающего право на пенсию, по инициативе соответствующего руководителя органа внутренних дел, без согласия сотрудника и без обоснования причин, подтверждающих невозможность дальнейшего прохождения службы, которые могут быть проверены судом, не соответствующим ст. 19 (ч. 1) и 46 (ч. 1) Конституции РФ и тем самым устранил серьезный пробел в праве о правах[423].

Таким образом, соответствие законов основным правам человека есть не только важнейшее требование Конституции к органам законодательной власти, но и обязательное условие их успешной законотворческой деятельности.

Конституция РФ (ст. 33, 45) обязывает защищать права и свободы человека также иорганы исполнительной власти. В соответствии с п. «е» ч. 1 ст. 114 Конституции РФ осуществлять меры по обеспечению прав и свобод граждан призвано Правительство РФ. Поэтому учет свойства непосредственного действия прав и свобод является одним из критериев правомерной деятельности не только законодательной, но и исполнительной власти и органов местного самоуправления: деятельность этих властей законна в той степени, в какой она обеспечивает права человека. Однако четко работающий механизм обеспечения и защиты прав человека, а, следовательно, и непосредственного действия прав пока еще не создан. Вот почему реализация человеком его прав нередко зависит не столько от закона, сколько от усмотрения, произвола недобросовестного чиновника.

Учитывая это обстоятельство, особого внимания требует совершенствование законодательного регулирования споров, возникающих в сфере отношений гражданина с органом исполнительной власти[424]. К сожалению, государство только приближается к реальному созданию закона о порядке рассмотрения административных споров в судебном порядке.

Для осуществления прав человека в России очень важна реализация непосредственного действия прав и свобод на уровне местного самоуправления[425]. Местное самоуправление, обеспечивая самостоятельное решение населением вопросов местного значения[426], владения, пользования и распоряжения муниципальной собственностью, проводя референдумы, выборы и другие формы прямого волеизъявления граждан, осуществляя охрану общественного порядка, должно исходить, прежде всего, из непосредственного действия прав человека.

Несмотря на то, что непосредственное действие прав и свобод человека играет решающую роль в определении смысла и содержания законотворческой и правоприменительной деятельности, само оно, в свою очередь, обеспечивается правосудием (ст. 18 Конституции РФ). Суды первыми осознали практическую значимость свойства непосредственного действия прав человека и приняли его на вооружение.

Обеспечение непосредственного действия основных прав человека правосудием.Из ст. 18 Конституции вытекает очень важный вывод о том, что права и свободы, определенные Конституцией, — это субъективные права и свободы и, следовательно, подлежат судебной защите в случае их нарушения, так же как и права, предусмотренные отраслевым законодательством.

Возможность обратиться непосредственно к Конституции и применить ее нормы позволяет судам в полной мере осуществлять их основную социальную функцию — защищать права и свободы человека от любых проявлений произвола: от посягательства не только других лиц, но и государства, придает судам качество властности, что, в конечном счете, способствует действительной реализации принципа разделения властей.

Право судов прямо применять Конституцию РФ при защите прав человека предусмотрено ст. 3 и 5 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», где указано, что «единство судебной системы обеспечивается путем... применения всеми судами Конституции Российской Федерации». Большое значение имеет Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 31 октября 1995 г. № 8 «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия», в котором разъяснено, что в соответствии с ч. 1 ст. 15 Конституции РФ «судам при рассмотрении дел следует оценивать содержание закона или иного нормативного правового акта, регулирующего рассматриваемые судом правоотношения, и во всех необходимых случаях применять Конституцию Российской Федерации в качестве акта прямого действия»[427]. В описательной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации «По делу о толковании отдельных положений ст. 125, 126, 127 Конституции Российской Федерации» от 16 июня 1998 г. подчеркнуто, что «требование о непосредственном применении Конституции РФ обращено ко всем судам»[428].

Данный вывод находит свое подтверждение в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 8 от 31 октября 1995 г. «О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия». Разъясняя судам ч. 1 ст. 15 Конституции РФ о прямом действии норм Конституции, Пленум Верховного Суда РФ рекомендовал им, разрешая дело, применять Конституцию непосредственно в следующих случаях (ст. 2):

а) когда закрепленные нормой Конституции положения, исходя из ее смысла, не требуют дополнительной регламентации и не содержат указания на возможность ее применения при условии принятия федерального закона, регулирующего права, свободы, обязанности человека и гражданина и другие положения;

б) когда суд придет к выводу, что федеральный закон, действовавший на территории Российской Федерации, противоречит ей;

в) когда суд придет к убеждению, что федеральный закон, принятый после вступления в силу Конституции РФ, находится в противоречии с соответствующими положениями Конституции;

г) когда закон либо иной нормативный правовой акт, принятый субъектом РФ по предметам совместного ведения Российской Федерации и субъектов РФ, противоречит Конституции РФ, а федеральный закон, который должен регулировать рассматриваемые судом правоотношения, отсутствует[429].

Говоря о механизме обеспечения непосредственного действия основных прав и свобод правосудием, выделяют три варианта его действия[430]. Первый вариант — это когда провозглашенное Конституцией право человека не развивается текущим законодательством, а его реализация не опосредуется законом. В этом случае суды общей юрисдикции в ходе гражданского, административного и уголовного судопроизводства обеспечивают непосредственное применение нормы Конституции к каждому конкретному случаю. Например, были прецеденты, когда выносились судебные решения, защищающие право гражданина на замену военной службы альтернативной гражданской, в отсутствии какого-либо конкретизирующего конституционную норму закона.

Второй вариант возникает в том случае, когда права и свободы человека нарушаются законодателем, когда закон, подлежащий применению в конкретном деле, не соответствует Основному закону. В такой ситуации человек или суд, применяющий данный закон, имеют право обратиться в Конституционный Суд РФ (ч. 4 ст. 125 Конституции РФ).

Суды же общей юрисдикции таким правом не пользуются. Они также не вправе освободить себя от конституционного требования подчиняться закону. Однако право любого суда — обратиться в Конституционный Суд РФ в случае неопределенности в вопросе о том, соответствует ли Конституции РФ примененный или подлежащий применению по конкретному делу закон, с запросом о конституционности такого закона. Такой запрос в соответствии со ст. 101 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации» может быть сделан судом первой, кассационной или надзорной инстанции в любой стадии рассмотрения дела.

О необходимости обращения с запросом в Конституционный Суд РФ суд выносит мотивированное определение (постановление). Сам запрос оформляется в письменной форме в виде отдельного документа[431]. Право любого суда ставить вопрос о конституционности закона расширяет компетенцию судов общей юрисдикции, включая в ее сферу оценку правового содержания закона, и дает возможность не применять неконституционные, с их точки зрения, нормы.

И, наконец, третий вариант реализации непосредственного действия прав и свобод правосудием создается тогда, когда Конституция РФ предусматривает возможность ограничения прав только при наличии определенных процессуальных предпосылок. К таким предпосылкам Основной закон относит: предоставление обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей (ч. 2 ст. 20, ч. 2 ст. 47), судебное решение (ч. 2 ст. 22, ст. 25, ч. 3 ст. 32, ч. 1 ст. 49), установленный законом порядок (ч. 4 ст. 29, ч. 2 ст. 39, ч. 1 ст. 49). Если при этом отсутствует законодательное регулирование порядка принятия судебных решений, ограничивающих права человека, судам необходимо, как правило, исходить из того, что такие ограничения не могут применяться, пока законодатель не создаст соответствующую процедуру. В то же время не исключается принятие в таких ситуациях процессуальных норм по аналогии.

Показанные выше три варианта обеспечения непосредственного действия основных прав человека правосудием в большей степени касаются личных и политических прав человека, которые могут быть защищены на основе чисто юридических процедур. С защитой социальных, экономических и культурных прав дело обстоит значительно сложнее. В первую очередь это относится к правам на труд, на жилище, на охрану здоровья, на охрану окружающей среды. Для их реализации только юридических форм и процедур явно недостаточно, а судебная защита в ряде случаев очень затруднена, если вообще возможна. Здесь, конечно, главную роль играют экономические и социальные факторы[432].

Прямое действие основных прав человека через их конкретизацию в текущем законодательстве.Свойство непосредственного действия прав человека не означает, что законы и акты, издаваемые с целью их осуществления, не нужны[433]. Более того, Конституция РФ прямо указывает на необходимость издания в ряде случаев законов (ст. 20, 24, 25, 29, 36, 39, 41, 47, 50), в которых бы конкретизировались основные права человека, определялись правила и процедуры, упорядочивающие их осуществление и соблюдение.

Так, к примеру, ст. 23, 24, ч. 4 ст. 29 Конституции РФ о праве каждого на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну и о праве на информацию конкретизируются в Федеральном законе от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»[434]; ст. 25 о праве на неприкосновенность жилища в части возможных законных случаев проникновения в жилище против воли проживающих в нем лиц конкретизируется п. 18 ст. 11 Закона РФ «О милиции» от 18 апреля 1991 г.; ст. 27 о праве каждого законно находящегося на территории России на свободное передвижение и выбор места пребывания должна толковаться в соответствии с Законом РФ от 25 июня 1993 г. «О праве граждан Российской Федерации на свободу передвижения, выбор места пребывания и жительства в пределах Российской Федерации»; ст. 28, провозглашающая свободу совести, раскрывается в Федеральном законе от 26 сентября 1997 г. «О свободе совести и о религиозных объединениях»; ч. 4 ст. 32 о праве граждан России на равный доступ к государственной службе детализируется Федеральными законами от 27 мая 2003 г. № 58-ФЗ «О системе государственной службы Российской Федерации»[435] и от 27 июля 2004 г. «О государственной гражданской службе Российской Федерации». В текущем законодательстве установлены четкий порядок и способы осуществления и многих других прав и свобод человека.

Конкретизация прав человека рассматривается как необходимая и безусловная юридическая гарантия их реализации. Ряд конституционных прав без конкретизации их в текущем законодательстве рискует в значительной степени остаться нереализованным. Однако это положение не означает того, что все конституционные права обязательно требуют своей конкретизации в текущем законодательстве, что все без исключения права человека должны найти развернутое выражение в нормах соответствующих законов. Некоторые нормы Конституции, закрепляющие права человека, вообще не нуждаются в специальной конкретизации законодательными актами[436].

Часто забывают, что непосредственное действие прав человека распространяется не только на деятельность судов, но и на всех остальных правоприменителей, которые практически его не используют. Объяснить это можно отсутствием соответствующих правовых традиций, сохранением устаревших стереотипов в правосознании. Большая часть государственных служащих еще слабо подготовлена в профессиональном, юридическом и моральном планах к прямой реализации прав человека.

Непосредственное действие прав человека предполагает высокий уровень правосознания, политической и правовой культуры. Только обеспечив прямое действие прав человека всеми правоприменителями в процессе разрешения конкретных дел, возможно добиться действительной защиты прав человека. Необходимо создать правовые гарантии, чтобы последовательно проводить в жизнь непосредственное действие прав человека, исключив любые попытки изменить их содержание путем издания федеральных законов.

Таким образом, свойство непосредственного действия прав и свобод играет огромную роль в их осуществлении. Оно способствует, во-первых, укреплению, расширению и развитию правового статуса человека и, во-вторых, совершенствованию механизма правовой, в том числе и судебной защиты человека[437].

Контрольные вопросы

Что значит — «высшая юридическая сила основных прав человека»?

Признаки высшей юридической силы основных прав человека.

Основные права и свободы как юридическая база для всех прав и свобод человека.

Гарантированность государственной защиты основных прав человека.

В чем заключается определяющее влияние основных прав на правовое регулирование вообще.

Особый, усложненный порядок пересмотра основных прав человека.

Понятие непосредственного (прямого) действия основных прав и свобод человека.

Содержание непосредственного действия основных прав человека.

Разрешение коллизии между международным договором и Конституцией РФ.

Позитивная роль непосредственного действия основных прав и свобод в сфере правовой защиты человека.

Значение непосредственного действия основных прав человека при выявлении пробела в праве о правах.

Обеспечение непосредственного действия основных прав человека правосудием.

Прямое действие основных прав человека через их конкретизацию в текущем законодательстве.





Дата добавления: 2015-05-10; Просмотров: 1315; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.81.139.235
Генерация страницы за: 0.011 сек.