Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Становление прав человека в средневековье




Средневековье ознаменовалось принципиально иным пониманием прав человека. Эпоха феодализма вызвала к жизни новые представления о взаимоотношениях государства и человека.

В период так называемой феодальной анархии положение крепостного крестьянина, задавленного тройным гнетом — государства, церкви и господина, — мало чем отличалось от положения рабов. Правовое положение человека в обществе и государстве считалось предопределенным божественными законами. Идея равенства от рождения, естественных прав всех людей или хотя бы правового равенства всех свободных граждан была отвергнута. Свобода была крайне ограничена, поскольку феодальное общество — это общество всеобщей зависимости.

Система внеэкономического принуждения, сословная иерархия, бесправие большинства порождали произвол, культ силы, систематическое насилие, а сами права трактовались как привилегии, дарованные монархом подданным. Круг юридически закрепленных за человеком специфических прав определялся его принадлежностью к определенному сословию. Объем прав-привилегий сокращался по мере снижения по социальной лестнице. И лишь феодал не признавал над собой никакой верховной власти и никаких обязанностей, за исключением тех, которые он принимал на себя добровольно или под гнетом монарха.

 

Положение, однако, существенно изменилось с утверждением абсолютизма: абсолютная власть государства, персонифицируемая в личности государя, монарха, вновь вошла в разряд аксиом, поддерживаемых церковью и получивших обоснование в политико-правовой теории. Государь был волен не только в отношении личности или имущества, но даже самой жизни и смерти своих подданных. В России, например, человек, присягавший государю, текстом религиозной присяги обязывался «послушным и добрым рабом и подданным быть»[41].

Звания, состояния, различия в занимаемом на иерархической лестнице общества месте ставили непреодолимые препятствия между людьми различных социальных слоев. Ведь только в XVII в. во Франции насчитывались 22 социальные группы, которые подразделялись, в свою очередь, на 569 подгрупп[42]. Патриций и феодальный сеньор, всадник и дворянин, цеховой мастер и крепостной крестьянин — все они имели определенные привилегии, соразмерные своему общественному положению, но эти привилегии не были правами человека, потому что сам он выступал не в качестве отдельной личности, а как неразрывная составная часть соответствующего сословия или класса; человек выступал не в человеческой личине, а как цеховой мастер или подмастерье, феодальный рыцарь или патриций, плебей или крепостной крестьянин, неравенство между которыми признавалось естественным состоянием, освящалось религией и закреплялось в праве, так же как впоследствии именно равенство было признано естественным состоянием людей. В основе этого — экономический базис общества, способ производства которого не испытывал «неудобств» от подобного расслоения общества.



Однако средневековью были известны и представления о достоинстве личности, что порождало аристократическое вольнолюбие, а из него выросло требование демократических свобод и создания представительных органов. Так, «противостояние между свободами всего общества и своеволием вельмож»[43] в Англии завершилось в 1215 г. принятием королем Иоаном Безземельным Великой хартии вольностей (Магна Карта)[44].

Хартия содержала положение: «Мы пожаловали так же всем свободным людям нашего королевства... на вечные времена все изложенные ниже вольности...» Особое место в ней занимает ст. 39, в которой впервые излагается формула личной свободы: «Ни один свободный человек не может быть схвачен или посажен в тюрьму, или лишен прав, или поставлен вне закона, или иным каким способом обездолен, и не пойдем мы на него, и не пошлем на него, иначе как по приговору суда его равных или по закону страны».

В этой формуле, конечно, учтены некоторые особенности политического мировоззрения XIII в. Она должна была действовать в феодальном обществе, то есть в обществе, построенном на принципе неравенства, резко разделяющемся на господствующих и подчиненных. Идея свободы, понимаемой как право, принадлежащее всем без исключения, феодальному мировоззрению была совершенно чужда.

Там свобода требуется исключительно для «свободных». Такая оговорка вполне соответствует действительным отношениям. На людей несвободных или полусвободных (большинство крестьян и часть городских жителей) действие этой статьи не должно было распространяться. Но если до сих пор эти бессмертные слова припоминаются так часто, то это потому, что в них впервые был провозглашен принцип личной свободы. Принцип этот всякое общество может применять согласно господствующим в нем социальным воззрениям, но основное его содержание остается навсегда неизменным.

Статью 40 Великой хартии дополняла ст. 39: «Никому не будем передавать права и никому не будем отказывать в них или замедлять их». В Хартии также определялось право на свободу передвижения: «Пусть будет каждому позволено впредь выезжать из нашего королевства и возвращаться в полной безопасности...» (ст. 42).

Согласно ст. 13 закона Лондон, другие города, местечки, порты «имели все вольности и свободные обычаи. Эти субъекты прав своими вольностями создавали пространство свободы для личности».

Кроме того, в Хартии содержатся положения, направленные на обуздание произвола королевских чиновников, требования не назначать на должность судей, шерифов и констеблей лиц, не знающих законов либо не желающих их выполнять (ст. 45).

Великая хартия вольностей считается прототипом позднейших кодификаций прав человека, хотя она, конечно, тоже была ограничена только людьми свободными[45]. Это очень хорошо выяснилось в дальнейшей истории личной свободы в Англии. По мере того, как там падали сословные перегородки и развивались демократические идеи, оговорка, заключавшаяся в слове «свободный», постепенно теряла свой прежний смысл.

Развивалась и философско-политическая мысль этой эпохи. Очень смелую по тем временам идею высказал М. Падуанский (ок. 1275 — ок. 1343). Он считал, что настоящим источником верховной власти и носителем суверенитета является народ, под которым он понимал «лучшую и достойную» часть населения страны.

События позднего Средневековья — Возрождение и Реформация — явились причиной крупного сдвига в общественных отношениях: феодальный уклад жизни все больше уступал новым стандартам человеческого бытия.

Франческо Петрарка, Никколо Макиавелли, Леонардо да Винчи, Эразм Роттердамский — великие представители эпохи Возрождения — пробудили невиданный интерес к человеку, внесли новизну в понимание самоценности человека, признание его достоинства, автономии и равенства, потребовали ликвидации сословных привилегий, сформировали целостное гуманистическое воззрение, ставшее ценностно-философской базой прав человека.

Всплеск еретизма в XI–XIII вв. и позже, в XIV–XV вв., в Европе вызвал к жизни ряд интересных идей о свободе и правах, которые вошли потом в идеологию революционных масс, участвовавших в ранних буржуазных революциях XVI–XVII вв. (Германия, Голландия, Англия).

Представители Реформации и протестантизма — Мартин Лютер, Жан Кальвин, Томас Мюнцер — протестовали против засилья и привилегий католической церкви, проявив внимание к вопросам земного устройства человеческой жизни. Немецкий теолог Мартин Лютер (1483–1546) формулирует принцип равноправия: никто из людей не имеет превосходства над себе подобными, клир ничем не отличается от мирян, все сословия одинаковы. Томас Мюнцер(ок. 1490–1525) и его сторонники, возглавившие крестьянско-плебейский лагерь реформационного движения, выступили против эксплуатации, социального неравенства, засилья церкви, и за устранение произвола власти.

Следствием Реформации и религиозных войн было законодательное признание равенства католиков и лютеран, которые действовали на территории Чехии, Германии, Англии, Швейцарии, Франции, Голландии и др. В общественном сознании утвердились веротерпимость и право на свободу совести[46].

Принцип бессословности общества вырастал из революционных движений городов и крестьянства. В религиозных войнах XVI–XVII вв. выковывалось право свободы совести. В странах Западной Европы сужалось крепостное состояние в связи с более быстрым развитием капитализма и сопротивлением крестьянства в сфере личных повинностей.

Понятие «права человека» приобрело новые черты с появлением производителя, вовлеченного в производственный процесс, как собственника лишь своих рабочих рук. Период предреволюционного кризиса феодализма как социально-экономической системы идеологически выразился в появлении в ходе первых буржуазных революций учений о «правах человека»[47].

Таким образом, период феодализма был эпохой, в ходе которой осмысливались и получали формулировки отдельные принципы, права и свободы.

3. Развитие концепции прав человека в период отмирания феодализма, зарождения и развития капитализма (XVII–XIX вв.)

Права человека явились ответом на потребности социально-экономического и политического прогресса. Они могли сложиться и сложились в качестве социального, а затем и юридического института лишь на рубеже эпох в результате борьбы между не сумевшим ответить на вызов своего времени феодализмом и приходящим ему на смену новым общественным строем — капитализмом. Решающим этапом в развитии прав человека были буржуазно-демократические революции XVII–XVIII вв., выдвинувшие принципы свободы и формального равенства. Последний стал основой универсальности прав человека, придал им подлинно демократический характер[48].

Утверждаемая в это время личная свобода оказалась адекватной капиталистическому способу производства, всей системе общественных отношений, которые не могли развиваться без лично свободного товаровладельца, будь то владелец рабочей силы или средств производства, собственность которого находится под защитой государства. Представляется, что именно в период зарождения и развития капитализма появились юридические понятия прав человека и прав гражданина, а также их обязанностей[49].

Потребности в экономическом развитии взорвали социальную структуру феодального общества. Теперь уже нет патриция и плебея, феодального сеньора и крепостного крестьянина, теперь разрушена цеховщина, и человек, наконец, обрел свою собственную личину, которая, однако, при ближайшем рассмотрении оказалась личиной буржуа-собственника, а личностью был признан буржуазный делец. Но свои идеалы общественного устройства буржуазия представляла в виде общечеловеческих. «Права человека» как общественное явление и их философское, политическое и юридическое обоснование сложились и развились в рамках естественно-правовой доктрины, элементы которой возникли много ранее (Аристотель, стоики, Фома Аквинский) и которая идеологами буржуазных революций была лишена религиозной окраски и низведена с небес на землю.

В новых исторических условиях первичным, естественным состоянием человека была объявлена его индивидуальная свобода, которая, как полагали сторонники естественно-правовой доктрины, только отчасти была ограничена вступлением в общественный договор и образованием государства. А права, присущие этому естественному состоянию, по их мнению, — это и есть права человека. Что же касается членства человека в государстве, то оно характеризуется правами гражданина. Таким образом, «права человека» тесно связаны с возрождением школы естественного права и ее доктриной.

Это возрождение обычно связывают с именем выдающегося голландского юриста XVII в. Гуго Гроция (1563–1645)[50], хотя и не бесспорно[51]. Уже в самом начале своего знаменитого труда «О праве войны и мира» он писал о том праве, которое определяет отношения между многими народами или их правителями и которое имеет источником саму природу или установлено законами божескими, или же введено нравами или молчаливым соглашением. Оно проистекает из внутренних, присущих человеку начал, сама природа человека есть мать естественного права[52].

Теорию Г. Гроция дальше развил его соотечественник, мыслитель-гуманист, голландский философ Бенедикт Спиноза (1632–1677). Он утверждал, что есть права, которые вообще не могут быть отчуждены от индивида, например способность суждения, истинное познание бога, право не свидетельствовать против себя, право на попытку избежать смерти и т. п.[53] «…Под правом природы, — писал он, — я понимаю законыили правила, согласно которым все совершается, то есть самую мощь природы. И потому естественное право всей природы и, следовательно, каждого индивидуума простирается столь далеко, сколь далеко простирается их мощь. Значит, все то, что каждый человек совершает по законам своей природы, он совершает по высшему праву природы и имеет в отношении природы столько права, какой мощью обладает»[54].

В это же время в Англии активно работает еще один сторонник естественной школы права, известный философ — Томас Гоббс (1588–1679). В своих главных работах «Основы философии» (1642) и «Левиафан, или Материя, форма и власть государства церковного и гражданского» (1651) он представил на суд публики целостную теорию происхождения государства из естественного состояния людей. В основу государства он кладет договор между людьми. Естественное состояние людей, считал он, это «война каждого против всех» («человек человеку волк»). Поэтому люди для сохранения общего мира отказываются от части своих прав, перенося их на того, кто обязуется сохранить им свободное пользование оставшейся частью прав. Эту задачу берет на себя государство, союз людей, в котором все обязуются подчиняться воле одного. Кроме того, в работах философа выдвинуты смелые догадки по проблемам неотчуждаемых прав личности, народного суверенитета, разделения властей, восстания против тиранов и т. д.[55]

Работы Гоббса не всегда воспринимались властью. Его «Левиафан» в свое время был запрещен в Англии, а перевод на русский язык был сожжен в 1868 г.

Ярким представителем теории естественного происхождения прав человека был Джон Локк (1632–1704). В работе «Два трактата о правлении» (1690) он пишет: «Каждый человек… по природе свободен, и ничто не в состоянии поставить его в подчинение какой-либо земной власти, за исключением его собственного согласия…»[56].

Как и все теоретики своего времени, Локк полагал, что из естественного состояния люди выходят из-за чувства страха, дабы обеспечить естественные права, равенство и свободу, защитить личность и собственность. В естественных свойствах индивида он усматривает первоначальное право и источник государственной власти. Право на жизнь и владение имуществом, свобода и равенство, по его мнению, не подлежат отчуждению ни при каких обстоятельствах, они служат границей для действий государства, переступать которую последнему запрещено. В случае нарушения государством неотчуждаемых прав мыслитель признавал право на восстание.

Идеи Локка, вследствие их понятийной разработанности, активно воспринимались в странах, где складывался новый вид общественных отношений.

Особое место среди сторонников школы естественного права занимает юрист и политический мыслитель Шарль Луи Монтескье (1689–1755). В трактате «О духе законов» (1748) основной ценностью он назовет политическую свободу индивида, условиями обеспечения которой выступают справедливые законы и надлежащая организация государственности.

Различия между индивидом как частным лицом и индивидом как гражданином — членом «публичной персоны» укажет Жан-Жак Руссо (1712–1778) в работе «Об общественном договоре, или Принципы политического права» (1762). Его дуализм человека — члена гражданского общества и человека — гражданина государства позже ляжет в основу концепции прав человека и гражданина.

Руссо сосредоточился на проблеме равноправия в законотворческой деятельности. Он полагал, что в обществе, учредившем государственную власть, права человека оказываются в зависимости от издаваемых ею законов. Поэтому право законотворчества должно принадлежать каждому гражданину в Народном собрании. Руссо определил закон как выражение общей воли большинства граждан, став основоположником волевой теории права. Закон мог притязать на повиновение лишь при условии, что каждый гражданин принимал участие в процедурах его обсуждения и голосования[57]. Как можно видеть, Руссо стал теоретиком прямого народного законотворчества. В XVIII в. это казалось утопичным. Зато в последние десятилетия XX и в начале XXI в. такая форма законотворчества, как референдум, стала довольно частым событием.

В ряду пропагандистов естественного права в XVIII–XIX вв. нельзя не упомянуть имя Иммануила Канта (1724–1804), величайшего немецкого философа. Кант еще более развил естественно-правовую интерпретацию прав человека. Он дополнил основания притязаний человека на признание своих прав. До него естественные права человека декларировались, исходя из факта самого существования человека, факта его рождения. Однако философ дополнил учение о правах человека. Он считал, что как физическое существо человек подчинен законам природы, но как волевое существо он подчинен законам морального мира. Эти законы, по убеждению Канта, можно было сформулировать как императивы, то есть побудительные, безусловные правила. Среди них к правам и обязанностям человека относились следующие:

— «...Поступай согласно максиме, которая в то же время может иметь силу всеобщего закона»;

— «Поступай так, чтобы твоя свобода сочеталась со свободой других по общему закону свободы»[58].

Эти императивы равноценности объема свободы каждого человека Кант назвал естественным правом, под власть которого должны поставить себя каждое государство и законы, им издаваемые.

В его трудах теория естественного права приобретает цельную, как бы законченную систему. Наиболее важное значение для создания системы естественного права имеет его работа «Метафизика нравов в двух частях». В ней ученый все право делит на: 1) естественное право, покоящееся на одних только априорных принципах, и 2) положительное (статутарное) право, вытекающее из воли законодателя. Права как способности обязывать других он делит на прирожденные и приобретенные. Первые — это такие права, которые принадлежат каждому от природы независимо от какого бы то ни было правового акта; вторые — это права, для которых требуется правовой акт.

Прирожденное мое и твое право, подчеркивал Кант, можно назвать внутренним, ибо внешнее всегда должно быть приобретено[59].

Идеи естественного права активно проводились в жизнь и в XIX в. Одним из таких проводников был немецкий философ — Л. Фейербах (1804–1872). В одном из его положений выражена суть естественного права: «Я живу не потому, что я имею право жить, но потому я и имею неоспоримое право жить, что живу. Право есть нечто вторичное...» И далее: «Право первоначально не зависит от закона, а наоборот, закон зависит от права. Закон закрепляет только то, что является правом…»[60] в самой жизни.

Изучение работ представителей школы естественного права показывает, что ко второй половине XVIII в. Европа располагала цельной научной теорией прав человека. Лозунги прав человека (свобода, равенство, братство) стали ведущей идеологией революционных и освободительных движений XVII–XVIII вв., котораяобосновывала смену государственной власти. Несмотря на многочисленные различия во взглядах представителей разных научных школ, к этому моменту на Западе в общих чертах сложилась классическая картина прав человека. Ее последние «штрихи» дополнились процессом конституционного закрепления прав человека во многих государствах.

Таким образом, возрождение идеи естественного права и практика буржуазно-демократических движений Нового времени, имевших место в Голландии, Англии, США, Франции, а позже и в других странах, повлияли на достаточно высокий уровень юридических норм, которые раннебуржуазные государства были вынуждены провозгласить в качестве прав человека[61].

Закрепление прав человека в позитивном праве.В отличие от законодательства периода раннебуржуазных государств, гарантировавшего отдельные права отдельным группам населения, в XVII–XVIIIвв. появляются юридические акты, провозглашающие права исвободы, принадлежащие всем без исключения гражданам. Начинаетсявторой этап истории прав человека — этап системного закрепления прав человека. При этом права именуются естественными, то есть возникшими независимо от воли властей, и неотчуждаемыми, то есть ставящими преграду произволу представителей государства.

Именно с этого исторического этапа права человека постепенно начали оформляться в теперь уже самостоятельную отрасль права. Уже тогда они начали влиять на характер государства, поскольку ограничивали его всевластие по отношению к отдельному человеку.

«Первооткрывателем» в области юридического закрепления прав человека и необходимом для их защиты разделении властей в период раннего капитализма была Англия. К периоду формирования буржуазного строя в Англии относится принятие Петиции о праве 1628 г. Этот закон возлагал на короля обязанности, которые призваны были защищать подданных от произвола королевской администрации.

Слово «свободный» получило новый смысл в формуле habeas corpus act'a. Она найдена в 1678 г. в тот момент, когда абсолютизм был уже побежден бесповоротно, хотя сам еще этого не сознавал. Содержание этого закона сводится к следующему. Всякий человек, арестованный без объяснения причины, или кто-нибудь другой, узнавший об этом, может требовать представления его в суд. Судья обязан под страхом штрафа предпринять следующие действия: во-первых, отправить немедленно в место задержания «указ о habeas corpus», то есть предписание о представлении к ceбе арестованного; во-вторых, потребовать объяснения причин задержания и, в-третьих, рассмотреть дело и постановить приговор.

Habeas corpus act 1678 г., таким образом, ввел понятие «надлежащая процедура», установил гарантии неприкосновенности личности, принцип презумпции невиновности и другие важнейшие для защиты прав человека положения[62].

Компромисс между упрочившейся буржуазией и правящей верхушкой землевладельцев закрепил Билль о правах 1689 г. Он утвердил в Англии конституционную монархию. Билль отводил значительную роль парламенту, запрещал без его согласия приостанавливать действия законов, взыскивать налоги и сборы в пользу короны, содержать постоянную армию в мирное время. Наряду с этим Билль внес неоценимый вклад в развитие прав человека, установив свободу слова и прений в парламенте, свободу выборов в парламент, право обращения подданных с петицией к королю.

Акт об устроении 1701 г. учредил верховенство парламента в сфере законодательства, принцип несменяемости судей, запрет королевским министрам быть членами парламента. Эти нововведения стали возможны в связи с интенсивным развитием буржуазных отношений, усилением власти буржуазного сословия, требовавшего положить предел феодальному произволу и абсолютизму[63]. Желание каждого класса отстаивать свои нужды и потребности стало причиной зарождения в одной из самых жестких монархий мира демократических идей о правах человека.

Другие нации по примеру Англии после победы над абсолютизмом вводили у себя такие же гарантии личной свободы[64].

В XVIII в. пришло время конституционных актов, последовавших за американской и французской революциями. В этих актах за человеком признавались определенные свободы, то есть сферы, находящиеся вне регулирования и вмешательства государства. Наряду со «свободами» от вмешательства государства стали закрепляться и права, которые могли быть реализованы только через позитивную (законодательную и исполнительную) деятельность государства.

Немалый вклад в развитие идеалов свободы и прав человека внесли США. Идеи философов Древней Греции и Просвещения, в том числе учение о естественном праве, былиразвиты Томасом Пейноми Томасом Джефферсоном, лидерами буржуазно-демократической и антиколониальной революции. Трудно переоценить гуманизм Декларации прав Вирджинии 1776 г., провозгласившей, что все люди по природе являются в равной степени свободными и независимыми и обладают определенными прирожденными правами, которых ни они, ни их потомки не могут лишиться.

Эта Декларация стала первым государственным определением прав человека, а значит, первым признанием государством значимости и независимости отдельного человека (индивида). К. Маркс, оценивая данный исторический документ, писал, что Америка — это страна, «где возникла впервые... идея великой демократической республики, где была провозглашена первая декларация прав человека…»[65].

Идеи Декларации прав Вирджинии были развиты в Декларации независимости 1776 г., провозгласившей: «Мы исходим из той самоочевидной истины,что все люди созданы равными и наделены Творцом определенными неотчуждаемыми правами, к числу которых относятся жизнь, свобода, стремление к счастью. Для обеспечения этих прав людьми учреждаются государства, черпающие свои законные полномочия в согласии управляемых».

Право народа на восстание провозглашалось в этой Декларации не только как право, но и как обязанность, если народ оказывается во власти деспотизма. Но это право не распространялось на рабов и «дикарей», как называли индейцев.

Положения Декларации независимости были закреплены в Конституции США 1787 г., к которой в 1789 г. были приняты 10 первых поправок, составившие Билль о правах, ратифицированный в 1791 г.[66]

Концепция естественных неотчуждаемых прав человека, развитая в доктринах Жан-Жака Руссо, Гуго Гроция, Джона Локка, Шарля Монтескье, стала мощным фактором Великой французской революции, создавшей неоценимый по своей значимости акт — Декларацию прав человека и гражданина 1789 г. Декларация провозгласила, что люди рождаются свободными и равными в своих правах, что цель всякого политического союза — обеспечение естественных и неотъемлемых прав человека — свободы, собственности, безопасности и сопротивления угнетению; презумпции невиновности, свободы совести, свободного выражения мнений, свободы печати, гарантии личных и иных прав граждан.

Эта Декларация, испытавшая влияние предшествующего опыта в области прав и свобод человека (в частности, англосаксонских традиций в составлении и принятии Биллей о правах, Декларации независимости США 1776 г., Конституции США 1787 г. и т. д.), в дальнейшем, в свою очередь, сама оказала огромное воздействие на процесс борьбы против феодализма во всем мире, за повсеместное признание и защиту прав человека и гражданина, за практическую реализацию идей правового государства. Она стала новой страницей в развитии правового равенства, в истории прав человека и гражданина, в движении к правовому государству. Все последующее развитие теории и практики в области прав человека и гражданина, правовой государственности, господства права, так или иначе, испытывало и продолжает испытывать на себе благотворное влияние этого исторического документа.

Объективная истинность прав и свобод, сформулированных в этом акте, доказана исторической практикой, вследствие чего принципы и права стали частью содержания Всеобщей декларации прав человека (1948), пактов о правах (1966), а также вошли в содержание современных конституций, в том числе и Конституции Российской Федерации.

Таким образом, на становление прав человека решающее влияние оказала естественно-правовая доктрина. Она провозгласила приоритет прав человека, сформулировала новое содержание взаимоотношений между человеком и властью и совершила революционный поворот в общественном сознании.

Согласно законам и декларациям, принятым в XVII–XIX вв. на основе естественно-правовой доктрины, индивид, ранее всецело подчиненный государству и зависимый от него, приобретает автономию, право на невмешательство государства в сферу свободы личности, очерченную законом, и получает гарантии государственной защиты в случае нарушения его прав и свобод[67].

Из сказанного выше видно, что каждой ступени в историческом развитии права присуще свое представление о правах, свободе и несвободе человека. В этом смысле история права — это вместе с тем и история формирования представлений о правах человека[68].

Поляризация общества на различных этапах его развития (рабовладение, феодализм), своеобразие цивилизаций (европейская, азиатская и др.) не давали возможности правам человека вплоть до середины XX в. обрести признак универсальности на основе принципов свободы и формального равенства, получить современное звучание.

 





Дата добавления: 2015-05-10; Просмотров: 878; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ‚аш ip: 54.162.136.26
Генерация страницы за: 0.086 сек.