Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Загрузка...

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

ЛИТВА И РУСЬ. ПЕРВЫЕ СТОЛКНОВЕНИЯ




Если о Польше наш читатель хоть что-то слышал, а при боль­шом желании мог обратиться к трудам по истории Польши, из­данных в XIX веке на русском языке или к современным на польском, то в отношении истории Литвы до XIV века даже в узко специальных трудах говорится весьма туманно.

Литовские племена относятся к индоевропейской группе и при­шли на территорию, в основном совпадающую с нынешней Лит­вой, где-то в III тысячелетии до нашей эры. Сразу поставим точ­ки над «1»: сведений о Литве до середины XIII века ничтожно мало. Так, первое письменное упоминание о Литве содержится в немецкой хронике (анналах Кведлинбурга) под 1009 годом.

По мнению литовских историков слово «Литва» пришло в рус­ский, польский и другие славянские языки непосредственно из литовского языка. Они считают, что слово происходит от назва­ния небольшой речки Летаука, а первоначальная Литва — это небольшой район между реками Нерис, Вилия и Неман.

Разрозненным литовским населением правили десятки кня­зей (кунигасов). Важную роль играли языческие жрецы. Сведе­ния о религии литовцев скудные и довольно противоречивые. Тем не менее, следует отметить, что их верования были очень близки к славянским. Так, и у славян, и у литовцев большую роль играл «живой огнь» — Знич. Раз в году с помощью трения добы­вался новый живой огонь, от него зажигали огонь у жертвенни­ка и разносили по домам. Если огонь на жертвеннике потухал по вине жреца, то его немедленно убивали.

Бог войны, повелитель грома и молний, у литовцев звался Пяр-кунас, западные славяне называли его Перку нос, а восточные — Перун. Как и славяне, литовцы создавали большие деревянные идолы Пяркунаса. Перед этими идолами совершали жертвоп­риношения — буйволов, быков, но, разумеется, Пяркунас больше всего любил людей. При этом, если славяне убивали жертву Перуну (обычно пленных) мечом, то литовцы жгли людей жи­выми.

Особую роль в религии литовцев играл Крива — божество Луны. Славяне тоже поклонялись Криве, но культ его был менее распространен.

Общими в пантеоне богов были богиня любви Милда (у сла­вян — Милка) и скотский бог Велияс (у славян — Велес). А вот бог пчеловодов Рагутис у славян не встречался.

Конфликты Руси с литовцами отмечены в русских летопи­сях еще во времена Владимира Святого. Но при этом летописцы лишь фиксировали факт набега литовцев или поход на них рус­ского князя, не приводя никаких деталей.

Литовцы же вообще не имели своей письменности. В XIII веке переписку литовских князей с немцами и поляками вели на латыни немцы (пленные или католические миссионеры). Вна­чале XIV века государственным языком Великого княжества Ли­товского становится русский, и вся документация ведется по-рус­ски кириллицей, и лишь в конце XVI века появляется собствен­но литовская письменность, то есть, литовские слова, написанные латиницей.



На русские земли нападали как литовские князья, так и не­большие группы латрункулей, то есть профессиональных разбой­ников. Русские князья действовали достаточно пассивно и по­ходы в Литву совершали в основном для того, чтобы вернуть на­грабленное. Впрочем, не исключено, что ряд пограничных литов­ских племен платили дань русским.

В начале XIII века крестоносцы предприняли первые походы против Литвы. Столкновения с крестоносцами приносили литов­цам иногда и выгоду — они улучшали свое вооружение и из­меняли тактику боя. Произошло укрупнение племенных образо­ваний и возникло несколько межплеменных союзов. Тем не ме­нее, в летописях с 1240 по 1292 год упоминается 33 имени литов­ских князей, принадлежавших к девяти поколениям.

Позже, в XV веке, в литовских летописях появляются сведе­ния, что литовские князья произошли от Палеймона, родного брата... римского императора Нерона. Сей мифический брат от­правился из Рима на север, там родил трех сыновей Барка, Куно­са и Спера, и вот от Куноса де и пошли литовские князья. По­нятно, что иных сведений о существовании «римлянина» Палеймо-

на, нет. Есть и куда более реальная версия о происхождении, по крайней мере, части литовских князей от сыновей полоцкого князя Ростислава Роголодовича20. Существует еще много легенд, но от пересказа их я воздержусь, дабы не утомлять читателя. Однако ничего достоверного о происхождении литовских князей сказать нельзя.

В 20-х годах XIII века на русские княжества нападают уже зна­чительные силы литовцев. Вот, к примеру, запись в летописи за 1229 год: Литва «опустошила страну по озеру Селигеру и реке Поле, новгородцы погнались за ними, настигли, били и отняли весь полон». В 1234 г. «литовцы явились внезапно перед Русою и захватили посад до самого торгу. Но жители и засада [гарни­зон — А.Ш.] успели вооружиться: огнищане и гридьба, купцы и гости ударили на литву, выгнали ее из посада и продолжали бой на поле. Литовцы отступили. Князь Ярослав, узнавши об этом, двинулся на врагов с конницею и пехотою, которая ехала в наса­дах по реке Ловати. Но у Муравьина князь должен был отпус­тить пехоту назад, потому что у ней не достало хлеба, а сам про­должал путь с одною конницею. В Торопецкой волости на Дубровне встретил он литовцев и разбил их. Побежденные потеря­ли 300 лошадей, весь товар [добычу — А.Ш.] и побежали в лес, побросавши оружие, щиты, совни, а некоторые тут и костью пали». Новгородцы в этом бою потеряли 10 человек убитыми.

Летом 1235г. у Могильного местечка при впадении реки Дитвы в Неман21 произошла битва литовцев с объединенными силами мелких западных русских князей — Дмитрия князя Друц-кого, Льва Даниловича князя Волынского и Святослава Всево­лодовича князя Стародубского. В ходе битвы литовский князь Рин-гольд наголову разгромил русских.

Допекла Литва и псковичей. В конце концов, их терпение лоп­нуло, и они отправили отряд на помощь крестоносцам, шедшим на Литву. Немецко-русскому войску удалось разгромить ряд рай­онов Литвы, но на обратном пути у Сауле22 они попали в заса­ду, организованную тем же Рингольдом. В битве на стороне ли­товцев участвовали и земгалы — племя, жившее на территории современной Южной Литвы. Разгром был полный. Погиб грос­смейстер ордена Меченосцев Фольквин фон Винтерштеттен, граф Данненберг, барон фон Газельдорп и еще 48 знатных рыцарей. Согласно псковской летописи, домой вернулся лишь каждый деся­тый русский воин.

После нашествия Батыя литовцы осмелели и стали чаще втор­гаться на территорию русских княжеств. Но, увы, это не всегда им сходило с рук. Так, в 1245 г. 10 тысяч литовцев появились около Торжка и Бежецка. В Торжке в это время сидел князь Ярослав Владимирович, возвратившийся после заключения мира из Ли-вонии. Он погнался было за литовцами, но потерпел поражение, потерял всех лошадей. Но вскоре на подмогу Ярославу Влади­мировичу подошла дружина из Москвы, возглавляемая молодым (17 —20-летним) князем Михаилом Хоробритом23. Михаилу уда­лось догнать литовцев под Торопцом. Литовцы были разбиты, а уцелевшие заперлись в городе. Но на следующее утро подошел Александр Невский с новгородской дружиной, совместными уси­лиями они взяли Торопец, отняли у литовцев весь полон, и при этом были перебиты более восьми литовских князей.

Через несколько дней после взятия Торопца Александр Ярос-лавич получил весть о появлении нового отряда литовцев. Он от­пустил новгородские полки домой, а сам с ближней дружиной (двором, как сказано в летописи) погнался за литовцами, нагнал и перебил всех без пощады у озера Жизца. Затем князь отпра­вился в Витебск, забрал там своего сына и направился домой, в Новгород. Но по дороге, недалеко от Усвята, Александр Яросла-вич опять наткнулся на литовцев и разбил их.

На следующий, 1246-й год , литовцы решили попытать счас­тья на юге. Но, возвращаясь с набега на окрестности Пересопни-цы, они были настигнуты у Пинска Даниилом и Васильком Ро­мановичами и наголову разбиты. В 1247 г. Романовичи вновь разбили литовцев.

В 1246г. в Орде умер великий князь владимирский Ярослав Всеволодович. Его старшие сыновья Александр Невский и Анд­рей в это время также находятся в Орде, и владимирский пре­стол перешел к их дяде Святославу Всеволодовичу. Михаил Хоробрит нарушил обычай и согнал дядю с престола. Но покняжить ему удалось совсем недолго. В 1248 г. на Владимирскую Русь дви­нулось 30-тысячное литовское войско. Навстречу с небольшой дружиной вышел Хоробрит. Битва произошла на реке Протве близ Можайска. Михаил ворвался в ряды литовцев и погиб. Дружина его растерялась и отступила. Но и литовцы понесли большие потери и отошли. Епископ Кирилл, бывший тогда во Владимире, приказал найти тело князя, и торжественное погребение его состоялось во владимирском Успенском соборе. Михаил Ярославич Хоробрит был не только первым московским князем, но и первым русским святым, погибшим от рук литовцев и поляков. Писать о западных и южных русских княжествах второй по­ловины XIII — начала XIV веков очень трудно. По разным при- и народное собрание — вече. Однако вече могло решить какие-то важные вопросы, даже сместить князя, но править оно не мог­ло и приглашало нового князя.

Исключение из этого правила представляли лишь Новгород и Псков, которых многие историки называли городами-респуб­ликами. Там управление городом и землями находилось в руках вече и выборных людей — посадников, частично деливших их с церковной властью. Князья же в Новгороде и Пскове обычно приглашались вечем, но иногда им силой удавалось навязать свои услуги. Функции князей сводились к защите города и страны от внешнего врага, иногда — к ведению внешней политики, но всегда при участии посадников и церкви.

Князьями же, повторяю, были только чистокровные Рюрико­вичи (по отцовской линии, разумеется). Князь Рюрикович мог быть женат на дочери половецкого или татарского хана и на бо­ярской дочери. Но в последнем случае статус боярина никак не менялся, и при отсутствии наследников боярин (тесть или шу­рин князя) никогда не мог претендовать на престол. Князья Рю­риковичи за всю 750-летнюю историю своего правления на Руси не произвели в князья ни одного безродного родственника по женской линии. (Исключение — Борис Годунов, и то после смерти последнего Рюриковича на московском престоле.)

Взойти на княжеский престол половецкий или татарский хан — родственник по женской линии — не мог по религиозным соображениям. А вот православный литовский князь приравни­вался боярством и вечем русских городов к князю Рюриковичу.

С середины XIII века до конца XIV века Рюриковичи выда­ли замуж за православных литовских князей 16 княжон, и, в свою очередь, женились на 15 литовках.

Характерный пример — Витебское княжество. Там с XII века княжили потомки Всеслава Брячиславича Полоцкого. В первой половине XIII века Витебская земля стала подвергаться нападе­ниям литовцев (1235г., 1263г. и т.д.). В 1281 —1297гг. Витебск опять попал в зависимость от смоленских князей. Последним удельным витебским князем был Ярослав Васильевич, дочь ко­торого Марию выдали замуж за литовского князя Ольгерда. В 1320 г. Ярослав Васильевич умер, не оставив мужского потом­ства, и Ольгерд на правах зятя занял Витебское княжество.

Непросто сложилась судьба города Бреста, впервые упомяну­того в летописи под 1019 годом. Согласно хронике Быховца Брест был захвачен литовским князем Монгвилом в 50-х годах XIII века. На самом же деле город с конца XIII века несколько раз переходил из рук в руки. В 1282 г. брестскому воеводе Титу удалось отбить нападение мазовецких князей. В 1334 г. Брест захватили рыцари Тевтонского ордена, а через год город занял литовский князь Кейстут Гедеминович. Наконец, в 1348 г. всю Брестскую землю заняли поляки. Однако в 1366г. Кейстут вернул себе Брест.

В августе 1379 г. немецкие рыцари во главе с Т. Эльнером, комтуром из Бальги, ограбили и сожгли город, но замка взять не смогли. В период борьбы между польским королем Ягайло и кня­зем Витовтом Брестский замок зимой 1390 г. осадило королевс­кое войско. После 10 дней обороны защитники замка сдались.

В том же году первым из белорусских городов Брест получил Магдербургское право25 и к середине XV века превратился в один из крупнейших торговых центров, который польский историк Ян Длугош назвал «пристанью и воротами в литовские и русские земли».

Глава 4





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 47; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.81.2.151
Генерация страницы за: 0.009 сек.