Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Предмет и функции литературы

Читайте также:
  1. A. Этап 1. Анализ предметной области
  2. DOS Fn 5eH: Разные сетевые функции
  3. Functio laesa (нарушение функции).
  4. I Социология общественного мнения. Предмет и объект.
  5. I. 3. Функции минеральных веществ плазмы крови
  6. I. 4. Функции белков плазмы крови
  7. I. ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ И СИСТЕМА РИМСКОГО ЧАСТНОГО ПРАВА
  8. I. Понятие, предмет, метод трудового права.
  9. I. ПОНЯТИЕ, ПРЕДМЕТ, ЦЕЛИ И ЗАДАЧИ КУРСА. СТРУКТУРА КУРСА, ВЗАИМОСВЯЗЬ С ДРУГИМИ УЧЕБНЫМИ ДИСЦИПЛИНАМИ.
  10. I. Предмет и задачи курса
  11. I. Предмет и история развития.
  12. I. Предмет, цели, задачи, принципы специальной психологии

Литература в кругу других искусств.

Литература и наука, их сходство и различия.

Литература как одна из форм общественного сознания.

Предмет и функции литературы.

Литература в кругу других искусств.

Литература и наука, их сходство и различия.

Литература как одна из форм общественного сознания.

План лекции

Лекция 3

Художественная литература как особая форма духовного практического освоения мира. Предмет и функции литературы.

Определяя место искусства в общественной жизни, ученые оперируют двумя философскими понятиями: «базис» и «надстройка».

Базис– совокупность общественных производственных отношений, являющийся основной образований надстройки данного общества. Иначе говоря, это экономические отношения, существующие в обществе и определяющие его классовую структуру; часто употребляются понятия «экономический базис», «экономический строй» (рабовладельческий, феодальный и т.п.)

Надстройка – совокупность политических, правовых, этических, религиозных, философских, художественных взглядов общества и соответствующих им учреждений, зависящих от материальной основы общества и, в свою очередь, воздействующих на него.

Понимание соотношения между материальной основой общества и его надстройкой дает возможность выявить те «законы», по которым развиваются различные виды искусства, в том числе и литературы.

Перемены в экономическом базисе общества, определяющем его классовую структуру, ведут к изменениям в сфере духовной деятельности людей. Правда, связь искусства, как явления надстроечного, с факторами экономического порядка является не прямой, а опосредованной. Она осуществляется через идеологию. Появление новых эстетических идей является свидетельством того, что на историческую арену выходит новый класс, претендующий на экономическое и политическое господство. (Так, например, возникновение во второй половине XVIII столетия «мещанской драмы» было связано с постепенным укреплением позиций буржуазии; появление романа Горького М. «Мать» (1906 – 1907 гг.) было связано с все более усиливающимся движением пролетариата и т.п.)

Замена одного экономического строя другим не влечет за собой мгновенного исчезновения произведений искусства, связанного с «умирающими» силами истории. Во-первых, обычно достаточно долго продолжают оставаться люди, стоящих на позициях «уходящих» классов (это особенно часто происходит в послереволюционные периоды, когда смена формаций происходит достаточно резко). Во-вторых, лучшие произведения, созданные в различные времена, продолжают сохранять свою эстетическую ценность и на протяжении последующих эпох. (С гибелью античного рабовладельческого строя творения древнегреческих и римских художников слов (трагедии Эсхила, Софокла и Еврипида, «Энеида» Вергилия и т.п.) не погибли, люди продолжают восхищаться ими, несмотря на то, что эти произведения отражают черты давно исчезнувшего общественных отношений).



Следует отметить, что искусство обладает известной самостоятельностью по отношению к базису. В свое развитии оно испытывает влияние не только экономических условий, но и других форм общественного сознания (науки, философии, политики, морали и т.п.); кроме того серьезное воздействие на писателей оказывают предшествующие литературные традиции.

Понятие «общественное сознание» философы и социологи часто используют в том случае, когда говорят о духовном бытии общества. Общественное сознание – сложное в структурном отношении образование. Его деление на структурные элементы производится по разным основаниям, в связи с чем выделяются:

1) общественная психология (то есть чувства, настроения, переживания, предрассудки и т.п., которые формируются в повседневной жизни людей на основе опыта и личных наблюдений) и общественная идеология (в ней мнения и настроения людей систематизируются, разрабатываются теоретически, принимая характер социальных доктрин и концепций);

2) формы духовно-практического освоения социальной действительности (моральное и политическое сознание, правосознание) и формы духовного освоения окружающего мира (религиозное, философское и эстетическое (художественное) сознание).

Искусство – одна из форм общественного сознания, которая у цивилизованного человечества все более дифференцируется в своем содержании. Другие формы общественного сознания (философия, мораль и т.п.) отличаются от искусства тем, что выражают свое содержание в отвлеченных понятиях, тогда как искусство выражает его в экспрессивных образах.

Расчлененность общественного сознания существовала не всегда. Она произошла на относительно поздней стадии исторического развития общества, при переходе от первобытно-общинного, годового строя жизни к классово-государственному. Иными словами, первобытно-общинный строй был связан с синкретической стадией развития общественного сознания. Господствующее место в нем занимали мифологические и магические представления. С ними были тесно связаны и первоначальные, примитивные представления о некоторых закономерностях жизни природы, полуфантастические предания о прошлом, об истории отдельных родов и племен. У первобытных людей были нормы родовых нравственных отношений, но не было морали как теории нравственности, не существовало государственных законов.

Искусство, в том числе словесное, как специфическая форма развития общественного сознания возникает на основе нового, идейного содержания, создаваемого глубокими противоречиями сложившегося классово-государственного строя общественной жизни. Все это произошло вначале у древних греков; позднее, на основе таких же закономерностей социальной жизни искусство возникает и у других народов Европы и мира (В этом отношении достаточно вспомнить древнерусскую литературы, одной из предпосылок появления которой является образование государства).

Нельзя не отметить, что на начальных ступенях своего возникновения литературы не выделяется из общего потока письменности в широком смысле этого слова. В самых ранних из литературных памятников («Слово о законе и благодати» митрополита Илариона, «Поучение» Владимира Мономаха, «Хождение» игумена Даниила и т.п.) элементы словесного искусства существуют в неразрывной связи с религиозными назиданиями, политическими идеями, моральными указаниями, научными знаниями и т.п. Иными словами, на ранних стадиях своего возникновения литература, как и устное словесное искусство в древности, носит синкретический характер.

Место, роль и значение искусства (прежде всего – искусства слова) в разных социально-экономических ситуациях понимались по-разному. Неоднократно получал распространение взгляд, согласно которому искусство – это явление зависимое, подчиненное, служебное: по отношению к государству (учение древнегреческого философа Платона (IV век до н.э.)), к религии и морали (средневековье как эпоха господства церкви), к данностях рассудка (рационализм эпохи Просвещения). Односторонность и историческая исчерпанность подобных представлений очевидны. В то время не вызывает сомнений то обстоятельство, что подобные взгляды были порождены осознанием тесной связи, существующей между литературой и другими формами общественного сознания.

Искусство находится в ряду равноправных ему граней культуры (наука, философия, мораль, политика и т.п.). При этом формы культуры взаимосвязаны, ибо «действуют» на грандиозном общем поле, какова жизнь человечества. Их взаимодействие носит комплексный характер, в то же время нельзя не отметить, что связи литературы с отдельными формами общественного сознания в разные эпохи проявляются в различной степени (Так, например, связь с религией, чрезвычайно прочная в средневековый период, со временем значительно ослабевает).

Художественная деятельность не только активно взаимодействует с иными пластами культурного бытия, но и неизменно многое от них в себя впитывает. Наиболее интенсивными является взаимосвязи литературы с политикой и моралью.

Все писатели в той или иной мере принимают участие в политической борьбе, одни – более явно (Радищев, Рылеев, Чернышевский), другие – менее (Пушкин, Лермонтов, Чехов). Как справедливо заметил Горький М., искусство – активная сила, оно «всегда есть борьба за или против, равнодушного искусства нет и не может быть, ибо человек не фотографический аппарат, он не фиксирует действительность, а или утверждает или изменяет ее...». Даже тот писатель, который ни слова не говорит в своих произведениях о политике как каковой, либо защищает существующий строй, либо осознанно или неосознанно ведет с ним борьбу.

Столь же тесной является связь литературы с моралью. В какую бы эпоху не были создано произведение, в нем всегда запечатлевается комплекс этических норм, характерных для определенного времени, точнее – для каких-либо классов, общественных или профессиональных групп людей.

Литература вообще может быть охарактеризована как «ценностное познание мира». Она играет роль общечеловеческой ценностной памяти, выполняя функцию сохранения знаний, которые регулируют отношения людей в условиях общественной жизни. Особенностью эстетического освоения мира является его неразрывная связь с нравственными категориями. Человек, постигающий закономерности объективного мира, как правило, не связывает его постижение с проблемами морали. Человек, воспринимающий произведение искусства, оказывается вовлеченным в силовое нравственное поле. Страдания, радости и другие эмоции персонажей становятся на миг его переживаниями, незаметно и ненавязчиво формируя отношение к миру.

Связь литературы с философией, правом и наукой в значительной мере проявляется опосредованно (через мировоззрение конкретного писателя). Правда, нельзя не указать на наличие жанровых разновидностей произведений, в которых такие взаимосвязи проявляются более отчетливо (философские и научно-фантастические романы, повести и т.п.).

 

Искусство – одна из форм общественного сознания и духовной культуры человечества. Как и другие их виды, в частности, наука, оно служит средством познания жизни. В том, что наука изучает и исследует различные стороны жизни природы и общества, никто не сомневается. С искусством дело обстоит сложнее: иногда создается впечатление, что оно практически не имеет познавательного значения. На самом деле это не так, и сопоставление литературы и науки убеждает в том, что они имеют нечто общее.

Литература всегда по-своему отражает и осмысливает жизнь, находящуюся за его пределами. Это может быть жизнь людей в ее внешних отношениях и событиях, внутренний мир человеческой души, жизнь природы, так или иначе связанная с бытием людей.

При этом художественные произведения не только приоткрывают перед людьми какие-то новые, нередко – неизвестные им, сферы современной жизни. Как и история, литература может служить средством познания прошлого; при этом она позволяет не просто увидеть «цепочку событий», но и понять психологию людей ушедших эпох. Любое произведение, написанное в отдаленном от читателей прошлом («Евгений Онегин», «Станционный смотритель» Пушкина А.С., «Герой нашего времени» Лермонтова М.Ю. и т.п.), позволяет им составить представления о материальном и духовном бытии людей, живших задолго до них.

Наряду с этим, литература способна исследовать нарождающиеся тенденции, запечатлевать то, чего пока еще нет в реальности. В этом отношении показательны научно-фантастические произведения, например романы Ж. Верна, в которых были предсказаны многие научные открытия, сделанные в последующем. Подобную же предвосхищающую (или, по словам Борева Ю., «кассандровскую функцию») могут выполнять и произведения, не являющиеся по своей природе фантастическими. Так, автора повестей «Собачье сердце» или «Роковые яйца» Булгакова М.А. явно интересуют не проблемы научных открытий, а вопросы социального и морально-этического плана. Автор стремится показать читателям бессмысленность «экспериментов», которые проводятся в России, убедить их в том, что изменение человеческой природы не может быть осуществлено «революционных путем».

Наряду со сходными чертами, литература и наука имеют целый ряд различий. Выявление и понимание этих различий дает возможность глубоко постичь своеобразие литературы как формы духовно-практического освоения мира.

1. Прежде всего между наукой и литературой существует различие в тех средствах, с помощью которых они выражают свое содержание. Искусство использует образы, наука – отвлеченные понятия (с их помощью отражаются общие, родовые свойства явлений жизни, абстрагированные от индивидуальных черт конкретных явлений).

Особенно интересно проследить за тем, как опосредованно проявляются в художественном творчестве общественные идеи («Кому на Руси жить хорошо» Некрасова Н.А., «Отцы и дети» Тургенева И.С. и др.). По словам Белинского В.Г., изложенным им в статье «Взгляд на русскую литературу 1847 года», «философ говорит силлогизмами, поэт – образами и картинами, а говорят оба одно и то же. Политико-эконом, вооружась статистическими числами, доказывает (выд. авт.), действуя на ум своих читателей или слушателей, что положение такого-то класса в обществе много улучшилось или много ухудшилось вследствие таких-то и таких-то причин.

Поэт, вооружась живым и ярким изображением действительности, показывает в верной картине, действуя на фантазию своих читателей, что положение такого-то класса в обществе, действительно, много улучшилось или иного ухудшилось. Один доказывает, другой показывает, и оба убеждают, только один логическими доводами, другой – картинами».

2. Наука рассматривает явления действительности безотносительно к тому, являются ли они прекрасными или безобразными; исследованию может быть подвергнуть любой объект живой или неживой природы, если его изучение будет иметь общественную значимость.

Литературе всегда свойственно тяготение к прекрасному; она ориентирована на то, чтобы вызывать стремление к идеалу (совершенному образцу чего-либо).

Соотнесенность идеала прекрасного с реальной жизнью осуществляется двумя путями:

а) путем прямого и непосредственного изображения писателем положительных сторон действительности, персонажей, которые должны стать образцами для читателей (Татьяна Ларина – «милый идеал», создавшего ее образ поэта);

б) путем акцентирования внимания читателей на отклонения от идеала, то есть с помощью обрисовки явлений, которые должны вызвать негативные эмоции (образы помещиков в поэме Гоголя Н.В. «Мертвые души», персонажи сказок Салтыкова-Щедрина Е.М. «Дикий помещик», «Премудрый пескарь» и др.);

3. Научные труды, в первую очередь, обращены к человеческому разуму; сообщая какие-либо факты, ученый рассчитывают на то, что собранная им информация будет понята. Вопрос о том, какие эмоции конкретные факты вызовут у тех, кто их воспримет, не попадает, да и не должен попадать в поле зрения исследователя, в противном случае его работа может утратить свою объективность.

Произведения искусства призваны не только сообщить читателям сведения о тех или иных явлениях жизни, но и вызвать определенное отношение к ним. Общественные интересы и идеалы, в свете которых творцы произведений искусства воспринимают явления жизни, всегда порождают в их душе определенные чувства, переживания, стремления. Создавая произведения, писатели выражают в них свое отношение к действительности, и рассчитывают на то, что их эмоции вызовут ответный отклик в душе читателей.

4. Наука по сути своей объективна, литература – субъективна.

Иначе говоря, научная работа предполагает отстраненность исследователя от объекта его изучения; его личное отношение к тем или иным явлениям уступает место попыткам получить достоверные данные, не зависящие от отношения к ним ученого. Если в науке существует ряд точек зрения на одно и то же явление, это означает лишь то, что оно пока еще недостаточно изучено, и исследователи не могут привести свои выводы «к общему знаменателю».

Литература представляет собой субъективный взгляд на мир одного человека. Естественно, что, являясь представителем какой-либо национальной или социально-классовой общности, писатель в определенной мере выражает и взгляды других людей, но в целом в произведениях ярко выражается личностное начало. Это особенно отчетливо проявляется в таком роде литературы как лирика. Создавая стихотворения посвященные, например, теме любви, поэты выражают свои переживания, поэтому одна и та же тема получает в их текстах различную трактовку. Справедливо будет даже сказать о том, что ценность лирических произведений во многом обусловливается именно способностью поэтов открыть в известных всех явлениях и предметах новые грани.

5. Каждая из наук изучает одну из областей окружающего мира, и чем дальше идет развитие науки, тем более она дробиться на отдельные отрасли. Литература охватывает окружающую действительность гораздо шире. Можно сказать, что ее объектом различные явления действительности в их целостности и многосторонности.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что два вида познания – научное и художественное – осваивают действительность разными путями. Специфика и смысл научного познания заключаются в получении совершенно объективных, предельно обезличенных выводов, содержание которых никак не зависит от отношения к этим выводам исследователя. Особенности художественного познания заключена в неразрывной связи сообщаемых автором данных с его оценочными представлениями об этих данных. Значимость художественного произведения зависит не только от предмета изображения, но и от богатства личности художника слова, который способен выявить в этом предмете что-то новое.

Можно отметить существование переходных форм, которые несут в себе черты как одного, так и другого способа познания: на грани между искусством и наукой стоит научно-фантастическая литература; в философских произведениях и баснях художественные средства служат для выражения научных или рационально сформулированных идей.

 

У каждого из су­ществующих видов искусства свой материальный носитель образ­ности: у архитектуры и скульптуры – пластические массы, у жи­вописи – линии и краски, у танца и пантомимы – человеческое тело, у музыки – звук, у литературы – слово национального языка. На основании этих материальных носителей образности и осу­ществляют деление искусства на виды. Большинство этих видов сложились в глубокой древности, на самых ранних ступенях раз­вития человечества.

Гегель Г.Ф.В. выделил пять так называемых великих искусств – архитектуру, скульптуру, живопись, музыку, литературу. Впоследствии к ним присоединили другие виды искусства. В классической эс­тетике они были разделены по содержательному признаку на две группы – изобразительные и экспрессивные. К первой группе отно­сятся скульптура, живопись, пантомима; ко второй – музыка, ар­хитектура (по определению философа Шеллинга Ф.В. – «музыка в пласти­ке»), орнамент, танец, абстрактная живопись. Если искусства пер­вой группы изображают единичные предметы и явления жизни, людей, то искусства второй группы выражают обобщенные пере­живания, настроения, человеческое мироощущение. Литературу можно включить в первую группу, потому что ведущим в ней, как и в живописи и скульптуре, является изобразительное начало. Эту особенность литературы (поэзии) подчеркивал уже Шеллинг. Все это простые, или односоставныеискусства, то есть искусства, опирающиеся на один материальный носитель образности.

Помимо них существуют и синтетические искусства (многосоставные), соединяющие в себе несколько разных носителей образности. Это раз­личные виды сценического творчества (драматический театр, опера, балет, цирк), мультипликация и кино, а также архитектурные ансамбли, включающие в себя скульптуру и настенную живопись.

Как отмечал Веселовский А.Н. в своей «Исторической поэтике», на раннем этапе развития человеческого общества целый ряд искусств существовал в неразрывном единстве (в рамках первобытного обрядового хора с мифологически-культовой и магической функциями). По мере упрочения художественного творчества как такового все большую роль приобретали искусства односоставные. Безраздельное господство синтетических произведений не удовлетворило человечество, так как оно сдерживало широкое и свободное проявление художественных импульсов: каждый отдельный вид искусства в составе синтетических произведений оставался стесненным в своих возможностях. Поэтому неудивительно, что многовековая история культуры сопряжена с неуклонной дифференциацией форм художественной деятельности.

Будучи односоставным искусством, литература тесными узами связана с искусствами синтетическими. Вернее, можно было бы сказать, что литература вообще имеет две формы бытования: она существует и как односоставное искусство (в виде произведений читаемых), и в качестве неоценимо важного компонента синтетических искусств. В наибольшей мере это относится к драматическим произведениям, которые по своей сути предназначены для театра. Но и другие роды литературы причастны синтезам искусств: лирика вступает в контакт с музыкой (песни), выходя за рамки книжного бытования. Сами книги нередко также предстают как синтетические художественные произведения: в их составе значимы и написание букв (особенно в рукописных текстах), и орнаменты, и иллюстрации. Участвуя в художественных синтезах, литература дает пищу другим видам искусства (прежде всего – театру и кино) богатый материал.

Простые искусства нередко делят по формальным признакам на пространственные и временные. Такой подход был предложен в книге немецкого писателя и ученого-просветителя Г.Э. Лессинга «Лаокоон, или О границах живописи и поэзии» (1766), напи­санной на основе теории подражания. Лессинг так охарактеризовал те разные средства, которые употребляют в своих подражаниях дей­ствительности живопись и поэзия: у первой это «тела и краски, взятые в пространстве», у второй – «членораздельные звуки, воспринимае­мые во времени». При этом Лессинг видел своеобразие живописи и поэзии не только в материальных средствах подражания, но и в осо­бом предмете подражания и способе создания художественного об­раза. Характерно, что в живописи «знаки выражения, располагаемые друг подле друга, должны обозначать только такие предметы или такие их части, которые и в действительности представляются расположенными друг подле друга». А в поэзии «знаки выражения, следующие друг за другом, могут обозначать только такие предметы или такие их части, которые и в действительности представляются нам во временной последовательности». Временная последователь­ность – область поэта, пространство – область живописца. По мне­нию Лессинга, предмет живописи составляют тела с их видимыми свойствами, а предмет поэзии – действия.

В своей «Эстетике» Гегель разделял виды искусства на исполнительские(музыка, актерское искусство, танец) и неисполнительские. Такой классификации придерживаются и многие современные литературоведы.

Исполнительскими искусствами в классификации В.В. Кожино­ва, автора монографии «Виды искусства» (М., 1960), являются та­кие временные виды искусства, как танец, пантомима, музыкаль­ное произведение. Искусство слова занимает особое место в дан­ной схеме, так как его произведения не воспринимаются зрением или слухом, а апеллируют к интеллекту человека в целом и соз­даются на национальном языке. Своеобразие подхода Кожинова состоит в отнесении таких литературных родов, как эпос, драма и лирика, к разным типам: первых двух – к изобразительному, а третьего – к выразительному. Это близко типологии родов ли­тературы у Г.Н. Поспелова, который связывал эпос с изобразитель­ными искусствами, лирику с экспрессивными, а драму считал по­бочным родом, вытекающим из возможностей синтеза искусства слова с искусством пантомимы и другими искусствами (живописью, музыкой) («Теория литературы» – М., 1978, с. 122 – 123, 117).

В таком разделении родов литературы есть своя логика, так как в эпосе преобладает изобразительность, а в лирике – экспрессив­ность. Тем не менее целесообразнее рассмат­ривать произведения одного вида искусства в пределах одной груп­пы, а для этого следует решить, какое начало является ведущим во всех родах и видах данной группы. В литературе это все же изобразительность.

Классификация видов искусства, предложенная Ю.Б. Боревым, основана на знакомом по кожиновской концепции противопоставлении – «исполнительские – неисполнительские». К исполнительским искусствам относятся музыка, хореография, театр, цирк, эстрада, к неисполнительским – скульптура, живопись, графика («Эстетика». Т.1 – М., 1968, с. 501 – 556, 564).

Литература в начале своей истории была исполнительским ис­кусством, так как существовала лишь в устном виде. С возникно­вением письменности исполнительские формы словесности не ис­чезли, продолжая существовать в фольклоре, однако основные линии ее развития обрели неисполнительский характер. Такой под­ход к искусству слова как единству устной и письменной форм плодотворен и вполне может дополнить обе классические классификации видов искусства как изобразительных и экспрессивных, пространственных и временных.

Говоря о соотношении художественной литературы с другими видами творчества, можно отметить, что в разные периоды культурного развития человечества ей отводили разное место в ряду других видов искусства – ведущего до одного из последних. Это объясняется господством того или иного направления в литературе, а также степенью развития технической цивилизации.

Например, античные мыслители, деятели искусства Возрожде­ния и классицисты были убеждены в преимуществах скульптуры и живописи перед литературой. Они считали, что при­чины менее сильной, чем у живописи, власти поэзии состоят в от­сутствии наглядности у поэтических образов и в искусственности (условности) ее знаков. Романтики, напротив, на первое место среди всех видов искусств ставили поэзию и музыку. Показательна в этом отношении позиция Шеллинга, видевшего в поэзии (литературе), «поскольку она есть созидательница идей», «сущность всякого искусства». Поэты - символисты рубежа XIX – XX веков высшей формой культуры считали музыку.

Однако уже в XVIII веке в европейской эстетике возникла иная тенденция – выдвижение на первое место литературы. Ее основы заложил Лессинг, который указал на преимущества литературы перед скульптурой и живописью. Впоследствии этой тенденции отдали дань Гегель и Белинский.

Гегель утверждал, что «у словесного искусства в отношении как его содержания, так и способа изложения неизмеримо более широкое поле, чем у всех остальных искусств. Любое содержание усваивается и формируется поэзией, все предметы духа и природы, события, истории, деяния, поступки, внешние и внутренние состояния», поэ­зия является «всеобщим искусством» («Эстетика». Т. 3 – М., 1968, с.348).

Вслед за Гегелем пальму первенства литературе перед иными видами искусства отдавал и В.Г. Белинский. «Поэзия есть высший род искусства. (...) Поэзия выражается в свободном человеческом слове, которое есть и звук, и картина, и определенное, ясно вы­говоренное представление. Посему поэзия заключает в себе все элементы других искусств, как бы пользуется вдруг и нераздельно всеми средствами, которые даны порознь каждому из прочих искусств» («Разделение поэзии на роды и виды»// Полн. собр.соч. в 13-ти тт. Т.5 – М., 1954, с.7 – 9).

Иным оказался подход Н.Г. Чернышевского. Отдавая должное возможностям литературы, он писал при этом, что, так как, в отличие от всех других искусств, она действует на фантазию, «по силе и ясности субъективного впечат­ления поэзия далеко ниже не только действительности, но и всех других искусств» («Эстетическое отношение искусства к действительности. //Полн. собр. соч. в 15-ти тт. – М., 1949, с.63 – 64). Иными словами, Чернышевский подчеркивал, что поскольку образы фантазии (то есть воображения) бледнее и слабее непосредственных чувственных восприятий, поэзия по силе и ясности субъективного впечатления заметно уступает другим видам искусства.

В самом деле, у литературы есть свои слабые стороны: помимо невещественности, условности словесных образов, это еще и наци­ональный язык, на котором всегда создаются литературные произве­дения, и вытекающая отсюда необходимость их перевода на другие языки. Несмотря на это, возможности литературы должны быть оценены очень высоко. Во-первых, благодаря широчайшим познавательным возможностям и большим тиражам книг литература приобрела большое общественное и художественное значение. Во-вторых, словесное искусство все интенсивнее воздействует на другие его виды. Литературные сюжеты и мотивы часто кладутся в основу многих произведений других видов искусства – живописи, скульптуры, театра, балета, оперы, эстрады, программной музыки, кино.

 

Определяя главный предмет литературы, Горький М. не случайно назвал ее «человековедением».

Это определение требуют необходимых уточнений, связанных с тем, что

– человеком как таковым занимается целый ряд наук (анатомия, психология, социология и т.п.);

– литературой рассматриваются не все аспекты человеческого бытия (остается вне поля зрения множество его сторон, которые являются предметом исследования медиков, биохимиков и др.);

– можно привести примеры произведений, в которых люди вообще не фигурируют (пейзажная лирика, произведения о животных).

В связи с этим, говоря о главном предмете литературы, приходится уточнять, что им является, «человек в его отношении к природе, обществу, самому себе». В этом определении, данном Чернышевским, справедливо указывается, что предмет художественного творчества составляет не только бытие людей, но и то, что может быть интересно человеку, соотнесено им со своим жизненным опытом.

Писатель может создавать произведения на самые различные темы, писать о природе, о животных, но все это будет служить обогащению запаса представлений людей об окружающей действительности. В пейзажной лирике образ человека как будто бы отсутствует, но при этом любое стихотворение наполнено эмоциями воспринимающего явления природы поэта. Произведения, в которых главными героями становятся животные и птицы, могут

– содержать прямые выводы, касающиеся жизни людей («Воробей» Тургенева И.С.);

– строиться на основе символических или аллегорических образов (басни, «песня о Буревестнике» Горького М.);

– нести в себе информацию, расширяющую представления людей о мире (произведения Пришвина М., Паустовского К.).

Предмет художественной литературы – человек в центре окружающей его действительности – явление исторически изменчивое, эволюционирующее. Развитие предмета художественной литературы осуществляется как неуклонный процесс постепенного его «очеловечивания». Изображение действительности все более насыщается человеческим содержанием. Так, в архаический период античной литературы поэтический мир был населен богами и героями (людьми полубожественного происхождения). На протяжении веков социальный статус персонажей все более понижается (цари и князья – представители дворянства – буржуазия – люди из народа). Внимание литературы все более привлекает человек как личность, вне зависимости от его места на социальной лестнице.

Все литературоведы сходятся на том, что у литературы множество функций, то есть она представляет собой явление полифункциональное. В то же время единого мнения относительно именования и их функций до настоящего времени нет. Так, представители классической эстетики отмечали, что литература является носительницей истины (познавательная функция), добра (воспитательная) и красоты (эстетическая).

В «Эстетике» Борева Ю.Б. названы следующие функции: общественно-преобразующая, познавательно-эвристическая, художественно-концептуальная, воспитательная, предвосхищающая («кассандровская»), информационно-коммуникативная, эстетическая, гедонистическая.

В пособии Федотова О.И. «Основы теории литературы» (М., 2003) перечень функций оказывается иным: социально-эстетическая, преобразующая, познавательная и языкотворческая.

Трудно свести роль искусства к одной функции, но и множить их до бесконечности нет необходимости. Поэтому целесообразно выделить в качестве основных следующие функции:

а) познавательную или гносеологическую;

б) оценочную или аксиологическую. Она состоит в том, что, по выражению Чернышевского Н.Г., произведения искусства «могут иметь значение приговора явлениям жизни». Разумеется, речь идет не о прямом «приговоре». Все произведение оказывается проникнуто авторским заинтересованно-пристрастным чувством, в тексте выражается целая система утверждений, отрицаний и оценок. Каждое произведение стремится утвердить в сознании воспринимающего некоторую систему ценностей, определенный тип эмоционально-ценностной ориентации. В этом смысле оценочной функцией обладают и такие произведения. в которых нет «приговора» конкретным жизненным явлениям, например, лирические стихотворения;

в) воспитательную, которая складывается на основе познавательной и оценочной функций;

г) эстетическую. Особая роль именно этой функции определяется тем, что без нее невозможно существование всех других функций – познавательной, оценочной, воспитательной. Если текст не затронул внутренний мир человека, не вызвало заинтересованной эмоционально-личностной реакции, художественная истина произведения, его нравственные уроки, заключенная в нем система ценностей могут быть совершенно не восприняты;

д) функцию самовыражения. Эту функцию обычно не относят к важнейшим, так как предполагается, что она существует только для одного человека – самого автора. на самом деле это не так, и функция самовыражения оказывается значительно шире, чем представляется на первый взгляд. В тексте может находить выражение не только личность автора, но и личность того, кто это произведение воспринимает. Самовыражение посредством художественного произведения оказывается, таким образом, уделом не единиц – авторов, а миллионов – читателей.

Но значение функции самовыражения оказывается еще более важным, если вспомнить, что в отдельных произведениях может находить воплощение не только внутренний мир индивидуальности, но и психология социальных групп, душа народа.

Функция самовыражения, таким образом, должна быть причислена к важнейшим функциям литературы. Без нее трудно, и иногда и невозможно понять реальную «жизнь произведений», по достоинству оценить важность художественного творчества как одной из составляющих культуры.

 

 

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
ДВИЖЕНИЯ ЗЕМНОЙ КОРЫ | ОСНОВЫ РАБОТЫ С ОПЕРАЦИОННОЙ СИСТЕМОЙ WINDOWS

Дата добавления: 2014-01-11; Просмотров: 6713; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2019) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.012 сек.