Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Методы активизации творческого процесса




Только сейчас ученые назвали точные координаты уникального подземного «города мертвых» в Египте, расположенного в пустыне в 300 км к юго-западу от Каира. Катакомбы с множеством мумий, усыпанных золотыми украшениями, еще три года назад обнаружил крестьянин, чей ослик провалился в одну из погребальных пещер.

Виды воображения

 

Немаловажную роль в стимулировании читательского воображения играет и вариотизация его видов. В современной журналистской практике очевидно выражены несколько видоввоображения.

1. Реалистическое воображениедоминирующее в журналистике. Оно, несомненно, составляет каркас журналистики новостной, образует основу информационной группы жанров. Как правило, такое воображение включает картины-воспоминания, но ими не ограничивается. Особенно ощутимо его присутствие в структуре фрагментов реконструктивного повествования и реконструктивного описания, когда автор заполняет многие пробелы, сообразуясь с собственными ментальными структурами. К примеру:

Спешно прибывшие египетские археологи установили, что захоронения были сделаны 2000 лет назад и ни разу не вскрывались. Чтобы не навести на них грабителей могил, ученые хранили втайне свои раскопки. И лишь на днях выставили в музее города Бавити несколько мумий и их золотые посмертные маски.

По мнению ученых, в подземном некрополе общей площадью в несколько квадратных километров покоятся забальзамированные останки 10 тысяч древних египтян. Уже обследовано 100 мумий.

 

В этом тексте реконструктивное повествование и описание очевидно выстраиваются на основе реалистического воображения (иные виды воображения представлены в тексте факультативно). Но даже в случае доминирования репортажного повествования, описания реалистическое воображение структурирует материал. «Мы воспринимаем мир монтажно, - отмечал В.Б. Шкловский, - то есть выделяем в мире то, что нам нужно, на что мы настроены. Остальное отодвинуто. Мы проявляем свою субъективность повсюду – и в обыденной деятельности, рассказывая друзьям о событиях прошедшего дня или излагая впечатления от очередного отпуска, и в акте творческого созидания…»[173]

2. Романтическое воображениенаиболее ярко проявляется в группе аналитических жанров. В его основе – острый диссонанс между представлением человека о мире идеальном и реальном. Такое восприятие в материале отражается в подчеркнутом ощущении катастрофичности происходящего, несправедливости жизнеустройства, противопоставленности Я журналиста и реальности или Я героя и реальности:

Сегодня Госдума рассматривает законопроект, который регулирует вопросы противодействия коррупции. В очередной раз Дума пытается принять закон, который не нужен стране, совершенно не опасен чиновникам, но очень эффективен как средство извлечения политических дивидендов.



Почему не нужен? Антикоррупционная стратегия должна состоять из как минимум двух частей: противодействия коррупционерам и противодействия коррупции. Против коррупционера есть Уголовный Кодекс, который криминализировал дачу взятки, получение взятки, злоупотребление служебными полномочиями. Для устранения же причин коррупции одним законом не обойтись.

Почемузаконопроект не опасен для чиновника? Основные инструменты предотвращения коррупции, которые закреплены в законопроекте, недееспособны. С одной стороны, ст.7 вроде бы устанавливает запрет для лиц, занимающих государственные должности, на определенный период занимать должности в коммерческих организациях, чья деятельность прямо или косвенно была ранее связана с исполнением своих полномочий…. Однако запрет устанавливается как-то робко: оказывается это и не запрет вовсе, а пожелание будущим борцам с коррупцией.

Таким образом, в случае принятия этого законопроекта можно будет констатировать только одно: одним бесполезным законом в России стало больше.

В отличие от литературно-художественного творчества, в публицистике «враждебность», несправедливость мира обретает, как правило, конкретные очертания, однако за счет глобализации проблемы журналист нередко выводит ее обсуждение на уровень вечных конфликтов – по крайней мере, в подтексте.

Такой тип воображения явно выражен в полемических материалах, где журналист противопоставляет свое отношение к действительности иному:

«Если тебя нет в Медиа, то тебя вообще нет». Спорить с автором формулировки я не стала, хотя и ежу понятно, что в Медиа не отметилось большинство наличного человечества, но это не означает, надеюсь, что человечества не существует.

Порой именно романтическое воображение позволяет автору емко, в одном образе конкретизировать истинное значение описываемого явления и субъективное ощущение катастрофичности, несправедливости мира далеко выходит за пределы собственных переживаний, трансформируется в объективную картину происходящего.

Поясним, что имеется в виду. Всем нам хорошо знакомы новости телеканала Евроньюс, идущие без комментариев. Один из сюжетов этих новостей был посвящен крупному международному саммиту, направленному на обсуждение проблем дискриминации. Мировая политическая элита – руководители стран-участниц, политические лидеры собрались вместе для того, чтобы обсудить и осудить разного рода неравенство – по половому, возрастному, расовому, религиозному и другим признакам. В новостных сюжетах звучала информация об искренней заинтересованности участников в формировании путей решения проблемы. Речь шла, по меньшей мере, о единодушном негативном отношении к различным формам неравноправия. Это - на словах. Оператору удалось уловить нечто большее. В кадре оказались улыбающиеся политики, по всем нормам этикета раскланивающиеся друг с другом во время перерыва, обменивающиеся дружелюбными рукопожатиями и всячески демонстрирующие терпимость, открытость, стремление к равноправию. И вдруг камера выхватывает в толпе человека иного рода – официанта, обходящего с подносом шампанского тех, кто выступает против дискриминации. Камера следует за ним, но внимание оператора привлекает не сам официант, а брезгливое выражение, проскальзывающее на лицах президентов, министров, партийных лидеров, когда этот человек предлагает им бокал. Люди, только что обсуждавшие проблему равноправия, презрительно морщатся, когда к ним подходит человек «не их круга». Это – только мгновение. Но это мгновение – большая удача оператора, «искусство непосредственной передачи лозунга», «кадр-иероглиф»[174]. Это – высокий профессионализм, снимающий с повестки дня вопрос об эффективности мероприятия, о его потенциальных результатах, о перспективности такого обсуждения. О чем могут договориться люди, в самих душах которых живет червь нетерпимости?

Очевидно, что в этой ситуации картинка диктуется персональным мировосприятием автора, реализующимся в форме романтического воображения. Но объективность оценки вряд ли может быть поставлена под сомнение верно созданным образом. И в этом случае журналист не пустословит и не «идет войной» на весь мир, а вскрывает проблему действительно глубокую, социально значимую.

3. Символическое воображение активно реализуется в художественно-публицистических жанрах. Собственно, именно символ, по мнению многих психологов, всегда является отправной точкой воображения. Именно символ «включает» механизмы пассивной памяти и определенным образом направляет формирование ассоциативных рядов. Результатом же работы символического воображения становится текст, являющий собой системный образ события, ситуации, процесса, явления, человека. Так, в публикации И. Карпенко «Вместо души PR»[175] автор выступает против кощунственных высказываний журналистов о тяжелой болезни Патриарха. Реализуется идея: «Это не просто не соответствует журналистскому долгу, это – не по-христиански». Символическое воображение поддерживает идею и способствует формированию системного образа антихристианского начала циничных публикаций за счет фрагментов концентрации подтекста: «Серой пахнет», «Я даже думаю, что гаденько все это и недостойно. Нездешним веет холодком».

Структура таких текстов нередко сложная, многоуровневая – символическое звучание ее компонентов имеет множество толкований. Причем, чем более многозначным будет значение символа, тем больший интерес вызовет текст: возможность угадать, разгадать, декодировать информацию в различных аспектах всегда вызывает реакцию удовольствия, природа которого хорошо описана в психологии.

4. Антиципирующее воображениеосновано на способности человека предвосхищать события, предвидеть результаты тех или иных поступков. Оно входит в структуру любой деятельности – и журналистской в том числе. Так, в ситуации прямой трансляции с места события корреспондент опирается на антиципирующее воображение в предупреждающем режиме – для того, чтобы понять, о чем следует сказать дальше и чем завершить процесс информирования. Мы можем и не заметить присутствие этого воображения в итоговом материале, и тем не менее значение его велико – оно заключается в опережающем отражении действительности, приспособлении к будущим событиям. В конечном итоге, функционирование этого вида воображения способствует самосохранению человека. А потому присутствие антиципирующего воображения в тексте с интересом воспринимается аудиторией. Яркий пример такого типа материалов – тексты, выстраиваемые на основе прогнозирования:

 

22 декабря состоится рабочий визит В. Путина на Украину. В Киеве он примет участие в первом заседании межгосударственной комиссии Путин-Ющенко…

По нашей информации, на встрече двух президентов будут обсуждаться 4 основных вопроса.

Во-первых, В. Путин постарается убедить В. Ющенко повременить во вступлением его страны в НАТО…

Во-вторых, российский президент попытается убедить украинского присоединиться к договору о вступлении в Единое экономическое пространство с РФ, Белоруссией, Казахстаном…

В-третьих, президенты подтвердят незыблемость двустороннего договора…

В-четвертых, г-н Ющенко гарантирует В. Путину беспрепятственную прокачку российской нефти и газа…

 

Фрагментарно этот тип воображения встречается в материалах, где журналист лишь в нескольких фразах рассуждает о возможных последствиях, результатах чьей-либо деятельности:

 

В новый «выборный» год депутаты входят с серией утвержденных социальных инициатив…

Скептик скажет – «тришкин кафтан» делят. Посмотрим: до воплощения светлых новогодних (читай – предвыборных) пожеланий осталось буквально ничего… Просто «начать и кончить».

 

На основе антиципирующего воображения на телевидении выстраивается «эффект Кулешова»: аудитория интерпретирует кадр в зависимости от контекста, во многом предвосхищая событие, которое еще только будет показано.

5. Сказочное воображениепроявляется тогда, когда журналист создает некий вымышленный мир, функционирующий по своим, внутренне непреложным законам. От сказки литературной, фольклорной сказка журналиста отличается тем, что в этот мир переносятся проблемы реальности, и на материале вымышленной среды ведется обсуждение актуальных в обществе вопросов. Примером активного функционирования такого типа воображения может считаться передача «Куклы», в каждом выпуске которой создается искусственная среда, новые, но узнаваемые персонажи, и в этом контексте осуществляется информирование аудитории.

Сказочное воображение очень тесно соотносится с современным мифотворчеством. Е.Е. Пронина отмечает[176], что мифотворчество очевидно наблюдается, например, в информационно-коммерческой прессе. Здесь часто можно встретить материалы, отражающие паракультурные образования массового обыденного сознания, в которых взаимно дополняют друг друга научное и мифологическое, рациональное и иррациональное, предметно-практическое и суеверно-мистическое восприятие мира. Сказка в большей степени, чем миф, приближена к журналистской практике. Миф – форма существования сознания, и массового в том числе, сказка – инструмент формирования этой формы. Журналистика – канал воздействия этого инструмента (как некогда устные предания). Поэтому сказочное воображение пронизывает всю журналистику и уж тем более легко обнаружимо в рамках рекламы. Можно обозначить издания, в основе своей построенные на сказочном воображении, на конструировании квазинаучной мифологии («Аномалия», «Незримая сила», «Оракул», «Чертовщина»).

6. Фантастическое воображениеосновано на привнесении вымышленных элементов в существующую реальность. В отличие от воображения сказочного, здесь не создается искусственная среда. Сохраняется реальный мир с его принципами и правилами. Однако в этом реальном мире по воле журналиста появляется вдруг то, что вряд ли можно классифицировать как реально существующее. Иногда вымышленные элементы являют собой факты, иногда – оценки. К примеру, один из нашумевших новостных сюжетов НТВ о глобальном потеплении с фактической точки зрения не содержал ничего вымышленного, но с точки зрения оценочной – безусловно был построен с опорой на фантастическое воображение: перечисление событий, связанных с необычно высокой температурой в декабре 2006 года, цементируется рефреном «завтра апокалипсис». Жизнь показала: информация об апокалипсисе вновь оказалась несколько преждевременной. Апокалиптические, эсхатологические материалы вообще тяготеют к такого рода воображению. Достаточно вспомнить другой сюжет НТВ (январь 2006 г.) – о грозящем нам вымирании от птичьего гриппа, - для того чтобы понять, что такие тексты далеко не эпизодичны. Более того, современная журналистика, тяготеющая к использованию дестабилизирующей, эпатирующей информации, актуализирует этот тип воображения («Очень страшная газета», «Новая страшная газета»). Подобная актуализация не всегда заметна. Иногда фантастическое воображение «маскируется» под реалистическое – журналист вроде бы оперирует фактами, цифрами, процентами. Однако нередко за этими процентами стоят лишь общие впечатления журналистов, весьма субъективные:

Сезонные предложения, как правило, отличаются слегка повышенной на 0.25-1% процентной ставкой по сравнению с обычными вкладами. К сожалению, с каждым годом новогодние предложения становятся все скупее.

В каких банках? С какого срока ведется наблюдение за сезонными спецпредложениями? Ведется ли вообще? Достаточны ли основания для столь общих утверждений? И не напоминают ли они расхожие фразы многих журналистских материалов «большинство россиян», «более 80% россиян», «все больше россиян»…

Не хотелось бы, однако, чтобы сложилось впечатление о том, что функция фантастического воображения заключается лишь в искривлении реальности. Его роль в журналистике куда глубже. Так, именно этот тип воображения помогает публицисту включить в структуру документального рассказа вымышленные, но работающие на идею текста, не искажающие реальность элементы. Этот тип воображения позволяет публицисту создать яркие картины в системе аргументации и убедить аудиторию в верности своих оценок:

 

Конечно, надо признать подавляющее техническое и организационное превосходство англо-американских войск. Это была почти как война туземцев с луками и копьями против вооруженных пушками и пулеметами колонизаторов (о событиях 2003 года в Ираке).

 

Наконец, без такого типа воображения сложно представить себе материалы версионного характера.

7. Воображение-одухотворение.Актуализируется в информировании о событиях, имеющих сильный эмоциональный фон - о личных трагедиях и глобальных катастрофах, о праздниках и зрелищах, о достижениях. Именно поэтому в текстах такого рода мы в изобилии встречаем эмоционально маркированную лексику. Очевидно присутствие этого воображения в информировании о победах в области спорта, культуры. Нередко оно проявляется в рассказе о простом человеке, личностные или профессиональные качества которого восхищают журналиста.

Иногда воображение-одухотворение помогает журналисту глобализировать ситуацию, акцентировать проблему, обратить внимание на то, чем, кажется, уже никого не удивишь, но что нуждается в обсуждении:

 

Я сейчас скажу все, что думаю о наших светофорах, о наших переходах, о наших парковках и дорогах! /…/ Мне ответят – есть правила и нормы. Я отвечу – да дурные эти правила и вредны эти нормы. Не для человека они. По крайней мере, не для пешехода!

Справедливости ради необходимо отметить, что в определенном смысле этот вид воображения дискредитировал себя. В советской журналистике он активно использовался в отчетах о достижениях – существующих и не существующих. Эта традиция продолжилась и в пафосных текстах, восхваляющих деятельность современных чиновников разного уровня, и в структуре предвыборной агитации, и в многочисленных заказных материалах:

 

В нашем банке новогодняя акция проходит уже третий год. За это время она стала одной из самых популярных среди клиентов! Удобный срок размещения – 3 месяца, как раз на период новогодних каникул, когда многие уезжают в отпуск и оставлять деньги и опасно, и нерационально… Многие из них после окончания срока действия вклада не забирают деньги из банка, а перекладывают их на другие депозиты аналогичных сроков или длиннее.

 

Подобная дискредитация тем более обидна, что обесценивает информацию о действительно важных достижениях. Так, материалы о настоящем героизме русского человека, приуроченные к годовщине победы в Великой Отечественной войне, вызывали иногда отторжение не столько в информационном, сколько в эмоциональном плане. В современной психологии широко функционирует термин «эмоциональное выгорание» - когда человек переходит через отмеренные ему границы эмоционального реагирования, и яркий эмоциональный фон события начинает раздражать независимо от позитивности его содержания. В данном случае мы часто становимся свидетелями действия механизма десенсибилизации, когда чрезмерные эмоциональные переживания приводят к очерствению аудитории (вспомним информационную драму гибели подводной лодки «Курск»).

8. Воображение–вживание.Основано на стремлении посмотреть на ситуацию глазами другого человека.Проявляется уже на этапе сбора материала. В частности, воображение-вживание соотносится с действием механизма эмпатии. Некоторые исследователи напрямую отождествляют эти два психических процесса, что представляется чрезмерно прямолинейным, поскольку и эмпатия не сводится только в воображению, да и воображение эмпатией не ограничивается. И все же на этапе беседы установка на проникновение в особенности личности интервьюируемого заставляет журналиста опираться на воображение-вживание. Ярко проявляется этот вид воображения и в методе смены профессии.

В тексте воображение-вживание мы можем зафиксировать тогда, когда журналист рассказывает о событии глазами его участников (например, о детском празднике – глазами ребенка, о монетизации льгот – глазами пенсионера и т.п.):

 

…Нынешние цены на препараты делают их вовсе недоступными для большинства - именно большинства, я на этом настаиваю – россиян.

Как я – пожилой человек, вынужденный большую часть пенсии тратить на квартплату, - могу купить препарат, стоящий на порядок дороже этой самой квартплаты?

Как я – мать, воспитывающая нескольких детей, - в период эпидемии могу вылечить свою семью лекарствами, полностью «покрывающими» все имеющиеся в семье сбережения?!

Как я – директор детского дома (да-да, совестливый директор!) - могу помочь детям вылечиться от заболеваний, по причине которых их бросили родители?!!

 

В целом же информация, полученная с использованием метода интервью и переданная затем в монологической форме только тогда будет эффективно изложена журналистом, когда он сможет «вжиться» в логику рассуждений человека, понять его мотивы, желания, страхи и ожидания.

9. Воображение-сообразованиеосновано на попытке примерить реальность внутреннюю и внешнюю. Очень часто такой вид воображения включается вслед за воображением романтическим. Ощущая противопоставленность своего и иного мировосприятия, журналист все же пытается понять иную точку зрения, допускает ее существование, объясняет возможность других трактовок описываемого события. Нередко такой тип воображения становится основой по-настоящему глубоких аналитических материалов, в которых журналист четко конкретизирует свое отношение к проблеме, но при этом рассуждает о достоинствах и недостатках иных точек зрения.

 

 

Помню, ничего не было в институте более занудного, чем лекции по марксизму. Преподаватель механически повторял абстрактные формулировки – «товар-деньги-товар», «диктатура рабочего класса»…

Полагаю, если бы преподаватель научного коммунизма заявил с кафедры, что ленинизм-большивизм не имеет ничего общего с марксизмом, а проклинаемые ревизионисты и еврокоммунисты и есть настоящие марксисты – аудитория мгновенно проснулась…

Марксизм был смешан не только с ленинизмом, сталинизмом, но и с расизмом, фашизмом и прочими ужасами тоталитарного ХХ века, - хотя я теперь понимаю, что к марксизму все это имеет очень отдаленное отношение. Как говорится, пуганая ворона куста боится…

 

Тактика сотрудничества в поиске истины всегда опирается на воображение-сообразование. Без него невозможно, к примеру, представить себе по-настоящему грамотный процесс ведения аналитического ток-шоу, эффективно выстроенный диалог в формате студийной беседы.

Как уже отмечалось ранее, фиксируя один из видов воображения, журналист стимулирует аудиторию к его воспроизведению, заставляет аудиторию пройти его путь. Если этот путь сложен, а соответствующий вид воображения для читателя нетипичен, процесс восприятия информации может быть нарушен. Но обычно на уровне приемов акцентуация разных типов воображения «работает» в достаточной степени эффективно. За разнообразными ассоциациями журналиста, возникающими в ответ на определенный образ или символ, обнаруживается первичный импульс, скрытый в данном образе. Восприятие картин, рожденных воображением журналиста, нередко может вызвать у аудитории встречные ассоциативные ряды, которые, с одной стороны, рождают ответный импульс, а с другой, будучи вербализованы и поняты, расширяют горизонты человеческого сознания.

Имея в своей основе процесс снятия напряжения, задействуя поисковые механизмы, используя постоянство метаболизма между индивидом и средой, воображение, как правило, стимулирует реакцию удовольствия – конечно, в том случае, если его использование не чрезмерно. Связи воображаемого и реального иногда бывают довольно тонкими, едва уловимыми, виды воображения (и не только те, что отмечены в статье) в одном тексте смешиваются, наслаиваются, механизмы воображения адресата и адресанта могут отличаться по многим параметрам и, безусловно, воображение может стать одним из источников шумов, столь нежелательных в сфере информирования. «Сообщение может не только передавать информацию, но и отбирать ее», - справедливо замечает У. Майлс[177]. Однако широкий диапазон эстетических средств реализации механизмов воображения, свободное варьирование его видов напротив, могут способствовать росту профессионального мастерства журналиста, тогда как вынужденная беднота палитры рождает непонимание аудитории.

Все эти виды воображения сочетаются в произведениях журналистов и создают очень прихотливый рисунок. Однако было бы крайне примитивно и неосторожно сводить процесс творчества только к процессу воображения. Воображаем мы все, но не все творим. Творчество можно выразить формулой: Т=В+ЭК, где В – воображение, а ЭК – эстетический компонент.

Эстетическое вступает в силу только тогда, когда с помощью воображения образ уже намечен, определены основные его черты. Здесь мы пытаемся придать содержанию образа приемлемую форму. Эстетический компонент творчества – это плод эстетического созерцания, которым мы занимались всю жизнь. Это результат действия ориентационного мотива и мотива социального одобрения. Те творческие личности, которые исключают эти мотивы (причем только умышленно) из процесса эстетической обработки и ориентируются на собственные вкусовые ощущения (которые, впрочем, все равно складываются в социуме), те личности, как правило, остаются не понятыми. В журналистике это означает профессиональную смерть.

Эстетический компонент не сконцентрирован только на форме. Он совершенно отчетливо выступает в содержании. И если мы говорим о публицистике, важной кажется мысль Отто Ранка о том, что если мы хотим создать произведение, круг воздействия которого не ограничивается только очень коротким сроком (а некоторые публицистические тексты доказали такую возможность), мы должны опираться на общечеловеческую основу. «В существе своем все инстинкты людей однородны, - пишет Ранк, - и потому сон наяву также не обходится без этого базиса: разница заключается в том, что в фантазии художника на первый план без его содействия выступают общечеловеческие черты, что делает возможными аналогичные переживания зрителей или слушателей»[178].

Здесь уместно было бы привести теорию архетипов, которые по мнению К.Г. Юнга воспроизводятся в искусстве, «всплывают» в нем из коллективного бессознательного. Это - устойчивые структурные схемы, предпосылки образов. В качестве важнейших архетипов Юнг выделяет архетипы «Матери» (вечная бессмертная бессознательная стихия), «Дитяти» (начало пробуждения индивидуального сознания, связь с изначальной бессознательной недифференцированностью, антиципация смерти и нового рождения), «Тени» (бессознательная часть личности, демонический двойник), «Анимуса», «Анимы» (бессознательное начало личности мужчины и женщины соответственно, выраженное в образе противоположного пола), «Мудрого старика», «Мудрой старухи» (высший духовный синтез сознательного и бессознательного). К обычным архетипическим сюжетам психоаналитическое направление относит сюжет чудесного спасения, сюжет младшего брата, классический треугольник в сексуальных отношениях и некоторые другие. Эти образы и сюжеты постоянно эксплуатируются производителями мыльных опер, однако их включение в журналистские и рекламные материалы может оказать сильнейшее эстетическое воздействие на аудиторию.

Средства эстетического воздействия можно подразделить на внутренние и индивидуальные и внешние и технические. Первая группа средств базируется на принципе энергии распределения аффекта. Для того чтобы событие, зафиксированное в журналистском тексте, произвело должное впечатление, нужно так выстроить его структуру, чтобы дать возможность аффекту моментально бесполезно возгореться. Аффект должен повышаться медленно, должен достигнуть максимального напряжения. Только тогда наступает реакция, почти полностью поглощающая аффект. Журналист выбирает для каждого материала различный вид обработки, для того чтобы достигать при помощи перемежающего нарастания и замедления действия максимального аффекта, достижимого при помощи данного материала. Экономия аффекта характерна для талантливого человека, тогда как текст, построенный вопреки экономии, возможно и получит высокую оценку, но не вызовет глубокого впечатления.

Экономия аффекта, как правило, сопровождается экономией мысли, во имя которой в художественном произведении все должно быть построено мотивированно и без логических пробелов. В отличие от жизни, в которой этих пробелов бывает более чем достаточно. В жизни событие и мысль о событии разделены, в произведении они сливаются. За счет этого осуществляется эффект экономии усилий. Максимальная концентрация и экономия достигается удачно созданными образами (особенно остротами, образами сатирическими), которые легко дешифруются и потому вызывают эстетическое наслаждение.

Еще один эффект этого наслаждения можно связать с детскими переживаниями, когда мы, обучаясь говорить, с восторгом осознавали, что это звуковое сочетание дает один эффект, а это – другой. Такая игра в звуки и слова продолжается у творчески одаренного человека всю жизнь.

При помощи таких мелких приятных впечатлений создается и постепенно повышается психическое напряжение, которое заставляет аудиторию идти до конца в освоении медиапространства, пока напряжение не будет снято и не наступит разрядка.

 

 

Прежде всего, необходимо оговориться, что развитие творческих способностей человека – спонтанное ли, целенаправленное ли, - так или иначе происходит в соответствии с общими законами развития жизни, которые трансформируются в законы творческой эволюции. Эти законы диктуют определенные условия, при которых мы можем в принципе рассчитывать на результат. И если журналист хочет развить у себя креативный потенциал, законы должны быть им учтены:

1. Развитие творческих способностей в контакте со средой. Поскольку, согласно теории отражения, психическая жизнь человека невозможна без контакта с окружением, развитие творчества как в большой степени совокупности психических процессов без взаимодействия с реальностью невозможно. Среда по-разному воздействует на человека в зависимости от многих внешних и внутренних факторов. Она может не только развивать, но и подавлять творческий потенциал личности. Но без нее этот потенциал в принципе непредставим. Чем шире у человека диапазон способов взаимодействия со средой, тем скорее он найдет максимально эффективные механизмы саморазвития во всех сферах – и в творчестве в том числе. Следовательно, журналисту важно развивать все формы контакта со средой, включая собственные наблюдения, сообщения СМИ, замечания других людей. Вообще важно, чтобы в основе этих контактов находилось взаимодействие с людьми, обладающими индивидуальными реакциями на происходящее. Такие контакты помогут журналисту выработать свой набор способов отражения мира. И не только выработать, но и постоянно расширять его.

2. Генетическая детерминированность творчества. Какой бы ни была среда, могут быть развиты только те качества, которые даны человеку от рождения. С профессиональной точки зрения важно как можно раньше выявить сильные составляющие собственного креативного поведения и развивать их как можно более эффективно. При этом нужно понимать, что потенциал человека безграничен, и чем интенсивнее развиваются разные стороны его личности, тем ярче он может реализоваться и в профессиональной сфере. Поэтому развитие способностей журналиста важно осуществлять по всем видам творчества – художественному, исследовательскому, оперативному.

3. Необратимость развития. Человек не может вернуться к простейшим формам действий. Это неизбежно влечет за собой деградацию. Окунувшись в творческий процесс, человек обретает в нем потребность - потребность в определенном функционировании и стиле деятельности мозга, направленном на решение новых задач. И ни в коем случае творческий человек не должен соглашаться на ограничение своего потенциала только рутинной работой (хотя без последней в журналистике не обойтись). Важен постоянный поиск компромисса между творчеством и ремесленничеством.

 





Дата добавления: 2014-10-17; Просмотров: 209; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2018) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление ip: 54.198.243.51
Генерация страницы за: 0.01 сек.