Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Экспериментальное исследование феномена лжи





Обман

Вранье, обман, ложь

Корыстные формы общения

 

 

Ложь, лицемерие, обман являются формами деструктивного взаимодействия.

В. В. Знаков считает, что следует разделять понятия «ложь», «обман», «неправда». Обман – категория более широкая, чем неправда и ложь. Неправда, по мнению исследователя, может выступать как вербальный эквивалент заблуждения, как иносказание и, наконец, как вранье, которое не следует отождествлять с ложью по следующим причинам (Знаков, 1999 (2)).

  • Вранье – коммуникативный феномен, используемый для установления хороших отношений с партнером;
  • в нем отсутствует намерение обмануть слушателя;
  • вранье не имеет целью получение выгоды или унижение собеседника, то есть относительно бескорыстно;
  • вранье приносит удовольствие и наслаждение от самого процесса придумывания и передачи небылиц (известна склонность к такому «творчеству» заядлых охотников и рыболовов);
  • вранье может выполнять защитную функцию, избавляя от тревоги и дискомфорта, и функцию самовозвышения.

Каким тусклым был бы этот мир, если бы каждого пылкого творца легенд клеймили как лжеца.

Алиса Браун;

Афоризмы, 1966)

 

Одна из последних работ В. В. Знакова («Западные и русские традиции в понимании лжи», 1999) изобилует яркими литературными примерами того, как Ф. Достоевский и А. Писемский, С. Цвейг, И. Кант и А. Шопенгауэр, В. Белов и А. Громыко обращались к теме вранья. В частности, С. Цвейг пишет о своем собрате по перу: «Стендаль не прочь приврать без всякого внешнего повода – только для того, чтобы вызвать к себе интерес и скрыть свое собственное я; словно искусный боец – удары шпаги, сыплет он град мистификаций и измышлений, чтобы не дать любопытным приблизиться к себе» (Цит. по: Знаков, 1999 (2), с. 249).

В данном высказывании привлекает внимание особый смысл вранья, который состоит в оберегании своего внутреннего мира от любопытных.

Обман в отличие от лжи есть сознательное стремление создать у партнера ложное представление о предмете обсуждения, при том что прямых искажений истины не допускается. Сообщаемая полуправда приводит к тому, что обманутый становится невольным соучастником обмана. Поэтому обман предполагает такое взаимодействие, в основе которого лежит стремление утаить правду, чаще всего из корыстных побуждений.

сознательное стремление создать у партнера ложное представление о предмете обсуждения, при том что прямых искажений истины не допускается.

Ложь есть не что иное, как умышленное введение в заблуждение других людей, искажение истины.

Как известно, существует «ложь во спасение». В некоторых случаях мы, оправдывая себя, с облегчением повторяем за поэтом: «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман».



Тем не менее довольно часто люди прибегают к лжи как средству манипулятивного воздействия – ради тщеславия, ради эгоцентрического стремления чувствовать себя в центре событий и в центре внимания. Известно, что психопатические личности часто, самозабвенно и с наслаждением лгут и при этом не испытывают раскаяния или стыда. Разоблачение не избавляет их от этого порока. Ложь, неискренность, обман, лицемерие, сплетни и тихое злорадство сопровождают их контакты на протяжении всей жизни.

 

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПСИХОЛОГОВ

В. В. Знаков (1999) провел экспериментальное исследование, которое позволило обнаружить кросскультурные различия представителей разных наций в трактовке лжи. Помимо собственных материалов опроса русских и вьетнамцев, временно проживающих в России, он использовал исторические материалы, трактовку понятия «ложь» в отечественных и зарубежных толковых словарях и сравнил все это с результатами, опубликованными в книге П. Экмана «Психология лжи» (СПб: Питер, 1999).

На первом этапе исследования 317 русским испытуемым в возрасте от 18 до 62 лет предлагалось анонимно ответить на два вопроса:

1. Что такое с вашей точки зрения ложь; дайте ее краткое определение.

2. В каких ситуациях вы можете солгать?

На втором этапе те же вопросы были заданы 49 вьетнамцам (22-50 лет). В определениях, которые давали русские испытуемые, автор обнаружил почти буквальное совпадение со словарными определениями лжи и мнениями российских философов начала века.

Ложь рассматривается россиянами как категория нравственного сознания, что дало основание автору обозначить русское понимание лжи как субъективно-нравственное, в отличие от традиций западной (американской) культуры, где понимание лжи можно обозначить как морально-правовое.

Хотя есть много общего в причинах лжи (корыстные побуждения, стремление избежать наказания или унижения и т. д.), есть и отличия. Так, например, для русских характерна так называемая «ложь во спасение», однако намного реже по сравнению с американцами встречается ложь с целью избежать вмешательства в свою личную жизнь, оградить себя от назойливого любопытства.

Вьетнамцы в своем понимании лжи приближались к русской субъективно-нравственной модели, что объясняется, вероятно, не только принадлежностью к бывшему социалистическому лагерю с его специфическим менталитетом, но и некоторой «обруселостью» испытуемых.

Субъективно-нравственное понимание лжи, в отличие от морально-правового, позволяет человеку, который готов солгать в суде и дать ложные свидетельские показания (а таких среди русских опрошенных было 63 %), считать себя правдивым. Мотивы такого поведения («во имя спасения невиновного», «неверие в объективность суда» и пр.) могут быть оценены как субъективно-нравственные, хотя, на наш взгляд, они в реальном поведении все более приближаются к безнравственным и сомнительным побуждениям.

Таким образом, психологические особенности двух различных типов понимания лжи выявились как в теоретическом, так и экспериментальном исследовании.

 

(См. Знаков В. В. Западные и русские традиции в понимании лжи

(Послесловие к книге П. Экмана «Психология лжи»). – СПб: Питер, 1999.)

 

Людей, которые лгут, испытывая при этом «восторг надувательства», Пол Экман описывает следующим образом:

«Прирожденные лжецы знают о своих способностях, также как и те, кто с ними хорошо знаком. Они лгут с детства, надувая своих родителей, учителей и друзей, когда захочется. Они не испытывают боязни разоблачения вообще. Скорее наоборот – они уверены в своем умении обманывать. Такая самонадеянность и отсутствие боязни разоблачения являются признаками психопатической личности» (Экман, 1999, с. 42-43).

Однако, в отличие от психопатических личностей, прирожденные лжецы способны учиться на собственном опыте, могут испытывать муки совести за свой обман, дальновидны, не причиняют вреда другим и не обладают патологической эгоцентричностью.

Полуправда опаснее лжи; ложь легче распознать, чем полуправду, которая обычно маскируется, чтобы обманывать вдвойне.

(Гиппель; Афоризмы, 1966).

 

В результате психологических исследований последних лет обнаружено, что чаще лгут экстерналы, невротики, тревожные люди и те, кто плохо переносит стресс. Уровень интеллекта не причастен к этой форме поведения. Известно также, что искусные лжецы сами плохо распознают, когда лгут им.

Подводя итоги, В. В. Знаков замечает, что «...неправду можно определить как высказывание, основанное на заблуждении, неполном знании или шутливом намерении; ложь как сознательное искажение известной субъекту истины, осуществляемое с целью введения в заблуждение собеседника, а обман как такую полуправду или правду, которая по мнению обманщика, спровоцирует обманываемого на ошибочные выводы из достоверных фактов» (Знаков, 1999 (2), с. 255).

Таким образом, можно сделать вывод, что обман есть форма замаскированного манипулирования.

Ложь, лицемерие, обман всегда вызывают у жертвы чувство незаслуженного унижения, они оскорбительны и наполняют человека чувством бессилия и обиды, разрушают взаимоотношения.

От обмана трудно защититься, но его можно распознать. И этому учат психологи, раскрывая поведенческие признаки обмана.

Так, например, исследования П. Экмана показали, что о лжи и обмане могут свидетельствовать долго не меняющееся или несвоевременное выражение лица. Особенно важную информацию об искренности или неискренности человека дает его улыбка. Главным отличием фальшивой улыбки от искренней является несвоевременность, асимметричность. Несмотря на явность этих признаков, полученных в экспериментах и зафиксированных на видеопленке, люди плохо различают искреннюю и фальшивую улыбку и потому могут сильно заблуждаться относительно истинных намерений и переживаемых чувств партнера по общению.





Дата добавления: 2014-10-23; Просмотров: 574; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

studopedia.su - Студопедия (2013 - 2019) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.003 сек.