Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Записав адрес, сержант спросил, кто говорит




Дела Блюма шли ужасно, и ему пришлось уволить часть своих помощников. Через месяц ему пришлось уволить еще часть, и все говорили, что это ужасное напряжение стало навязчивой идеей, которая ускорила его смерть, последовавшую через несколько недель.

Когда его тело несли в часовню на отпевание, Блюм внезапно сел в гробу и сказал:

- Сколько человек несет меня?

- Восемь, мистер Блюм, - ответил гробовщик.

- Нужно уволить еще двух, - сказал Блюм и лег снова.

 

 

Зеб и его жена Эдди имели репутацию самой скупой пары на холмах. Несколько лет назад, когда умер Зеб, его родственник был ужасно смущен постоянными жало­бами Эдди на дороговизну похорон. Она даже настояла на том, чтобы гроб был закрыт, потому что тогда ей не нужно было платить гробовщику за комнату для проща­ния.

Через несколько лет Эдди заболела и, похоже, долж­на была вскоре воссоединиться со своим мужем. Эдди позвала свою единственную подругу и взяла с нее обе­щание позаботиться о похоронах.

- Обещай, что похоронишь меня в черном шелковом платье, - сказала она слабым голосом. - Но можешь отрезать заднюю часть юбки. Это хороший материал, и жалко тратить его впустую.

- Но Эдди, - ответила подруга. - Я просто не мо­гу. Когда вы с Зебом войдете в Жемчужные Врата, ко­нечно, тебе будет неловко идти без задней части платья.

- И думать забудь, - ответила Эдди. - Все равно все будут смотреть на Зеба.

- Почему ты так считаешь?

- Потому что я похоронила его без штанов.

 

 

Мэри одна сидела на диване. Ее мать вошла и вклю­чила свет.

- Что случилось, дорогая? - спросила мать. - По­чему ты сидишь здесь в темноте? Вы что, поссорились с Джоном?

- Нет, ничего подобного, - ответила Мэри. - По сути дела, Джон попросил меня выйти за него замуж.

- Тогда почему ты такая грустная?

- Ах мама, я прямо не знаю, могу ли я выйти замуж за рекламного агента.

- Что плохого в том, чтобы выйти замуж за челове­ка, занимающегося рекламой?

- Как бы ты себя почувствовала, если бы мужчина, который делает тебе предложение, сказал, что это един­ственное и уникальное специальное предложение, кото­рое никогда не повторится?

 

 

Директор известного сумасшедшего дома после дол­гих лет службы решил оставить свой пост. Это привлек­ло к нему внимание местной прессы.

- Скажите, доктор, какие у вас планы? Займетесь ли вы снова частной практикой?

- Я раздумываю об этом, - ответил доктор. - Я могу вернуться к частной практике, но, с другой сторо­ны, я могу стать и заварочным чайником.

 

 

Состоятельный вдовец со своей дочерью путешество­вал в Европу на американском теплоходе. Девочка упа­ла за борт. Берман, которому было семьдесят семь лет, бросился в воду и спас ее. Когда оба они были достав­лены на борт, вдовец заключил Бермана в объятия.



- Вы спасли жизнь моей дочери! - воскликнул он. - Я богат. Я дам вам все что угодно - стоит толь­ко спросить!

- Я хочу спросить лишь об одном, - сказал Бер­ман. - Кто меня толкнул?

 

 

На выставке собак в Париже были представлены все виды собак. Была и пара русских собак, и они разгова­ривали с французскими. Французская собака сказала:

- Как дела в России?

- Все прекрасно, - сказали они, - просто прекрас­но! Вы не можете себе представить, как там хорошо. Превосходная еда, превосходное медицинское обслужи­вание; все, чего только может пожелать собака, испол­няется. Мы претворили в жизнь утопию.

Французские собаки почувствовали большую зависть, но когда пришло время русским собакам уезжать, они спросили французских собак:

- Не можем ли мы отказаться от русского гражданс­тва? Нельзя ли нам остаться во Франции?

- Но почему? - спросили французские собаки. - Вы наслаждаетесь утопией. Почему вы хотите здесь ос­таться? Зачем?

- Только по одной причине: иногда мы хотим лаять, но там лаять не разрешается. Нет свободы слова! Иног­да нам хочется полаять, и ради этого мы готовы риск­нуть всем.

 

 

Извозчик сказал своему другу, что вся его прибыль уходит на корм для лошади. Друг предложил постепен­но уменьшать рацион лошади по одной соломинке в день.

Через некоторое время он снова встретил своего дру­га.

- Как дела, Эйб?

- Ужасно! - воскликнул Эйб. - Я, в конце концов, приучил лошадь есть по одной соломинке в день, но она неожиданно умерла!

 

 

Бекки Гольдберг говорит мужу:

- Ты прекрасный любовник!

- Но ты мне никогда об этом не говорила. Я все ждал, что мне кто-нибудь об этом скажет, но потом перестал надеяться, потому что сам стал сомневаться в этом.

- Что ты! Ты прекрасный любовник, и я много раз хотела тебе сказать об этом, но ты всегда отсутствовал!

Хорошенькая молодая девушка легла на кушетку пси­хоаналитика.

- Я просто не могу удержаться, доктор. Как бы я ни пыталась удержаться, каждый вечер я привожу к себе в спальню пять или шесть мужчин. Прошлым вечером их было десять. Я так несчастна! Просто не знаю, как мне быть.

Доктор сочувственно промычал:

- Я знаю, я знаю, милочка.

- Да? - сказала удивленная девушка. - Так вы то­же вчера там были?

 

 

Человек, перенесший сложную операцию, постоянно жаловался на шишку на голове и ужасную головную боль. Поскольку операция была на брюшной полости, для головной боли не могло быть никакой естественной причины. В конце концов, сестра, опасаясь, что у него может быть послеоперационный шок, решила перегово­рить с врачом.

- Ни о чем не беспокойтесь, сестра, - заверил ее врач. - У него действительно шишка на голове. При­мерно в середине операции у нас кончился анестетик.

 

 

- Полиция? - сказал голос в трубке. - Я хочу зая­вить, что грабитель попался и заперт в

спальне у од­ной старой девы!

- Грабитель! - закричал срывающийся голос.

 

 

Нервный молодой человек вбежал в аптеку и был за­метно смущен, увидев за прилавком цветущую женщи­ну средних лет, которая спросила, чем она может по­мочь.

- Нет-нет, - пробормотал он, - мне нужно погово­рить с аптекарем.

- Я аптекарь, - отвечала она весело. - Что я мо­гу для вас сделать?

- Ээ... ничего особенного, - сказал он, поворачива­ясь, чтобы уйти.

- Молодой человек, - сказала женщина, - мы с сестрой содержим эту аптеку почти тридцать лет. Вы ничем не можете нас смутить.

- Ладно, - сказал он. - У меня ужасный сексуаль­ный голод, который ничем нельзя удовлетворить. Сколь­ко бы я ни занимался любовью, я хочу заниматься лю­бовью снова. Можете ли вы что-нибудь мне предло­жить?

- Одну минуту, - сказала она. - Мне надо посове­товаться с сестрой. Через несколько минут она вернулась.

- Лучшее, что мы можем предложить, - сказала она, - это сто долларов в неделю и половину прибыли от аптеки.

 

 





Дата добавления: 2014-10-31; Просмотров: 83; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:




studopedia.su - Студопедия (2013 - 2018) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление ip: 54.196.26.1
Генерация страницы за: 0.004 сек.