Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Основные теории политических систем




 

В современной политической науке наибольшее распространение полу­чили теории трех американских уче­ных: Д. Истона, Г. Алмонда и К. Дойча. Так, глава чикагской школы Д. Истон (1902-1979) в работах «Политическая система» (1953), «Мо­дель для политического исследования» (I960) и «Системный анализ политической жизни» (1965) предложил вневременную модель по­литической системы, не зависящую от каких-либо социально-эко­номических или культурных детерминант и построенную путем вы­деления ее наиболее общих и универсальных зависимостей.Не давая возможности соотнести развитие политической системы с понятием «общественный прогресс», такой подход тем не менее позволил вы­явить ряд более универсальных отличий жизнедеятельности полити­ческой системы.

Чисто содержательно Истон рассматривал политическую систе­му как совокупность разнообразных, взаимосвязанных видов деятельно­сти, которые влияют на принятие и исполнение решений. При этом сущность политической системы он усматривал в целенаправленном распределении соответствующих ценностей, которые и делали возможной взаимосвязь всех человеческих действий, направляя их на задачи управления. Широта признания ценностей власти со стороны общества признавалась основной предпосылкой жизнестойкости си­стемы. В то же время задача политической системы (которая рассмат­ривалась как аналог биологической системы), по его мнению, состо­яла в обеспечении самосохранения, поддержании собственной жиз­недеятельности, стабилизации своего положения при помощи деформирующих факторов.

Процесс функционирования системы Истон описывает как про­цесс взаимодействия трех ее элементов: «входа», «конверсии» и «выхода». На «вход» подаются различные (экономические, культурные и прочие) требования общественности или выражения солидарности и поддержки гражданами властей по различным вопросам. Далее по­средством переработки элитарными кругами этих требований в соот­ветствии с определенными ценностями вырабатываются те или иные решения, которые передаются на «выход» системы, где они преоб­разуются в различные акты государственной политики (законы, ука­зы, символы), предназначенные для ознакомления (в том числе ад­ресного) общественного мнения или иных субъектов (других госу­дарств и т.д.) и для реализации.

Последний элемент системы «включает» механизм «обратной свя­зи», обеспечивающий взаимодействие «выхода» и «входа» на основе учета властью влияния внешних обстоятельств (т.е. той или иной ре­акции общественности, степени удовлетворения ее требований и ре­ализации постановлений). Наличие такого механизма, отражающего ценность возвращаемой из общества во власть информации, обеспе­чивает самоконтроль и саморазвитие политической системы.



Несмотря на свою раннюю абстрактность, схема Истона, пост­роенная с использованием универсального принципа действия «черно­го ящика», тем не менее демонстрирует главные параметры жизне­деятельности политической системы, а именно: ее нацеленность на оптимальный для сохранения власти характер взаимодействия с об­ществом, а также открытость внешним влияниям, предполагающую сохранение ею постоянной приспособляемости к вызовам среды. На основе такого подхода последователи Истона, и в частности Г. Спайроу, разработали критерии, которым должна соответствовать поли­тическая система. Для того чтобы отвечать общественным потребно­стям, система должна быть устойчивой (обладать известной продол­жительностью существования во времени), адаптивной (обладать приспосабливаемостью к среде), продуктивной (обладать способностью позитивно откликаться на проблемы «входа») и эффективной (или – легитимной).

Последователь Истона и сторонникструктурно-функциональногоподхода Г. Алмонд в течение четырех послевоенных десятилетий раз­вивал несколько иной подход к рассмотрению политической систе­мы. По его мнению, главным для нее является не целевой характер функционирования (т.е. распределение властных ценностей), а обес­печение легитимности принуждения, направленного на стабилизацию власти и общества. В этом смысле для анализа системы недостаточно рассматривать взаимодействия лишь институциональных структур. Принципиальное значение приобретают неформальные (неинститу­циональные) образования. Соединить же воедино все эти элементы и обеспечить их взаимодействие в целях стабилизации политических порядков могла только политическая культура, которая и занимала в структуре политической системы центральное место. Как полагал Ал­монд, «политическая система состоит из взаимодействующих между собой ролей, структур и подсистем и лежащей в их основе культуры». В силу этого и ослабление политической системы наступало прежде всего вследствие ослабления институтов, обеспечивающих социали­зацию граждан, воспроизводство определенной политической куль­туры, ввиду нарушения коммуникаций между обществом и государ­ством.

Рассматривая в связи с таким подходом политическую систему как «набор всех взаимодействующих ролей» (понимаемых как орга­низованная часть ориентации субъекта), Алмонд весьма причудливо изображал и ее структуру. В политическую систему он включал и эле­менты, действующие на основе правовых норм и регламентации (типа парламентов, исполнительно-распорядительных органов, судов, бю­рократии и т.п.), и статусы (граждан и групп), и конкретные роли агентов (виды их практик и деятельности), и связи между ними. Та­кая более конкретная трактовка системы позволяла встроить в ее модель деятельность партий, групповых объединений, активность отдельных граждан.

В соответствии с выделенными элементами политической систе­мы Алмонд определил и три группы ее функций:

- функциисистемы, к которым относились задачи социализа­ции граждан, рекрутирования участников политики и взаимодействия с общественностью;

- функциипроцесса, включавшие в себя артикуляцию, агреги­рование, выработку решений и контроль за применением норм;

- функцииполитики, предусматривавшие цели регулирования политических отношений, распределения ресурсов, реагирования на мнение общественности и мобилизацию человеческих и иных ресур­сов для выполнения властных целей.

Впоследствии подобные идеи были взяты на вооружение и разви­ты представителямикультурологического подхода У. Розенбаумом, Д. Элазаром, Д. Дивайном и другими учеными, рассматривавшими политическую систему как материальное воплощение политической культуры.

Принципиально иной подход в трактовке политической системы был предложен К. Дойчем, разработавшим ееинформационно-кибер­нетическую модель. В книге «Нервы управления: модели политичес­кой коммуникации и контроля» (1963) он рассмотрел политическую систему как сложную совокупность информационных потоков и ком­муникативных связей, определяемых уровнями тех или иных полити­ческих агентов, исполняемыми ими ролями, решаемыми задачами, особенностями процессов переработки, передачи и хранения цепи сообщений, а также другими причинами и факторами.

 

               
 
Получение информации
 
оценка и отбор информации
 
принятие решений
 
реализация решений


           

Рис. 2. Схема политической системы К. Дойча.

 

Дойч исходил из того, что политическая система представляет собой целенаправленно организованную совокупность информаци­онных связей, направленных в конечном счете на управление и це­ленаправленное регулирование политических объектов. При этом он различал личные (персональные, неформальные) коммуникации; коммуникации, осуществляемые посредством организаций (прави­тельством, партиями, лоббистскими структурами), и коммуникации, проходящие через специальные структуры – печатные или элект­ронные СМИ. В самом общем виде схема взаимодействий таких ин­формационно-коммуникативных процессов подразделялась им на четыре основных блока (рис. 2).

В самом общем виде такая совокупность системных элементов по­казывала, как информационно-коммуникативные процессы после­довательно дифференцируются в целях исполнения основополагаю­щих функций государственной власти. Так, на первом этапе форми­руется блок данных, составляемый на основе использования разнообразных (внешних и внутренних, правительственных и обще­ственных, официальных и агентурных) источников информирова­ния институтов власти, сообщения которых жестко не привязаны к последующей формулировке целей государственной политики. Вто­рой этап – переработка данных – включает в себя соотнесение по­лученных сообщений с доминирующими ценностями, нормами и стереотипами государства, сложившейся ситуацией, предпочтения­ми правящих кругов, а также с уже имеющейся в управленческих органах «старой» информацией. Далее эта отселектированная инфор­мация становится основанием для принятия решений с целью урегу­лирования текущего состояния системы и эти решения, в свою оче­редь, на заключительном этапе обеспечивают реализацию постав­ленных целей. Полученные результаты уже в качестве «новой» информации через механизмы обратной связи поступают на первый блок, выводя систему на следующий виток функционирования.

Ряд ученых, в частности Ю. Хабермас, Г. Гадамер, Н. Луман, раз­вивая идеи коммуникативной трактовки социального и политичес­кого мира, впоследствии уточнили ряд аспектов организации макро­политического порядка при таком подходе. Например, Луман диф­ференцировал понятие «коммуникации», полагая, что оно прежде всего характеризует смысловой процесс. Различая понятия «информа­ция», «сообщение» и «понимание», можно более дифференцированно представить себе процессы передачи, хранения и усвоения ин­формации различными политическими агентами.

 





Дата добавления: 2014-10-31; Просмотров: 56; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.161.91.76
Генерация страницы за: 0.008 сек.