Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Архитектурная мысль в культурно­историческом контексте

Читайте также:
  1. Аналитическая характеристика образовательного идеала в историко-педагогическом контексте. Базисные педагогические традиции.
  2. Античная политическая мысль. Учения Платона и Аристотеля.
  3. Архитектурная аксонометрия в планово-объемном решении. Группи ровка сооружений в функциональном ритмическом построении.
  4. Архитектурная композиция и ее элементы. Виды композиций. Композиционные средства.
  5. Архитектурная методика EJB
  6. Архитектурная форма и система архитектурного ордера
  7. Белорусская философская и общественно-политическая мысль.
  8. Влияние декабристов на педагогическую мысль и школу России.
  9. Возникновение христианства и его влияние на воспитание и пед. мысль.
  10. Возникновение школы и педагогическая мысль народов Древнего Востока.
  11. Вопрос 25. Политическая и правовая мысль Древней Индии



ПРОБЛЕМА МЫШЛЕНИЯ В АРХИТЕКТУРЕ

Задачи работы

сводились не только к разработке модели архитектурной формы, как особой организованности профессионального мышления, и не только к систематизации архитектурных концепций на базе этой модели, но и к выявлению возникающей изнутри самих архитектурных концепций потребности к переориентации фундаментальной парадигмы понимания архитектурной формы, обнажения ее синтетической и мифологической природы.

Насколько убедительно, корректно, объективно и продуктивно удалось сочетать эти начала, судить не автору.

Таким образом, в итоге проведенного автором исследования,

на защиту выносятся:

 

­ концепция понимания архитектурной формы как продукта исторически развивающегося профессионального мышления, в котором синтетически сплавлены ее морфологические, символические и феноменологические аспекты, для чего потребовалось по­новому истолковать саму категорию “форма”. Здесь автор предлагает использовать новую категориальную парадигму истолкования формы как отношение языковых представлений объекта, соотнесенных с познавательным и конструктивным отношением к нему в деятельности,

­ систематизация имеющихся в литературе основных концепций архитектурной формы, построенная на основе предложенной парадигмы ее истолкования и различения уровней рефлексивности (непосредственное, мотивированное и рефлектирующее знание),

­ сопоставление аналитических и синтетических аспектов профессиональной мысли в различных концепциях и вывод о необеспеченности синтетических процедур средствами научной методологии,

­ гипотеза о мифологической природе архитектурной формы и о необходимости дополнения научно­технической рефлексии профессиональной деятельности ее мифологической рефлексией, постановка вопроса о мифологизации, как неустранимой составляющей “жизнестроительной” функции архитектурного воображения

­ предложение некоторых путей анализа и построения мифологии архитектуры, как части организма профессионального мышления, способной обеспечить возвращение архитектуре ее центральное положение среди искусств формирования среды человеческого обитания.

 

За последние тридцать лет архитектурная теория и критика пережила период чрезвычайно плодотворный по богатству идей, глубине критических дискуссий. Впечатление затухания архитектурного процесса, возможно, вызвано тем, что теоретическая деятельность последних десятилетий не была связана с широкими социальными программами, как то было в годы становления современного движения и не воплотилась в масштабных строительных и планировочных работах.

 

Критический характер архитектурной мысли после 1968 года сделал ее невостребованной строительной практикой постиндустриального общества, вполне удовлетворяющегося невзыскательной массовой застройкой и избранным числом дорогих, но, как правило, также достаточно стереотипных сооружений плюс небольшое число оригинальных построек и проектов, остающихся своего рода лабораторными, академическими упражнениями. Это понимает и сама постмодернистская критика, складывающаяся под влиянием постмодернистской философии. Критикуя современное движение не только как стиль, но и как утопию продуктивного функционирования человека, архитектурная теория и критика последних десятилетий столкнулась с тем, что иной модели человека в их распоряжении нет.



Может ли в будущем архитектурная мысль вернуть себе общественное и культурное значение, которое она имела в период бурных дебатов по поводу духовной миссии зодчества?[1] Хочется дать утвердительный ответ на этот вопрос, ответ оправдывающий усилия теоретического и методологического исследования. Интеллектуальные упражнения новых теоретиков представляются необходимой подготовкой к будущим задачам архитектуры[2], когда в обществе созреет социальный заказ архитектурного переосмысления условий планетарной жизни и характеру глобальной цивилизации.

 

Думать так позволяет история экологического движения, которое, начиная с первых докладов «Римского клуба» постепенно становится важной политической силой. Экологическое движение родилось в ответ на неограниченные претензии технологии к потреблению планетарных ресурсов. Сегодня ясно, что задачи защиты биосферы смыкаются с задачами защиты ноосферы, что загрязнение атмосферы двуокисью углерода и засорение ландшафта посредственными сооружениями и планировочными схемами ­ явления одного плана.

 

Попытаемся восстановить линии развития архитектурного мышления, начиная с послевоенного времени. Тогда казалось, что формы современной архитектуры и градостроительства найдены и задача проектирования состоит в том, чтобы применить их адекватно социально-экономическим потребностям. В связи с этим одним из основных направлений архитектурного мышления было проведение широкого круга прикладных исследований, призванных конкретизировать потребности в планировочных и архитектурных решениях. И вот к концу шестидесятых годов этот подход стал постепенно терять свое значение, и перед архитектурным мышлением начали маячить совершенно новые ориентиры.

 

Прежде всего обнаружилось, что процесс урбанизации в промышленно развитых странах идет на убыль и количественные задачи, стоявшие ранее, постепенно уступают место задачам качественным. Не менее ясно становилось, что общество массового потребления, сложившееся в передовых промышленных странах, делается заложником монополий и постепенно утрачивает свои культурные ценности. Одна за другой рушились утопии начала века, в том числе и коммунистическая утопия. Многие социотехнические задачи прошлого в то же время получили совершенно новое решение в связи с развитием новых технологий связи и коммуникаций.

Архитектура же постепенно теряла роль универсального посредника между человеком и природой, культурой и техникой, индивидом и массой. Средства архитектурного проектирования как и техника строительства продолжали развиваться, но цели и формы архитектурного освоения мира становились все менее ясными. Началось переосмысление современного движения в архитектуре.

 

Его первый этап был связан с критикой функционализма и формированием постмодернизма. Была предложена семиотическая критика утопизма современного движения и началось расширение языка архитектуры. Второй этап, который проходит сейчас, можно охарактеризовать как переход к всестороннему переосмыслению профессии, методологическому и философскому анализу профессиональной мысли, итогом которого оказывается не отказ от ее прошлых завоеваний и приобретений, но отказ от ее исторических иллюзий и выдвижение новых профессиональных ориентиров. Этот процесс далек от завершения, но косвенным показателем его продуктивности может служить интенсивность теоретических дискуссий последних десятилетий. В русле этих дискуссий находится и предлагаемый в докладе подход к переосмыслению природы архитектурного мышления и его основной категории - категории архитектурной формы.

Стоит подчеркнуть, что, беря за исходный момент профессиональное мышление, мы делаем шаг одновременно банальный , ибо всякое рассуждение об архитектуре есть в какой то мере обсуждение архитектурного мышления и архитектурной мысли, и в то же время достаточно необычный, ибо предлагаем рассматривать профессиональное мышление не в виде традиционных для него собственно предметных задач архитектуры и градостроительства, а рефлексивно, беря его в целом как специфический организм со своими собственными законами. Такой подход к архитектурному мышлению встречается крайне редко и по сути дела не имеет готовой методики анализа. Мы имеем множество фрагментов архитектурной и градостроительной мысли, мы имеем отдельные исторические и философские истолкования путей развития этой мысли, но мы не имеем теоретического и философского представления о ней в целом.

 





Дата добавления: 2015-04-24; Просмотров: 145; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.81.178.153
Генерация страницы за: 0.005 сек.