Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Часть первая 11 страница





Об этом у них вчера был разговор с Романом. Максим между делом обмолвился о том, что в целом его удивляет хорошее к нему отношение. А точнее, чрезмерное, на его взгляд, доверие.

– Ведь как ни крути, – сказал он, – а вы меня совсем не знаете. При этом привезли сюда, в свою резиденцию. Пусть даже все это чисто теоретически, но вдруг я возьму и по каким‑то соображениям перебегу к легионерам? По‑моему, вы поступаете слишком опрометчиво.

– Все немножко не так, как ты думаешь, – улыбнулся Роман. – Любой человек, вступивший в контакт с нами, подвергается тщательной проверке. Другое дело, что он об этом ничего не знает. Догадываешься, как такое может произойти?

– Нет, – честно признался Максим.

– Проверку потенциальных кандидатов в наши ряды ведут опытные сновидящие. Тобой занимались Борис и Рада. Ты прошел несколько очень жестких тестов, но все они проходили в сновидении. Более того, на левой стороне твоего осознания – думаю, ты уже знаешь, что это такое?

– Да, – кивнул Максим. – Знаю.

– Тогда ты должен знать, что левостороння память запрятана так глубоко, что недоступна для нашего обычного осознания. Ты выдержал четыре из пяти тестов, это очень неплохой показатель.

Максим не ответил. Несколько секунд осмысливал услышанное, потом снова взглянул на Романа.

– Но ведь сон – это только сон. Разве можно по нему оценивать человека?

– Можно, – кивнул Роман. – В сновидении человек сбрасывает с себя все маски и ведет себя в соответствии с тем, кем он является на самом деле. Сам тест проходит примерно так: хакеры создают полигон – то есть формируют ту или иную сновиденную ситуацию, затем перетаскивают тебя в этот сон и оставляют наедине с проблемой. А дальше смотрят, как ты себя поведешь. Например, тебя ставят в ситуацию, когда выбор стоит между твоей жизнью и предательством. Или между твоей жизнью и жизнью друга. Проверяют жадность человека, его сексуальные пристрастия. Например, сможет ли его соблазнить какая‑нибудь молоденькая легионерша. – Роман усмехнулся. – Скажу по секрету, что именно последний тест ты и не выдержал.

Максим вздрогнул, потом слегка покраснел. Роман засмеялся.

– Не смущайся, – сказал он. – В конце концов, все мужики одинаковы, на этом тесте прокалывается девяносто процентов проверяемых. Женщины подобный тест проходят легче, но и они примерно в шестидесяти процентах случаев его заваливают.

– И каждый кандидат в хакеры проходит сновиденную проверку? – не поверил Максим.

– Каждый. Если ты лазил в Сети, то наверняка видел там много смышленых парней и девчонок, интересующихся хакерскими техниками. Однако хакерами из них станут единицы. Почему? Потому что большинство из них заваливается на первых же тестах. Эти люди и дальше будут тусоваться на сновиденных форумах, участвовать в хакерских практикумах, будут даже создавать свои группы. Им можно искренне пожелать удачи, но к нам они уже не будут иметь никакого отношения. И все потому, что в каком‑то из важных тестов они проявили слабость.



– А можно в сновидении что‑нибудь узнать у человека? Например, какие‑то его тайны?

– Можно, – кивнул Роман. – Хакеры придумали технику сновиденного допроса, она напоминает технику нейро‑лингвистического программирования Критичность мышления в сновидении очень снижена, поэтому человек может выболтать самые сокровенные тайны. Могу сказать, что за этой техникой охотятся спецслужбы многих стран мира. Хакеры используют ее для сновиденного допроса легионеров и их пособников и для выявления «кротов» на своих форумах.

– «Кротов» – в смысле, шпионов?

– Да. Легионеры постоянно пытаются подослать к нам своих людей, мы их выявляем. После этого либо плавно прекращаем с ними все контакты, либо используем их в своих играх, передавая им дезинформацию. Последний вариант часто используется в Сети: мы устраиваем какой‑нибудь практикум, на него обязательно записываются и легионеры. Сначала практикум идет в открытом режиме, затем переходит в закрытый. В закрытую часть попадают не все, однако мы намеренно берем кого‑то из легионеров. После перехода в закрытую стадию на форуме ведется неспешное обсуждение каких‑нибудь малозначимых тем – например, Пасьянса Медичи или простеньких сновидческих техник. Такие форумы обычно ведет кто‑нибудь из новичков, для них это поле для отработки сталкерских техник. Легионеры клюют на эту уловку, внимательно следят за этим форумом, пытаются через него выйти на нас. Мы знаем это, а потому у легионеров из этого никогда ничего не выходит. Пока легионеры возятся с подставными форумами, мы спокойно ведем в закрытом режиме несколько реальных перспективных групп. Наконец, в Сети есть наш собственный форум – мы называем его внутренним. На этот форум мы приглашаем уже только тех, в ком абсолютно уверены.

– А не будет ли это нечестно по отношению к рядовым участникам форумов? – поинтересовался Максим. – Получается, что вы водите их за нос.

– Нет, – покачал головой Роман. – Не забывай о том, что каждый из участников имеет реальные шансы проявить себя и попасть в одну из реально работающих групп. Так что все в их руках – насильно никто никого тащить не будет, но если человек подает надежды и выдержит проверочные тесты, его пригласят. Согласись, что иметь шанс приобщиться к реальным знаниям – это уже не мало.

– Наверное, – согласился Максим, потом взглянул на часы. – Роман, мне пора идти. Меня ждет Рада…

 

Яна вернулась через четыре дня. Крамер уже знал, что она в городе, и теперь с нетерпением ждал ее появления. Стрелки каминных часов подползали к полудню, когда за дверью кабинета наконец‑то послышался тихий стук каблучков.

– Вот и я, – сказала Яна, прикрывая за собой дверь. Взглянула на Крамера, и по ее сияющей улыбке тот понял: все прошло хорошо.

– Получилось? – спросил он, даже приподнявшись в кресле.

– Ты забыл сказать «здравствуй», – ответила Яна, подходя ближе. Опершись на край стола, чмокнула Крамера в губы, потом устало опустилась в кресло напротив.

– У тебя получилось? – повторил Крамер.

– Неужели ты мог в этом сомневаться? – осведомилась девушка, поудобнее устраиваясь в кресле. – Две ночи потрачены не зря. Надеюсь, ты не ревнуешь?

– Не говори глупостей, – отмахнулся Крамер. – Я жду подробностей.

– Об этих двух ночах? – спросила Яна и звонко захохотала. Иногда она была невыносима.

– Что тебе удалось узнать?

– Пока не слишком многое, – ответила Яна. – Мальчик умен, хорош собой, работает менеджером в престижной фирме. Мы много говорили о хакерах и их техниках, ни о чем полезном для нас он так и не проболтался. Но за душой у него что‑то есть, я это чувствую. Его так и подмывало поведать мне свои тайны.

– И это всё? – насупился Дагс. – Я ожидал большего.

– Почти всё, – улыбнулась Яна. – Мне удалось загрузить на его компьютер «трояна» – с дискетки, пока этот дурачок был в душе. Информация уже пошла, ребята с ней разбираются. Кстати, наш Феликс оказался Сергеем Кондратенко, ему двадцать шесть лет.

– Это уже лучше. – Крамер слегка расслабился. – Что‑то конкретное в этой информации есть?

– Ребята разбираются, – с нажимом повторила Яна. – Вряд ли здесь нужна спешка. Как только появится отчет, я тут же перешлю его тебе.

– Хорошо… – проворчал Крамер. – Буду ждать…

 

Отчет поступил ближе к вечеру. Приняв от посыльного папку, Крамер дрожащими руками достал из нее листки с распечатками и углубился в чтение. И чем больше он читал, тем радостнее становилось у него на душе.

Яна оказалась права, Феликс входил в число ближайших последователей хакеров сновидений. Передаваемая «трояном» информация оказалась очень важна – здесь был адрес закрытого форума хакеров, несколько почтовых ящиков. Особенный интерес представлял некто с ником Моран, он явно входил в число ХС. Несколько его писем уже ушли в криптографический отдел, там их сравнят с посланиями других хакеров. На основании стиля речи, частоты употребления некоторых слов эксперты смогут безошибочно определить, является ли Моран кем‑то из новых хакеров, или кто‑то из «старичков» просто сменил ник.

С этим уже можно было работать, Крамер потирал руки от нетерпения. Появлялась реальная возможность выйти не только на отдельных хакеров, но и на их базу, хотя бы региональную. А база – это архив, это поистине бесценные сведения о методиках хакеров. За это можно отдать всё…

 

За последнюю неделю Максим уже взял себе за правило каждый день выполнять по одной цепочке Пасьянса Медичи. Если первая цепочка прошла как надо и принесла ему выигрыш, пусть и смехотворный, то несколько следующих оказались менее успешными. Максим проводил их не только на выигрыш в лотерею, но и на самые разные задачи – например, заказывал вариант, при котором кто‑то спрашивал у него время. Странно, но ничего не получалось, и если первые цепочки еще как‑то шли, то вскоре всё совершенно разладилось. Волшебство поманило и пропало, это здорово раздражало. После нескольких очередных безуспешных попыток Максим решил проконсультироваться у Рады.

– Первая цепочка прошла замечательно, – объяснил он, – затем они стали идти все хуже и хуже. Сейчас я их вообще не чувствую, всё идет через пень‑колоду. Не пояснишь, что я делаю неправильно?

– Ты все делаешь правильно, – улыбнулась Рада. – Просто ты на практике столкнулся с одним из защитных механизмов реала. Вспомни школьный курс химии – а точнее, принцип Ле Шателье. Я не помню его дословно, но общий смысл сводится к тому, что система всегда стремится восстановить равновесное состояние. Выполняя цепочки Пасьянса Медичи, ты вносишь в систему возмущение и она, в полном соответствии с принципом Ле Шателье, запускает механизм противодействия. Пользуясь компьютерной терминологией, тебе просто обрубают трафик. Выход здесь один: не отступать ни на шаг. Если ты не отступишься и будешь продолжать свои изыскания, то произойдет следующая вещь: точка равновесия в системе начнет постепенно смещаться в нужном тебе направлении. Другими словами, твое вмешательство в дела реала будет вызывать все меньшее противодействие, а однажды оно исчезнет совсем. Ты получишь новый расширенный статус, волшебство станет для тебя обычным явлением. В твоих таблицах мироописания появится новая запись. Могу сказать, что этот же механизм противодействия существует и в сновидении. Если сновидящий не знает о нем, он может столкнуться с серьезными проблемами, самые простые из которых – исчезновение осознанных сновидений. На более серьезном уровне можно получить реальные физические заболевания – например, болезни печени.

– Что‑то прояснилось… – произнес Максим, оценивая сказанное Радой. – А нет какого‑нибудь трюка, чтобы избежать этого противодействия?

– Ты мыслишь как хакер, – улыбнулась девушка. – К сожалению, каких‑то стопроцентных методик избавления от противодействия реала не существует. Дело в том, что это естественный защитный механизм мироздания, своеобразный иммунитет тоналя. Ты вторгаешься в тонкие механизмы мироздания, система тут же замечает нарушителя и пытается поставить его на место. Поэтому сейчас единственная полезная для тебя рекомендация звучит так: не подставляйся. Что это значит для сновидения, мы еще поговорим. А в реале постарайся не иметь никаких навязчивых идей. Просто чем больше ты чего‑то хочешь, тем меньше у тебя шансов это получить. Вспомни слова дона Хуана – если успех и приходит, то он должен приходить без навязчивых идей и потрясений. Заметь, это очень тонкий момент: ты просто идешь и берешь то, что тебе нужно. Здесь прямая связь с намерением, а намерение не есть желание. Намерение – это, скорее, безусловное знание. Скажем, играешь ты в лотерею. Чем больше ты хочешь выиграть, тем меньше у тебя на это шансов. Своим желанием ты запускаешь механизм противодействия, конфигурация реала изменится таким образом, чтобы не дать тебе выиграть. И ты не выиграешь – а почему? Да только потому, что ты подставился, сообщил всему миру о своем желании. И мир наказал тебя за это. Вывод: не оповещай мир о своих желаниях, а просто пойди и возьми то, что тебе нужно. То же самое с цепочками ПМ – относись к ним спокойнее. Многие пытаются воздействовать на мир волей, не понимая, что это самый простой способ получить по голове. Сначала вроде бы что‑то получается, мир прогибается под тебя. А потом приходит ответный удар и ты разом теряешь все, что получил, а то и больше. Поэтому приучись просто знать, что тебе нужно. Скажем, сейчас на улице тучи, но дождя нет. Его может не быть совсем – если я захочу. Опять же, через пять минут я устрою настоящий ливень – пора немножко помыть этот город. Для меня это очень просто, потому что я знаю, как правильно намереваться, моя связь с намерением очень чиста. Правильное намерение – это не удар кувалды, а дуновение ветра. Не насилие, но скольжение в потоках окружающих нас сил. Смотри, дождь уже пошел – только потому, что несколько минут назад я об этом подумала…

Максим глянул в окно – по стеклу уже скользнули первые капли. Рада улыбнулась.

– Видишь? – сказала она. – Никакого насилия, никакой ломовой воли. Я просто указала путь, проложила своим намерением дорогу – и цепочка событий реализовалась нужным мне образом. На деле все очень просто.

Рада смотрела в окно, дождь шел все сильнее. Прошла еще минута, и он превратился в ливень.

– Видишь? – снова спросила Рада, с улыбкой взглянув на Максима. – Этот мир слушается меня.

– А можешь прекратить дождь? – поинтересовался Максим. – Прямо сейчас?

– Могу, – ответила Рада. – Но не буду этого делать. Просто это будет неправильно, нельзя два раза за короткое время менять направление потока. В действиях мага всегда должна быть последовательность. И если я вызвала дождь, то пусть он идет.

– Я понял, – кивнул Максим, глядя на ползущие по стеклу капли дождя. – Значит, мне надо просто практиковать ПМ, и всё наладится?

– Да, Максим. Но лучше, если ты сделаешь на недельку перерыв. Пусть мироздание отдохнет от тебя, – по губам девушки скользнула улыбка, – а ты от него.

– Хорошо, – согласился Максим. – Я согласен.

– Тем лучше. А сейчас давай поговорим немного о сновидениях. Я видела тебя сегодня ночью, ты довольно близок к осознанию. Но твоя точка сборки слишком неподатлива, чтобы ты достиг осознания сам… – Рада поднялась с кресла и прошла к шкафу.

– Вот, – сказала она, достав из шкафа светлый кристалл размером с палец. – Возьми, это тебе поможет.

– А что это? – спросил Максим, осторожно взяв кристалл. С одного конца кристалл оказался просверлен – очевидно, чтобы его можно было носить как амулет. На самой поверхности кристалла Максим разглядел выцарапанные чем‑то острым непонятные символы.

– Слюда, – ответила Рада, садясь в кресло. – Этот кристалл я когда‑то нашла на море. Точнее, на водохранилище. Обточила его, отшлифовала. Вырезала на нем подходящие руны. Теперь этот кристалл помогает осознавать себя во сне. Точнее, он помогает точке сборки сдвинуться туда, где осознание может быть достигнуто легче всего. Носи его на шее, длину шнурка отрегулируй так, чтобы кристалл находился в ямочке – там, где кончик груди. Ну, или где грудная кость переходит в живот. – Рада снова улыбнулась. – Засыпай на спине, кристалл должен лежать в этой ямочке. Засыпая, концентрируйся на точке контакта между кристаллом и телом.

– Спасибо, – сказал Максим, внимательно разглядывая кристалл. – Я попробую…

 

Он и в самом деле попробовал. И если первые две ночи ничего не принесли, то на третью произошло что‑то необычное. Максим уже знал, что войти в сновидение сразу в момент засыпания для новичка почти невозможно, поэтому не особенно об этом и думал. Он просто концентрировался на точке контакта с кристаллом, при этом мысли то и дело уползали куда‑то в сторону. В какой‑то момент Максим вдруг увидел перед собой школьный класс, он возник перед глазами совершенно из ниоткуда. И тут же осознание начало брать верх, Максим ощутил восторг – ему удалось войти в сновидение! И не как‑нибудь, а в момент засыпания. Огляделся, пытаясь вспомнить, как нужно вести себя в сновидении, и тут же ощутил, что теряет контроль. Мир вокруг померк, Максим открыл глаза и несколько секунд лежал, заново переживая происходящее. Потом нащупал кристалл – выходит, эта штука ему и в самом деле помогла…

Больше в ту ночь сновидений у него не было. Не было их и в следующие, однако что‑то начало меняться. Менялось само качество снов, они становились все более «прозрачными». Максим чувствовал, что он на пороге осознания, ему не хватало совсем чуть‑чуть. Это подтвердила и Рада.

– Ты уже очень близко подобрался к сновиденному миру. И самое главное для тебя сейчас – не переусердствовать. Вспомни о том, о чем мы говорили несколько дней назад. Не дави на себя, не стремись к успеху – просто пойди и возьми его. Относись к нему так, словно он уже у тебя в кармане. Когда оказываешься в сновидении, сдерживай эмоции. Это сложно, но тебе придется научиться контролировать себя. Иначе сновиденная программа заметит твои эмоции и постарается тебя слегка придавить – чтобы ты не нарушал равновесие своими эмоциональными всплесками.

– Я понял, – кивнул Максим. – Скажи, а что можно делать в сновидении? Попал я туда, и что дальше?

– Начни его изучать. Не забывай, что хакеры в первую очередь исследователи. Оглядись вокруг себя, осмотри свое тело. Если рядом есть зеркало, посмотри на свое отражение. Попробуй пройти сквозь стену. Полетай. Поговори с кем‑нибудь, оцени адекватность этого разговора. Наконец, оцени собственную степень осознания. А именно, помнишь ли ты, где спишь в данный момент? Какой идет месяц, какое число? Главное для тебя сейчас – освоиться в сновидении, научиться входить в него по желанию и оставаться там хотя бы несколько минут. Тогда ты сможешь перейти к более серьезным исследованиям и упражнениям. Опять же, ты должен помнить, что здесь тебе помогает сновидеть энергетика этого дома, и процент твоего личного вклада в твои достижения пока еще очень мал.

– Да, я это понимаю, – согласился Максим. Рада едва заметно улыбнулась.

– И вообще, будь легче, – сказала она. – Ты слишком серьезен, я еще ни разу не слышала, как ты смеешься. Учись радоваться этому миру, дружи с ним. Не загружай себя проблемами. Тогда все у тебя будет получаться само собой, как бы между делом. Мы сами увеличиваем значимость встающих перед нами проблем – научись не придавать им большого значения, и проблемы убегут от тебя. Вот увидишь.

Максим улыбнулся.

– Скользящий по морю жизни? – сказал он.

– Именно, – подтвердила Рада. – Ты даже не представляешь, сколько смысла таится в этой простой фразе. Ее можно считать девизом хакеров, их стилем жизни. Большинство людей слишком поглощены собой и своими проблемами, они разучились радоваться жизни. Кто‑то делает деньги, кто‑то растит детей, кто‑то озабочен карьерой или покупкой жилья. Миллионы людей, миллионы проблем. Мы не замечаем, как превращаем свою жизнь в маленький персональный ад. А однажды наступает день, человек оказывается на смертном одре и понимает, что загубил свою жизнь, что она пролетела впустую. Сгорела как порох, и дым унесло налетевшим ветром. А ведь мечтал о чем‑то, грезил о великих свершениях. И куда же все это делось, а? – Рада в упор взглянула на Максима.

– Не знаю, – пожал плечами тот. – Каждый живет так, как может.

– Просто ты пока этого не улавливаешь, – печально улыбнулась Рада. – Не улавливаешь того, что Кастанеда называл Абстрактными Ядрами. Но это придет к тебе, ты научишься видеть мир по‑другому. И там, где простой человек видит лишь внешнюю цепь событий, ты будешь видеть ее истинный смысл.

– Будем надеяться, – сказал Максим, Рада снова улыбнулась. Ее взгляд был очень мягким и немного печальным.

– Есть еще какие‑нибудь вопросы? По любым темам?

– Их у меня всегда полно, – ответил Максим. – Можешь объяснить мне, что такое ДНК тоналя?

– Могу, – кивнула Рада. – Но это тема для отдельного разговора, поэтому давай оставим ее на будущее. Спроси что‑нибудь другое.

– Хорошо, – согласился Максим. – Тогда другой вопрос: что идет после Пасьянса Медичи? Ведь ты им не пользуешься, и у Бориса я тоже карт не заметил?

– Видишь ли, Пасьянс Медичи позволяет войти в контакт с мирозданием, с его помощью можно подергать за какие‑то небесные ниточки. Но для решения практических задач он очень громоздок и неудобен. В нем участвуют не одна, а сразу четыре цепочки событий, каждая из которых отвечает за одну из сфер жизни. Пики – сфера воли, крести – быт и работа и так далее. Но для нас обычно важна какая‑то конкретная цель, и четыре сферы для ее достижения просто избыточны. Четыре масти в этом смысле являются четырьмя потоками. Сложение по масти в ПМ – это движение в потоке, сложение по номиналу – переход из одного потока в другой. Сейчас у тебя на руках все исходные данные для того, чтобы придумать новый, более удобный инструмент для взаимодействия с реалом. Мне будет приятно, если ты поразмыслишь на досуге над всем этим и расскажешь потом о своих выводах. А на сегодня, думаю, мы закончим.

– Хорошо. – Максим поднялся с кресла. – Я подумаю над всем этим…

 

Увы, дальнейшие события вечера смешали все планы Максима. Всё началось с приезда Бориса, он вернулся вместе с Романом. Оба выглядели весьма мрачно. Максим понял: что‑то случилось.

– Что‑то случилось? – озвучила его невысказанный вопрос Оксана.

– Легионеры разгромили воронежскую группу, – сказал Борис. – Час назад. Взяли Марьяну и Костю. У Данилы пуля в плече, сейчас наши везут его в Белгород. Остальным удалось уйти.

Стало очень тихо, в этой тишине отчетливо скрипнула лестничная ступенька – к ним спускалась Рада. Очевидно, она все слышала.

– Кто с Данилой? – спросила Рада, подойдя ближе.

– Кирилл и Стас, – ответил Борис.

– Архив?

– Успели уничтожить. Подробностей пока не знаю.

– Пройдемте в зал… – предложил Роман. – Нужно решить, как нам быть. Денису я позвонил, он сейчас подъедет.

В зале Максим сел на диванчик рядом с Оксаной, Рада присела в кресло у окна. Роман и Борис расположились в креслах у журнального столика.

– Для начала оценим наши риски, – начал Борис. – Костя и Марьяна здесь никогда не были, с их стороны утечки не будет. Они знают москвичей и питерцев, но те о себе позаботятся. Архив уничтожен, через почтовые ящики на нас не выйдут. Значит, здесь безопасно. Есть уточнения?

– Марьяна знает Гончарова, – сказала Рада. – А он бывал здесь. Надо его срочно предупредить.

– Черт… – вырвалось у Бориса. – Я об этом не подумал… – Он достал сотовый телефон, набрал номер. Все напряженно ждали.

– Илья? Это Борис. На тебя могут выйти, тебе надо срочно уходить… Не знаю, чем быстрее, тем лучше… Просто отсидись пока у кого‑нибудь… Нет, остальным пока ничего не грозит. Подробности потом. Всё, пока…

– Больше они никого не достанут… – Борис тяжело вздохнул. – Остается решить, как быть с Костей и Марьяной?

– Надо их вытаскивать, – тихо ответила Рада. – Дайте мне час, и я скажу, где они. Ты пока свяжись с Айрис, вдвоем мы не справимся.

– Хорошо… – Борис вскинул голову, услышав стук входной двери.

Это оказался Денис. Рада поднялась к себе в комнату, Денису рассказали подробности произошедшего. Сразу после этого он ушел – отдать распоряжения охране, предупредить своих людей о повышенном уровне опасности.

– Вы никогда этого не делали, – сказала Оксана, взглянув на Бориса. – Получится?

– Когда‑нибудь это должно было случиться, – ответил Борис. – К тому же сейчас на нашей стороне элемент неожиданности. Я предупрежу Айрис. – Борис поднялся и вышел в коридор, на ходу достав телефон.

Максим не вмешивался в разговор, однако уже понял, что хакерам предстояло сделать что‑то необычное. Он не знал людей, о которых здесь говорили, но понимал, что они в руках легионеров. Борис и Рада решили их вытащить – но как? Через портал? Возможно ли это?

– Я не знал, что в Воронеже есть хакеры, – сказал Максим, чувствуя, что не может больше безучастно наблюдать за происходящим. – У них есть шанс уйти самим? Через тот же портал?

– Воронежской группе нет еще и трех лет, они только‑только начали нормально работать. И такой финал… – Роман сокрушено покачал головой. – Даже не знаю, на чем они могли проколоться… А открывать порталы они пока не могут. Это не так просто.

– Данила вел группу «хакерос», – напомнила Оксана.

Максим уже знал, что термином «хакерос» назывались группы последователей хакеров сновидений. Занятия с такими группами хакеры обычно вели на закрытых форумах.

– Кто‑то из новичков? – предположил Роман.

– Возможно, – пожала плечами Оксана. – Обвинять кого‑то рано, но пока это самый реальный вариант. Если легионеры добрались до их форума, то постепенно могли вычислить и адреса всех членов группы.

– В Воронеже была такая же база, как здесь? – спросил Максим.

– Нет, – покачал головой Роман. – Они жили в самых обычных домах и квартирах. Я ведь говорил, они только начинали свою работу. Данила специально перебрался в Воронеж, чтобы помочь им как следует закрепиться. Это важный регион, нам не хотелось оставлять их одних.

Вернулся Борис.

– Айрис уже в курсе, – сказал он. – И на этот раз легионеры ее разозлили.

– Из‑за Данилы? – по губам Оксаны скользнула слабая улыбка.

– Да. Им не стоило его трогать. – Борис тоже улыбнулся. – Теперь она на них непременно отыграется.

Максим ощутил некоторое облегчение. Если они улыбаются, значит, не все потеряно…

Рада вернулась минут через сорок, все это время разговор шел о всякой ерунде. У Максима сложилось впечатление, что обитатели этого дома на время намеренно ушли в сторону от главной темы.

– Они в подвале большого особняка, – сказала Рада. – Костя привязан к стулу, его бьют. Кроме того, у него прострелена нога. Марьяна пока одна в отдельной камере. Вроде цела, только губа разбита. Тоже ремнями привязана к стулу.

– Ты ее предупредила? – спросила Оксана.

– Нет, – покачала головой Рада. – Там видеокамеры. И кажется, им обоим вкололи какой‑то наркотик. Как Айрис?

– Сказала, что будет ждать нас на Поляне. Нам лучше поторопиться. Роман, наполните ванны водой. Мы пошли… – Борис взял Раду за руку, они быстро поднялись по лестнице.

– Оксана, наполни ванны, – велел Роман. – Я позвоню Герасимову, нам нужен будет врач… – не дожидаясь ответа, он быстро вышел из зала.

Максим и Оксана остались вдвоем.

– Максим, наполни ванну холодной водой, – сказала Оксана. – А я наполню наверху.

– Холодной? – переспросил Максим.

– Да. И еще нам потребуется одежда и одеяла… – о чем‑то задумавшись, Оксана вышла из зала и поднялась на второй этаж.

Максим торопливо прошел в ванную. Заткнул в ванне пробку, открыл кран. Потом присел на край ванны и стал ждать, когда она наполнится…

 

Еще неделю назад Крамер и не мечтал о такой удаче – читая переданные ему отчеты, он не переставал удивляться талантам Яны. Что бы он без нее делал?

Внедренный в компьютер Феликса «троян» сделал свое дело, дав людям Крамера так необходимые им «ниточки». Потянув за них, размотали и весь клубок. Выяснилось, что данная группа осела в Воронеже. Труднее всего было вычислить первого члена группы, хакеры имели продуманную систему безопасности. Но с этим справились, остальное уже оказалось совсем просто: отследив контакты этого человека, выявили всю группу. Как минимум, ее ядро из четырех человек. Выявлять связи группы дальше Крамер не стал – лучше синица в руках, чем пресловутый журавль в небе. Почувствуй эти люди опасность, и все рухнет.

Захват решили провести вечером седьмого июня, однако проблемы возникли сразу же после начала операции. Началось с того, что хранитель Марьяна Крутикова задержалась на работе и вместо половины шестого вышла из своего института только в четверть седьмого. Ее тут же схватили, усадили в микроавтобус и увезли, однако заминка не прошла даром – один из ее коллег почувствовал опасность, заметив во дворе дома незнакомый ему фургон и подозрительные передвижения. Он тут же сделал несколько звонков по мобильному, предупредив своих друзей о начале охоты, отслеженные звонки послужили сигналом к немедленному захвату. Дверь оказалась прочнее, чем предполагали, ее удалось вскрыть лишь через пару минут. Хакер оказал группе захвата ожесточенное сопротивление, однако уйти ему не удалось.

Двух оставшихся членов группы взять не смогли. Один, уже предупрежденный об опасности, сделал звонок в милицию и сообщил о вооруженном нападении на его квартиру. Потом позвонил пожарным, те приехали на удивление быстро – быстрее, чем группа захвата смогла взломать двойную стальную дверь. Бойцам группы пришлось спешно ретироваться, а хакер, кинув в подъезд пару дымовых шашек и воспользовавшись возникшей суматохой, сумел ускользнуть, затерявшись среди спешно покидающих свои квартиры жителей дома.

С четвертым хакером тоже вышла промашка. Он жил в частном доме, и когда группа захвата ворвалась внутрь, взорам бойцов предстал лишь открытый подвальный люк. В подвале обнаружили узкий лаз, выводивший в систему подземных коммуникаций. Уловив в темноте какое‑то шевеление, бойцы тут же обстреляли подозрительное место, но поймать ускользнувшего хакера не удалось. Однако самым неприятным оказалось то, что хакер успел уничтожить жесткий диск своего компьютера. Крамер понимал, что на нем находилось что‑то очень ценное, ведь хакер не попытался унести диск с собой, а именно уничтожил. Значит, он допускал возможность того, что уйти ему не удастся. Все говорило о том, что диск содержал очень важные сведения, а ускользнувший хакер был руководителем группы.





Дата добавления: 2015-03-29; Просмотров: 167; Нарушение авторских прав?


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.015 сек.