Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Основные черты феодального строя в Европе к концу XI в





Феодализм сложился в большинстве стран Европы к концу XI в. На территории Италии и Франции, где феодальные отношения складывались на базе разложения рабовладельческого строя, процесс формирования феодализма завершился уже в Х в. В Англии и Германии, а также в странах Центральной, Восточной Европы и Скандинавии феодальные отношения утвердились на полтора-два столетия позже.

Феодальный строй был, несомненно, прогрессивнее первобытнообщинного и рабовладельческого. Мелкое крестьянское хозяйство, служившее основой феодальной экономики, несмотря на жестокую эксплуатацию крестьян, было производительнее хозяйства примитивной домашней общины и даже рабовладельческой латифундии. Феодальная экономика, оставаясь в своей основе натуральной, предполагала наличие общественного разделения труда. По мере развития феодализма все более распространялись товарно-денежные отношения и создавались предпосылки для перехода к развитому товарному хозяйству. Совершенствовалась обработка земли, и повышалась ее урожайность, улучшались породы скота, развивались различные виды ремесла, превратившегося в отдельную отрасль экономики.

Основой феодального способа производства являлось наличие у феодалов собственности на землю и в известной степени на личность самого непосредственного производителя — крепостного и зависимого крестьянина, наделенного землей. Феодальная собственность приобретала разные формы. В одних случаях она принадлежала учреждению или значительной группе лиц (государственная, церковно-монастырская собственность), в других- отдельным или нескольким лицам (вотчинно-аллодиальная и условно-ленная собственность). Крестьяне, в своей массе лишенные земельной собственности и личной свободы, эксплуатировались феодалами или государством в форме взимания ренты или налога. В отличие от капитализма, где господствует экономическое принуждение, при феодализме непосредственный производитель, наделенный землей, эксплуатируется с помощью внеэкономического принуждения. Этим объясняется органическая связь земельной собственности с политической властью при феодализме. Каждый крупный земельный собственник располагал судебно-администра-тивной властью и осуществлял ее с помощью собственного аппарата принуждения. Феодальная вотчина являлась не только хозяйственной единицей, но и автономной политической организацией, государством в государстве. Политическая власть в стране в целом осуществлялась иерархией феодальных собственников и совладетелей во главе с королем.

Классы феодального общества. Зависимые и крепостные крестьяне. С оформлением феодализма общество распалось на два антагонистических класса — крупных землевладельцев и феодально зависимых крестьян. Феодальное право в это время уже не признавало наличия свободных людей. Согласно законам и обычаям, установившимся в отдельных западноевропейских государствах в IX—XI вв., каждый человек должен был подчиняться власти того или иного господина или короля. Стало общим правилом известное положение: «Нет человека без господина». «Безгосподные» люди не пользовались охраной закона, их можно было обратить в рабство и даже безнаказанно убить.



Крестьяне делились в это время на две основные группы: крепостных и поземельно зависимых. Наиболее эксплуатируемыми и бесправными были крепостные (сервы), находившиеся в личной и в большинстве случаев в поземельной зависимости от своих господ. Часть сервов вовсе не имела наделов и постоянно работала на господина (дворовые). Сервы были в полной собственности своих хозяев, которые свободно ими распоряжались и отчуждали их как с землей, так и без земли. Имущество сервов считалось собственностью феодалов, и за его наследование платился особый «посмертный» побор. Сервов обременяли разными унизительными повинностями, связанными с личной зависимостью. В состав крепостных вошли бывшие рабы и попавшие в кабалу свободные. В западных странах крепостничество просуществовало до XIII- XIV вв., в Восточной Европе — до конца феодализма.

Лично свободные крестьяне были более самостоятельны и правомочны в юридическом и хозяйственном отношении. Они могли распоряжаться своим имуществом, имели наследственное право на свой надел. Их зависимость выражалась в судебном подчинении господину и выполнении в его пользу некоторых повинностей. Державшие господскую землю обязаны были выполнять за нее установленные обычаем оброчные и барщинные повинности. Феодалы стремились усилить зависимость и эксплуатацию крестьян, ущемить их личную свободу, распространить на них крепостнические повинности (баналитеты и др.). Крестьяне боролись за сохранение прежних прав. Большую роль при этом играла община, которая не была разрушена с подчинением крестьянства феодалами, а только попала под их власть. Общинная организация давала крестьянам «даже в условиях жесточайших крепостнических порядков средневековья, локальную сплоченность и средство сопротивления»'. Община не утратила и своего хозяйственного значения. Сохранялись прежние хозяйственные распорядки в отношении севооборота, выпаса скота, использования общинных угодий, хотя теперь крестьяне должны были платить за них дополнительные поборы. В крестьянских выступлениях обычно фигурировали требования свободного пользования этими угодьями.

Классовая борьба крестьян, проходившая красной нитью через всю историю феодального общества, была направлена прежде всего против усиления эксплуатации. Крестьяне добивались уменьшения повинностей и установления гарантий от феодального произвола. Формы борьбы крестьян были разные: побеги, отказ от выполнения повинностей и поборов, порча помещичьего имущества, поджоги господских усадеб, убийство господ и их служащих, сожжение податных списков, создание тайных союзов, восстания. Крестьянские восстания неизбежно терпели поражение, но они не проходили бесследно. Феодалы вынуждены были идти на частичные уступки, отказываться от чрезмерных требований, устанавливать норму повинностей. Крестьяне добивались, таким образом, уменьшения той доли прибавочного продукта, которую отнимали у них феодалы в виде ренты, что создавало условия для расширения крестьянского хозяйства и способствовало развитию производительных сил феодального общества. В этом проявлялось прогрессивное значение классовой борьбы крестьянства. Не имея возможности избавиться от феодального гнета, крестьяне в рамках существующего строя добивались большей свободы и хозяйственной самостоятельности.

Класс феодалов. Феодальная иерархия. Господствующий класс феодалов существовал за счет эксплуатации крестьян и других групп трудящегося населения. Он выполнял в феодальном обществе важные функции — политические, идеологические, военные, без чего это общество не могло существовать. Феодалы, каждый в отдельности и все вместе, осуществляли политическую власть — держали в повиновении эксплуатируемые массы и подавляли их сопротивление.

Основным занятием светских феодалов были войны, и поэтому они все считались «людьми рыцарского звания». Крестьяне исключались из рыцарского войска. Однако они не были избавлены от военных тягот: их облагали военными налогами и использовали в качестве вспомогательной военной силы. В оборонительных войнах участвовали все, вплоть до рабов.

Другая группа феодалов — высшее и среднее духовенство — осуществляла идеологическое руководство. Это были обычно образованные люди, знавшие не только обряды церковной службы, но нередко и средневековую схоластическую науку. До расцвета городов в XIII в. духовенство сохраняло монополию на образование. Связанное органически со светскими феодалами (высший клир происходил преимущественно из именитых феодальных семейств), духовенство в сословном отношении возвышалось над ними и имело свои особые интересы.

Структура класса феодалов основывалась на отношениях земельной собственности, с которой было непосредственно связано обладание политической властью. На стадии сложившегося феодализма эти отношения выражались в форме феодальной иерархии. Во главе ее стоял король — верховный сюзерен и номинальный глава государства. Кроме собственного домена, он пользовался некоторыми верховными правами в пределах всего государства (военное командование, судебный банн и др.). На второй ступени стояли крупные феодалы — непосредственные вассалы короля — архиепископы, епископы, герцоги, графы и др., владевшие княжествами и областями. Они располагали в своих владениях высшими государственными прерогативами-судебно-администра-тивной властью, правом чеканки монеты, сбора пошлин и налогов и др. Третью ступень занимали бароны — вассалы королевских вассалов, имевшие крупные владения и пользовавшиеся в них фактической автономией. Последнюю ступень занимали рыцари. Однощитные рыцари не имели вассалов, у них были только зависимые крестьяне, стоявшие уже за пределами иерархии и лишенные права владеть феодами.

Вышестоящий феодал был сеньором по отношению к нижестоящему, державшему у него феод и находившемуся в его вассальной зависимости. В то же время сеньор являлся вассалом вышестоящего сеньора, если держал у него феод. Только король не имел над собой сеньора в своей стране (он мог быть вассалом другого короля или папы).

Основой вассальной зависимости было условное владение (бенефиции, феод, лен — немецк., фьеф — франц.). Обычно это была земля, нередко разные феодальные поступления — рента, должность, дававшая право на получение ренты и других поступлений. Феод формально оставался в верховной собственности сеньора, но распоряжался им непосредственно вассал, получавший всю сумму ренты или подавляющую ее часть. Сеньор пользовался только установленной обычаем службой вассала и получал от него в отдельных случаях денежный взнос — рельеф. Обязательная военная служба вассала не превышала 40 дней в году. Невыполнение вассальных обязанностей влекло за собой потерю лена. Однако на деле это бывало далеко не всегда. Вассал мог оказать военное сопротивление (на что он имел почти законное право) и отстоять свой лен. В IX—XI вв. бенефиции (феоды) стали наследственными, и лишить вассала владения было еще труднее.

По феодальному обычаю передача сеньором феода во владение вассала (инвеститура-лат.) происходила в торжественной обстановке в присутствии большого количества вассалов. Сеньор вручал вассалу дерн и ветку лесного дерева, символизировавшие право на владение землей и лесом. До акта инвеституры или одновременно с ним совершался обряд вступления в вассальную зависимость. Вассал становился на одно колено перед восседавшим на возвышении сеньором и объявлял, что он становится «его человеком» (оммаж-франц.), и, вложив свои руки в руку сеньора, клялся ему в верности (фуа-франц.). Тем самым вассал принимал на себя обязанности в отношении сеньора — нести положенную службу, защищать владения и честь господина, участвовать в его совете, предоставлять ему следуемую по обычаю денежную помощь и др. Сеньор обязан был отвечать на верность вассала своей верностью — оказывать покровительство, не причинять обид и ущерба вассалу. Нарушение вассально-ленного соглашения той или другой стороной влекло за собой разрыв отношений. Причем если это случалось по вине господина, то согласно решению ленной курии вассал мог оставить сеньора, сохранив за собой феод.

Вассально-ленные отношения были крайне запутаны. Обычай позволял вступать в вассальную зависимость к нескольким сеньорам, и даже в разных государствах. Это вызывало постоянные конфликты и военные столкновения. При этом внутренние смуты переплетались с внешними войнами.

Иерархическая организация господствующего класса в феодальном обществе в условиях экономической и государственной раздробленности сплачивала его политически и помогала господствовать над крестьянством: «Иерархическая структура землевладения и связанная с ней система вооруженных дружин давали дворянству власть над крепостными».

Быт и нравы феодалов. Феодалы не занимались производительным трудом. Руководство хозяйством они перекладывали на своих служащих — управляющих, старост и др. Сами же господа только воевали, охотились и пировали. Их быт и нравы были тесно связаны с этими занятиями.

Начиная с Х в. жилищем феодалов служили замки — укрепленные дворцы-убежища, в которых они могли спасаться от своих врагов. Замок обеспечивал феодалу господство над прилегающей сельской округой. Массовое сооружение замков было вызвано вторжениями сарацин, венгров и норманнов. Обычно замок строился на холме или высоком отвесном берегу, откуда хорошо обозревались окрестности. Сначала это было деревянное сооружение в виде двухэтажной башни; верхний этаж предназначался для семьи феодала, нижний — для дружины и прислуги. В XI в. начали строить каменные замки, окружая их двумя или даже тремя толстыми стенами с бойницами и дозорными башнями, а также рвами, заполненными водой. В центре возвышалась главная цитадель, служившая убежищем для феодала и его семьи. Подземелья замка использовались не только для хозяйственных надобностей, но служили также местом заключения, где томились закованные в цепи узники. Каменный замок с большим запасом продовольствия мог выдержать длительную осаду. Под его стенами селился простой люд, чтобы найти убежище при вторжении неприятеля. Для штурма замков применялись осадные сооружения — тараны и передвижные башни.

В Х-XI вв. войско состояло из тяжелой конницы. Каждый феодал был конным воином — рыцарем (нем. Ritter — всадник, лат. miles-воин). Звание рыцаря присваивалось особым актом посвящения после обязательного прохождения физической и военной подготовки. Опоясанный мечом рыцарь не должен был расставаться со своим оружием. Это оружие состояло, кроме тяжелого меча с крестообразной рукояткой, из длинного копья, палицы и секиры. В качестве защитного вооружения использовался большой продолговатый щит, прикрывавший почти всю фигуру воина. В боевой обстановке рыцарь был весь покрыт металлическим одеянием: на голове он носил шлем с забралом и защитной пластинкой для носа, на руках металлические перчатки, на ногах кольчатые чулки, тело вплоть до колен покрывалось кольчугой. Лошадь рыцаря тоже была покрыта броней. Убить или ранить рыцаря было весьма трудно. Искусство боя заключалось в том, чтобы сбить рыцаря с лошади или ранить лошадь, тогда тяжеловооруженный воин оказывался беспомощным и его легко можно было захватить в плен. К этому сводилась цель сражения. За пленных получали богатый выкуп. Не случайно одной из главных обязанностей вассала был выкуп сеньора из плена.

В свободное от войны время рыцари искали приключений, занимаясь разбоем. Они презирали труд, были грубы и жестоки, выше всего ценили удаль и физическую силу. Позже — в XII- XIII вв. — сложился кодекс «рыцарской чести», изображавший рыцаря как поборника справедливости, защитника слабых и обиженных. Но этот образ был скорее идеалом, а не отражением реальной действительности.

Феодализм в буржуазной и советской историографии. Представление о феодализме как общественно-политическом строе средневековья возникло в эпоху Просвещения. Идеологи поднимавшейся буржуазии отрицательно оценивали этот строй, видя в нем политический хаос, господство католицизма и папской теократии. В это время были заложены основы той концепции, которая господствует в буржуазной историографии до сих пор. Ш. Монтескье считал основным признаком феодального строя условный характер землевладения, систему феодов и выросшую на ее основе феодальную военно-ленную иерархию. В плане конкретного исторического исследования эта юридическая концепция наиболее последовательно была обоснована немецким историком П. Ротом (середина XIX в.). Феодализм, по Роту, это политическое и военное устройство, введенное Каролингами взамен старогерманской системы общего государственного подданства, разложившейся в результате упадка свободного крестьянства. Главным элементом феодализма он считал сеньориальную власть, которая пришла на смену территориальным органам государственного управления. Переход к феодализму, по этой концепции, заключался в том, что между высшей государственной властью и населением встал сеньор (феодальный господин), через посредство которого население выполняло теперь свои государственные повинности. Феодализм оценивался Ротом сугубо отрицательно, как нарушение «нормального» политического и общественного устройства, как анархия, сменившая публичный порядок.

Современник Рота, известный немецкий историк Г. Вайц, разделяя взгляды на феодализм как на особую политико-юридическую систему, отмечал вместе с тем и некоторые особенности социального строя в феодальном обществе: преобладание личной и поземельной зависимости населения, сословную структуру общества и связь политической власти с землевладением. Еще более полное политико-юридическое определение феодализма дал французский историк Ф. Гизо (XIX в.). Главными признаками феодального строя он считал условный характер земельной собственности и ее соединение с верховной политической властью, а также иерархическую структуру государственной власти.

Буржуазная историография XIX в. по существу не пошла дальше этих представлений. Под феодализмом понимали существовавшее в странах Западной Европы в эпоху классического средневековья политическое устройство, для которого характерны отсутствие прямого государственного подданства, наличие частной власти, политическая раздробленность, иерархическая структура земельной собственности и политической власти. Происхождение феодализма историки этого времени связывали с военными и политическими мероприятиями правителей из династии Каролингов, в частности с военной реформой Карла Мартелла.

В конце XIX- начале XX в. это представление было в значительной степени пересмотрено. Историки отказались от прежней негативной оценки феодализма и начали усматривать в нем некие «конструктивные» черты. В частности, по-иному стали оценивать вассально-ленную систему, которая в какой-то степени сплачивала феодалов под эгидой королевской власти и послужила в ее руках рычагом для упразднения политической раздробленности.

Сторонники вотчинной теории, не отказавшись в принципе от политико-юридической концепции феодализма, искали его предпосылки в крупном землевладении, натуральном хозяйстве и отношениях между вотчинником и зависимым населением. Историки-позитивисты пошли еще дальше. Они характеризовали феодализм как совокупность равных по значению факторов — политических, юридических, социальных, экономических. Такого взгляда, в частности, придерживались известные русские буржуазные медиевисты — П. Г. Виноградов и Н. И. Кареев. Некоторые западные и русские буржуазные историки выдвинули теорию «двух феодализмов». Считая определяющим фактором феодализм «политический», они в то же время говорили о феодализме «социальном», подготовившем для него почву и существовавшем в его недрах (Д. М. Петрушевский, А. Н. Савин). Однако ни одна из этих концепций не пришла к признанию определяющей роли социально-экономических отношений в системе феодализма.

В XX в. в буржуазной историографии сложилось представление о феодализме как о всемирно-историческом явлении. Изучение всемирной истории показало, что схожий с западноевропейским феодализмом общественно-политический строй существовал и в других странах. Русский историк Н. П. Павлов-Сильванский доказал существование феодализма на Руси. Причем он считал, что условное землевладение не является непременным признаком феодального строя, как это утверждали на Западе. Западные историки и социологи — О. Гинтце и др. — начали рассматривать феодализм во всемирно-историческом плане, однако его появление связывали не с внутренними, а с внешними причинами — столкновением разных цивилизаций и завоеванием.

Рассмотрение феодализма во всемирно-историческом масштабе должно было бы привести к пересмотру самого его понятия. Однако буржуазная историография этого не сделала, применяя к восточному феодализму западноевропейский эталон; главной сутью феодального строя по-прежнему считали ленную иерархию, политическую раздробленность, «рассеяние суверенитета» и т. п.

В последнее время в буржуазной историографии заметна тенденция к созданию общесоциологических схем феодализма в отрыве от конкретной исторической действительности. Такую схему, например, предлагают американский историк Р. Кулборн и др., которые считают, что феодализм как форма организации политической власти существовал в разные исторические эпохи на стыке разных цивилизаций при наличии сходных предпосылок, а именно: когда народ подвергался внешнему порабощению, когда власть захватывала узкая группа лиц или когда наступали глубокая хозяйственная анархия и политический распад.

Наряду с этим в современной буржуазной историографии на основе конкретных исследований развивается комплексное изучение феодализма. Во Франции оно представлено М. Блоком и его последователями, группирующимися вокруг журнала «Анналы экономической и социальной истории». Историки этого направления трактуют феодализм как единую систему социальных, политических, идеологических и социально-психологических связей. Функционирование этой системы, по их мнению, в огромной степени зависело от вотчинно-крестьянских отношений. Хотя эти историки считают типичным феодализмом западноевропейский, они рассматривают этот строй как универсальный, который проходили все народы мира.

Несмотря на различие взглядов о сущности феодализма в современной буржуазной историографии, в одном она остается на общих традиционных позициях — в отрицании решающей роли экономических отношений в системе феодального строя. В лучшем случае эти отношения квалифицируются как равнозначные наряду с политическими, юридическими и иными факторами.

Совсем по-иному к изучению феодализма подходит марк-систско-ленинская историография, строящая свои научные понятия на основе исторического материализма.

Феодализм — это одна из классово-антагонистических формаций, пришедшая на смену рабовладельческому или в других исторических условиях первобытнообщинному строю и уступившая свое место капиталистическому строю. То, что буржуазная историография обычно понимает под феодализмом, представляет на самом деле только юридическую и политическую надстройку феодального общества на определенной стадии его развития (в эпоху сложившихся феодальных отношений до начала их разложения). Базисом феодального строя служат феодальные производственные отношения, закрепленные юридически в отношениях собственности.

Изучение феодализма во всемирно-историческом плане обнаруживает многообразие хозяйственных, юридических и политических форм, в которых он развивался в конкретных исторических и естественно-географических условиях. Однако непременными чертами феодального строя всегда оставались: наличие земельной собственности в руках господствующего класса феодалов; наделение землей непосредственных производителей — зависимых и крепостных крестьян, которые вели мелкое самостоятельное хозяйство, создававшее основу феодального производства; эксплуатация крестьян феодалами, государством и церковью в форме ренты, налога, десятины; внеэкономическое принуждение крепостных и зависимых крестьян, которое осуществлялось разными способами — от прямого насилия и судебно-административного преследования до установления обязательных фиксированных норм повинностей.

Важнейшие проблемы истории западноевропейского феодализма исследованы в трудах видных советских медиевистов — Е. А. Косминского, А. Д. Удальцова, Н. П. Грацианского, А. И. Неусыхина, С. Д. Сказкина. Первостепенное внимание в их исследованиях отводится истории крестьянства и феодальной вотчины, развитию производительных сил в сельском хозяйстве, выяснению исторических закономерностей развития феодальной экономики, изменению форм феодальной ренты. В отличие от буржуазной историографии, идеализирующей феодальную сеньорию, советские историки раскрывают острые социальные конфликты, непримиримость интересов крестьян и феодалов, постоянную борьбу между ними. В их трудах показывается прогрессивная роль крестьянского хозяйства в развитии производительных сил феодального общества и значение классовой борьбы крестьян против феодалов в эволюции феодального строя.

Одной из наиболее сложных проблем истории феодализма является проблема его генезиса. Это объясняется тем, что феодальный строй складывался на разной исторической основе — рабовладельческой, патриархальной — и в разных первоначальных формах.

Буржуазная историография, представляющая феодализм как систему юридических и политических институтов, которые не только не обусловливаются существующими социально-экономическими отношениями, но сами их создают, пытается прежде всего установить преемственность этих институтов, найти их истоки и прецеденты. Уже в XVIII в. во Франции появились две концепции происхождения «старого» (феодального) порядка, против которого началась тогда революционная, сперва идеологическая, а потом политическая борьба. Сторонники реакционных сил в лице графа Буленвилье и его последователей доказывали, что этот строй был создан в результате завоевания германцами римской Галлии и зиждется на незыблемой основе — праве завоевания. Средневековые феодальные порядки, согласно этой концепции, были введены завоевателями-германцами, превратившимися в господствующую аристократию. Так появилась германистская теория происхождения феодализма. Противоположная ей романистская теория в лице аббата Дюбо и его сторонников опровергала взгляды своих противников ссылками на то, что германского завоевания Галлии якобы вовсе не было; варвары-германцы проникали в Римскую империю как наемники и, будучи отсталыми, рабски воспринимали римскую цивилизацию, подражали во всем, а не насаждали свои варварские порядки. Феодальный строй, по их утверждению, возник позже, при Каролингах, в результате узурпации королевских прерогатив земельной аристократией.

В последующее время романисты фактически восприняли выдвинутую их противниками теорию «двух рас», придав ей новое содержание. О. Тьерри и Ф. Гизо, признавая факт завоевания римской Галлии германцами, делали из него далеко идущие выводы. Завоеватели превратились, по их мнению, в господствующий класс — дворянство, а завоеванные — в эксплуатируемую массу крестьян и горожан — предшественников третьего сословия. По словам Тьерри, германцы ничего положительного не принесли в завоеванную Галлию. Весь последующий прогресс в истории средневековой Франции он связывает с пробуждением третьего сословия и его вековой борьбой против угнетателей-дворян. Гизо признает значительное влияние германских порядков на формирование феодальной системы во Франции. Дружинные отношения и вассалитет, институт королевской власти, дух свободы и индивидуализма определили, по его мнению, важнейшие черты этой системы.

Несомненной заслугой этих историков было открытие классов и классовой борьбы в феодальном обществе, хотя социально-экономической основы этих явлений они выяснить не смогли. Причины появления классов-сословий Гизо и Тьерри видели во внешнем завоевании, а классовые различия смешивали с этническими различиями. К тому же они ограничивали классовую борьбу только рамками «старого порядка», полагая, что в буржуазном обществе уже нет ни классов, ни классовой борьбы.

Со второй половины XIX в. споры романистов и германистов приобрели более ярко выраженную националистическую окраску. Шовинистически настроенные французские историки-романисты Н. Д. Фюстель де Куланж и др. пытались принизить историческую роль германцев — немцев, а немецкие историки-националисты, придерживающиеся германистской концепции, умаляли значение галлов — французов.

Научная значимость споров германистов с романистами невелика. Ни та, ни другая сторона не права в вопросах генезиса феодализма. Феодализм сложился во Франкском государстве и входивших в его состав странах не в результате эволюции римских или германских юридических и политических институтов, а вследствие появления новых экономических отношений, для которых эти институты послужили только формой выражения, придавим некоторые специфические черты.

Проблема генезиса феодализма решается в другой плоскости. Феодальные отношения возникают закономерно у всех народов на той стадии их общественного развития, когда производится уже значительный прибавочный продукт и непосредственный производитель может использовать большую или меньшую его часть для ведения самостоятельного хозяйства. Это мелкое крестьянское хозяйство и стало основой феодального производства. Установление личной и поземельной зависимости крестьян, ведущих мелкое хозяйство, и обременение их повинностями в пользу земельных собственников или раннефеодального государства служили началом феодального строя.

Генезис феодализма в Западной Европе исследован в трудах видных советских медиевистов — А. Д. Удальцова, Н. П. Грацианского, А. И. Неусыхина. Советские историки подвергли критике вотчинную теорию и показали огромное значение свободной общины — марки а аграрном развитии в раннее средневековье. В работе А. И. Неусыхина «Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI—VIII вв.» прослеживается процесс превращения свободных общинников в зависимых крестьян у германских народов и выясняются общие закономерности этого процесса. Советские медиевисты доказали, что феодализм формировался не на основе эволюции правовых норм и юридических институтов, как утверждают буржуазные историки, а в результате коренного именения экономических отношений, в результате перемещения земельной собственности из рук свободных крестьян-общинников в руки крупных землевладельцев.

 

ГЛАВА 6





Дата добавления: 2015-05-23; Просмотров: 817; Нарушение авторских прав?


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.006 сек.