Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Вероника 2 страница





—Зачем ты привел меня сюда?—Я наконец нарушила тишину, потому что мне хотелось узнать к чему этот визит. Минуту назад он твердил, что не может быть со мной, а сейчас вытворяет такое.

—Я полагаю, что просто буду проводить с тобой столько времени, сколько могу, так как время драгоценно для нас,—сказал он, все еще глядя на небо. Я повернулась посмотреть на него и отметила, какой же он на самом деле красивый.

Его длинные песочного цвета волосы, влажные в беспорядке лежали на его лице. У него были самые желанные губы; и даже щетина его была сексуальна. Полагаю, его что-то беспокоило, он был взволнован.

Он самодовольно улыбнулся:

—Если ты считаешь их привлекательными, Вероника, не стесняйся, поцелуй их.

Я оторвала взгляд от его губ; теперь он смотрел на меня широко раскрытыми глазами. Его глаза никогда не были человеческими, и мне это нравилось. Я уже начала привыкать к ним.

Я снова посмотрела на его поразительные губы и провела языком по своим.

—Я не могу…яне…да что с тобой не так? В одну минуту ты хочешь держаться подальше от меня, а уже в следующую ты хочешь меня? Клянусь, если бы я не знала, сказала бы что ты дразнишь меня,— я быстро отвела глаза обратно на небо, игнорируя на его пристальный взгляд.

—Я не дразню тебя, Вероника. Просто не хочу причинять тебе боль. Я дракон, можешь ты это понять?

—Я понимаю, но неужели ты думаешь сейчас меня это волнует? Уже слишком поздно для меня держаться подальше, особенно после того, как мы стали связанны. Не похоже, что я могу избавиться от тату, Лиам.—Я вся кипела и чувствовала, как моя грудь тяжело поднимается и опускается, словно я вот-вот вспыхну. Я устала молчать и сдерживать свои чувства. Сейчас я была другой и этому не было объяснений.Это пугало меня, потому что я никогда не была смелой, мужественной, той, которая может запросто поцеловать дракона. В конце концов, что-то хорошее все же произошло со мной и будь я проклята, если позволю чему-то испортить это.

Встав с травы, я начала раздеваться.

— Эй, давай не будем забегать вперед,—сказал Лиам, вставая и глядя на меня дикими глазами.

—Господи, правда, Лиам? Ты не заставляешь меня хотеть быстрее снять мои трусики. Я просто хотела поплавать.

Да, кого я обманываю? Я действительно хочу сбросить свои трусики, когда он рядом, но ему не нужно об этом знать. Дерьмо! Я забыла, что он может читать мысли.

Он засмеялся, затем, положив обе руки себе на талию стал наблюдать как я раздеваюсь до нижнего белья.

—Проваливай из моей головы или я надеру тебе задницу. Пройдя мимо него я чувствовала, как его глаза прожигают дырку в моем затылке.

— И прекрати оценивать мой зад.



Он громко рассмеялся:

—Ну и кто сейчас у кого голове?—спросил он.

Я прыгнула в озеро; вода была теплой. Лиам последовал сразу за мной, все еще в своих боксерских трусах. Мы начали медленно плавать вокруг друг друга; и он смотрел на меня.

Я решила, что, вероятно, это моя единственнаявозможность задать ему вопросы.

—Расскажи мне о себе, Лиам. Я хочу узнать что-нибудь о тебе. У тебя есть семья?

—Мы рождаемся от смертных женщин, но они почти всегда умирают во время родов. Самец-дракон, оплодотворивший самку, говорит Белому Стражу о ней, и они переносят ее в Драконию, чтобы наблюдать за родами.

Мой отец был Черным Драконом, но его убили уже очень давно. У меня нет братьев или сестер, потому что может родиться только один дракон от человека, так как они редко переживают свою первую беременность. Поэтому братьев и сестер не бывает, если у самки не будет близнецов.

Мы живем очень, очень долго и единственное, что может нас убить это, это другой дракон. Существуют всего около трех Черных драконов, включая меня. Я решил стать Хранителем, потому что не хочу быть в паре с кем-то. Поэтому я провожу свое время, защищая людей. Хотя я не знал, что всепойдет в таком направлении.

Я смотрела на него, кажется, целую вечность, но на самом деле всего секунды.

—Что ты имеешь в виду, говоря, что сейчас по-другому?

Внезапно он посмотрел на небо, раздумывая, подбирая слова, но это была всего лишь попытка, а затем он приблизился ко мне вводе.

Я чувствовала его руки у себя на талии под водой; медленно он поднял меня к себе так, что я обхватила его талию ногами, а руками обвила его шею. Наши тела соединились, и я могла ощущать его дыхание на своем лице.

Затем он схватил мою руку и положил ее на свою грудь. Сначала его сердце билось чрезвычайно быстро и не было похоже на обычное человеческое сердцебиение. Но затем оно стало биться все медленнее и медленнее до тех пор, пока не синхронизировалось с моим.

—Ты заставила сердце дракона впервые забиться по-человечески. Впервые я хочу любить и быть любимым. Я хочу слиться с тобой. Я не жестокий воин. Когда-то был, Вероника, но это все из-за тебя. Это случилось в парке, когда мы впервые поцеловались.

Я снова посмотрела в его глаза и попыталась понять, что он мне сказал.

—Так в чем проблема, Лиам? Зачем бороться с тем, чего желаешь? Зачем ты борешься?

—Потому что как только я стал Защитником я дал обет, который важнее всей моей жизни. Я—черный дракон, да, ивсе этомне запрещено. Белый Страж хотел преподать мне урок, что даже свирепый воин-дракон может полюбить. Мое время с тобой ограниченно. С сегодняшнего дня у меня осталось около недели, может быть даже меньше, прежде чем я на всегда стану татуировкой на твоей коже и вернусь в Драконию для следующего задания.

Я с шумом втянула воздух. Посмотрев на него, я поняла, что это было правдой, печаль в его глазах и смешанные эмоции, которые он чувствовал были следствием того, что он не знал, как сказать мне об этом. Что через неделю мой мир рухнет.

Глава 8

Я проснулась рано утром. Я чувствовала влагу на моих щеках из-за того, что плакала во сне. Я плакала потому как знала, что все в моем сне было реально, и то что сказал Лиам было правдой. Он еще даже не ушел, а я уже чувствовала потерю в своем сердце.

Посмотрев на свое плечо, (которое виднелось под безрукавкой), я увидела, что татуировки там нет. Итак, он все еще был Домионом. Боги должно быть действительно ненавидят меня, раз сначала привносят в мою жизнь людей, а потом вырывают их из нее.

Я лежала, глядя в потолок, задумавшись о множестве решений, чтобы попытаться остановить неизбежное. Девону придется услышать меня, потому что это его вина. Для начала, если бы он не вытатуировал дракона на моем плече, ничего бы не случилось.

Вскочив с постели я побежала в ванную, принять душ. Я собиралась пойти к Лиаму прежде чем он решит сам приехать за мной. С этого момента я взяла ответственность за свою жизнь; это был единственный путь начать что-либо менять.

Приняв душ и одевшись, я спустилась вниз; моя мама одевалась в деловой костюм.

—Кто ты и что ты сделала с моей мамой? —усмехнулась я, как пятилетняя Рождественским утром.

Мама была похожа на себя прежнюю; это была леди, до того, как начала принимать алкоголь, до того, как Эрик оставил ее. Она улыбалась и выглядела живой. Я смогу привыкнуть к этой Оливии.

—Я подала заявления насчет работы, по меньшей мере, в 10 разных мест за последние несколько дней, а также в банк на 52-ой улице. Они пригласили меня на собеседование сегодня. Вы бы видели волнение на мамином лице! Я была рада, что она на самом деле счастлива. Полагаю, в конечном счете, Боги все же не ненавидят меня, потому что вернули мне мою прекрасную маму.

—Я так рада за тебя, мам; обещаю держать скрещенные пальцы и, на всякий случай, и на ногах тоже.

Она рассмеялась и крепко обняла меня. Схватив свою сумочку, она собралась уходить, но остановилась и обернулась ко мне.

—Надеюсь, ты вернешься к шести, чтобы мы смогли пойти куда-нибудь поесть. Отпразднуем новую жизнь, Ронни.

—Конечно, мам. Кстати, потрясающе выглядишь.

Она послала мне воздушный поцелуй и вышла. После такого начала дня, мое настроение значительно улучшилось. Думаю, я с легкостью смогу пойти к Девону...как бы не так.

 

******

 

Я решила прогуляться пешком к Доминиону, потому что мне хотелось подумать, прежде чем я столкнусь с Девоном. Я имею в виду, кто в здравом уме будет противостоять дракону? Хм, я, вот кто.

Я собиралась потребовать у него объяснений, почему он сделал это со мной и получить уже реальные ответы на все мои вопросы.

Если он опять ухмыльнется, как он это делает, я ударю его по яйцам, и посмотрим, сможет ли он дышать огнем, согнувшись вдвое от боли. Может тогда он не будет таким скрытым и равнодушным к этой ситуации.

Дойдя до тату-салона, я увидела, что он открыт. Войдя в салон, я заметила, что он пуст. Девон сидел за прилавком и читал журнал. Его ноздри раздувались и, держу пари на свою руку, что он учуял меня. Чудно.

—Что ты хочешь, Вероника?— спросил он, не отрываясь от журнала.

—Разве это не очевидно? Не можешь прочитать мои мысли и узнать?

— Вероника, я могу читать твои мысли, но лучше скажи мне сама, я не люблю вторгаться в твой разум,если в этом нет необходимости. Полагаю, Лиам рассказал тебе о его временном сроке и поэтому ты стоишь тут с горящими глазами? —Приподняв брови, он медленно встал и скрестил руки на груди.

—-Получается, что ты читал мои мысли до того, как сделал мне тату, так? Тьфу...Не бери в голову. Да, он рассказал, и я бы хотела знать почему? Почему ты так поступаешь со мной? Думаешь это смешно связаться с маленькой девочкой, которую бьет отчим?Послать ей горячего дракона, который не может ей помочь, но зато в которого она может влюбиться, потому что она и так облажалась, а затем забрать его у нее? Тебя так прет от этого?— кричала я гневно.

—Тебе надо было извлечь урок из этого, также, как и Лиаму. Так это работает,— крикнул он мне в ответ. Его глаза полностью стали словно лед. Белее, чем что-либо. Единственное, что было видно— черная щель по середине.

—Как тебе это удается? Как, у тебя могут быть человеческие глаза в одну минуту, и драконьи в следующую?—спросила я, пытаясь изменить тему разговора, потому что не хотела злить этого дракона, а он уже был на полпути к этому.

— Поскольку я Белый Страж, это легко для меня полностью быть в человеческой форме, особенно,в то время как я нахожусь в ней постоянно.
Его лицо начало расслабляться, а руки выпрямились.

—Почему ты это делаешь? Пожалуйста, только не говори, что это из-за какого-то урока, который я должна выучить. Просто скажи мне,— устало сказала я, полностью опустошенная.

Слезы предательски потекли по щекам, выдавая мою слабость этому смертельному охотнику, но я больше не могла ни о чем волноваться. Мое сердце буквально разбилось на кусочки и все из-за какой-то невероятной шутки.

— Таков порядок вещей, Вероника, и мне жаль, что я не могу разделить с вами это. Когда придет время, ты поймешь и тебе не понадобятся ответы на эти вопросы. Мне действительно жаль.

Я в недоверии покачала головой и пожала плечами.

— Тебе не жаль! Тебе следует оставить меня в покое, сделать мне чертово тату бабочки или что-нибудь не гребано-магическое.

— Ты была выбрана по определенной причине, если бы я не позволил этому случиться, твоя жизнь пошла бы по другому пути. Хуже того ты была бы мертва,—сказал он, утерев слезу с моей щеки; затем он посмотрел на слезу на своем пальце.

Он продолжал растирать слезу между указательным и большим пальцами:

— Мне всегда было интересно, какие слова говорит сердце. Полагаю, теперь я знаю.

Он взялся за голову и сел обратно на свой стул. Наклонившись вперед, он оперся локтями на коленки и посмотрел на меня сквозь свою длинную черную челку.

—Лиампоследний из своего вида. Он должен был узнать, что такое любовь, чтобы он смог найти ее снова. Даже если бы у него была возможность, он не был бы с тобой.Он черный дракон, а они очень редки в Драконии. Свирепые воины, с которыми шутки плохо,мы не можем потерять таких защитников.

Вес всего этого лежит на его плечах. Лиам был одинок долгое время. Черные драконы не способны любить, Вероника, и все же с тобой, казалось, это произошло. Его драконьему сердцу нужно биться по-человечески, а не по драконьи.Ему надо было научиться этому, чтобы когда он вернется назад, он смог научить последних черных драконов, чтобы они смогли размножаться. Это его урок, но ты не должна говорить ему об этом.

Так значит, возможно, Лиам влюбился, но нам не суждено быть вместе. Это полная задница.

Не могу поверить моему сердцу, что оно было очень счастливо, от того, что мужчина, которого, как я думаю, я люблю, может быть счастлив с кем-то еще. Я закатила глаза.

—Поразительно. Так моим уроком было сердечное страдание?—спросила я, кладя руки на бедра и постукивая ногой от волнении.

— Этого я не могу тебе сказать. Ты должна узнать это сама и в свое время.

—К какому виду драконов относитесь вы Мистер Оби-Ван Кеноби?—я побуждала его поторопиться и рассказать мне. Прямо сейчас я была полна сарказма и знала, что начинала действовать ему на нервы.

—Я Ледяной дракон. Я так же могу приносить зиму в Драконию. Я состою в совете Белых Стражей. Я считаю это очень важный титул.

Это объясняет, почему у него такие вызывающе белые глаза. Похоже,он получилотстойную работу.

—Не удивительно, что ты такой бессердечный. У тебя ледяное сердце,—я закатила глаза и скрестила руки на груди. Он с силойхлопнул ладонями по прилавку, напугав меня.

—Ты испытываешь меня, Вероника! Я ведь могу показать тебе безразличие, если ты доведешь меня до крайности. Если ты еще раз закатишь глаза, я их заморожу. Я не дышу огнем, как Лиам, дорогая.

Ладно, думаю хватит расстраивать морозного дракона.

—Гмм… Где Лиам? Я должна была встретиться с ним в полдень, чтобы идти тренироваться.

Я сменила тему разговора; и как только я закончила последнюю фразу, вошел Лиам с пакетами в руках. К только он меня увидел, его брови взлетели вверх, будто он был удивлен, увидев меня тут.

—Привет, Вероника! Я думал, что мы встретимся у тебя на квартире?— Он поставил пакеты на прилавок и посмотрел на меня;а я смотрела на Девона.

Так мы стояли несколько секунд, затем я повернулась и посмотрела на Лиама.

—Она пришлапоискать тебя, Лиам. Я думаю, она не могла дождаться, чтобы увидеть тебя.

Его брови быстро взлетели вверх, как бы ожидая, что я отважусь сказать на это.

— Ты готов идти, Лиам? —Я повернулась и вышла из тату-салона, чтобы никогда не возвращаться к Девону. Я закончила с испытанием белого дракона. Я была как громом поражена, и почувствовала себя отлично, я смогу этим воспользоваться.

 

*****

 

Добравшисьвместе с Лиамом до квартиры, я проверила голосовую почту. Звонила мама и оставила сообщение о том, что получила работу и ее не будет дома до позднего вечера, поэтому мы не сможем отпраздновать это ужином. Ее новый босс хотел протестировать ее и ввести в курс дел. Это было здорово.

Лиам отвел меня на крышу нашего дома. Там было достаточно места, чтобы практиковать несколько приемов по самообороне. Он начал с вытягивания рук над головой ипрыжков на носочках, чтобы подготовиться к рукопашному бою.

Он выглядел как профессиональный боец, и думаю, это была плохая идея. Я просто стояла и смотрела на него, как на безумного. Если он думает, что я собираюсь драться с ним, то он точно сидит на наркотиках.

Он поднял подбородок, давая мне знак, чтобы я сделала первый шаг

— Ни за что! —Я не собираюсь делать это. То есть, это же очевидно, что у него больше опыта, чем у меня и не хочу, чтобы мне надрал задницу дракон. Сказала я, глядя на него дикими глазами.

— Перестань быть трусливым цыпленком, Ронни, и покажи мне свой лучший удар.

Солнце светило ярко и его свет бил мне прямо в глаза. Прикрыв глаза, я прищурилась на него из-под руки. Теперь он зовет меня Ронни. Полагаю, мы прошли стадию моего полного имени.

Ему было комфортно называть меня этим прозвищем и единственное, что я могла сделать—это отплатить ему тем же. Знаю, что это по-детски, но что еще мне остается делать?

—Думаю, должно быть, упал с неба и ударился головой, дракончик. Ни за что на свете я не ударю тебя.

Он подошел ко мне и без предупреждения толкнул меня.

—Полагаю,тогда другой человек ударит тебя первым, не так ли? —он продолжил толкать меня; и я хлопнулаего по рукам, прежде чем мы снова вступили в контакт и какое-то время, таким образом,мы ходили вперед-назад.

—Прекрати это дерьмо, Лиам!—сказала я, сквозь зубы.

—Нет, я не остановлюсь, пока ты не ударишь меня в ответ. Что случилось, Ронни, ты боишься? Ты беспомощна! —Он снова толкнул меня так, что я попятилась. Знаю, что он насмехается надо мной только чтобы вызвать хоть какую-нибудь реакцию от меня, но он этого не получит.

Он снова толкнул меня, и я снова отошла на шаг назад. Я заметила, что была по меньшей мере в десяти шагах от края крыши.

—Давай, Вероника, прекрати вести себя как чертов младенец и нанеси ответный удар. Дерьмо, толкни меня! Сделай же что-нибудь; тебе придется прекратитьдействовать такбудто бы ты ничего не стоишь, или возможно это так и есть.

В основном это делалось для меня. Я подняла свою руку назад, сжала в кулак и врезала ему прямо в челюсть. Проклятие, это больно; костяшки болели и были рассечены.

—Ааах,—я замахала рукой, чтобы уменьшить боль и заметила, что рана на его губе затягивается.

Я толкнула его назад и ткнула в грудь, так чтобы он понял, что каждое произнесенное мной слово, предназначается ему.

— Пошел на хуй, Лиам! Если я веду себя как ничтожество,то из-за тебя громадный черный дракон, который даже не будет бороться за меня. Вся эта гребаная тренировка закончена. Я знаю, как нанести удар, и я умею драться.

Он подошел ближе ко мне,и я не знала произошло ли это по привычкеили же он собирался ударить меня. Я не осознавала, какблизко мы находились от края.

Скопировав его движение двумя шагами назад, я почувствовала, как срываюсь в пропастько смерти. Лиам потянулся ко мне, но было уже слишком поздно. Он схватил только воздух. Я кричала, и была уверена, что оставлю свои легкие где-нибудь на подоконнике.

Лиаммгновенноспрыгнул следом, и пока он был в воздухе, огонь и дым прорвались из его тела, и он превратился в огромного черного дракона. Он был тем же черным, красивым дракон, что и около водопада. Но, на этот раз, это был не сон, и он был реален. Он был здесь. Когтями Лиам подцепил меня в воздухе и полетел выше. Я была спрятана у его теплой груди и могла слышать, как с прерыванием бьется его драконье сердце.

—Я бы никогда не ударил тебя, Вероника. Все, что я хотел — просто прикоснуться к тебе. Я сожалею, что ты подумала иначе, — произнес он в моей голове.

—Все хорошо, это просто рефлекс. Я не знала, что мы были так близко к краю, —сказала я ему.

—Посмотри на себя, ты,наконец, свободна и летишь высоко в небе. И тебе даже не нужно беспокоиться о том, что можешь упасть,—ответил он.

Я огляделась и впервые, с того момента как он поймал меня, заметила, что на самом деле лечу с драконом. Мы летели высоко над облаками, и было не нужно беспокоиться о том, что нас могут увидеть.

—Ты ошибаешься. Я упала[5], —прошептала я; и я знала, что он услышал, потому что мог читать мои мысли.

Он посмотрел на меня вниз, и, готова поклясться, что между драконом и человеком-Лиамом не было разницы.

—Мне жаль, если тебя это утешит, я тоже упал, —мысленно ответил он. Я устроилась поближе к его груди и услышала его сердцебиение, сейчас оно било в одном ритме с моим.

Мы напевалиодну и ту же мелодию и это было музыкой для моих ушей. Он вился и нырял в облаках так, чтобы я могла наслаждаться видами Нью Йорка. Я могла видеть,как леди Свободамашет мне снизу. Мы пролетели над Центральным парком, затем над Эмпайр Стейт Билдинг. Солнце начало садиться, превращая день в ночь. Лиам имел отличную маскировку для ночи и нас никто не заметил. Мы приземлились назад на крышу и в мгновение ока он снова стал человеком со мной на руках, а моя голова покоилась на его груди.

—Спасибо тебе за это. Я наслаждалась каждым моментом и увидела то, что, живя здесь всю жизнь, никогда не видела,—сказала я, все еще обнимая его. Мне не хотелось его отпускать, ни сейчас, никогда-либо еще.

— Не за что, Вероника; я тоже не хочу отпускать тебя.

Он смотрел на меня, а я на него. Он взял мою руку, и мы пошли вниз в мою квартиру.

 

Глава 9

Я пригласила Лиама к себе в квартиру, зная, что мама на своей новой работе и ее не будет сегодня допоздна. Солнце все еще садилось, поэтому ночь еще не наступила полностью, но в доме было темно,так как никто не включал свет, а мы не стали тратить на это время.

Ночь в Нью Йорке— это время, когда город оживает. Можно услышать сирену скорой или полиции, проезжающие мимо. Поскольку окно в моей комнате было открыто, был слышен весь уличный шум. Громко гудели машины, люди стояли возле здания. Музыка, которую Нью Йорк сегодня играл для нас.

Я не включила свет в комнате. Мне нравится темнота.Иногда, когда мне нужно побыть одной, я находила утешение в темноте, и в данный момент я хотела побыть одна, с Лиамом.

Закрыв дверь, я обернулась. Желание было написано у Лиама на лице и совпало с моим; и необходимость, которую я увидела в его драконьих глазах говорила, что он также хотел сделать это.

Мы стояли в темноте и смотрели друг на друга; Его драконьи рубиновые глаза словно тлели. Он был нечеловечески красив и иногда мне казалось, что я вот-вот проснусь.

Нам не нужно было ничего говорить и ему не нужно было читать мои мысли. Он хотел меня так же как я его. Не спеша подойдя ко мне, он обхватил мое лицо своими сильными мозолистыми руками.

Он провел большим пальцем по моей нижней губе. Он с удивлением смотрел на мой рот:

— Нам не следует этого делать,—сказал он.

—Я хочу этого; хочу это хорошее воспоминание о нас,если это все, что я смогу иметь. И я получу это.

Я посмотрела на его губы, и он ухмыльнулся:

—Я собираюсь поцеловать тебя, Вероника.

— Хорошо, а я собираюсьвернуть тебе поцелуй,—прошептала я в ответ.

Его рот обрушился на мой. Наши языки танцевали под нашу любимую запретную песню, слова которой знали лишь наши сердца.

Он пах мятой и пеплом, также как я чувствовала раньше. Было странно, но, полагаю, более странным это просто не может быть, ведь я целовала парня, который превращается в дракона.

Я стала двигаться по направлению к моей кровати. Одна его рука была на моей шее, а другая медленно спускалась к моей груди. Он начал ласкать мою грудь, не прикасаясь к соскам и это было самое эротичное, что я когда-либо испытывала.

Я застонала в знак согласия; и я знала, что он наслаждался моментом. Он улыбнулся около моего рта,и я прикусила его нижнюю губу, не больно, но должно быть ему понравилось, потому что он зарычал.

Мы свалились на кровать, он упал на меня сверху, и я засмеялась. Мои руки были в его волосах, а потянула его к своим губам. Я могла ощущать его твердость меж своих бедер. Его джинсы терлись о мою сердцевину, и я медленно сгорала изнутри, и это то, как и должно было быть.

—Снимай одежду, Ронни.

Я сняла рубашку за несколько секунд, а он стянул мои джинсы. Теперь на мне остались только черные стринги.

Чувствуя себя сконфужено, я попыталась прикрыть грудь руками. Я посмотрела на него; он начал расстегивать молнию на джинсах, и я заметила, что нижнего белья на нем не было. Он освободился от джинсов, и позвольте заметить, у него был огромный.

Он посмотрел на меня с ухмылкой:

— Я буду нежен. Тебе не о чем волноваться.

Медленно он убрал мои руки от груди и посмотрел на меня, действительно посмотрел на меня. На секунду его глаза превратились из красных в синие и прорезь ушла, затем снова стали прежними рубиново-красными драконьими глаз. Думаю, что все это мне показалось, но больше я об этом не думала.

—Ты самое прекрасное существо, которое я когда-либо видел, Ронни.

Он начал целовать мою шею, медленно продвигаяськ груди. Пока он посасывал каждую с языком, рукой он поигрывал в другом месте, стянув мои трусики и вставляя палец в мою гладкую сердцевину. Я была полностью открыта и готова для него, и он знал это.Он опустил лицо между моих бедер и его ноздри раздувались, когда он вдыхал мое возбуждение.

— Ты пахнешь невероятно,Ронни,—сказал он, облизнувсвои губы.

Я хотела, чтобы губы этого мужчины снова оказался на мне; я выгнула спину и придвинулась к его рту. Он разорвал мое нижнее белье, чтобы оно не мешало его рукам. После того как он попробовал меня на вкус, он поднялся и вошел в меня, даже не дав мне отдышаться.

Мы застонали одновременно и затем мы занимались любовью. Наши тела сталиодним целым. Тела были гладкими из-за пота и движения стали быстрее. Мы оба были так близки ко входу в Рай, что я закрыла глаза.

—Не закрывай глаза, я хочу видеть твою душу, когда ты достигнешь экстаза.

И я открыла их для него.

Смотреть на свое отражение в его драконьих глазах, пока он входил и выходил из меня, это останется в моей памяти на всю жизнь. Это было так интимно, когда мы оба достигли кульминации.

Прежде, чем он слез с меня, я заметила, что его глаза снова стали голубыми. Я обхватила его лицо, что рассмотреть ближе:

—Боже, Лиам, твои глаза. Они человеческие.

Резко встав, он споткнулся об одежду, оставленную им на полу, оставив меня опустошенной, и в данный момент мое тело скучало по нему внутри меня.

Быстро схватив покрывало с кровати я завернулась в него. Он подбежалпрямо к выключателю и включил свет, а затем побежал к зеркалу.

— Святое дерьмо!—он посмотрел на меня, затем опять в зеркало.

В тот момент я понимала, что наше время медленно подходит к концу.

—Вау,Лиам, они потрясающие. Тебе идет быть человеком.

Я подмигнула ему; он вернулся и лег около меня. Положив голову рядом с моей шеей, он вдыхал мой запах.

— Мне хотелось бы остаться с тобой, Ронни, действительно хотелось бы. Мои глаза полностью стали человеческими, потому что я, наконец,узнал, что означает любить. Ты заставила черного дракона чувствовать.

—Вскоре мне придется уйти, но этой ночью, я хочу заняться с тобой любовью снова.

Мои глаза начали слезиться, пока я кивнула головой в знак согласия. Этой ночью я хотела быть уверенной, что он весь мой.

 

*****

 

На следующее утро я проснулась и увидела, что Лиам спит рядом со мной. Наши тела были сплетены. Я аккуратно повернулась к нему и несколько минут смотрела как он спал. Это может войти в привычку: просыпаться рядом с таким мужчиной.

Лежа обнаженным, с одеялом, прикрывающим его талию он был очень сексуален. Как жаль, что скоро на работу. Его волосы были беспорядочно взлохмачены и даже если он не расчешет их, он все равно будет сексуальным.

— Ты так и собираешься смотреть на меня и думать о неподобающих вещах, или же ты собираешьсяих делать?—спросил он с улыбкой, не открывая глаз. Я шлепнула его по руке, как вдруг, он схватил меня и начал щекотать везде. Я захихикала как школьница, пока не запыхалась.

—Хорошо!..Хорошо. Сдаюсь,—сказала я, а он навис надо мной.

—Спасибо за все, Вероника. Я никогда не забуду прошлую ночь.

Я осознала, что его глаза были по-человечески голубыми, и они были прекрасны.

Я улыбнулась:

—Тебе не следует благодарить меня. Это то, что случается между двумя людьми, которые по-настоящему что-то чувствуют друг к другу.

—Я действительно чувствую что-то к тебе, и я уверен, что это что-то настоящее. —Он заглянул в мои глаза, ожидая, что я помогу ему выразить мысли.

—Рада, что ты на самом деле можешь сказать, что что-то чувствуешь, —сказала я, улыбаясь, хотя мое сердце плакало. Он улыбнулся в ответ, а затем поцеловал меня с яростной страстью.

Внезапно в дверь постучали. Я оттолкнула от себя Лиама и он свалился на пол с глухим стуком

— Вот дерьмо! Мне очень жаль. Заходи, мам!—прокричала я; я совершенно забыла о том, что мама вернулась домой прошлой ночью. Я пошла к двери, одновременно одеваясь и чувствуя тупую боль на плече. На этот раз было намного легче.

Я натянула шорты и майку, так как была не одета. Посмотрев на свое плечо, я увидела там татуировку.

—Полагаю,это единственная хорошая вещь в данной ситуации. Тебе никогда не придется объясняться с моей мамой,—сказала я себе, открывая дверь. Мама стояла там.

—Привет,Ронни. Мне казалось, что я слышала здесь кого-то с тобой. Видимо показалось. Пошли завтракать.

— Я не могу. Мне жаль, мам,но у меня скоро двойная смена в ресторане, так что меня даже к обеду не будет,—сказала я и пошла в ванную, чтобы приготовиться к сегодняшнему дню.

—Ничего страшного, милая. А может после твоей смены?—она стояла у двери с улыбкой полной надежды; я знала,что она хочет провести со мной время.

—Хорошо,мам,—сказалая,чистя зубы.

—Отлично. Не могу дождаться. Мы отпразднуем нашу свободу и мою новою работу.

После того, как она ушла, я приняла душ и приготовилась к долгому дню, который предстоял мне впереди.

 

*****

 

На работу я успела в последний момент. Прежде чем я покинула квартиру, Лиам снова принял человеческийоблик и сказал, что должен сходить повидать Девона.

Глаза его все еще были по-человечески голубыми, что означало, что наше время убегало. Я попросила его попытаться хоть как-нибудь встретиться со мной позже, чтобы мы могли поговорить, и он согласился.





Дата добавления: 2015-05-26; Просмотров: 194; Нарушение авторских прав?


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.025 сек.