Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Интерлюдия II 4 страница. – Но вы ведь не объяснили их родителям все, верно?





– Но вы ведь не объяснили их родителям все, верно? Не рассказали им, что такое STL.

– Аа… справедливо замечено; мы только сказали, что снимем образцы волн мозга… но это нельзя считать ложью. Пульсветы – это и есть электрические волны в мозгу.

– Это всего лишь оправдания. То, что вы делаете, – это все равно что брать ДНК у детей, которые ничего не знают, и их клонировать.

После этих слов Асуны Хига, до сих пор молчавший, вдруг поднял руки, подавая Кикуоке знак «тайм-аут».

– Эй, тут вам крыть нечем, типа, Кику-сан. Я согласен, в том, чтобы тайком клонировать новорожденные Пульсветы, есть вопрос этики, типа. Но… Юки-сан? Вы немножко неправильно понимаете происходящее. В Пульсветах, в отличие от генов, нет никаких физических различий, особенно у новорожденных.

Он по-учительски тронул пальцем край серебряной оправы очков, видимо, подбирая нужные слова.

– Сейчас… как бы это объяснить. Вот, скажем, производитель делает одну и ту же модель компьютера; когда компьютеры сделаны, их характеристики и внешность абсолютно одинаковы, типа. Однако когда они попадают в руки пользователей, можно сказать, за полгода-год они превращаются в нечто совершенно разное. То же самое относится к человеческим Пульсветам. Нам удалось создать клоны Пульсветов двенадцати детей; сравнив их, мы обнаружили, что их мозговые характеристики одни и те же. На 99.98% они были идентичны, а две сотых процента разницы можно отнести на счет воспоминаний, которые они успели приобрести после рождения. Короче говоря, характеры и интеллектуальные способности людей в момент рождения одинаковы. Все теории, что способности и характер наследуются генетически, идут в утиль. Знали бы вы, как мне хочется издырявить это суеверие, в которое верят сторонники евгеники, типа.

– Сможешь дырявить сколько хочешь, когда проект завершим, – устало произнес Кикуока. – Так или иначе, Хига-кун правильно все объяснил. В общем, новорожденный Пульсвет не есть какая-то конкретная личность, которую можно было бы клонировать. И если мы осторожно уберем из двенадцати образцов те самые две сотых процента разницы, мы получим то, что называем, – он согнул руки так, будто держал в них что-то очень ценное, – «Прототип души»… «Соул Аркитайп».

– …Придумали же такой напыщенный термин. Это ведь по сути «я» в психологии Юнга, не так ли?

На вопрос Ринко Кикуока мог лишь натянуто улыбнуться и пожать плечами.

– Нет, нет, мне не хочется сейчас углубляться в детали. Я просто объясняю, чем мы тут занимаемся. Итак… Прототип души, который есть у каждого человека, можно сравнить с CPU – думаю, так можно объяснить. Когда человек растет, в его CPU записываются самые разные процессы, воспоминания, и его структура меняется… нам нужен «высокоадаптивный искусственный интеллект», но такой клонированный «заполненный CPU» мы не можем поместить в Световой куб. Мы только что показали вам наглядный пример. Теперь – предположим, мы клонируем Прототип души и помещаем его в Световой куб с самого начала… помещаем в виртуальный мир и позволяем там расти. Как вы думаете, что будет?



– Но…

Судя по лицу Асуны, она не поняла. Ринко положила ей руку на плечо, чтобы девушка села, и возразила Кикуоке:

– «Позволяем расти», говорите вы. Но это же не то, что выращивать растения или домашних животных, не так ли? Прототип души – это как человеческий ребенок. Подозреваю, нужно, чтобы виртуальный мир был просто огромным – имитация в масштабе реального современного общества… неужели вы можете такое сделать?

– Не можем, – вздохнув, признал Кикуока. – Это виртуальный мир, созданный STL. Он отличается от тех VR-миров, что были раньше, в том отношении, что здесь не требуется создавать 3D-объекты, но смоделировать в нем сложное и экзотическое современное общество по-прежнему крайне трудно… Ты помнишь, Асуна-кун, был один такой фильм, его сняли еще до твоего рождения? Там одного человека снимали с самого рождения и показывали всю его жизнь по телевизору. Они создали безукоризненные декорации, громадный город-купол, населенный сотнями актеров – и все ради того, чтобы главный герой не понял, что он главный герой… все создали ради этого. Но тот человек вырос; наблюдая за миром, он замечал в нем разные странности и в конце концов обнаружил правду…[7]

– Я его смотрела. Он мне довольно-таки понравился, – заметила Ринко, и Асуна кивнула, соглашаясь. Кикуока тоже кивнул и продолжил.

– В общем… если мы хотим полностью воспроизвести мир, мы обязаны включить необходимую информацию… что мир – громадное круглое тело, что в нем может быть множество государств – ну и так далее. Мы должны пытаться всячески избегать любых недоразумений в отношении людей, живущих там, внутри, чтобы они не почувствовали неестественность своей среды. Даже STL не может создать виртуальный мир, полностью копирующий реальный.

– А если откатить уровень цивилизации, которую вы моделируете, к прошлым векам? К тому времени, когда люди только открывали философию науки и проводили всю жизнь от рождения до смерти в одном и том же месте… это вам не поможет выращивать ваши Прототипы души?

– Да, но это очень окольный подход, и он потребовал бы много времени… Сначала, как и предположила профессор Кодзиро, мы хотели вырастить в STL первое поколение ИИ в определенных условиях. Если конкретнее – в маленькой японской деревне шестнадцатого века. Однако…

Кикуока замолчал и пожал плечами; эстафету подхватил Хига.

– Это не так просто, как тебе кажется, типа. Мы абсолютно не разбираемся в культуре и общественных нормах того времени. Мы знали, что для того, чтобы создать дом для тех ИИ, понадобится колоссальное количество данных, и нам пришлось собраться вместе и хорошенько поработать мозгами, прежде чем мы поняли, что именно и как нам надо делать. Все просто – не нужно воссоздавать Средневековье. Мы поняли, что даже на ограниченной территории и с ограниченным набором обычаев можно получить самые разные условия, которые мы потом сможем подкручивать как захотим; а все неприятные вопросы можно решить с помощью термина «магия». Такой мир был бы близок по духу к сетевым пространствам, которые так хорошо знакомы Асуне-сан и Киригае-куну, типа.

– VRMMO-мир, – хрипло прошептала Асуна. Хига посмотрел на нее и щелкнул пальцами.

– Я вообще-то играл в них, правда, надо сказать, вечно бился лбом об стену, типа. Правда – не знаю, кто создал это дело, но существует бесплатный пакет для создания таких игр.

– !..

Хига имел в виду «Семя»… творение Акихико Каябы – ядро системы «Кардинал», выпущенное в мир Кадзуто Киригаей. Осознав это, Ринко резко втянула в грудь порцию холодного воздуха; похоже, ни Хига, ни Кикуока не догадывались о происхождении этой программы.

Но тут же она сообразила, что о том происшествии вообще до сих пор многое не стало достоянием общественности, и, изображая недоумение, прикоснулась кончиками пальцев к плечам Асуны. Асуна, похоже, поняла, что Ринко хотела ей сказать, и молча покачала головой.

Хига, так и не осознав, что между женщинами что-то произошло, продолжал разглагольствовать.

– Если мы создаем виртуальный мир силами STL, нам вообще не понадобятся никакие 3D-данные, типа. Но загонять туда снаружи только сырую информацию было бы слишком неинтересно, поэтому мы по-быстрому скачали «Семя» и с помощью редактора, который шел в комплекте, склепали деревню и окружающую природу, а потом воспользовались «Мнемовизуалом» STL, чтобы переправить все это туда.

– Вот как… значит, у вас получилась двухуровневая конструкция? На нижнем уровне сервер работает с VR-миром, осуществляя обмен обычными данными, а на верхнем уровне с этим специально созданным VR-миром работает STL. А если мы поменяем их местами… что тогда будет?

Хига кивнул; однако, прежде чем он успел ответить, у Ринко возник еще вопрос.

– …А если мы не будем подключать STL к серверу нижнего уровня, а нырнем с Амусферой, у нас получится?

– Эээ… ну, теоретически может получиться, типа, но скорость необходимо будет сбросить до единицы… иначе данные «Мнемовизуала» и полигональные не будут синхронизованы…

Хига начал запинаться, и Кикуока, потерев руки, продолжил объяснять вместо него.

– Как бы там ни было, мы сумели преодолеть многие препятствия и достичь первого промежуточного финиша.

Офицер Сил самообороны как будто углубился мыслями в прошлое – его взгляд обратился куда-то в пространство.

– В первой деревне, которую мы создали, было шестнадцать Прототипов души в двух фермерских семьях… мы растили детей-ИИ до восемнадцатилетия.

– П-погодите, «растили»… а кто были родители, которые этим занимались? Неужели существующие ИИ?

– Мы обсуждали такую возможность, но, какими бы достоинствами ни обладал ИИ «Семени», для того, чтобы воспитывать детей, он не годится. Родителями первого поколения были люди; четыре наших сотрудника, двое мужчин и две женщины, провели там восемнадцать лет в качестве «родителей». К сожалению, воспоминания о тех годах стерлись – это неизбежная составная часть эксперимента, нам оставалось лишь смириться. Никакими деньгами этого не компенсировать.

– Да, но они, как ни странно, получали явное удовольствие, типа.

Ринко ошеломленно смотрела на мило переговаривающихся Кикуоку и Хигу; наконец она сумела выдавить сквозь стиснутые зубы:

– Восемнадцать лет?.. Я слышала, что у STL есть функция ускорения субъективного времени… сколько это было в реальном мире?

– Около недели, типа.

Последовавший незамедлительно ответ потряс ее вновь. 18 лет – это примерно 940 недель; стало быть, STL умеет ускорять время в тысячу раз – невероятно.

– А не будет… проблем, если мозг человека заставить работать в тысячу раз быстрее, чем положено?

– STL подсоединяется не к мозгу, а к квантовым частицам, которые формируют сознание, типа. Мы с помощью электрических сигналов стимулируем высвобождение нейромедиаторов нейронами, что и приводит к ускорению различных биологических процессов. В общем, теоретически можно считать более-менее, что ускоряются мыслительные процессы, а мозг при этом совершенно не страдает.

– То есть что, верхнего предела нет?..

Ринко уже имела некое базовое представление об ускорении времени в STL, но не знала конкретных цифр; сейчас она, с трудом находя слова, изо всех сил пыталась переварить то, что узнала.

До сих пор она считала, что величайшее достижение STL – копирование человеческой души; но осознание того, чтО эта машина способна делать со временем, потрясло не меньше. Сама возможность повышения эффективности работы в виртуальном пространстве поражала.

– Это так, но… есть проблемы, в которых мы пока что не разобрались, так что сейчас верхний предел – около полутора тысяч.

Разум Ринко, застывший от шока, ожил, когда она увидела унылое лицо Такеру Хиги.

– Проблемы?

– Возникли вопросы, например, нет ли у души своей собственной продолжительности жизни, независимой от мозга как части организма, типа …

Ринко не сразу осознала услышанное; она склонила голову набок и задумалась. Хига посмотрел на Кикуоку, словно спрашивая, а можно ли об этом говорить. У офицера Сил самообороны сразу стало такое лицо, будто молочная конфета у него во рту внезапно прокисла, и он поспешно добавил:

– В общем, здесь мы пока что на стадии гипотез. Если по-простому – квантовый компьютер, который мы называем «искусственным Пульсветом», имеет определенные ограничения, и, если мы за них выходим, структура начинает разрушаться… Мы не проводили полной проверки, так что объяснить это толком не можем, но на всякий случай, из соображений безопасности, мы выставили ограничитель уровня FLA.

– …Получается, человек прожил много лет, хотя снаружи прошло меньше недели? Значит, это ваше драгоценное ускорение времени вредно? Неужели никак нельзя избежать старения? – не выдержав, спросила Ринко – натура исследователя взяла верх. На лице Хиги появилось унылое выражение.

– Это, нуу, теоретически… нельзя сказать, что мы сами не фантазировали на эту тему, типа. Мы думали сделать портативную установку STL и с ее помощью хранить воспоминания во время погружения, чтобы сам Пульсвет не истощался, типа. Но уменьшить STL до нужного размера просто нереально. И даже если мы придумаем, как это сделать, останется страшненькая проблема, что все воспоминания об ускорении теряются, как только мы отключаем эту портативную установку.

– …О таком даже мечтать было нельзя. Ускорять работу мозга, не используя внешнюю память… Мне бы захотелось такого добиться, даже если бы самой пришлось стать подопытной, – прошептала Ринко, покачав головой; потом она вернула сбившиеся с пути мысли к насущной теме.

– Ладно, похоже, сейчас не существует способа избежать этой проблемы с ограниченным временем жизни… в таком случае… п-постойте-ка. Кикуока-сан, вы только что сказали, что ваши сотрудники провели в STL восемнадцать лет, пока воспитывали Прототипы души? И что стало с их Пульсветами? Они умственно постарели на восемнадцать лет?

– Нет, нет, вовсе нет… наверное.

«Наверное?» Ринко сверлила Кикуоку взглядом, а тот, не обращая внимания, принялся пояснять.

– Что касается общего времени жизни Пульсвета – если оценить скорость, с которой он истощается, получим, что оно составляет около ста пятидесяти лет. Это значит, что если мы будем абсолютно здоровы, если нам повезет избежать всех заболеваний мозга, то наш интеллект сохранится максимум в течение ста пятидесяти лет. Конечно, такого не будет, просто потому что не получится так долго прожить. Поэтому можно считать, что вполне безопасно будет провести в STL тридцать лет.

– И, конечно, в ближайшие сто лет не будет никакого прорыва, который позволит продлить человеческую жизнь, – с сарказмом заметила Ринко; но Кикуока ответил как ни в чем не бывало:

– Даже если такая технология будет создана, не думаю, что мы получим какие-то особые привилегии по сравнению с другими гражданами. Так, ладно, продолжительность жизни души мы обозначили, можем возвращаться к главной теме. Благодаря работе четырех сотрудников-добровольцев шестнадцать здоровых молодых людей быстро выросли – «Искусственные Пульсветы», для простоты мы зовем их так; наши люди весьма неплохо потрудились. Всех их обучили языку – японскому, разумеется – и базовым математическим навыкам, чтобы поддерживать прочие мыслительные процессы; и они жили-поживали в виртуальном мире, который мы для них создали. Это были хорошие дети… всегда слушались родителей, рано вставали по утрам, таскали воду, рубили дрова, занимались фермерским хозяйством… одни были искренними, другие хвастливыми, но все были добрыми и дружелюбными.

На губах у Кикуоки виднелась улыбка, но какая-то неловкая… или это Ринко лишь показалось?

– Они выросли… по четыре мальчика и четыре девочки в каждой семье, братья и сестры… и все влюбились друг в друга. И как только мы решили, что они достаточно взрослые, чтобы воспитывать собственных детей, первая фаза эксперимента завершилась; шестнадцать молодых людей образовали восемь пар и стали жить отдельными семьями. Четыре наших сотрудника, исполнявшие роль их родителей, один за другим «умерли от эпидемии» и вышли из STL. Они разрыдались, когда увидели на экране, как их дети плачут на их похоронах.

– Да, это была эпическая сцена, типа… – заметил Хига. Он и Кикуока кивнули друг другу; Ринко кашлянула, намекая на продолжение рассказа.

– После того как люди разлогинились, об уровне FLA можно было уже не волноваться, и мы ускорили время до пяти тысяч раз. Каждая из восьми пар родила десять детей, Прототипов души, и всех их воспитала. Эти дети быстро стали взрослыми и образовали собственные семьи, они быстро заменили NPC, игравших роль других крестьян, и образовали деревни, населенные только Искусственными Пульсветами. Время шло, они продолжали размножаться… за три недели реального времени внутренний мир продвинулся на триста лет, и сейчас там сформировался крупный социум из восьмидесяти тысяч человек.

– Из восьмидесяти тысяч?!. – не удержавшись, воскликнула Ринко. Бог знает сколько раз она беззвучно шевельнула губами, пока не сумела наконец выпустить изо рта подходящие слова.

– …Это… это уже моделирование цивилизации, а не зарождения искусственного интеллекта.

– Да, но в определенном смысле такого развития событий следовало ожидать. Человек – существо, приспособленное к жизни в обществе… он может расти, лишь выстраивая отношения с другими людьми. За триста лет Искусственные Пульсветы расселились из одной маленькой деревушки и заселили всю территорию, которую мы им выделили. Без единой кровопролитной войны они сумели создать выдающуюся централизованную структуру общества с правительством; у них даже церковь есть… Это потому, думаю, что, когда те четверо объясняли детям все аспекты системы, они ссылались не на науку, а на бога. Хига-кун, выведи на монитор полную карту.

Хига кивнул и занялся клавиатурой. На большом экране, где совсем недавно визуализировался омерзительный эксперимент, возникла подробная карта, похожая на фотографию с высоты птичьего полета.

Разумеется, появившаяся на экране страна не походила ни на Японию, ни на какую-либо другую страну.

Океана не было вовсе; существовала лишь круглая равнина, окруженная высоким горным хребтом. На равнине можно было разглядеть множество лесов и лугов, рек и озер. На вид земля была очень плодородной. Судя по индикатору масштаба, равнина имела в диаметре 1500 км – это по площади в восемь раз больше японского острова Хонсю[8].

– И на такой огромной территории всего восемьдесят тысяч? Довольно низкая плотность населения.

– Наоборот, это в Японии плотность ненормальная, типа, – хмыкнул Хига в ответ на фразу Ринко и потянулся рукой к мышке. Навел курсор в середину карты и поводил там.

– Вот здесь столица, ее население около двадцати тысяч. На слух вроде бы не очень много, но это потрясающий город. Там находится правительство, которое Искусственные Пульсветы зовут «Церковью Аксиомы», а правят там «священники». Их влияние весьма впечатляет, причем там не было ни единой войны – в общем, на этой стадии мы поняли, что эксперимент в целом закончился успешно. В этом виртуальном мире Искусственные Пульсветы обладают точно таким же интеллектом, как и люди. Мы были довольны и приступили к новой фазе, которая и должна была привести нас к цели, созданию «высокоадаптивного искусственного интеллекта», типа, но –

– У нас возникла серьезная проблема, – подхватил Кикуока, не отводя глаз от экрана. Помолчав немного, он добавил: – …В том, что вы слышали до сих пор, ведь никаких проблем не было, не так ли?

– Вот именно. Можно сказать… то, что все хорошо, – само по себе нехорошо. Этот мир слишком мирный. Возможно, из-за того, что там все слишком упорядоченно и прекрасно работает. Мы должны были понять, что это странно, еще когда наблюдали за первыми шестнадцатью детьми, которые всегда слушались родителей… Для людей вполне естественно ссориться, драться – можно сказать, это у них в крови. А здесь не было ни одной войны, более того – ни одного убийства. Можно сказать и по-другому: скорость роста населения слишком велика. Эпидемий и стихийных бедствий просто не существует, люди умирают только от старости…

– Похоже на идеальное общество.

На эти слова Ринко Хига холодно фыркнул и ответил:

– Ну, мифическая «Утопия» ведь была утопией?

– …Полагаю, если бы не была, ее бы не считали мифической… Но вы, ребята, что, чего-то феерического от этого виртуального общества ждали?

– Конечно, нет; но мы ждали, что оно будет соответствовать реальному.

Раздался стук гэта, опустившихся на пол; это Кикуока, сидевший на краю консоли, с нее слез. Повернувшись к экрану, он принялся объяснять:

– Искусственные Пульсветы должны были обладать теми же желаниями, что и мы, так почему же у них нет войн… Мы тщательно исследовали их стиль жизни; и тогда мы обнаружили, что у них в том мире есть строгий свод законов. Это так называемый «Индекс Запретов», над созданием которого как следует поработали священники. Там прописан запрет на убийство. Конечно, такие законы существуют и в нашем мире, но достаточно посмотреть новости, чтобы убедиться, насколько хорошо мы им следуем. Однако Пульсветы им действительно подчиняются… и очень строго. В общем… они неспособны нарушать правила и законы. Это у них врожденное.

– …Но разве это не хорошо? – озадаченно спросила Ринко, глядя на мрачное лицо Кикуоки. – Судя по тому, что мы пока что услышали, они намного лучше нас.

– Пожалуй… можно сказать и так. Хига-кун, можешь снова показать Центорию?

– Сейчас.

Хига понажимал кнопки на клавиатуре, и на экране вновь возникло изображение потустороннего города, которое там было, когда Ринко и остальные вошли. Здания из белого камня, окруженные громадными деревьями, и прогуливающиеся по улицам люди в простых и чистых одеждах.

– Аа… так значит, это?.. – не удержалась от вопроса Ринко, завороженная открывшейся картиной. Хига с довольным видом кивнул.

– Да, это столица мира, где живут Искусственные Пульсветы, Центория, типа. Но мы ее сейчас видим с низким разрешением, поскольку это полигональная картинка, которую создает сервер нижнего уровня. Скорость отображения – одна тысячная от их скорости.

– Центория… у нее даже название есть. Да, а мир, в котором они живут, – у него есть какое-то название?

– Есть… можно сказать. Сами Искусственные Пульсветы так его не называют – мы использовали это рабочее название на ранней стадии работы, да так и оставили. Мы зовем этот мир… «Андеволд», Подмирье.

– Под… мирье…

Похоже, это название взято из «Алисы в стране чудес». Ринко уже слышала это слово от Асуны, но она не ожидала, что здесь им действительно пользуются для обозначения виртуального мира. Скорее всего, Хига и другие, когда взяли это название, не имели в виду оригинальный «Подземный мир», а вложили в него смысл «Младший брат реального мира». Фэнтезийный город на экране казался совершенно райским.

Словно прочтя мысли Ринко, Кикуока сказал:

– Город очень красивый, это верно. Их технология развилась весьма серьезно – мы-то сначала им дали простые деревянные фермерские домики. Однако… если присмотреться – улицы слишком красивые, слишком чистые. Ни намека на мусор, ни одного грабителя и, уж конечно, ни одного убийства. И все это является результатом строгих законов Церкви Аксиомы, которую вы можете видеть там, вдали, – законов, которые никто не нарушает.

– Ну и что в этом плохого? – нахмурившись, вновь спросила Ринко; Кикуока почему-то замолчал, явно подыскивая ответ. Хига ненатурально отвернулся, явно давая понять, что говорить что-либо не собирается.

Молчание, повисшее в центре управления, нарушил не кто иной, как молчавшая долгое время Асуна. Школьница, самая младшая из присутствующих, тихо произнесла холодным тоном, будто сдерживая себя:

– То плохого, профессор Ринко, что у Кикуоки-сана и остальных теперь проблемы. Потому что главная цель этого их грандиозного проекта – не просто создание восходящего высокоадаптивного искусственного интеллекта… а создание ИИ, который может убивать вражеских солдат на войне.

– Что…

Все трое смотрели на нее ошарашенно. Асуна, глядя в пространство, за спины Ринко, Кикуоки и Хиги, продолжила:

– Я еще до того, как сюда прилетела, думала, зачем Кикуоке-сану… из Сил самообороны нужен искусственный интеллект такого высокого уровня. Когда-то давно мы с Кирито-куном решили, что Кикуока-сан интересуется VRMMO, потому что он хочет с помощью этой технологии обучать полицейских или солдат Сил самообороны. Но… если подумать – тренировки в VR-мире совершенно безопасны, в отличие от реальных; все, что там можно сделать, – разбить солдат на группы для обучения. Мы ведь тоже много учились таким образом.

Замолчав, она обвела взглядом окружающие машины и экран на стене.

– …И проект сам по себе слишком масштабный, чтобы дело было всего лишь в разработке программы для обучения. Кикуока-сан, я понятия не имею, когда вам пришла в голову идея этого вашего «следующего шага» – выращивать ИИ в виртуальном мире и использовать потом в реальных войнах.

Секундное изумление на лице Кикуоки, уставившегося в ясные глаза девушки, вновь сменилось непроницаемым выражением, и он спокойно улыбнулся.

– С самого начала.

В его мягком голосе прятался стальной сердечник.

– Исследование возможностей применения VR-технологий для тренировок солдат велось еще до внедрения технологий Полного погружения – во времена шлемов с дисплеями и сенсоров движения. Этот антиквариат, разработанный американской армией, до сих пор хранится в исследовательском центре в Итигая. Пять лет назад, когда появился нейрошлем, и Силы самообороны, и американская армия создавали под него обучающие программы, но, когда я попробовал закрытый бета-тест SAO, я изменил свое мнение. У этого мира, у этой технологии потенциал гораздо больше. Концепция войны уже поменялась… а потом, в конце года, началось то происшествие с SAO, и я по собственной инициативе перевелся в Министерство внутренних дел и коммуникационных технологий и вошел в отдел, занимающийся SAO. Я участвовал в развитии событий вокруг SAO исключительно во имя своего плана. И вот, потратив пять лет, я наконец здесь.

– …

Разговор развивался в направлении, предсказать которое не мог никто; Ринко лишилась дара речи на какое-то время. С трудом приведя в порядок разбегающиеся мысли, она выдавила наконец сквозь пересохшее горло:

– …Когда была война в Ираке, я училась в начальной школе; я все хорошо помню. Было множество репортажей, как американские беспилотные истребители и мини-танки атаковали противника. Полагаю, вы как раз об этом? То есть – в той технике были установлены ИИ, которые и управляли атаками. И вы думали именно об этом…

– Не только я. Все страны разрабатывают эти технологии, в первую очередь Штаты – они этим занимаются уже много лет. Я знаю, что это может пробудить болезненные воспоминания, Асуна-кун… – Кикуока глянул на Асуну, убедился, что она спокойна, и продолжил: – …Нобуюки Суго, заточивший тебя в виртуальном мире и похитивший из SAO множество игроков для своих экспериментов, намеревался продать результаты своих исследований американским компаниям, ты помнишь? Он связался с фирмой «Glowgen Micro Electronics» – это ведущее предприятие в области VR, печально знаменитое тем, что заключает нелегальные сделки, касающиеся применения VR-технологий в военных целях. Американская военная промышленность очень заинтересовалась возможностью производства тех самых беспилотных дронов, которые только что упомянула профессор Кодзиро. Самая известная из разновидностей этой техники – беспилотные летательные аппараты, БПЛА.

Хига, видимо, был готов к этим словам – он молча шевельнул мышкой, и изображение на экране сменилось – теперь там были несколько маленьких беспилотных истребителей с длинными тонкими фюзеляжами и большим количеством крыльев. К крыльям снизу были подвешены ракеты; и в самолетах не было ни единого окна.

– Это беспилотные разведывательно-боевые самолеты, используемые в американской армии. Отсутствие кокпита позволило сделать их компактными и придать им идеальную форму для стелс-полета, то есть их не обнаруживают радары. Машины прошлых поколений все были дистанционно управляемыми – ими управляли операторы с помощью педалей и джойстиков; но эти совершенно другие.

Как только он произнес эти слова, изображение на экране сменилось – там появился солдат-оператор. Он полулежал в кресле с откидывающейся спинкой, положив руки на подлокотники. На его голове Ринко обнаружила знакомый шлем с кабелем – нейрошлем. Если присмотреться, можно было увидеть, что окраска и отдельные мелкие детали различались, но модель, вне всяких сомнений, была та же.

Кинув взгляд на Асуну, Ринко увидела, что лицо девушки застыло и глаза расширены. Потом она повернулась обратно к Кикуоке, и тот продолжил объяснение.

– Этот оператор находится в виртуальном кокпите. Он как будто по-настоящему управляет самолетом, он может обнаруживать вражеские войска и пускать по ним самонаводящиеся ракеты. Проблема, однако, в том, что самолеты управляются с помощью электромагнитных волн и потому по-прежнему относительно уязвимы для средств РЭБ… радиоэлектронной борьбы. Десять лет назад разведывательные БПЛА, которые американцы послали в одну ближневосточную страну, подверглись атаке средствами РЭБ, были насильственно посажены и захвачены; это вызвало большую напряженность, едва не переросшую в войну.

– И значит, искусственный интеллект… да? Чтобы самолеты могли летать автономно…

Кикуока отвернулся от экрана, посмотрел на Ринко с Асуной и слегка кивнул.

– Конечная цель – сбивать в воздушном бою истребители, пилотируемые людьми. Думаю, нынешние Искусственные Пульсветы будут вполне способны расти, когда мы дадим им подходящую программную среду для роста. Большой вопрос, однако, в том, как они, солдаты без плоти, смогут понять концепцию «войны»… Убийство само по себе – зло, но убивать вражеских солдат на войне необходимо; сейчас Искусственные Пульсветы не в состоянии принять столь парадоксальную мысль, поскольку в их законах нет ни единого подобного указания.

Офицер Сил самообороны поправил очки на переносице и нахмурился.

– Чтобы проверить, насколько законопослушны обитатели Подмирья, мы провели эксперимент «Перегрузка». Конкретно говоря – мы выбрали уединенную деревню и уничтожили достаточно значительную часть посевов и домашних животных, чтобы деревня целиком заведомо не смогла пережить зиму. Таким образом, мы создали ситуацию, в которой, чтобы деревня выжила, им пришлось бы бросить часть жителей и распределить еду между остальными, вынудив, таким образом, людей нарушить Индекс Запретов и убить. Но вместо этого… они предпочли распределить свой мизерный урожай между всеми жителями деревни, от стариков до младенцев; в результате все поголовно умерли от голода до прихода весны. Эти создания почему-то оказались принципиально неспособны нарушать правила и законы, и в результате произошла трагедия. В общем… если они должны стать пилотами машин, несущих оружие, они должны понять главное: «убивать можно». Но что должно произойти, чтобы они это поняли, даже мы не в состоянии вообразить…





Дата добавления: 2015-06-04; Просмотров: 116; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2019) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.015 сек.