Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

О покаянии 1 страница. Покаяние — многообильный плод, возлюбленные, потому что всякими способами приносит Богу доблестные дела




Читайте также:
  1. A) +Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 1 страница
  2. A) +Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 2 страница
  3. A) 100 мм 1 страница
  4. A) 100 мм 2 страница
  5. A) 100 мм 3 страница
  6. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 1 страница
  7. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 2 страница
  8. A) Кратковременное понижение АД под влиянием отрицательных эмоций 3 страница
  9. A.Меридиан торы. 1 страница
  10. A.Меридиан торы. 2 страница
  11. A.Меридиан торы. 3 страница
  12. A.Меридиан торы. 4 страница

Покаяние — многообильный плод, возлюбленные, потому что всякими способами приносит Богу доблестные дела. Это — многоплодное поле, потому что возделывается во всякое время. Это — древо жизни, потому что воскрешает многих умерших грехами. К нему прививается всякое небесное учреждение, потому что оно сопричастно Божеству. Бог увеселяется им, как силою Своего творчества, потому что кого грех пытается погубить, тех воссозидает оно к Божией славе. Покаяние — неущербающий Божий мешец, потому что человеческие души сберегает от погибели. Это — обильный прибыток у Бога, потому что приводит к Нему человеков и толпами собирает грешников.

Думаю, что в нем состоит духовная лихва, потому что покаяние жнет, чего не сеяло. Тело сеет тление, а покаяние, и его пожиная, возводит до чистоты. Порок сеет страсти, а покаяние, исторгая их, посевает доблестное житие. Оно берет, чего не давало; это — благочестный собиратель роста, взыскивающий, чего не давал. Грешникам говорит: «Отдайте мне бремя грехов, это рост по моему взысканию. Имеешь ты веру? Дай лихву веры — покаяние. С ним вера твоя свободна от долгов. Не давало я тебе лукавства, — говорит оно, — отдай мне его, человек, и, истребив оное, представлю тебя Богу, как читал ты о сем в притче о таланте».

Уразумей, что говорит Евангелие: покаяние называет оно куплею Божиею; производившие добрую куплю им удвоили свое достояние. Добрые делатели им удобрили Божию ниву, через него обогатили Церковь плодами, им наполнили Божии житницы. Через него земля стала небом, потому что наполнилась святыми — этими земными ангелами. Восхваляются добрые служители, покаянием во много крат умножившие посеянное. Сподобились наград добрые Божии домостроители, с великою выгодой дававшие в рост серебро. По наградам будем заключать о делании, по похвалам узнавать семя, по росту приобретать сведение о том, сколько дано в рост. «Поелику, — говорит оно, — производили вы добрую куплю, и к пяти талантам присовокупили другие пять, то будьте над десятью городами. Ты берешь серебро, Господи, и дарствуешь города; Ты дал таланты, и раздаешь города. «Да, — говорит Он, — города — плод, собираемый покаянием. Поелику вы стали попечителями спасения, то и Я ставлю вас князьями народов на прославление».

Итак, хорошо мы сказали, что покаяние есть Божий мешец, потому что им устрояется доблестное житие. Бог видел, что род человеческий возмущается врагом, и к низложению его противопоставил покаяние. Враг убеждает согрешить, а покаяние готово принять согрешающего. Враг побуждает сделать беззаконие, а покаяние советует обратиться. Один нудит к отчаянию, а другое обещает надежду спасения. Грех низлагает совесть, а покаяние служит ей жезлом к упокоению. Ибо Господь возводит низверженныя (Пс. 145:8); совершает же сие через покаяние. Когда слышишь, что Давид говорит: жезл Твой и палица Твоя, та мя утешиста (Пс. 22:4), разумей, что, по слову его, утешили они покаянием. Змий убеждает нечествовать и готовить огорчение, а покаяние советует не тревожиться и не отчаиваться в спасение. Порок ослепляет разум, а покаяние, возжегши светильник, издали указует ему Бога.



Ногам кающегося светильником служит закон, но не без покаяния. Что говоришь ты, пророк? Не глазам ли светит светильник? Ноги не имеют глаз; как же, миновав глаза, даешь зрение ногам? Душевные ноги суть очи. Плоть переходит с места на место, чтобы ей увидеть; душа, не двигаясь с места, созерцает мысленно. Пророк душе возжег светильник. Но не вещество нужно мысленным очам; в покаянии закон служит светильником, потому что согрешающие через него сретают опять Бога. Беззаконник омрачился, не видит благости. Почему? Потому что враг наполнил душу отчаянием. Но покаяние, как добрый врач, снимая с души мглу и все, что затрудняет её, показывает ей свет Божией благости.

Диавол не дает нечестивым одуматься, представляя им суровость покаяния. А покаяние, видя хитрость его, подходит с ласкою и говорит: «Приведите только себе на память Бога, и я потружусь за вас. Представьте в уме Его милосердие, и я буду ходатайствовать за вас с воздыханиями. Слегка только воздохните, грешники, в покаянии, и сделаю вас Божиими слугами». И пророк Исаия сказал: егда возвратився воздохнеши, тогда спасешися (Ис. 30:15). «Вот, — говорит покаяние, — привожу тебе и свидетельство; только покайся». Если согрешивший воздохнет, то с воздыханием отойдет от него и бремя, возложенное змием; по облегчении же ума отгонит он от себя и мглу неведения, и око душевное сделается ясным, и вскоре покаяние будет руководствовать душу ко спасению.

Тогда грешник не только будет воздыхать, но и с великою скорбью проливать слезы. Почему же? Потому что душа после долговременного разлучения с Богом, увидев Его, как Отца, возбуждается к пролитию слез; оттого что, наконец, увидела Родителя, проливает она слезы и преклоняет к себе Бога, ибо любит отеческое благоволение; и таким образом очищается от всего, до чего доведена была змием. Или не слыхал, что сказал Давид: измыю на всяку нощь ложе мое? (Пс. 6:7). Но сперва он воздыхал, а потом плакал. Докажу тебе и целою природою, что сперва бывает ветер, а потом идет дождь; сперва гремит гром, а потом из облака образуются дождевые капли.

Есть воздыхание и безгласное, как говорит святой Павел, что Дух ходатайствует о нас воздыхании неизглаголанными (Рим. 8:26). Памятование о Боге приводит грешников к воздыханию, потому что Давид ещё: Помянух Бога и возвеселихся (Пс. 76:4). Ибо кающиеся радуются, что освободились от уз змия. Хуже всяких уз греховное ослепление, хуже оков повреждение зрения, потому что душа находится во тьме; стрегомая в узах греха, живя в непроницаемой для света темнице, не знает она, что пребывает в неведении. И в другом месте сказано во псалме: Не познаша, ниже уразумеша, во тме ходят (Пс. 81:5), потому что неведение есть темница, удобно полагающая преграды душе. И апостол Павел сказал, что Бог избави нас от власти темныя и престави в Царство Сына любве Своея (Кол. 1:13), потому что человечество как бы во тьме было заключено неведением Божества.

Воздохнувший Давид омочал слезами ложе своё, потому что осквернен был прелюбодеянием; но омыл он слезами постелю свою, которую осквернил беззаконным союзом. Он же говорил: Утрудихся воздыханием моим (Пс. 6:7); а труд воздыхания есть множество слез, труд воздыхания есть сердечная болезнь. Итак, несомненно, что и слезы умножаются от предшествующих воздыханий.

Когда сопротивник видит, что, внушая нечестивым отчаяние, препобеждается ими, тогда употребляет другой способ: улещает грешника предаваться страстям и успевать в самых гнусных делах. Но покаяние снова противится ему, уничтожая в совести обольщение, уязвляет совесть, поражает рассудок, чтобы пробудить усыпленную душу. Ибо обольщение смущает совесть, делается перед нею темным облаком и преграждает ей доступ к Богу.

Совесть имеет естественное к Нему стремление и отвергает вкравшуюся прелесть. Часто грех бесстыдно вторгается, но совесть, воспользовавшись обстоятельствами времени, берет верх. Приходит ли кто в страхе, находясь в темноте, она обличает, что это по причине греха. Ибо Писание говорит: Бегает нечестивый ни единому же гонящу (Притч. 28:1); и ещё: праведный… яко лев уповая, а нечестивый бегает и тени своей. И закон говорит: и вложу страх в сердце ваше …и побегнете ни комуже гонящу… и поженет вас глас листа носимого ветром (Лев. 26:17, 36). Или на корабле приведен будет кто в смятение бурным волнением моря, совесть напоминает ему нечестие его; или при землетрясении приводит на мысль беззакония; или когда один кто на пути, обновляет в памяти страсти его. Наконец, если не обратится, обличает, когда впадет в немощь и в телесную болезнь, он по животолюбию дает обет Богу сокрушить в себе грех. Боясь умереть и лишиться приятностей жизни, терпит он терзание совести, и прибегает к познанию — этому посреднику Бога и человеков. Если бы настоящее не казалось ему приятным, худо понимал бы он важность покаяния. Но поелику желает жить, и боится страданий, то обращается к Богу с молением жить ещё долее.

Так случилось с юношей, упоминаемым в Евангелии, который, взяв у отца наследство и отправившись в дальнюю сторону, расточил имение с блудницами, забавлялся, пируя неблагопристойно, издержал все, что имел, и не мог снести одиночества даже на краткое время, потому что покаяние обратило ему в обличение приятности прежней жизни, внушая, что скудость произошла не случайно, но по обольщению какого-то врага. Возжелал он той жизни, которую называл вожделенною и, не терпя жить в скорбях, переносил обличение совести. Так изнеженность прежней жизни стала причиною обращения; мучительная скудость против воли привела его к благочестию. Что же говорит юноша? — иду ко отцу моему и реку ему: отче, согреших на небо и пред тобою (Лк. 15:18). О, какое мудрое покаяние! О, какое благоискусное домостроительство! Покаяние делает, что Бог совершенно ни в чем не имеет ущерба; или долготерпя, или не обращая, по-видимому, внимания, или возбуждая, без утраты сохраняет оно приобретенное. Покаяние попустило юноше впасть в обман; наскочил на него диавол, делал, что хотел, покаяние безмолвствовало, обличение совести молчало, повелевало ему до времени не приступать к делу, и когда встретилось нужное время, как матерь, распростерши лоно своё, заключило его в объятия, исторгло его из рук мачехи — сластолюбия, чтобы возвратить матери — благочестию. Змий покорным ему дает рожцы; он, как отчим, не жалеет чужих детей, советует худо расточать отеческое достояние, обещает, обольщая мечтами, на сонного наводит многозаботливость, издевается над пробудившимся, который видит себя и нагим, и нищим. О, змииная хитрость! Так обнажил он и прародителей: обещать им Божество — и, обнажив их, сделал, что, как черви, стали пресмыкаться по земле. Если бы не было покаяния, давно бы погиб род человеческий. Если бы не оно вскоре простерло руку защиты, не стоял бы доныне мир. Итак, юноша говорит: отче, согреших на небо и пред тобою. Согрешивший сын позвал отца, жалуясь, что обольстивший его есть отчим и злоумышленник; увидел он коварство, увидел обольщение — и притек к покаянию, как к матери. Долгое время терпел он голод, питаясь рожцами, терпел жажду, долго ища со свиньями грязи. Но покаяние, как сердобольная матерь, подавая свои сосцы, юношу, как действительного младенца, снова питает млеком. Через веру воскормило его хлебом и, ставшего юношею, питает млеком, потому что грех истощил его силы. Если бы не было млека, не мог бы он исцелиться, потому что весьма изнемог, в срамной жизни расточив естественный ум. Но кто не мог восстать, того восставило покаяние, напитав млеком; оно уврачевало крайне немощного и отдало на руки отцу; заблудшую овцу возвратило Пастырю.

Видишь ли, как покаяние без ущерба сохраняет все Богу? Видишь ли, что сперва представляется оно грешникам не суровым, но снисходительным и легким? Не предложило оно поста, не потребовало ни воздержания, ни бдения, но пригласило начать исповеданием. С легчайшего полагает начало, зная, что совесть благосознательна. Она берет душу на свое попечение и старается, чтобы долг её был взыскан. Она сотаинница покаянию и спешит очистить душу. Совесть во всяком производит озабоченность, желает только привести ум в познание и знает, что впоследствии будет ей послушен. Ей известно естественное с ним сродство, потому что сама воспитала его. Ей известна благопокорность души, потому что как всадник правит ею; убеждает покаяние, чтобы приступило к душе, начиная с легчайшего, в ожидании от нее воздаяния. «Воздохни только, — говорит она, — и душа сделается тебе рабою; разумей только, что повелеваешь ей, и от малого семени произрастит древо жизни». Она хочет, чтобы принято только было покаяние; желает, чтобы оно утвердилось в грешниках, и удобно приводит их к Богу; хочет, как солнце, проникнуть и осветить весь ум; спешит приобрести в нас участок, и в непродолжительном времени делает нас Божиим стяжанием, как закваска, начав свое действие, заквашивает все тесто. Посему-то, предлагая легкое, утаивает трудное. Действует, как художник, потому что знает хитрость змия. Знает, что он, как пес лижет струпы и не хочет вонзать зубов своих в глубину грехов; знает, что он, как свинья любит грязь и не хочет, чтобы погрязающие в страстях отринули его.

Если покаяние извергает нечестивых, как гной, то пожрет их свинья; если бросит их, как трупы, то поглотит их лютый пес. И в псалмах сказано: Озоба и вепрь от дубравы, и уединенный дивий пояде и (Пс. 79:14), ибо столько строит он козней нечистым на всяком месте. Но покаяние щадит род человеческий и уловленного зверем спасает Богу, как видно сие в примере Давида, который отнимал козленка у медведя (1 Цар. 17:34, 35), чтобы показать тем благость Божию. Кто ж этот медведь? — Беззаконие. И кто козел? — Разбойник, за беззаконие пригвожденный ко кресту. Обратился беззаконник, уязвлен совестью, исповедал нечестие, познал Царя славы, уверовал в Божество Его, — и едва проглаголал слово, Христос исхитил разбойника из уст смерти, как Давид козленка.

Не должно, братия, отчаиваться в спасении, имея матерь — покаяние. Не должно, возлюбленные, терять надежду на спасание, когда утешает нас такая матерь. Уловленных зверем вводило оно в рай к Богу, ужели отвратится от нас? Помиловало их, бывших вне Церкви, ужели не умилосердится к нам? Обращается с советами к не уверовавшим ещё, ужели отвергнет нас, уже уверовавших?

Никто, желая получить, чего не имел, не губит того, что имеет. Как же Богу и Отцу уступить обладание теми, которых стяжал кровию Сына Своего! Никто не расточает охотно того, что собрал с трудом. Как же Богу без сожаления отвергнуть тех, которых приобрел из язычников трудами апостольскими! Ужели напрасно предопределил Он пришествие Сына Своего, или ни во что вменил излияние крови Его, или хочет уничтожить домостроительство смерти Его, или нимало не почтил славы Воскресения Его, так что легко отвратится от нас, спасенных сими Таинствами. Он послал Духа Святого и освятил Церковь, Он послал Апостолов благовествовать язычникам. Если не хочет, чтобы спаслись мы, то напрасно употреблял столько средств; или не знал нашего положения, или посмеялся над язычниками. Но непозволительно и помыслить то или другое, потому что Он и не не знал и не сделал ничего излишнего. Мы — стадо Его, и Он — наш Пастырь и ныне, как и в раю. Он дал покаяние, как очистительную воду. Если в чем прегрешим, им омываемся. У нас есть баня не только пакибытия, но и обновления (Тит. 3:5). Если в чем согрешим, омывшись покаянием, делаемся чистыми.

Закон имел у себя пепел юнчий (телячий) для кропления, а мы имеем у себя умерщвление покаяния. Там очищались пеплом, а мы, снедая хлеб, как пепел, освобождаемся от вины. Закон дает и иссоп для очищения, а Евангелие желающим получить прощение через покаяние указывает на ядение зелий. Креститель, питаясь злаками, показал в себе совершенного мужа, потому что, проповедуя покаяние, соделался образцом для кающихся. При очистительном кроплении употреблялась и вода, потому что и у нас в меру пьют воду кающиеся.

Покаяние есть жертвенник Божий, потому что при посредстве его согрешающие умилостивляют Бога. Даже безубыточно оно для приносящего покаяние, чтобы разумели мы, какое расстояние между законом и Евангелием. Под законом иные нередко отказывались объявлять грехи свои, по причине издержек; и скупость в принесении жертв служила покровом пороку. Христос, пришедши, устранил и сие, даровав покаяние — сей безубыточный жертвенник. Думаю, что змий радовался скупости на жертвы, потому что находил повод к нарушению закона. В сугубое зло впадали скупые; они не исповедовались во грехах и пренебрегали закон. Смотри, сколько облагодетельствовал нас Спаситель, потому что покаянием с корнем истребил то и другое. Многие не приносили жертв по бедности, а не по скупости; но покаяние предотвращает и этот предлог бедных, потому что очищает без издержек. Иные по лености, или не находя под руками нужного, не приносили жертв для умилостивления за грехи; но покаяние отняло всякий предлог, принося жертву совести, ибо требует не козла, но исповедания; не нужно ему овцы на жертву, оно исповедуется в совести. Нет горлицы у тебя, грешник? Воздохни — и Бог вменит тебе это паче горлицы. Нет у тебя птицы? Плачь — и вменится тебе в жертву. Нет у тебя голубя? Возвести грехи свои Богу — и это будет твоим всесожжением. Если помолишься, Бог примет молитву твою вместо тельца. Если припадешь с искренним сердцем, усердие твое поставит выше принесшего в жертву вола. О, как высоко покаяние! Сколько в нем чудесного! Оно одно — и все может. Земля дает плоды, и стада дают волну; покаяние же заменяет собою и землю, и твердь, потому что согрешающим служит вместо плодов и птиц. На что тебе покупать овцу? Покаяние есть стадо, принадлежащее Церкви. На что тебе приобретать птицу? Покаяние есть небо, вместо птиц преклоняющее к тебе Бога. На что тебе приготовлять семидал (крупичатую муку)? Оно очистит тебя без курения дыма.

Какая благодать Евангелия! Ею исправлен вес закон. Народ сам для себя делается иереем в Церкви, потому что имеет совесть, которая приносит за него жертвы, молится от сердца, и сам за себя умилостивляет Бога. Итак, не под законом исполняется Моисеево изречение, но подтверждается в Евангелии. Ибо Моисей говорил Израилю: вы …царское священие и язык свят (Исх. 19:6), и Исаия подобно сему говорит: вы же священницы Господни наречетеся, служителие Божии вси (Ис. 61:6). Но из народа иудейского никто не приносит себя Богу. В Церкви же и грешники кающиеся делаются иереями, потому что самих себя приносят в жертву Богу. О, как действенна благодать покаяния! Она и согрешивших рукополагает во иереи. О, как велико её утешение! Она кающимся сообщает священнический сан. Грешник не уплатил ещё долга — и через покаяние делается неответственным в долге. Он не сложил ещё с себя бремени — и облачается благодатию. С приятием на себя сана не приемлет забот: покаяние не обещает только, но дает уже очищение от грехов и оставление оных; не к надежде только приводит согрешившего, но единым словом изрекает повеление, уверяет, что будет свободен. Оно говорит ему: «Познай, что имеешь у себя, а не жди. Но благодеяние ещё выше. Уразумей, чем обладаешь, и знай, что уже сам ты себе покровительствуешь. Данной тебе благодатью удостоверяю тебя в будущем. Уверься в милосердии Божием; приятно Богу, что ты притек к Нему, и Он доказывает тебе благость, потому что прежде оставления грехов рукоположил тебя во иерея».

О, какая благодать от Бога, Который, ещё не прияв, Сам дает первый и, видя малое, дарует великое! Еще не воздохнул согрешивший, а Он дал уже ему дерзновение. Тот не пролил ещё слез, а Он предварительно открыл Ему доступ к Себе. Велико покаяние и крайне любезно Богу, потому что оно действительно творит волю Его. Оно по превосходству архиерействует пред Богом, ибо вот, ежедневно рукополагает Ему иереев.

Покаяние есть и Божия трапеза, потому что через него вкушает Бог спасение человеческое. И Спаситель говорит: Мое брашно есть, да сотворю волю Отца Моего, Иже на небесех (Ин. 4:34). Итак, покаяние есть чудный хлеб Божий: Бог вкушает в нем исповедание совести, Он пиет в покаянии слезы умиления; в нем наслаждается благоуханною вонею — искренним чувством воздыханий, потому что они для Бога, как благоухающее вино. Вот многообразные брашна Божии: воздержание, пост, бдение, прилежная молитва, покорность со смирением, ибо сие благоугоднее Богу других жертв. В псалмах говорит Он: Еда ям мяса юнча? или кровь козлов пию? (Пс. 49:13). Скажи же, пророк, что вкушает Бог? Какое питие угодно Ему? Давид ответствует и говорит: хочешь ли, чтобы Бог вкушал? Если желаешь напитать Бога, пожри Богови жертву хвалы, и всякую Он приемлет подобную жертву; и воздаждь Вышнему молитвы твоя (Пс. 49:14) — и принесешь Ему самое лучшее питие. Ибо апостол Павел говорит, что совершение добрых дел есть хлеб Владычний. Словесное, говорит, служение ваше (Рим. 12:1) принесите, потому что в едином хлебе Христовом все едино тело есмы (1 Кор. 10:17). Ибо во Христе приносимся, как хлеб; Христос есть Агнец Божий, вземляй грехи мира (Ин. 1:29), и покаяние отъемлет у согрешивших нечистую совесть.

Итак, покаемся мы, согрешившие, чтобы нам победить диавола. Будем непрестанно приносить покаяние, чтобы сотворить угодное Богу. Покаяние многообразно, и потому творит различные предложения Богу. Оно питает Бога, как сказали мы, хвалою и также исповеданием; питает Его воздержанием, благочестием и подвижничеством; питает Его различными милостынями. Ибо неприлично было бы для людей делать на вечерях различные предложения, а Богу иметь однообразное предложение. Посему Христос сказал милостивым: понеже сотвористе единому сих братий Моих менших, Мне сотвористе (Мф. 25:40).

Как же это? Он не с нами и приемлет от нас благодеяния? С кем не собеседует, вкушает с теми пищу? Кем не зван, с теми сопребывает? — Пророк говорит, что небо и землю наполняет Бог (Иер. 23:24). Итак, везде Он находится и прославляемый благоугождается сим.

Итак, что же? Ужели соприсущ Он и злодеям? Да, соприсущ, чтобы обличать сделанное, а не соизволять на грех, потому что благоволение Божие пребывает на святых, а над беззаконными грозный надзор Его. Говоришь: почему же Пророк сказал: далече отстоит Бог от грешных? (Притч. 15:29). Да научают тебя слепые: солнце взошло, но они его не видят. Бог и близок к грешным, и далек от них: близок на обличение, далек же благоволением. Или аще утаится кто в сокровенных, и Аз не узрю ли его; рече Господь (Иер. 23:24). Итак, Он близок, чтобы обличать, и далек, потому что грешники не видят Его.

Итак, что же? Видят ли Его праведные, когда делают доброе? Сему научит тебя Евангелие, говоря: Кто приемлет слова Мои, явлюся ему Сам… Аз и Отец Мой… к нему приидема и обитель у него сотворима (Ин. 14:21, 23). Как же это будет? О сем говорит ученикам Своим: иже вас приемлет, Мене приемлет; и иже приемлет Мене, приемлет Пославшаго Мя (Мф. 10:40). Итак, когда приемлешь странников ради Христа, тогда видишь Христа; когда ради Его упокоеваешь немощных, тогда Его же видишь; когда, что бы то ни было делаешь ради Его, тогда Он у тебя перед глазами, и ты созерцаешь Бога. Сказано: Бог любы есть (1 Ин. 4:8). Если имеешь любовь, — видишь, Кого имеешь в себе. Как же ты видишь? Слушай опять: радуешься ты, делая добро, услаждаешься, творя дела любви, веселишься, исполняя послушание. Итак, любовь есть радость и веселие: она содействует тебе в добрых делах; ты видишь Бога, содействующего тебе, ибо всякий знает того, кто одно с ним делает дело. Любовь невидима плотским очам, не смотрит на правду, и не показывает другому своей святости, но она видима очам душевным. Радуясь и веселясь о сделанных тобою добрых делах, видишь ты Бога и не отрицайся, что видишь Его; Бог любы есть. Ужели потому, что не видишь целомудрия, не усматриваешь его и в делах? Так, хотя и не видишь Бога чувственными очами, однако же видишь Его в любви. Ибо всякий, кто делает добро, радуется; посему и Павел сказал: Всегда радуйтеся. Непрестанно молитеся (1 Фес. 5:16–17).

Говоришь, почему же в Евангелии, сказано: Бога никтоже виде нигдеже? (Ин. 1:18). Никто не видел величия, или естества Божия; но святые видели Бога в символах: Моисей — в огне купины, Иов — в буре, Исаия — в облаке, Павел — в свете, весь Израиль — во гласе; и ныне видят святые, именно же, руководимые делами, как бы Чем-то Посредствующим. Неизвестные цари делаются видимыми посредством живописного искусства; не видал ты царя, но видишь его в изображениях. Не видал ты лица домостроителя, но, смотря на дело его в здании, видишь человека. Так видишь и Бога, потому что удивляешься Ему. Не знаешь ваятеля, но видишь его в ваянии, и другим рассказываешь о произведениях его. Видишь убитого кем-нибудь льва и, не видя убившего, дивишься его силе. Слыша о Давиде, что камнями умертвил он Голиафа, как будто бы видишь перед собою праведника и дивишься вере сего мужа. Во псалмах сказал он: Да будут уши Твои внемлюще гласу моления моего (Пс. 129:2). Из сего научаемся, что можно видеть и слухом. Так и мы, если хотим, видим в добрых делах; но пророки видели превосходнее, потому что жили высшей деятельностью.

И невидимое можно видеть и больше, и меньше, есть и делающие доброе в большей и меньшей степени. Есть более ревнующие и менее делающие и есть менее ревнующие и более делающие. Праведники малыми делами умилостивляют Бога более, нежели иные, делающие многое; потому что Бог взирает не на дело, но на намерение, и смотрит не на то, что сделано, но на то, что совершено с ревностью. Недоумение в рассуждении сказанного разрешает вдовица, потому что двумя оволами препобедила богатых. И в скинии свидения принесшие власы козии благословлены наравне с богатыми, и перевивавшие виссон с золотом поставлены наравне с теми, которые из власов соткали покров для скинии свидения. Итак святые различно видят Бога, равно как и питают Его различно, по различию дел и благодати.

Хотя все питают Бога, но всех более празднует Богу покаяние, ибо и Евангелие говорит, что Бог радуется более о единем грешнице кающемся, нежели о девятидесятых и девяти праведник (Лк. 15:7). Покаяние праздник творит Богу, потому что и небо призывает на пир. Ангелы радуются, когда покаяние приглашает их на вечерю. Все небесные чины пиршествуют, возбуждаемые к веселию покаянием. Не тельцов, не овец закаляет для них покаяние, но предлагает для радования спасение людей грешных.

Покаяние в жертву приносит согрешивших, но и опять оживотворяет их; умерщвляет, но и опять воскрешает из мертвых. Как же это? Слушай: берет оно грешных и делает их праведными. Вчера были мертвы — сегодня живы они для Бога покаянием; вчера были чужие, а сегодня свои Богу; вчера беззаконны, а сегодня святые.

Покаяние, возлюбленные, есть великое горнило, которое принимает в себя медь и претворяет её в золото; берет свинец и отдает серебро. О, сколько прибытков доставляет Богу покаяние! Какие выгоды приносит своим делопроизводством! Переплавляет — и не требует платы от владельца; переплавляет — и не имеет нужды в дровах и огне; переплавляет — и не нуждается в делателях. Какое искусство! Какое изобретение! Какая сила претворения! Свинец сам себя сожигает. Как же это? Так, что грешники сами для себя делаются горнилом. Дрова, и огонь, и наемники воспламеняются при воспоминании грехов. Воздыхания, восставляя душу против тела, до того воспламеняют их, что [они] сами собою тают — столько в них сладости и легкости! Ибо тогда начинают разрешаться затверделости порока, когда воздыхающие прольют слезы; и покаяние очищает разрешенные составы прежнего устроения прежде, нежели благодать, срастворившись с умом, сделает свинец золотом. Если видал ты, как стекло принимает цвет гиацинта, смарагда и сапфира, то не усомнишься, что покаяние делает как бы из свинца серебро и из меди — золото. Если и человеческое искусство умеет срастворять одно вещество с другим и бывшему прежде придавать новый вид, то кольми паче благодать Божия может сделать ещё и большее? Человек налагает на стекло листы золота, и что прежде было стеклом, делается по виду золотом. Так и благодать бывшего вчера беззаконником сегодня делает рабом Божиим, и не поверхностно только, но даже в совести по Богу. Если бы и человек захотел примешивать к стеклу золото, то стекло делалось бы златовидным; но, избегая траты, придумал он достигать сего наложением самого тонкого листа. Покаяние же, полагаясь на Божие благоволение, срастворяет кающегося с благодатью Святого Духа и человека всецело делает сыном Божиим, чтобы не наружную одну накладку иметь ему на себе.

Святой закон повелевал священные вещи устроять все из золота. Законодатель не допустил пустоты в сих драгоценностях, чтобы знали мы, что святые Божии имеют в себе всецелую святость; не допустил пустоты в святых утварях, чтобы служитель Божий не имел в себе чего-либо суетного и бездейственного; не допустил в святых утварях Своих пустых промежутков, чтобы не мог враг вкрасться и где-либо укрыться. И некто из мудрых сказал: Аще дух владеющаго взыдет на тя, места твоего не остави (Еккл. 10:4).

Послушай, кающийся, и от всего сердца приступи к Богу; послушай, согрешивший, и Он воздаст тебе всецелым благочестием. Ты сам себя переплавляешь, сам себя искушаешь, сам себя претворяешь. Не будет у тебя никого другого, перед кем мог бы ты быть служителем. Никакого нет у тебя предлога не быть всецелым. Если будешь иметь благочестие только наружное, то ты лицемер. Ежели ты легок, или есть в тебе пустота, то не можешь быть святой утварью. Пустое место показывает несовершенных, а в жертву приносится совершенное. Сказано: овча непорочно единолетно приноси во всесожжение Господу Богу твоему (Лев. 23:12).

Скажу тебе, как человек через покаяние делается совершенным, чтобы, узнав самый способ, не иметь тебе извинения. Слушай. Приносишь ты покаяние в отравлении других? Истреби всякий след сего, не явное только оставь, но не занимайся и втайне. Перестал ты умерщвлять людей — удерживай и язык от клеветы, от злословия, от сплетней. Приносишь ты покаяние в идолослужение? Бегай гаданий, наблюдений полета птиц и других примет, — это части идолослужения, когда по сим признакам прорицают, звездочетствуют, обращаются с вопросами к наблюдателям звезд и гадателям. Приносишь ты покаяние в блуде? Осуждай всякий блуд, потому что им порождены всякие распутства. Берегись смеха, шуток, сквернословия, чревоугодия, — это пути к блуду. Приносишь ты покаяние в сделанной неправде? Отжени от себя всякую неправду, потому что от неправды прозябли все излишества сребролюбия. Приносишь ты покаяние в нарушении клятвы? Совершенно воздержи себя от лжи и воровства, потому что пучина и преддверие ложной клятвы — ложь. Приносишь покаяние в лукавстве? Бегай раздражительности, ненависти, зависти, противной робости и всякой низости. Приносишь покаяние в безрассудстве? Не только уклоняйся зрелищ, но и во всяком месте удаляй от себя смех и всякую мирскую забаву, ибо подобные сим вещи принуждают возвращаться к прежнему. Приносишь покаяние в неправославии? Не сближайся с еретиками. Приносишь покаяние в маловерии? Удаляйся всякого простонародного пиршества. Приносишь покаяние в том, что поссорился? Приучи язык свой отвечать кротко.





Дата добавления: 2015-06-04; Просмотров: 99; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Читайте также:



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2018) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление ip: 54.162.239.233
Генерация страницы за: 0.006 сек.