Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Шериз Синклер 3 страница





Сверкнув глазами, она отвернулась от него. Неужели ее желания были столь очевидны? Так это или нет? Конечно, нет.

Подняв подбородок повыше и пытаясь выкинуть Сэра из своих мыслей, она улыбнулась и начала разговаривать с членами клуба, сидящими рядом с ней. Время от времени случались очень странные разговоры и попадались необычные собеседники.

У одного мужчины были длинные цепи, пристегнутые к его поясу. Двое других мужчин, одетых в ажурные топы и латексные шорты, очевидно, геи - или это БИ? - предложили ей секс втроем. Женщина, одетая в плотно облегающий красный латексный костюм и длинные перчатки до локтей, владела книжным магазином и была интересным собеседником, но ее горячий взгляд приводил Джессику в замешательство.

Когда женщина отошла, Джессика окинула взглядом комнату. Ее нервы успокоились. Она должна продолжить свое знакомство с этим местом, так как до этого в ее скучной жизни никогда не было ничего похожего.

Почему она находит некоторые из этих вещей... возбуждающими?

Мысль об этом причиняла ей дискомфорт, ей необходимо было найти ответы на свои вопросы, тем более, что у нее есть право здесь находиться. В конце концов, она никогда не прятала голову в песок. И на этот раз она будет готова, если вдруг встретит еще какого-нибудь идиота. А еще она всегда может использовать имя Мастера Z в качестве волшебного слова: не трогайте меня, иначе Мастер Z сделает так, что вы исчезнете. Да, это должно сработать.

Усмехнувшись, она соскользнула с барного стула и отправилась в путь. Пройдя первые шесть метров, она получила два предложения, а один из мужчин даже удостоился ее повторного взгляда. Он излучал ту же уверенную силу, как Мастер Z и Гейб. Но почему-то в сравнении с Сэром любой мужчина в этой комнате казался слабым и несовершенным.

Она вспомнила, как он смотрел на нее, сосредоточив все свое внимание на ней, а не на музыке или окружающих людях, каким было его поведение на вечеринке и даже его последние слова. Ощущение, что ты находишься в центре подобной силы, опьяняло.

А потом, конечно, на ум пришел вопрос, который она старательно пыталась прогнать из своих мыслей: "Каково будет стать объектом его всепоглощающего внимания…в постели? "

Она моргнула и попыталась сконцентрироваться на том, что происходит здесь и сейчас, а не на мысленном образе того, как обнаженный Сэр склоняется над ней, а его большие руки удерживают ее запястья, и его рот .... Ахх. Стоп. Смотри. Иди.

На одном из хорошо освещенных участков к тому, что, видимо, и было андреевским крестом, о котором упоминал тот ублюдок, был привязан человек. На этот раз прикован был мужчина, и женщина, возможно, его хозяйка Домина, хлестала его с ужасающей жестокостью.



Потрясенная увиденным, Джессика на мгновенье замерла, ее ноги словно приросли к полу. Нет, она не хочет смотреть на это - ни в коем случае. Торопясь пройти мимо, она думала только об одном: "Эти люди сумасшедшие".

На ее дальнейшем пути ей встретились две женщины, сидящие на диване, и Джессика услышала обрывок их разговора. Женщина в черном комбинезоне говорила другой: - Твое стоп-слово банан. Запомни его.

И что это за такое «стоп-слово»?

Чем дальше она уходила от входа, тем больше менялось освещение, становясь все более зловещим. Ах, в некоторых бра, мерцающих на стенах, были вкручены ярко-красные лампочки.

В конце комнаты открытые двойные двери вели в широкий коридор. Там также находилось множество людей, а от раздававшихся отовсюду звуков желудок Джессики скрутило в тугой узел.

Она услышала удары хлыста, крики и жалобные стоны. Для нее это было чересчур впечатляюще, поэтому в этот зал она решила не идти.

Но это не помогло ей сбежать ото всех неприятных звуков.

Как только она направилась в другой конец комнаты, пронзительный крик перекрыл гул разговоров. В огороженной веревкой зоне здоровенный мужчина с татуированными руками хлестал маленькую брюнетку, привязанную к напоминающего собой козлы для распилки дров столу.

Бедная женщина визжала: - Стоп! Остановись, пожалуйста, остановись!

Но он не останавливался.

Люди, стоявшие по другую сторону веревки, оставались равнодушными и даже не пытались ей помочь. Черт бы их побрал.

Гнев опалил ее, словно пожар. Ее сестру избивал муж; Джессика подозревала об этом, но никогда не вмешивалась. Но на этот раз она такого не допустит.

Подойдя к мужчине сзади, она выхватила хлыст из его рук.

- Вы, чертов извращенец, отпустите ее немедленно, или я покажу Вам, что она чувствует!

Лицо мужчины, похожего на бульдога, покраснело от ярости, и он сделал шаг вперед, но затем остановился, сжимая руки в кулаки. Обратившись к зрителям, он произнес: - Пригласите наблюдателя.

Повернувшись обратно к Джессике, он попытался выхватить у нее кнут, но Джессика ударила его прямо в лицо, сбивая его с ног, чем шокировала саму себя.

Кроме как на занятиях каратэ в колледже, она никогда никого не била. Но, эй, этот удар работал.

Мужчина не спеша поднялся на ноги, и охватившее ее чувство восторга исчезло. Не очень хорошо. У нее пересохло во рту. Джессика сделала шаг назад; ее сердце словно молоток, стучало о ее ребра. Взгляд мужчины выдавал его ярость; подняв кулак, он шагнул вперед.

- Стоп, - прозвучал требовательный голос Мастера Z.

Мужчина остановился, и Джессика вздохнула с облегчением. Все повернулись в его сторону, как только он шагнул в огороженную веревкой зону. Посмотрев на Джессику, он затем перевел взгляд на мужчину.

- Объяснитесь, Мастер Смит.

- Наша сцена была в самом разгаре, как вдруг эта сумасшедшая вылетает из толпы, кричит, выхватывает у меня кнут и, будь я проклят, ударяет меня.

Потирая покрасневший подбородок, мужчина слегка улыбнулся

- Конечно, это звучит забавно, но все-таки она испортила нашу сцену.

Мастер Z обратил свой взгляд на нее, и она вздрогнула от жесткого выражения его глаз.

- Джессика, объяснись.

- Она кричала и вопила: "Остановись, остановись", а он продолжал ее бить. В это время все стояли и смотрели: никто ничего не делал.

Чувствуя себя ребенком, вызванным на ковер, она протянула кнут.

- Я отняла это у него.

- Какое стоп-слово у Вашей сабы? - спросил Сэр у громилы.

- Фиолетовый.

- Она использовала его или клубное стоп-слово?

- Нет. Она даже и близко к этому не была. Мы вместе уже три года, и она всего дважды его произносила. Я довольно осторожен и не захожу так далеко, Z.

- Я знаю Вас.

Мастер Z повернулся к ней, его брови были нахмурены.

- Ты вообще прочитала хоть одно правило, прежде, чем поставила свою подпись в договоре?

Покраснев, Джессика опустила голову.

- Э-э... нет.

- Я сожалею об этом, но еще больше мне жаль, что ты будешь наказана за свой поступок, который ты посчитала хорошим.

 

 

Глава 4

 

От его слов у нее открылся непроизвольно рот. Наказана?

- Но...

- Сцена планируется заранее, Джессика, и она всегда долгожданная. Кроме того, у каждого сабмиссива есть то, что мы называем стоп-словом, которое он может использовать, если слишком напуган или боль превышает допустимый для него предел. Стоп-словом никогда не бывает просто само слово "стоп".

- То есть Вы хотите сказать, что на самом деле она не хотела, чтобы ей помогли? Но посмотрите на ее спину, она вся красная.

Стоявшие за ограждением люди рассмеялись.

- Если бы я взял кнут и начал бить им тебя, то да, тогда это было бы насилие, с применением боли, как основной составляющей.

Мастер Z взял кнут из ее рук.

- Тем не менее, когда кто-то возбужден, то в момент сексуального воздействия боль может усилить ответную реакцию человека и доставить удовольствие. Эти двое получают удовлетворение от такого воздействия. Она хотели получить наслаждение, планировали эту сцену, а ты ее испортила.

Люди, которым нравится причинять и испытывать боль. Ладно, она это уже видела. У клуба были правила - они были странными, как и само место - и большую часть времени, проведенного здесь, она только и делала, что нарушала их. Время извиниться, вежливо выпутаться из этой ситуации и удалиться. Комната у входа казалась все более привлекательной, и прямо сейчас она собиралась пойти туда и неважно с Мастером Z или без него.

Выпоротую женщину отвязали, и теперь она стояла рядом с громилой. Все ее крошечное тело дрожало, в ответ на что мужчина обнял ее, прижав к себе; это выглядело неуместно нежно, учитывая то, как он до этого орудовал кнутом.

Сделав глубокий вдох, Джессика встретилась с ней взглядом.

- Мне очень жаль. Я думала, Вам причиняли боль, и... Пожалуйста, простите меня.

Подняв брови, Мастер Z посмотрел на мужчину.

- Нет, Z, я, конечно, сожалею. Я вижу, что эта зверушка Ваша и она не нарочно сделала это, но она испортила нашу сцену.

Громила поцеловал женщину в макушку.

- Этот вечер для нас испорчен. Но для этого и существуют правила клуба, и я хочу, чтобы они соблюдались.

- Это Ваше право, Мастер Смит.

Мастер Z вздохнул и, прежде чем продолжить, сжал запястье Джессики своей твердой рукой:

- Вот мое решение: я накажу ее и позволю вам участвовать в этом. Я остановлюсь тогда, когда буду удовлетворен тем, что наказание совершено, и раскаяние получено. Так как она является новичком и это не ее привычный образ жизни, эти обстоятельства должны быть приняты во внимание для определения интенсивности и продолжительности наказания.

Мастер Смит нахмурился, но затем в выражении его лица появилось понимание.

- Полагаю, этот вариант мне подходит.

Повернувшись, Сэр жестом указал официантке на скамью для порки.

- Приведите инвентарь в порядок.

Взяв с небольшой полки на стене чистящий спрей и салфетки, официантка быстро протерла скамью.

Что он имел в виду, говоря о наказании? Джессика пристально посмотрела на скамью, а затем перевела взгляд на Мастера Z. У нее появилось по-настоящему дурное предчувствие.

- Послушайте, я извинилась и теперь мне пора.

Его хватка не ослабла.

- Джессика...

- Вы ведь не собираетесь хлестать меня кнутом?

Она старалась высвободить свою руку.

- Вы не можете... - она попыталась ударить его кулаком, на что тот, слегка улыбнувшись, перехватил его своей твердой рукой.

Когда она дернулась, он отпустил, но не надолго. Зайдя ей за спину, он прижал обе ее руки к бокам и, приподняв, поставил ее лицом к скамье.

- Не кнутом, - кротко сказал он, как будто продолжая разговор.

Она почувствовала его тело, прижавшееся к ней, и, несмотря на свой страх, не могла не обратить на это внимание.

 

 

Притянув плотнее к себе пышное тело Джессики, Закари смог почувствовать ее реакцию как физически, так и в ее мыслях. Страх, да. Но и медленно растущее возбуждение, которое изначально его и поразило. С другой стороны, для любого человека внезапно оказавшегося в Царстве Теней, для сабмиссива - даже новичка - действия в комнате были бы эротической мечтой... превратившейся в кошмар.

Ему не следовало впускать ее сюда, поэтому чувство вины резало его изнутри, словно тупой нож. Но, возможно, он сможет облегчить для Джессики предстоящее наказание. Он не ждал от нее, что она поймет его действия или осознает то, как возбуждение может изменить качество боли.

Продолжая прижиматься к ней, он уткнулся носом ей в шею, вдыхая теплый аромат ванили. Она вздрогнула.

- Ты не готова к кнуту, - прошептал он, касаясь губами ее уха, чувствуя, как внутри нее растут страх и возбуждение.

- Сомневаюсь, что ты сможешь насладиться этим видом страдания.

Не уменьшая давления своих рук, он переместился к ее груди. Если бы он не привлекал ее, не возбуждал, то его поведение можно было бы охарактеризовать как достойное осуждения, но ее соски твердели под его прикосновениями. Не обращая внимания на людей, столпившихся вокруг них, он сосредоточился на ней, желая возбудить ее еще больше. Ее грудь была мягкой, округлой и тяжелой. Она, несомненно, чувствовала тепло его рук через тонкий топ.

 

 

Сквозь футболку девушка ощущала жар его тела, чувствуя, как его пальцы терли ее соски, и тело плавилось от накатывающих на нее жарких волн наслаждения.

- Остановитесь, - прошипела она, извиваясь в его сильных руках.

Сердце Джессики колотилось от страха, и она очень хорошо понимала, что это его руки были сейчас на ее теле, и это его большое тело так легко удерживало ее на месте. Это был Сэр, именно он обнимал ее, давая ей почувствовать себя в безопасности... только сейчас никакой безопасностью здесь и не пахло.

Она ощутила, как что-то защелкнулось вокруг ее лодыжек.

- Эй!

Мужчина и выпоротая кнутом женщина стояли на коленях по обеим сторонам от нее. Она попыталась пнуть их, но не смогла пошевелить ногами, с ужасом обнаружив, что они успели привязать ее лодыжки к ножкам скамьи.

- Отпустите меня, черт возьми. Я не соглашалась на...

- На самом деле, все как раз наоборот, - негромко произнес Сэр.

- У меня есть твоя подпись. На третьей странице договора подробно описывается то, что бывает за прерывание сцены.

- Еще чего!

Она попыталась вырваться на свободу.

- Черт бы тебя побрал, отпусти меня.

Его руки, обнимающие ее, одновременно успокаивающие и вселяющие ужас, удерживали ее с такой легкостью, словно она была щенком.

- Мастер Смит, пожалуйста, не могли бы Вы опустить переднюю часть на несколько дюймов? - спросил Сэр.

- А вообще... приподнимите на фут всю конструкцию целиком.

Даже раздавая указания, он продолжал дразнить ее грудь, сжимая соски и поглаживая нижнюю часть ее живота. Когда его рука двинулась вниз по телу Джессики и накрыла киску, по ее телу прокатилась жаркая волна возбуждения.

Продолжая свои попытки вырваться из его объятий, у нее так и не получилось отодвинуть его руки в сторону, и даже страх не мог подавить зарождающихся внутри ощущений. Или ее испуг лишь усиливал их?

Скамья была подготовлена.

- Джессика, наклонись, - сказал Мастер Z.

Она напряглась всем телом, стараясь оставаться неподвижной и стоять прямо. Проклятье, она не станет ему помогать.

Раздраженно рассмеявшись, он переместил одну руку вниз, обнимая ее за бедра, и, сильнее прижавшись своей грудью к ее спине, заставил Джессику склониться над скамьей. Она безуспешно продолжала бороться с ним, задыхаясь от напряжения. Подняв руки девушки вверх, он прижал ее грудью к скамье. Еще два щелчка - и она поняла, что услужливая пара приковала к ножкам скамьи теперь уже ее запястья. Ее руки были вытянуты прямо, что делало все попытки вырваться из этих оков тщетными.

- Нет, черт возьми.

Сэр обошел вокруг скамьи. Обхватив тело снизу, он расположил ее груди так, чтобы они свисали с каждой стороны узкого основания скамьи.

Джессика пыталась двигать ногами, чтобы приподняться, но она была полностью обездвижена. В нее вселился ужас от осознания того, что она лежит на скамье головой вниз, а ее попка задрана к верху. Запаниковав и тяжело задышав, девушка попыталась выдернуть руки из манжет, удерживающих ее запястья.

- Ты ублюдок, - выпалила она, - отпусти меня, или я подам на тебя в суд. Я...

- Котенок, - произнес он, поглаживая ее пылающую щеку, - никто и никогда не будет заниматься такими вопросами. Подобные иски попадают в заголовки скандальных газетных статей, и вряд ли кто-то захочет открыто признаться в том, что был здесь.

Огласка, общественный резонанс? Она задохнулась, почувствовав во рту кислоту и горечь одновременно. Она не могла позволить себе скандала в ее нетерпимом в вопросах нравственности и морали бухгалтерском мире.

Ее угроза судебным разбирательством была бесполезной и невыполнимой, и он знал это.

- Мне очень жаль, маленькая, но тебе придется подчиниться и принять свое наказание.

Погладив ее по волосам, он подошел к стене. Повернув голову, она пыталась держать его в поле зрения, но тут ее дыхание остановилось. Мерцающие огни на стене скрывали то, что висело на ней. Трости, кнуты, паддлы и хлысты. Из ее груди вырвался всхлип, и она еще усерднее начала вырываться из сдерживающих ее оков. Она слышала, как люди смеялись над ее бесполезными попытками. Много людей.

А в это время, сложив руки за спиной, Сэр рассматривал девайсы, тем самым лишь усиливая ее мучения.

«Нет, не кнут, ты же обещал. И, пожалуйста, не эту длинную, ужасную трость.»

А потом он взял в руки круглый паддл размером с человеческую голову.

- Кажется, это подойдет, - сказал он.

Нежно прикоснувшись к ее щеке, он произнес, на этот раз не шепотом: - Джессика, поскольку ты новичок в этом деле, я буду снисходительным. У тебя есть разрешение кричать, плакать, ругаться, оскорблять, умолять и даже... молчать. Все, что ты будешь делать, является приемлемым для данного периода…адаптации.

- Ты ублюдок, не смей говорить мне, что я должна делать.

Она была настолько зла, расстроена и напугана, что почувствовала, как из ее глаз потекли слезы.

- Джессика, я все равно сделаю это.

Он скрылся за ней, и, как она ни старалась, она не могла повернуть голову достаточно далеко, чтобы его увидеть.

Члены клуба, расположившиеся за пределами огороженной зоны, наблюдали за происходящим, как настоящие зрители на шоу в прямом эфире. Она ненавидела их так же сильно, как ненавидела его.

Кто-то задрал ее юбку, и на лицах публики появились улыбки. Она сжала зубы, ее лицо запылало. На ней не было нижнего белья; ее задница была обнажена, и каждый желающий мог ее увидеть.

Прозвучал голос Сэра.

- Такая хорошенькая попка, Вам так не кажется, мастер Смит?

- Очень хорошенькая.

Мастер Z начал медленно и осторожно массировать ее ягодицы. Он пробежался пальцами по ее обнаженной коже, проследовал ими по складке между ее ягодицами и бедрами, делая свои прикосновения все более интимными.

Сосредоточившись на них, она ахнула, когда его пальцы погладили ее между ног, раздвигая влажные складочки. Желание проникло в ее тело, как горячий воздух в открытое окно... но внезапно он резко отстранился, оставив ее одну.

- Я не устанавливаю определенное количество ударов.

Вновь послышался голос Мастера Z.

- Я скажу, когда остановиться.

И что-то ударило ее зад с ужасающим шлепком. Ее ноги дрогнули, и ужасная боль обожгла ее кожу. Она лихорадочно дернулась, пытаясь вырваться из оков – бах! Ожог пронзил ее до пальцев ног. Она закрыла рот, сдерживая крик; она не будет кричать или плакать, пока на нее смотрят - бах! Ее попка горела.

Еще удар, потом еще один, и каждый из них пронзал ее тело болью до самых кончиков пальцев, заставляя ее выгибаться дугой на скамье. Но потом все прекратилось.

Стараясь не расплакаться, она прижалась лбом к кожаной обивке скамьи.

- В качестве компенсации потерпевшей стороне, пожалуйста, сделайте по три удара каждый, - сказал мастер Z, его голос звучал настолько вежливо, как у идеально вышколенного официанта.

Джессика лихорадочно замотала головой. Не надо больше. Из ее глаз потекли слезы, превращая присевшего рядом с ней Мастера Z в расплывчатое пятно.

- Если ты расслабишься, будет не так больно, - пробормотал он, вытирая слезы с ее щек.

- Пожалуйста...

- Ты сможешь выдержать еще.

Протянув руку под скамью, он обхватил ее подрагивающую грудь.

- Ты справишься.

Он кому-то кивнул и... бах!

В этот раз она не смогла сдержать крик. Бах! Бах! Было очень больно, поэтому она зарыдала.

Одной рукой Сэр гладил ее по спине, в то время как другой он сжимал ее грудь. Его пальцы на ее соске – даже сквозь боль, она чувствовала его прикосновение – вызывали в ней самые странные чувства.

Бах! Только по одной ягодице. Еще один удар по другой. И еще один шлепок по верхней части ее бедер, заставивший ее закричать.

- Я сожалею, - она рыдала, смотря на Сэра, пытаясь заставить его ей поверить.

- Я не хотела причинять неприятности, я не хотела.

Его взгляд смягчился.

- Я знаю, маленькая.

Он встал и подошел к задней части скамьи, выйдя из ее поля зрения. Она всхлипнула. Что он собирается делать? Не надо больше, пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста.

Что-то коснулось ее попки, и она вскрикнула больше от страха, чем от боли.

- Розовая и нежная. Бедный котенок, - сказал Сэр.

Его руки ласкали ее зад, болезненно и... почти возбуждающе, отодвигая ужасные ощущения от произошедшего на задний план.

- Освободите ее. Наказание окончено.

Несколько человек в толпе застонали от разочарования, но резко замолчали, их недовольство моментально стихло. Другой Мастер и его саба отстегнули ее руки, кто-то освободил ее ноги. Сэр схватил ее за талию и поднял на ноги, держа ровно, пока она не восстановила равновесие.

Ее лицо было мокрым, и она вытерла слезы со своих щек. Ее внутренности, казалось, тряслись сильнее, чем ноги.

- А теперь произнеси свои извинения на коленях, Джессика, - распорядился Сэр.
Пока она неуклюже опускалась в нужное положение, его рука удерживала ее от падения.

Она посмотрела на Мастера Смита и его рабыню.

- Простите, я искренне сожалею, что прервала вас. И что не прочитала правила, - ее голос дрожал.

Что, если этого было недостаточно? Что, если...

Мастер Смит фыркнул от смеха.

- Звучит убедительно, Мастер Z. Извинения приняты.

- А ты удовлетворена, Венди? - спросил Мастер Z.

Маленькая брюнетка кивнула.

- Да, Сэр.

Ее глаза с намеком на сочувствие встретились с глазами Джессики, и та позволила своей голове с облегчением склониться вниз. Все кончено.

Ее бедра дрожали так сильно, что она хотела просто рухнуть на пол. Слезы все еще стекали вниз по ее щекам. Она чувствовала себя такой потерянной.

И тогда Сэр наклонился и легко поднял ее на руки. Голова закружилась, как на карусели-вертушке, и она вцепилась ему в рубашку.

- Ш-ш-ш, котенок, с тобой все в порядке, - прошептал он, и что-то внутри нее расслабилось.

Почувствовав его губы на своих волосах, она поняла, что теперь она в безопасности.

 

 

Найдя свободный диван в середине зала, Закари занял его, крепко держа ее в своих объятиях. Чувство вины скрутило его внутренности в тугой узел.

Никогда еще хороший поступок не заканчивался такими плохими последствиями. Ему следовало оставить ее с Беном, в холодной комнате у входа, или вообще не впускать ее в клуб. Черт возьми, даже при условии сильного возбуждения у нее не было шанса избежать боли и шока от порки.

Нежно обняв Джессику, он прислонил ее голову к своей груди.

- Все закончилось, маленькая...

Уткнувшись ему лицом в плечо, она едва сдерживала рыдания... и это разбивало его сердце. Он чувствовал, как она пытается обнести стеной свои страдания, но между Домом и его сабой не должно быть никаких преград. Пока она этого не знала и в ближайшее время вряд ли узнает, если, конечно, выберет этот путь. Она не была его сабой, но он действовал, как ее Дом во время наказания, поэтому последующая забота о ней была его обязанностью.

С этого он и начнет.

Переместив девушку в своих руках так, чтобы можно было приподнять ее лицо к себе, он посмотрел ей в глаза.

- Ты со мной, Джессика, - тихо сказал он, - говори.

Ее изумрудные глаза смотрели на него. Она, казалось, была потрясена его словами - неужели рядом с ней никогда и никого не было? - из ее глаз хлынул новый поток слез. Ее голова снова опустилась на его плечо, и он почувствовал дрожь от ее приглушенных рыданий.

Ее последующие слова, сказанные срывающимся голосом, дошли до него точно так же, как и его тепло, просачивающееся в нее через их объятья.

- На глазах у людей... больно... Никто и никогда...

Барьеры девушки пали, и она зарыдала с такой силой, что все ее тело задрожало, как если бы она промокла и замерзла от дождя. Очень нежная малышка. Нуждающаяся в защите зверушка. Он захотел ее еще сильнее.

Пока она плакала, он гладил ее по волосам, нежно шепча ей о том, насколько храброй она была, как чудесно она извинилась и как ему было дорого то, что она разделила эти страдания с ним. Он похвалил ее за мужество в попытке спасти другую сабу, и посетовал на то, что редко можно встретить человека, готового так решительно действовать, чтобы помочь другим. Он сказал правду.

Даже при том, что она была не права, вмешиваясь в чужую сцену, отважность ее действий произвела на него впечатление. Многогранность ее личности завораживала: от вспыльчивой - к податливой женщине в его руках; от осторожности и желания все контролировать - к неистовой страстности. Она восхищала его.

Постепенно плач Джессики перешел в прерывистое дыхание, истощив ее силы. И спустя несколько секунд Закари почувствовал, что ее разум включился и начал прятать боль и страдания под слоями контроля. Ее тело напряглось, не желая больше принимать никакого утешения.

- Я хочу сейчас же уйти, - сказала она жестким голосом.

Ох, он знал, что этого следовало ожидать.

- Дождь и ветер еще не стихли, кроме того у тебя нет автомобиля. Однако ты можешь остаться в комнате у входа, где никто тебя не побеспокоит.

Зашипев, она попыталась оттолкнуть от себя его руки.

- Отпусти меня.

- Мы будем сидеть здесь до тех пор, пока ты не сможешь передвигаться самостоятельно. Или ты хочешь, чтобы я нес тебя через всю комнату?

Она мгновенно притихла.

- По крайней мере, отпусти меня.

- Нет.

Подняв голову, она посмотрела на него своими зелеными глазами, мокрыми от слез.

- Я никогда не наказывал кого-то, с кем только что познакомился, - сказал он, выпуская свой гнев на волю.

- Дисциплина - это вопрос доверия между Домом и сабой. Между нами этого доверия нет. Мне пришлось провести эту сцену, сцену наказания, и для меня она была крайне неприятна. Меня беспокоит, что я причинил тебе боль, Джессика, - прорычал он.

- Поэтому ты позволишь мне обнять тебя и как-то утешить в ответ.

Ее глаза расширились. Она уже поняла, что ее необдуманные действия причинили ущерб Мастеру Смиту и его сабе. Но задумывалась ли она над тем, какое неудобство она доставила Хозяину клуба?

Он почти слышал, как в ее голове вращались мысли о произошедшем. Она была очень умной женщиной.

- Я сожалею, - прошептала она, уткнувшись в его рубашку.

- Я тоже, - спокойно ответил он, не желая, чтобы она просила прощения. Пока что, во всяком случае.

Она всхлипнула, медленно прячась под его защиту.

- Что Вы хотите, чтобы я сделала?

- Просто посиди со мной, маленькая, - вздохнул он, - до тех пор, пока мы оба не придем в себя. Тебе нужны утешительные объятия, а мне нравится тебя обнимать.

От его слов ее разум открылся сильнее, чем от любой боли. Он чувствовал, как ее тело заново начало узнавать его - его твердость против ее мягкости, его руки, ласкающие ее волосы, его запах. И даже сейчас, когда она расслабилась, она продолжала извиваться на его коленях, пытаясь облегчить боль своей воспаленной попки.

Его член моментально отреагировал на провокационные движения. Она обладала таким телом, которое всегда его привлекало: мягкое, с пышными формами.

Почувствовав, что он стал твердым, она замерла, понимая, что именно ее движения были тому причиной. Усмехнувшись, он прижался губами к ее макушке.

- Я хочу поцеловать тебя, а потом отвести в комнату у входа.

- Это все? - спросила она подозрительно.

Его глаза прищурились. Он провел рукой по ее груди, потирая сосок большим пальцем. Охватившее ее чувство тревоги сменилось волной тепла, прокатившейся по телу.

- Может быть, мне следует попросить о большем? - пробормотал он.

Джессика положила свою руку на его и попыталась отодвинуть ее от себя, но попытка девушки сделать это была так же успешна, как если бы котенок пытался тянуть хозяина за руку.

- Поцелуй меня, - сказал он.

Обиженно вздохнув, она вздернула подбородок.

На этот раз он решил двигаться медленно. Поддразнивая, он нежно коснулся ее губ, словно изучал границы местности, как в дни его службы в спецотряде. Ее рот был мягким с крошечным шрамом в центре нижней губы, делящим ту на две половинки.

Углубив поцелуй, он приоткрыл ее губы своими, уговаривая ответить ему. Под его медленным натиском губы Джессики смягчились так же, как и женские соски после испытанного оргазма. Он еще глубже вторгся в ее рот, теперь уже овладевая им полностью. И когда он сжал грудь девушки, ее пальцы вокруг его руки сжали его в ответ. Вздох. Он видел в ее мыслях сложную борьбу с эмоциями от растущего возбуждения.

От груди к ее киске прокатилась волна возбуждения, и, когда он всосал ее язык в свой рот, ощущения в ее теле вознеслись вверх так же резко и быстро, как лифт поднимает человека к вершине. И когда ее пышное тело задрожало от сильного желания, Мастер Z медленно отстранился, прежде чем искушение могло завести его еще дальше.

Обещание обещанием, к тому же она и так была потрясена. Если холод в комнате у входа охладит ее страсть, то так тому и быть. Конечно, если ее мысли и желания приведут ее обратно на его территорию...

Воображение Закари тут же уложило Джессику в его постель, с предоставленной его языку, пальцам и, наконец, члену, раскрытой киской. Он бы с удовольствием брал ее снова и снова, пока крики экстаза не сделали ее мягкой, податливой и готовой принять его еще и еще.





Дата добавления: 2015-06-30; Просмотров: 230; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:
studopedia.su - Студопедия (2013 - 2020) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.027 сек.