Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Управление по закрытому кон­туру регулирования




Зачатки противоположных идей относительно кольцевого или замкнутого (закрытого) контура регуляции движений мы находим у В. Джемса, Ч. Шеррингтона и др.

Джемс предположил, что периферическая обратная связь от одной части движения вызывает к действию следующую, и выдви­нул гипотезу «цепных рефлексов», против которой позже выступил Лешли. В соответствии с теорией закрытого контура предпола­гается, что ответ не просто запускается рецепторикой, но и управ­ляется ею.

Управление движением по «закрытому» контуру предполагает передачу с помощью обратных связей информации о соответствии движения требуемой цели и выработку на основе этого новых управляющих команд. Обратная связь выполняет две функции: с ее помощью определяются пространственные характеристики цели, необходимые для составления программы баллистического движения, а также осуществляется соотнесение результатов вы­полнения этих программ с истинным положением цели, служащее для уточнения программ последующих движений. Наиболее пол­ная аргументация того, что жесткое программирование не может обеспечить целесообразный эффект движения, дана Н. А. Берн штейном.

Теория Н. А. Бернштейна охватывает широкий класс функцио­нально-различных движений и представляет собой общую теорию поуровневого управления и построения движений человека. Эта теория включает в себя три фундаментальных принципа: централь­ного программирования, сенсорных коррекций и уровневой орга­низации движений. Принцип координирования движений изложен им в безупречной с точки зрения современной теории автомати­ческого регулирования форме: «... как только орган, находящийся под действием внешних и реактивных сил, плюс еще какая-то до­бавка внутренних, мышечных сил, отклонится в своем результирующем движении от того, что входит в намерения центральной нервной системы, эта последняя получит исчерпывающую сигнали­зацию об этом отклонении, достаточную для того, чтобы внести в эффекторный процесс собственные адекватные поправки. Весь изложенный принцип координирования заслуживает поэтому наз­вания принципа сенсорных коррекций» [6, с. 28].

Н. А. Бернштейн долгое время решительно отвергал всякую возможность управления движением по разомкнутой схеме. Одна­ко позже он отошел от такой крайней точки зрения и допустил возможность того, что в некоторых элементарных процессах дуга не замыкается в рефлекторное кольцо либо из-за кратковремен­ности акта, либо вследствие его крайней элементарности.

Сенсорные коррекции осуществляются в общем случае всеми имеющимися в распоряжении организма рецепторными аппарата­ми. В частных случаях некоторые из обратных связей могут не участвовать в управлении движением. Первичные сигналы рецеп­торов предварительно подвергаются сложной обработке и «пере­шифровке», необходимой, например, для того, чтобы их можно было сличить с проектом движения, построенным на языке прост­ранственно-кинематических представлений. Полученные в результа­те обработки «синтезы», составленные из сигналов всех видов обратных связей, участвующих в управлении данным движением, служат для сенсорных коррекций.

Понятие о сенсорном синтезе играет в модели Бернштейна фундаментальную роль. Состав образующих его афферентаций, т. е. обратных связей, и принцип их объединения служат главным критерием, отличающим один уровень построения движения от другого.

Каждая двигательная задача находит себе в зависимости от своего содержания и смысловой структуры тот или иной ведущий уровень. Уровни различаются между собой не только видом сен­сорного синтеза, но и анатомическим субстратом, т. е. совокуп­ностью органов нервной системы, без которых осуществление функции этого уровня невозможно.

В зависимости от цели и смыслового содержания двигательного акта один из уровней берет на себя роль ведущего, координирую­щего действия нижележащих фоновых уровней. Во всяком движе­нии осознается только ведущий уровень.

Выработка двигательного навыка — это процесс формирования в ходе обучения и тренировки уровневого состава движения, выделения ведущего уровня и сра­батывания между собой всех вовлеченных в управление уровней.

Необходимым условием успешного изучения двигательных ак­тов является создание адекватного метода, позволяющего регист­рировать и анализировать пространственно-временную развертку движения, весь ход двигательного акта «по всему моторному аппа­рату тела».

В исследованиях исполнительной деятельности, на­правленных на выявление объективных индикаторов процесса формирования сенсомоторного образа пространства и структуры действия, использовался микроструктурный метод анализа, суть которого состоит в выделении быстротекущих компонентов цело­стных психических актов и в анализе их взаимоотношения. Исполь­зование этого метода при исследовании произвольных простран­ственных действий позволило вскрыть структуру пространственно­го действия; проследить динамику ее становления и развития в различных условиях протекания действий; выделить ряд ком­понентов-стадий: формирования программы, реализации, контроля и коррекций, составляющих структуру действия, проследить ди­намику их развития, соотношения их на разных этапах освоения действия, а также изменения, происходящие внутри выделенных компонентов целостного действия.

Экспериментальная ситуация предусматривала исследование формирования инструментального пространственного действия в различных условиях.

· В стабильных условиях маршруты требуе­мого движения были одинаковой величины и сложности.

· В дина­мических условиях маршруты отличались числом опорных элемен­тов и числом пространственных составляющих движения.

· В условиях инверсии вводилось рассогласование (полное или частичное) между перцептивным и моторным полями. Инверсия вводилась после выработки навыка в условиях нормы.

В результате исследования было обнаружено, что в процессе формирования навыка (стабильные условия, норма) наблюдается сложная динамика во взаимоотношениях между отдельными ста­диями целостного действия.

Во-первых, в процессе освоения пpo­странственного действия наблюдается уменьшение времени каждой выделенной стадии; во-вторых, сокращение времени в каждой ста­дии происходит неравномерно, в-третьих, по мере тренировки проис­ходит перераспределение времени между выделенными стадиями.

Неравномерность темпа сокращения времени в выделенных ста­диях свидетельствует о том, что все компоненты целостного дей­ствия совершенствуются неодинаково.

В исследовании обнаружена последовательность формирования компонентов пространственного действия. Быстрее всего складывается стадия формирования мо­торных программ, за ней следует стадия контроля и коррекций, обе они формируются на фоне постепенного уменьшения времени, которое занимает стадия реализации моторных программ.

Лишь после того как оба когнитивных компонента сформировались, видимо, возможно, последнее сокращение времени выполнения действия в целом. И это сокращение происходит за счет его испол­нительной части. Перераспределение времени между стадиями внутри целостного действия на разных этапах формирования сви­детельствует о том, что каждое новое упражнение — это новый процесс решения задачи, процесс изменения и совершенствования средств и способов ее решения.

Знание функциональной структуры действия, исследование динамики ее формирования и становления, установление взаимо­связей и взаимоотношений между компонентами исследуемого объекта открывают возможности контроля за процессом форми­рования и оптимизации движений и действий.

Изменение удельного веса компонентов в структуре действия как в процессе его формирования, так и под влиянием тех или иных изменений, внесенных в условия его протекания, свидетель­ствует о том, что превалирование того или иного типа регулиро­вания двигательными актами зависит в основном от условий, в которых действие протекает, и от степени освоенности, обученности. На рис. представлены удельные веса компонентов целостного действия в различных условиях его протекания и на разных этапах его формирования.

а – в стабильных условиях; б – в динамических условиях; в – в условиях инверсии     1 – начало обучения 2- конец обучения

 

Соотношение компонентов функциональной структуры целост­ного действия в начале его формирования сходно независимо от того, в каких условиях протекает действие. В конце формирования сходное соотношение компонентов в структуре действия отмечается у действий, формируемых в динамических и инвертированных условиях; действие, формируемое в условиях нормы, имеет совер­шенно отличную от них структуру.

Ситуация инверсии и динамики и ситуация нормы могут быть сопоставлены в терминах открыто­го и закрытого контура управления.

В условиях нормы после дли­тельной тренировки у испытуемых формировались симультанный образ ситуации и программа, организующая моторный ответ, т. е. значительная часть действия осуществлялась как бы по открыто­му контуру, что подтверждается значительным удельным весом стадии формирования программ и сравнительно небольшим весом стадии контроля и коррекций.

В ситуации инверсии[5] и в динами­ческих условиях предъявления информации в течение проведенных экспериментальных серий сохранилась регуляция по принципу замкнутого контура, о чем свидетельствует удельный вес стадии контроля и коррекций, составляющей примерно 50% от целостного действия.

К настоящему времени предложено большое число разнообраз­ных вариантов теорий закрытого контура регулирования, описы­вающих более или менее сложные акты человеческого поведения и деятельности. Эти теории относятся к таким процессам, как дис­кретные и непрерывные двигательные процессы, перцептивно-мо­торные навыки, речевое поведение и т. д.

В настоящее время созрели как теоре­тические, так и методические предпосылки для преодоления оппозиции между теориями открытого и закрытого контура. Тео­ретические предпосылки состоят в том, что во многих областях исследования психической деятельности успешно преодолевается технологический, инженерный подход, в том числе и в его совре­менном информационно-кибернетическом варианте.

Методические предпосылки состоят в том, что благодаря использованию ЭВМ на линии эксперимента появились принципиально новые возможности регистрации и анализа движений.

В качестве примера приведем исследование, предметом которого был анализ соотношений когнитивных и исполнительных компонентов инструментального действия.

Экспериментальная си­туация предусматривала быстрое и точное горизонтальное движе­ние к цели, представляющей собой све­товой квадрат, равный по размеру управ­ляемому квадрату и появляющийся справа и слева от стартовой позиции на горизонтальной оси телевизионного индикатора по программе от ЭВМ. Реги­стрировались временные и скоростные характеристики движения.

На рисунке 12 представлен образец записи перехода на цель, включающий в себя запись параметрического графи­ка зависимости пути от времени, данные по скорости и ускорению совершаемого движения. Данный вид кривых S (t), V(t), A(t) описывает движения, направ­ленные на быстрое и точное совмещение управляемого пятна с целью.

Скорость движения возрастает до середины пути, а затем начинает монотонно падать вплоть до начала корректирующих дви­жений, подводящих управляемое пятно к цели. Изменение скорости движения, в свою очередь, вызвано тем, что усилие, прилагаемое для перемещения руки в пространстве и соответственно орудия, управляемого ею, изменяется во вре­мени.

Характер изменения этого усилия описывается изменением ускорения движения во времени A(t), где можно выделить ускоренную часть, соответствующую началь­ной части движения, когда скорость нарастает от 0 до макси­мума, и части движения, когда ускорение имеет отрицательный знак.

Одновременно для каждой группы реализаций (в зависимо­сти от амплитуды перемещения) был вычислен средний квадратич­ный разброс (а), т. е. определены участки максимального и ми­нимального отклонения от идеальной кривой.

Как показал анализ, максимальное отклонение на кривой (а) отмечено в се­редине пути там, где, как видно на кривой скорости, она уже достигла своего максимума. Иначе говоря, разброс ми­нимален в начале и конце пути.

Отсюда можно предположить. что движения в самом начале своего пути, соответствующие по времени фазе >нарастания ускорения и характеризующиеся мини­мальным разбросом (а), совершаются по четко отработанной программе для данной группы движений.

Эти данные согласуются с данными представителей програм­много или открытого типа управления движениями, постулирую­щих наличие набора моторных программ, которые могут синте­зироваться в желаемое движение, охватить его целиком и которые не зависят от обратной афферентации.

Результаты проведенного исследования свидетельствуют о наличии программного типа управления лишь для начальной части движения, составляющей для данной экспериментальной ситуации и данной группы движе­ний 125—150 мс. Как было.показано, средний квадратичный раз­брос увеличивается, доходя до своего максимума на участке пути, соответствующему максимальному значению скорости, охватываю­щей на кривой S (t) интервал, равный 225—275 мс.

Вследствие большого количества степеней свободы кинематических цепей человеческого тела, действия реактивных и внешних сил и других причин никакая, даже наиболее точно дозированная, система пус­ковых афферентных импульсов не может однозначно определить требуемое движение. Но движение все-таки совершается, и доста­точно точно, и совершается оно с помощью внесения поправок по ходу выполнения движения, на основе эфферентной сигнализации, поступающей в процессе двигательного акта, путем «сенсорной коррекции».

Однако одних импульсов, поступающих в нервную систему по ходу выполнения движения, еще недостаточно для управления действием, они должны сопоставляться с заданными, запрограммированными их значениями, что и дает возможность вносить поправки по ходу выполнения действия; на основе такого сличения и производится коррекция двигательного акта. Иначе говоря, имеются основания для объединения в одном двигательном акте двух типов управления: программного и на основе обратной афферентации, т. е. закрытого типа управления.

Сами представления о моторной программе и об обратной связи, являющиеся центральными в этих теориях, тоже нуждаются в объяснении, тем более, что они рассматриваются в этих теориях преимущественно со стороны их физиологических механизмов.

А между тем современные исследования открывают в человечес­ком действии такие осложнения, вариации и направления, о кото­рых не знают биомеханика и физиология, по крайней мере в их нынешнем состоянии.

Главное осложнение состоит, видимо, в том, что как программа, так и контроль являются производными от об­раза, равно как и образ является производным от действия с предметом. Это не логический круг, поэтому разрывать его не нужно, но понять взаимоотношения между действием и образом необходимо; без этого невозможно решить проблему построения движений. Мы не случайно привели выше высказывание И. М. Се­ченова о том, что чувствования служат источниками движений не прямо, а через психику, т. е. через образ, который сам является не менее динамичным, чем регулируемое им движение.

Понимание этого обстоятельства кардинально отличает тео­рию Н. А. Бернштейна от теорий открытого и закрытого контура. Рассматривая функции «задающего» элемента, он совершенно справедливо ставит вопрос о происхождении макропрограммы целевого действия и о связи ее с двигательной задачей. Послед­няя прямо или косвенно определяется ситуацией, сложившейся к данному моменту.

В качестве определяющего фактора в возник­новении и формировании макропрограммы двигательного акта в теории Бернштейна выступает образ или представление резуль­тата действия (конечного или поэтапного).

 

Теория перцептивных действий [6]

Важным этапом в исследовании произвольных движений и навыков было обращение к их ориентировочно-исследовательским, когнитивным компонентам.

А. В. Запорожец показал, что в процес­се ориентировочно-исследовательской деятельности складывается образ ситуации и тех действий, которые должны быть осуществле­ны. Особенно существенным является вклад ориентировки на начальных стадиях формирования произвольных движений. Логика исследования привела А. В. Запорожца и его сотрудников к дифференциации ориентировочно-исследовательских, пробующих и собственно-исполнительных действий.

Появились новые аргу­менты в пользу полифункциональности движений, которые могут выполнять как исполнительные, так и когнитивные функции, что привело к созданию теории перцептивных действий, были разработаны методы микроанализа когнитивных, в том чис­ле и перцептивных процессов. При этом собственно-исполнитель­ные действия анализировались в самом общем виде: оценивались лишь время их реализации и точность достижения цели.

Развитие теории и методического арсенала исследования пер­цептивных действий позволяет поставить задачу объединения цело­го ряда подходов к исследованию произвольных движений и на­выков: теории построения и развития движений Н. А. Бернштейиа и А. В. Запорожца, теорий открытого и закрытого контура (вместе с различными вариантами их объединения) и теории перцептивных действий.

Первая попытка такого объединения была сделана на основе методов микроструктурного анализа исполнительной и познава­тельной деятельности.

В качестве существенного теоретического основания необходи­мости и полезности объединения названных концепций выдви­галось следующее.

При построении движений происходит преодоление избыточных степеней свободы кинематических цепей человеческого тела. Не лишено оснований предположение, что имеется нечто общее между задачей построения движений и за­дачей построения зрительного образа.

При построении образа также происходит преодоление избыточных и неадекватных вари­антов отображения одного и того же объекта. С точки зрения регуляции и контроля произвольных движений, видимо, иначе и не может быть, поскольку зрительная система представляет собой существенную часть регулирующего звена двигательного акта. Поэтому в регулирующем звене (кстати, не обязательно связан­ном только со зрительной системой) должно быть не меньшее число степеней свободы, чем в исполнительном. В противном слу­чае ряд степеней свободы исполнительного звена обязательно будет ускользать от регулирующего.

Именно поэтому исходя из принципа иннервации[7] отдельных мышц нельзя объяснить целостный акт движения, нельзя говорить об однозначных связях между иннервационными импульсами и вызываемыми ими движениями.

Близкие по смыслу идеи выска­зывает М. Турвей, считающий, что целесообразные движения регулируются не жестким (заранее готовым) паттерном (шаблон), а обра­зом действия, который сам является постоянно становящейся структурой.

Мало вероятно, что для каждого способа выполнения движения существует готовый регуляторный паттерн, тем более, что без предварительного научения возможно примене­ние многих способов выполнения движений и действий.

Движение реализуется путем подгонки друг к другу координируемых струк­тур, которые являются относительно автономными с точки зрения организации движения.

Собственно становление движения может быть понято как гетерархия[8], в высших областях которой имеется малое количество больших и сложных координируемых структур, а в низших — большое количество маленьких и простых структур.

Турвей также считает, что центральное место в организации дви­жения занимает образ предстоящего действия или представление о нем. В соответствии с таким пониманием процесса управления движением первоначальное представление о действии обязательно должно быть неопределенным в сравнении с его окончательным представлением в исполнительных командах для мышц.

Проще говоря, «образ действия» не может и не должен быть конструктив­ным по отношению к конкретным деталям двигательного акта.

В образ действия входят обобщенная оценка позы или схемы тела и выделенные перцептивные свойства, которые могут пона­добиться для управления движением, представленные также в обобщенной форме. В разворачивающемся движении «образ дей­ствия» постепенно конкретизируется на последующих уровнях управления движением путем внесения в него детализированного предметного содержания.

Причем объединение координированных двигательных структур на каждом уровне происходит с помощью соответствующих, зрительно выделенных свойств внешней среды.

Необходимо установить, каким образом и на основании чего формируется новая для данного индивида деятельность, какова ее функциональная структура и каковы компоненты, ее состав­ляющие.

Для ответа на поставленные вопросы в экспериментальной ситуации была использована инверсия как средство разрушения сложившегося навыка, при введении которой перцептивные и мо­торные поля, каждое в отдельности, по сути дела не претерпевали никаких изменений.

Нарушалось лишь соответствие между дви­жением манипулятора и перемещением пятна на экране, иначе го­воря, в инверсии нарушалось привычное соотношение перцептив­ного и моторного полей, что, естественно, вызывало разрушение сложившегося в условиях совместимости сенсомоторного образа пространства, т. е. средства стали неадекватны цели. Использова­ние инверсии дало возможность более полно проследить этапы построения нового сенсомоторного образа рабочего пространства.

Остановимся подробнее на строении фазической стадии прост­ранственного действия, которая при введении инверсии из прост­ранственной, единой и целенаправленной превратилась в набор большого количества разнонаправленных движений, перемежаю­щихся либо полными остановками, либо значительными замедле­ниями.

Каждая такая остановка говорит о том, что, сделав небольшое движение, испытуемый контролирует себя и намечает (программирует) свой дальнейший путь (рис.).

По сути дела, в структуре фазы при переходе на один элемент матрицы можно насчитать 3—8 полных циклов, каждый из кото­рых состоит из своих собственных стадий программирования, реализации и контролирова­ния.

Иначе говоря, фазическая стадия целостного дей­ствия распалась на целый ряд разнонаправленных дви­жений, а если учесть, что такие разнонаправленные с большой амплитудой дви­жения, как бы пронизываю­щие оперативное простран­ство, зарегистрированы по каждой составляющей X, Y, Z пространственного действия, то станет ясно, насколько хаотично и бес­порядочно выглядит это действие, которое по сути дела нельзя назвать дейст­вием, 'поскольку оно не целе­направлено и раздроблено.

Его можно представить себе как искусственно соединен­ные цепи отдельных опера­ций, каждая из которых имеет определенные направ­ления, скорость и точку при­ложения.

Отсюда совершен­но ясно, что исконная функ­ция движения — исполнительная — трансформируется на этом этапе овладения действием в функцию познавательную, исследо­вательскую, ориентирующую.

Таким образом, на основе активных действий, прощупывающих рабочее пространство во всех направлениях, функция которых не исполнительная, а исследовательская, начинает строиться новый сенсомоторный образ пространства.

На первом этапе построения сенсомоторного образа формируется достаточно обобщенный образ ситуации в целом (рис., кривая 1), который можно назвать этапом построения образа конкретной ситуации.

Следующий этап характеризуется большой временной протя­женностью, занимая примерно несколько десятков реализаций.

Этот этап характеризуется прощупывающими движениями, иду­щими в направлении цели (рис., кривая 2). Здесь уже нет раз­нонаправленных движений большой амплитуды. Движение от одного элемента матрицы к другому как бы делится на ряд последовательных операций, в каждой из которых отчетливо вы­деляются программирующая, реализующая и контролирующая ста­дии.

Испытуемый как бы квантует воображаемую траекторию на мелкие отрезки, где нарастание скорости осуществления действия сменяется полными остановками. И квантов тем больше, чем менее освоен образ пространства.

Необходимо отметить, что увеличение и падение скорости идет изолированно по каждой составляющей X, Y, Z движения. Это свидетельствует о том, что и на этом этапе освоения образа действие планируется не симультанно (простран­ственно), а сукцессивно, изолированно по каждой координате. Более того, даже по отдельной координате оно не планируется полностью, а делится на кванты, где окончание предыдущего слу­жит началом следующего.

Единое действие на этом этапе превращено в цепь последова­тельных, пробующих операций, идущих в направлении заданной цели и в конце концов достигающих ее. Подобные действия необ­ходимы для подгонки сложившегося в общих чертах образа к кон­кретным двигательным задачам. Кроме того, видимо, они направ­лены на нахождение масштабного соответствия движения руки и местоположения элемента матрицы на экране.

Таким образом, второй этап овладения сенсомоторным прост­ранством можно назвать этапом построения образа реальных исполнительных действий.

Следующий этап освоения образа сенсомоторного пространства может быть отнесен к образной, ориентирующей части действия только на самых начальных этапах своего формирования (рис., кривая 3).

Он характеризуется целенаправленными целостными действиями, функция которых в основном направлена на слияние уже построенного образа ситуации с образом реальных исполни­тельных действий.

Функция эта является достаточно сложной, она требует не механического соединения, а качественного проникно­вения одного в другое и на основе этого построения симультанно­го, единого для данных условий сенсомоторного образа рабочего пространства.

На его основе затем будет совершенствоваться уже собственно-исполнительная часть действия. Наличие такого еди­ного ориентирующего образа открывает на этом этапе возмож­ность для формирования и совершенствования программы дейст­вия, первые попытки построения которой уже наметились на этапе построения образа исполнительных действий.

 

Задание № 4. Быстрое обучение слепой печати на клавиатуре.

Последовательность выполнения задания:

  1. Прочитайте методические указания.
  2. Изучите расположение клавиш на шаблоне
  3. Выполните последовательно упражнения с 1 по 7.
  4. Выполните разминку (упражнение 13 и 14)
  5. Самостоятельно дома выполните остальные упражнения.
  6. Повторяйте упражнения до тех пор пока не достигните автоматизма в выполнении упражнений.

 


[1] СИМПЛИФИКАЦИЯ [фр. simplification < лат. simplificare - упрощать] - упрощение, превращение в нечто более доступное для понимания. (http://dic.academic.ru)

 

[2] Афферентация (от лат. afferens — «приносящий») — постоянный поток нервных импульсов, поступающих в центральную нервную систему от органов чувств, воспринимающих информацию как от раздражителей внешних (экстерорецепция), так и от внутренних органов (интерорецепция). Находится в прямой зависимости от силы раздражителей и насыщенности ими среды, а также от состояния — активности или пассивности — индивида. (http://ru.wikipedia.org)

[3] Синерги́я (греч. συνεργία — сотрудничество, содействие, помощь, соучастие, сообщничество; от греч. σύν — вместе, греч.ἔργον — дело, труд, работа, (воз)действие) — суммирующий эффект взаимодействия двух или более факторов, характеризующийся тем, что их действие существенно превосходит эффект каждого отдельного компонента в виде их простой суммы[1], эмерджентность (http://ru.wikipedia.org)

[4] САККАДЫ - Быстрые движения глаз, скачки из одной точки фиксации в другую.(http://psychology_dictionary.academic.ru)

 

[5] Инверсия от лат. inversio — переворачивание, перестановка

[6] Перцептивные действия - основные структурные единицы процесса восприятия -, обеспечивающие построение предметного образа. Перцептивные действия, служащие для построения единого перцептивного образа, могут реализоваться с помощью различных наборов перцептивных операций. (http://dic.academic.ru)

 

[7] Иннервация (от лат. in — в, внутри и нервы) — снабжение органов и тканей нервами, что обеспечивает их связь с центральной нервной системой (http://ru.wikipedia.org)

[8]




Поделиться с друзьями:


Дата добавления: 2014-01-03; Просмотров: 1000; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



studopedia.su - Студопедия (2013 - 2024) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление




Генерация страницы за: 0.057 сек.