Студопедия

КАТЕГОРИИ:



Мы поможем в написании ваших работ!

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Мы поможем в написании ваших работ!

Мы поможем в написании ваших работ!

Транспорт и лесосплав


Гидротехническое строительство и мелиорация

Первыми гидротехническими сооружениями на Руси были оборонительные рвы вокруг крепостей и городов. Первыми сооружениями, существенно меняющими режим рек, были водяные мельницы. Известны случаи споров между владельцами водяных мельниц, расположенных на одной реке.

В Российской империи развитие рыночных отношений дало новый импульс проведению каналов (нередко шлюзованных) и возведению водохранилищ, сыгравших большую роль в становлении внутреннего водного транспорта. При этом в рамках городского и дворцового благоустройства наращивался прудовой фонд. Во многом на базе сооружений царской России в СССР была создана единая глубоководная система, снижающая стоимость и время работы водного транспорта. Осуществлялись также грандиозные гидроэнергетические и мелиоративные проекты, которые имели как положительные, так и отрицательные последствия*(96).

Бурное гидроэнергетическое строительство советского периода нарушило экологический баланс. Строительство водохранилищ по Волге, Каме, Днепре, Кубани, Ангаре, Енисее привело к затоплению сотен тысяч плодородных гектаров земли, что причинило ущерб народному хозяйству. Не последнюю роль в дисбалансе играли случаи ухода под воду неочищенных от леса участков. Так было построено не одно водохранилище, что влекло за собой массовое загрязнение "новых" водоемов. В свою очередь, вырубка леса на берегу водного объекта приводила к изменению его освещенности и гибели рыбной икры. Все же, еще в советский период, стали отходить от пресловутой "безрасчетности", а стоимость уходящей под воду земли начали брать за основу при расчете строительства водохозяйственных объектов. Поэтому заказчики и проектировщики вынуждены были избегать обширных затоплений либо затоплений особо ценных земель. Бесхозными в советские времена оказались акватории и ложа искусственных водоемов, а также противоэрозионные насаждения и т.д. С подачи Минэнерго даже естественную связь между гидроузлом и водоемом в бухгалтерском балансе пытались замолчать. Настоящим бичом водохранилищ было заиление и превращение их в отмели. Противоэрозионные лесонасаждения и илофильтры из кустарников отдавались на произвол судьбы, так как из-за ведомственного лукавства не считались даже частью водохранилища. Эти насаждения и сооружения на оврагах, балках, подходах к искусственному водоему не были и в пользовании прибрежных организаций.

Результаты такого обезличивания прибрежных земель были плачевны: абразия не берегах крупных водохранилищ или иное неправильное развитие процесса формирования берегов. Принудительное изменение водной системы (к примеру, подъем уровня Чебоксарского водохранилища) было чревато изменением микроклимата и болезнями хвойных лесов. Загрязнение тяжелыми металлами и радиацией вод СССР также было печальной составляющей экологического кризиса.



Подлинным богатством нашей страны были и будут пойменные экосистемы - благоприятные угодья для луговодства и овощеводства. Поймы российских равнинных рек отличаются довольно солидной шириной и далеко не всегда и не полностью были землями водного фонда. Однако обращение с этими приводными пространствами оставляло желать лучшего. В советское время 57 млн. га или 2,6% общей территории СССР составляли поймы, большая часть которых была в лесной зоне страны*(97).

Уже к концу 1965 г. 5 млн. га пойм было затоплено из-за развернутого гидростроительства, остальные были подвергнуты сплошной запашке. Зарегулированность стока водохранилищами, дамбами, валами привела к иссушению и засолению пойменных комплексов вниз по течению Волги, Камы, Днепра, Дона, Оби, Иртыша. Безграмотное проведение осушительных работ, основанное на ложном представлении мелиораторов о том, что в поймах всегда много воды, привело к разрушению пойм как ландшафтно-геохимических барьеров. "Пересушка" пойм происходила при проведении осушительных каналов, причем потери земли превышали площадь приведенных в пригодное состояние участков. К сожалению, предупреждения ряда исследователей об ошибочности осушения и без того хорошо дренированных пойм, необходимости сохранения влажных фрагментов пойм со старицами, болотами, прочими влажными участками, а также сохранения лесной растительности у реки и пойменных водоемов не прервали начавшегося разрушения*(98). К печальному результату привело уничтожение болот, которые нередко находятся в речных долинах. В беларусском Полесье такой "мелиорацией" занимался каждый колхоз и совхоз. За 20 лет "осушительного бума" (1960-1980 гг.) была осушена половина заболоченных и переувлажненных земель, но это привело к падению уровня грунтовых вод, постепенному (за 10-15 лет) снижению продуктивности угодий.

Всего в современной России эксплуатируется более 65 тыс. отдельных ГТС и их комплексов. Из них 36 тыс. водозаборных и сбросных сооружений, около 10 тыс. км защитных дамб и водооградительных валов, 29 тыс. водохранилищ, прудов, накопителей жидких отходов с напорными ГТС. В государственной собственности находится пятая часть от общего количества сооружений, более половины переданы в частные руки (АО и прочие частные компании), 8% не имеют собственника вообще. Бесхозность и неэффективность существующих собственников, а также неравномерная ведомственная принадлежность привели российский гидротехнический фонд к плачевному состоянию. Аварийность российских ГТС в 2,5 раза превышает среднемировой показатель. По данным материалов Рабочей группы к заседанию Межведомственной комиссии Совета Безопасности Российской Федерации по экологической безопасности 26 июля 2001 г., около 22% ГТС требуют капитального ремонта, в целом 3 тыс. российских ГТС находятся в аварийном или предаварийном состоянии. Эти печальные данные подтвердились во время наводнений на юге России в 2002 г. К числу основных предпосылок высокой аварийности можно отнести дефекты при строительстве, неправильую оценку гидрологической обстановки, ошибки при проектировании. Все из перечисленных предпосылок касаются земель водного фонда, они могут быть вызваны их несовершенным обследованием и повлечь за собой негативные последствия для земель данной категории. Ухудшение технического состояния береговой зоны водохранилищ приводит зачастую к крупномасштабным береговым деформациям*(99).

Правовое регулирование гидротехнической и мелиоративной деятельности в Российской империи и затем в СССР не отличалось совершенством и фундаментальностью, страдало разобщенностью и эпизодичностью*(100).

В дореволюционной России строительство гидротехнических сооружений и проведение мелиоративных работ в целом зависело от землевладельцев. Более века назад, 20 мая 1902 г., были приняты готовившиеся с 1857 г. "Правила об устройстве каналов и других водопроводных сооружений на чужих землях для осушительных, оросительных и обводнительных целей"*(101). Правила вошли отдельным законом в Устав сельского хозяйства, но быстро обнаружили свое несовершенство. Корректировка данного закона, как и дискуссии о нем, продлились до 1917 г. Как отмечали земства, основным недостатком Правил была зависимость мелиоративных работ от частных землевладельцев. Закон не отвечал в полной мере на вопрос: как быть в случае несогласия хозяина ключевого для проведения канала участка? Ответ на этот вопрос был косвенным: предусматривалось создание особых смешанных губернских и уездных комиссий, на которые возлагалось обсуждение инициатив по мелиорации и условий принудительного отвода чужих земель и угодий. Однако отчуждение имущества у строптивого владельца удорожало работы, а их организаторы предпочитали воздерживаться от применения этого права. Поэтому осушение, орошение и обводнение зависели от "близорукого эгоизма" собственников. Поскольку нарезка хуторов происходила и по течению незарегулированных рек, а при последующем планировании спрямления русла возражения хуторян становились серьезным препятствием. Еще одним препятствием для предреволюционной ирригации являлось наличие мельниц и мельничных прудов, возникших до 1863 г. К ним примыкали считавшиеся неудобьями земли, а демонтировать мешающие строящимся каналам подпорные сооружения или водоемы было практически невозможно. Не предусматривалось законом и создание товариществ землевладельцев для совместного производства гидротехнических работ. Кроме того, любой владелец мог требовать плату за проведение через его участок полезного для него же канала и вдобавок нередко уклонялся от платы за совместно совершаемые работы.

Названные Правила рельефно показывают защиту интересов крупных аграриев - землевладельцев. Вообще, интересы промышленности не были в должной мере отражены в дореволюционном праве. Как указывал видный советский ученый проф. Л.И. Дембо, правовая регламентация водного хозяйства не была согласованной и полной.

Затем, после революции, государство впало в другую крайность. В СССР мелиорация и возведение гидротехнических сооружений было своеобразной государственной политикой. В этих вопросах не раз проявлялся волюнтаризм: ГТС строили ради ГТС.

Как и до революции, на "мелиоративные темы" действовали подзаконные акты. В частности, это были совместные постановления партии и правительства, а также ведомственные решения и СНИПы Госстроя. Нельзя не отметить, что многие из них предусматривали вполне обоснованные требования о лесоочистке и лесосводке в зонах затопления водохранилищ*(102), а также нравоучительно осуждали как "порочную" практику отвода без достаточных оснований ценных пахотных и других сельскохозяйственных угодий, особенно орошаемых, осушенных и пойменных земель под несельскохозяйственные нужды*(103).

Российское государство находилось в различных природно-климатических и почвенных зонах, что обусловило многообразие видов мелиорации. В одних областях господствовало осушение, а в других - обводнение и орошение. При этом значительная часть Российского государства всегда была в зоне рискового земледелия. Объективно эти обстоятельства подталкивали к принятию единого закона, который учитывал бы отечественный и зарубежный опыт. Распад СССР и рыночные реформы потребовали принятия двух важнейших Федеральных законов: от 10 января 1996 г. N 4-ФЗ "О мелиорации земель"; от 21 июля 1997 г. N 117-ФЗ "О безопасности гидротехнических сооружений". За этим последовала корректировка действующего на тот момент законодательства.

Закон "О мелиорации земель" определяет и применяет такие понятия, как мелиорация земель, мелиоративные мероприятия, мелиорируемые земли, мелиорированные земли, мелиоративные системы (ст. 2 "Основные понятия"). Мелиорация (от лат. "улучшение") земель - коренное улучшение земель путем проведения гидротехнических, культурных, химических, противоэрозионных, агромелиоративных, агротехнических и других мелиоративных мероприятий. Сами мелиоративные системы - комплексы взаимосвязанных гидротехнических и других сооружений и устройств (каналы, коллекторы, трубопроводы, водохранилища, плотины, дамбы, насосные станции, водозаборы, другие сооружения и устройства на мелиорированных землях), обеспечивающие создание оптимального водного, воздушного, теплового и питательных режимов почв на мелиорированных землях. Мелиорированные земли - это земли, где уже проведены мелиоративные мероприятия; мелиорируемые земли - это земли, недостаточное плодородие которых улучшается с помощью осуществления мелиоративных мероприятий.

Согласно ст. 11-16 Закона "О мелиорации земель" мелиоративные системы и отдельно расположенные ГТС могут находиться буквально во всех формах собственности государственной (Федерации и ее субъектов); муниципальной; частной. При этом частная собственность физических и юридических лиц возможна на мелиоративные системы общего и индивидуального пользования. Предусматривается также и общая собственность двух или нескольких лиц на мелиоративные системы. Из статьи 2 Закона мы знаем, что государственными мелиоративными системами являются те из них, которые, находясь в государственной собственности, обеспечивают межрегиональное и (или) межхозяйственное водораспределение и противопаводковую защиту. К государственным относятся также противоэрозионные и пастбищезащитные лесные насаждения государственного значения. Однако, чтобы распределить ГТС между эффективными собственниками, декларативных положений о формах собственности недостаточно. В статьях Закона нет конкретного порядка распределения мелиоративных сооружений и отдельных ГТС между собственниками. Поскольку земли под ними выступают в виде "принадлежности", то представляется не совсем ясной и их судьба.

В связи с аграрной реформой исключается широко бытовавшая в прошлом практика навязывания землепользователям различных мелиоративных мероприятий. Они могут сами проводить оросительные и осушительные работы, строить пруды и иные водоемы. Но возможности у обладателей земельных титулов трудно назвать широкими, так как их права ограничены определенными требованиями закона. Согласно ст. 32 Закона "О мелиорации", выдвинуто главное экологическое требование к проведению мелиоративных мероприятий - они не должны приводить к ухудшению состояния окружающей среды и должны подчиняться требованиям земельного, водного, лесного, фаунистического, горного и природоохранного законодательства. Таким образом, возникает вполне резонный вопрос: что делать с "улучшениями", оказавшимися на деле "ухудшениями"? Не пора ли демонтировать многие вредные сооружения?

Согласно ст. 3 Закона "О мелиорации земель", предусмотрено приоритетное действие международных договоров, норм и обшепризнанных принципов в сфере улучшения земель. Однако Закон не уделяет внимания непосредственно трансграничным мелиоративным системам, которым могут быть посвящены межправительственные соглашения и даже межгосударственные договоры. По свидетельству специалистов, некоторые мелиоративные системы России имеют межгосударственное значение, но возникли в рамках строительства Единой воднохозяйственной системы (ЕВХС) СССР. Так, Палласовская оросительно-обводнительная система (Волгоградская область) передает часть воды, которой она располагает, аналогичной Джаныбекской системе (Западно-Казахстанская область). Обе эти системы управляются разными организациями, находящимися в собственности двух разных государств. Технологическая взаимосвязь и правоотношения между ними основаны на выработанных в советские времена проектных решениях*(104). Нам представляется, что в условиях СНГ такие давнишние решения желательно подтвердить или, при необходимости, изменить.

В Законе "О безопасности гидротехнических сооружений" определяется понятие ГТС (ст. 3 "Основные понятия"). Под ними подразумеваются "плотины, здания гидроэлектростанций, водосбросные, водоспускные и водовыпускные сооружения, туннели, каналы, насосные станции, судоходные шлюзы, судоподъемники; сооружения, предназначенные для защиты от наводнений и разрушений берегов водохранилищ, берегов и дна русел рек; сооружения (дамбы), ограждающие хранилища жидких отходов промышленных и сельскохозяйственных организаций; устройств от размыва на каналах, а также другие сооружения, предназначенные для использования водных ресурсов и предотвращения вредного воздействия вод и жидких отходов". Однако данное неполное перечисление соответствующих объектов не дает классификаций ГТС по их назначению и вытекающему из него правовому режиму. Ведь они многообразны по степени воздействия на водную среду и хозяйственному значению. Закон не обозначил различий между сооружениями, обслуживающими одного или нескольких, или даже множество пользователей. Помимо всего прочего, каналы получают двойной статус: они являются водными объектами (согласно Водному кодексу), но еще и ГТС, согласно рассматриваемому Закону. Таким образом, круг водных и водохозяйственных объектов (гидротехнических сооружений) частично совпадает. Если же последовательно учитывать искусственный характер водных объектов, то имеет смысл считать гидротехническими сооружениями еще и водохранилища, пруды, копани. Нам представляется желательным классифицировать ГТС следующим образом: защищающих близлежащие площади от вредного воздействия вод (дамбы); защищающих сам водный объект (противоразмывные устройства на каналах); помогающие использовать воды (насосные станции); наполняющие и опорожняющие водоемы (плотины и др.); способствующие передвижению транспорта (судоподъемники, шлюзы); сооружения многостороннего (комплексного) назначения.

Подкрепленный соответствующей правовой базой, Закон "О безопасности гидротехнических сооружений" содержит весьма жесткую регламентацию проектирования, строительства, ввода в эксплуатацию и вывода из эксплуатации, самой эксплуатации, реконструкции, капитального ремонта, восстановления и консервации ГТС. Ключевой институт Закона - декларация о безопасности. Этот документ представляется собственником или эксплуатирующей организацией в надзорный орган. Утверждение этой декларации надзорным органом позволяет занести ГТС в специальный регистр. Только после подобной "регистрации" и финансового обеспечения ответственности собственников или эксплуатирующих организаций за последствия аварий выдается лицензия на эксплуатацию ГТС. В случае несогласия хозяйствующих субъектов с предписаниями органов надзора проводится платная государственная экспертиза, дающая возможность государственным надзорным органам утвердить или не утвердить декларацию, принимать иные эксплуатационные решения.

К сожалению, в настоящее время по причине как внутреннего несовершенства, так и правового нигилизма применение названного Закона весьма затруднено. Здесь сказывается отсутствие необходимых правоустанавливающих документов (из-за этого, например, в Томской области из 13 ГТС ни одно не зарегистрировано), а также нечеткости критериев ГТС, подлежащих декларированию. Государственный учет объектов водного хозяйства надлежащим образом не ведется. Нет достоверных и полных сведений о количестве, технических характеристиках, месте размещения и ведомственной принадлежности ГТС. Инвентаризация ГТС проводится некачественно, что распространяется и на сопряженные с ними земли. В Ярославской и Новосибирской областях регистр ГТС вообще не ведется, во многих других субъектах Федерации (Алтайский край, Ростовская, Брянская, Воронежская, Тюменская области)*(105) есть большое количество неучтенных объектов, местами они составляют до 50% общей массы ГТС региона.

Закон недостаточно обозначает разницу в правовом статусе собственников, ибо таковыми могут быть как Российская Федерация, так и ее субъекты, муниципальные образования, юридические и физические лица. Как и в мелиоративном законе, не предусматривается и правовой механизм разделения ГТС по признаку собственности. О муниципальной собственности на ГТС лишь упоминается, роль муниципалитетов подробно не рассмотрена. В результате недостаточного внимания законодателя к этой проблеме произошло уже упомянутое выше крайне неудачное распределение ГТС между собственниками, приведшее к чрезмерной децентрализации фонда ГТС. Напротив, некоторые объекты не имеют федерального значения, но находятся в собственности Федерации.

На практике распределение фонда ГТС между собственниками приводило к сомнительной с юридической точки зрения приватизации ГТС, находящихся в составе портового имущества (например портовые пирсы). В других случаях имеет место также небезупречная с юридической точки зрения аренда причальных сооружений частными фирмами. При этом арендаторы не выполняют свои обязательства по ремонту арендованного имущества, а высокая степень износа портовых сооружений сохраняется*(106).

Превращение бассейнов крупнейших рек в цепь водохранилищ привело к нарушению целостности бассейновых экосистем, размыву берегов и русел, переформированию речных и озерных долин. Но негативные последствия проявляются и в других формах: заиление почвы, временное затопление прежних сухих земель, подъем или падение грунтовых вод, изменение ледовой обстановки, смена флоры и фауны. Многие вредные последствия должны учитываться в проектах строительства ГТС и водохранилищ. В разрабатываемые проекты целесообразно включать имущественные и денежные компенсации землепользователям, но если из-за них стоимость проекта будет выше, чем выгода от его реализации, а негативные последствия будут слишком внушительны, чтобы их назвали побочными, то предложение о строительстве ГТС и образовании водоема при нем будет справедливо отклонено. В основном проекты строительства предусматривали перемену земельных и водных прав причастных лиц лишь явочным порядком, не заботясь о надлежащим оформлении. Это объясняется отсутствием должных требований водного законодательства, а также законодательства о капитальном строительстве.

Российское право в основном ограничивалось регулированием вопросов гидротехнического преобразования долин рек и озер, а довольно острая проблема излишней зарегулированности гидрографической сети нашей страны оставалась практически без внимания. Она обойдена вниманием и двух рассматриваемых Законов. Подобная однобокость представляется анахронизмом и мешает нормализации состояния поверхностных и полуморских вод и связанных с ними земель водного фонда.

В бывшем СССР функционировала единая система водного хозяйства - ЕВХС. Теперь она поделена между странами СНГ и Балтии. В настоящее время Российская государственная граница проходит по 1000 трансграничных водных объектов, включая и искусственные. Многие из них только недавно стали трансграничными. Гидротехническое и мелиоративное использование этих водоемов и водотоков, влекущее за собой и антропогенное воздействие на подстилающие земли, совершенно не рассматривается в этих двух Законах. По свидетельству специалистов, некоторые мелиоративные системы России имеют межгосударственное значение*(107). Нам представляется, что в условиях СНГ необходимо интенсивное водохозяйственное сотрудничество между членами Содружества вне зависимости от политических спекуляций.

 

В краткой по объему ст. 47 ВК РФ 2006 г. содержатся отсылочные нормы на транспортное законодательство. Речь, прежде всего, идет о Кодексе внутреннего водного транспорта РФ 2001 г. и о Кодексе торгового мореплавания РФ 1999 г. (КТМ).

Несмотря на незначительный удельный вес в общем грузообороте, относительно "дешевый" водный транспорт играет видную роль в народном хозяйстве России, особенно в экономике отдаленных регионов, где сеть дорог еще не развита. Вместе с тем, водный транспорт - один из наиболее существенных водопользователей и при этом загрязнитель вод. Например, за счет утечек либо аварийных разливов нефти и нефтепродуктов, ветрового сноса пылевидных грузов с барж-площадок, добычи и перегрузки минерально-строительных материалов, слива сконденсированных вод происходит загрязнение судоходных рек, водохранилищ и озер. Кроме того, на речных судах накапливается производственный и бытовой мусор, образуются значительные объемы хозяйственно-бытовых и фекальных вод.

Однако вредность водного транспорта нельзя утрировать. За рубежом внутренний водный транспорт по причине своей дешевизны и экологичности вновь становится очень популярным. Более того, на него переключают грузопотоки с автодорог. Созданы специальные программы "Наяды", "Марко Поло"*(108).

В России предусматривается комплексная система поддержания в надлежащем состоянии, использования и охраны водных объектов судоходного назначения. Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 1996 г. N 464 была утверждена федеральная целевая программа "Внутренние водные пути России" на 1996-2000 годы, целями которой являлись сохранение и модернизация сети внутренних водных путей, повышение надежности эксплуатации гидротехнических сооружений и безопасности судоходства. В результате реализации комплекса мер единая глубоководная система, доставшаяся в наследство от СССР, была в известной мере восстановлена.

Увеличение парка воздушных судов (легких самолетов, вертолетов, тяжелых дельтапланов и др.), принадлежащих частным лицам, учащение аварий с ними обусловливают наведение порядка в использовании водных объектов для взлета и посадки воздушных судов. В статье 47 нового ВК РФ Правительству России как раз дана такая возможность.

Согласно ст. 48 ВК РФ 2006 г., организации, осуществляющие лесосплав, обязаны регулярно проводить очистку водных объектов от затонувшей древесины. Весьма неблагоприятное воздействие на состояние водных объектов оказывает лесосплав, получивший особо широкое распространение на реках, где судоходство лимитируется габаритами водных путей. Под влиянием лесосплава, прежде всего молевого, нарушается естественное состояние русел, происходит засорение и порой даже отравление водотоков и водоемов затопленной древесиной, разрушаются нерестовые участки, образуются заторы, препятствующие передвижению рыб и способствующие заилению русел и нерестилищ. Поэтому сплав леса без судовой тяги на судоходных путях и молевой сплав леса на водных объектах воспрещены.

 

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Питьевое и хозяйственно-бытовое водоснабжение | Значение концессий в водном хозяйстве

Дата добавления: 2014-01-03; Просмотров: 297; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

studopedia.su - Студопедия (2013 - 2021) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.006 сек.