Студопедия

КАТЕГОРИИ:



Мы поможем в написании ваших работ!

Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Мы поможем в написании ваших работ!

Парижский конгресс 2 страница


Несмотря на различия в воззрениях, славянофилы и западники выросли из одного корня. Почти все они принадлежали к наиболее образованной части дворянской интеллигенции, являлись крупными писателями, учеными, публицистами. Большинство их — воспитанники Московского университета. Теоретической основой взглядов и тех и других была немецкая классическая философия. И тех и других волновали судьба России, пути ее развития, хотя они понимали их по-разному. «Мы, как двуликий Янус, смотрели в разные стороны, но сердце у нас билось одно», — скажет позднее Герцен.

3.На рубеже 40—50-х годов XIX в. в России складывается демократическое направление общественной мысли, наиболее видными представителями которого являлись В. Г. Белинский, А. И. Герцен, Н. П. Огарев, «левое» крыло петрашевцев, а также некоторые из участников украинского Кирилло-Мефодиевского общества. К этим же годам относится и разработка революционно-демократической теории, в основу которой легли новейшие философские и политические (главным образом социалистические) учения, распространившиеся в Западной Европе.

Для Белинского и Герцена особое значение имела интерпретация философской системы Гегеля в применении ее к российской действительности. Герцен большое внимание уделял диалектике Гегеля, называя ее «алгеброй революции», ибо она служила ему обоснованием закономерности и неизбежности революционной ломки феодально-абсолютистского строя. Неоднозначно воспринималась философская система Гегеля Белинским. Тезис Гегеля «все разумное действительно и все действительное разумно» первоначально служил для Белинского оправданием существовавшей николаевской системы. В статьях «Бородинская годовщина», «Горе от ума», «Менцель— критик Гете», опубликованных в 1839—1840 гг., Белинский доказывал «благодетельность» российского самодержавия и, по существу, разделял взгляды теоретиков «официальной народности». Эти статьи сурово осудили Герцен и Грановский. Вскоре и сам Белинский отверг их, проклиная свое «стремление к гнусному примирению с действительностью», называя этот период своего творчества «горячкой и помешательством ума».



С конца 30-х годов XIX в. в России стали распространяться различные социалистические теории, преимущественно Шарля Фурье, Анри де Сен-Симона и Роберта Оуэна. Горячо воспринял их идеи и Белинский. Поклонником этих социалистических идей станет до определенного времени и Герцен. Активными пропагандистами идей Фурье и Сен-Симона были петрашевцы. В конце 40-х годов pyccким мыслителям стали известны и первые работы К. Маркса и Ф. Энгельса. Поклонником и близким другом Маркса был П. В. Анненков. Однако в России Маркса и Энгельса тогда рассматривали в одном ряду с другими западноевропейскими социалистами.

Пропаганда передовых идей в то время проводилась через художественную литературу, драматическое искусство, с университетской кафедры. При этом она велась крайне осторожно, как правило, завуалированно, эзоповским языком, к пониманию смысла которого был приучен тогдашний читатель. Особую роль здесь играли художественная литература и критика. Большое общественное звучание приобретали, например, «Ревизор» и «Мертвые души» Н. В. Гоголя с их острой сатирой на чиновничье-бюрократические нравы тогдашней России, произведения самого Герцена «Сорока-воровка», «Доктор Крупов», «Кто виноват?» с их обличением крепостнических порядков, бесправия и унижения личности; блестящие критические статьи Белинского, печатавшиеся в 40-х годах в «Отечественных записках». Велико было значение философских трактатов Герцена «Дилетантизм в науке» и «Письма об изучении природы», печатавшихся в те годы.

Характерным явлением в русской литературе и публицистике того времени было распространение в списках «крамольных» стихов, политических памфлетов и публицистических «писем», которые в тогдашних цензурных условиях не могли появиться в печати. Среди них большой резонанс приобрело написанное 15 июля 1847 г. Белинским «Письмо к Гоголю». Поводом к нему явилась публикация в январе 1847 г. религиозно-философской книги Гоголя «Выбранные места из переписки с друзьями». «Книга эта,— вспоминал Герцен, - удивила всех. Дух ее был совершенно противоположен прежним творениям, которые так сильно потрясли всю читающую Россию». Книга Гоголя, написанная им в период тяжелого душевного кризиса, отразила его сомнения в значимости своих прежних произведений и, по сути означала отречение от них. Автор «Ревизора» и «Мертвых душ», в которых он гениально вскрыл язвы крепостнических порядков в России, выступил в защиту рабства, самодержавия и официального православия. Книга вызвала многочисленные отклики как в частных письмах к ее автору, так и в печати. В февральской книжке «Современника» за 1847 г. появилась отрицательная рецензия Белинского на книгу Гоголя. Белинский писал об измене Гоголя своему творческому наследию, о его религиозно-» смиренных» взглядах и самоуничижении. Гоголь счел себя оскорбленным и направил Белинскому в Зальцбурнн, где тот находился на излечении, письмо, в котором расценивал его рецензию как проявление личной неприязни к себе. Это и побудило Белинского написать свое знаменитое «Письмо к Гоголю».

В «Письме» острой критике подвергнута система николаевской России, представляющей, по словам Белинского, «ужасное зрелище страны, где люди торгуют людьми, где… нет не только никаких гарантий для личности, чести и собственности, но и нет даже и полицейского порядка, а есть только огромные корпорации разных воров и грабителей». Белинский обрушился и на официальную церковь — прислужницу самодержавия, доказывал «глубокий атеизм» русского народа и ставил под сомнение религиозность самих церковных пастырей. Не пощадил он и самого знаменитого писателя, назвав его «проповедником кнута, апостолом невежества, поборником обскурантизма и мракобесия, панегиристом татарских нравов». Однако изложенная в «Письме» программа весьма умеренна и отнюдь не призывала к радикальным мерам. «Самые живые, современные национальные вопросы в России теперь, — писал Белинский, — уничтожение крепостного права, отменение телесного наказания, введение, по возможности, строгого исполнения хотя бы тех законов, которые уже есть».



Письмо Белинского к Гоголю распространялось в тысячах списков и вызвало широкий общественный резонанс. По словам К. С. Аксакова, в то время не было «ни одного учителя гимназии в провинции, который не знал бы наизусть письма Белинского к Гоголю».

В освободительном движении 40-х годов видное место занимает деятельность кружка петрашевцев. Основателем кружка был молодой чиновник Министерства иностранных дел, воспитанник Александровского (Царскосельского) лицея и Московского университета (в 1841 г. он окончил его как вольнослушатель) М. В. Буташевич-Петрашевский. Это был даровитый и чрезвычайно общительный человек.

Начиная с зимы 1845 г. на его большой петербургской квартире каждую пятницу собирались учителя, литераторы, мелкие чиновники, студенты старших курсов. Позже на «пятницах» Петрашевского стала появляться и передовая военная молодежь. Это были люди с самыми различными взглядами и убеждениями — как умеренно-либеральными, так и весьма радикальными. К наиболее видным деятелям кружка, представлявшим его радикальное крыло, относились Д. Д. Ахшарумов, С. Ф. Дуров, Н. С. Кашкин, Н. А. Момбелли, Н. А. Спешнев. Они впоследствии организовали свои собрания и кружки, но в более узком составе.

На «пятницы» Петрашевского приходили и видные писатели, деятели науки и искусства: М. Е. Салтыков-Щедрин, Ф. М. Достоевский, А. Н. Плещеев, А. Н. Майков, художник П. А. Федотов, географ П. П. Семенов (Тян-Шанский), композиторы М. И. Глинка и А. Г. Рубинштейн. Круг связей и знакомств петрашевцев был чрезвычайно обширен. Среди посетителей «пятниц» были Н. Г. Чернышевский и даже Л. Н. Толстой. В каждый сезон «пятниц» (всего — до весны 1849 г. — состоялось четыре сезона) приходили новые люди, состав участников собраний все более расширялся.

Кружок Петрашевского не был оформленной организацией. Он начал свою деятельность как литературный кружок и до начала 1848 г. носил полулегальный, по существу, просветительский характер, ибо главную роль отводил самообразованию и взаимному обмену мнениями о новинках художественной и научной литературы, о различных общественных, политических, экономических и философских системах. Их живо интересовали и широко распространявшиеся тогда на Западе социалистические учения. Тон на этих собрания задавал Петрашевский.

Формирование взглядов Петрашевского и членов его кружка проходило под влиянием идей французских социалистов Фурье и Сен-Симона. Участники кружка вскладчину собрали целую библиотеку запрещенных в России книг (около тысячи томов). В ней находились книги почти всех западноевропейских просветителе и социалистов, новейшие философские сочинения. Библиотека Петрашевского служила главной «заманкой» для посетителей его «пятниц». Проблемы социализма особенно интересовали Петрашевского и многих членов его кружка. Для пропаганды социалистических и материалистических идей Петрашевский предприняв издание «Карманного словаря иностранных слов, вошедших в состав русского языка». В «Словарь» он ввел много таких иностранных слов, которые никогда не употреблялись в русском языке. Таким образом ему удалось изложить идеи социалистов Запада и практически все статьи французской конституции эпохи революции конца XVIII в. Для камуфляжа Петрашевский нашел и благонамеренной издателя штабс-капитана Н. С. Кириллова, а само издание посвятил великому князю Михаилу Павловичу. Первый выпуск «Словаря» (от «А» до «М») вышел в апреле 1845 г. Белинский немедленно откликнулся на него похвальной рецензией («составлен умно со знанием дела») и советовал «покупать его всем и каждому». В апреле 1846 г. вышел второй выпуск «Словаря» (от «М» до «О» - самый «крамольный»), но вскоре почти весь его тираж был изъят из обращения.

С зимы 1846/47 г. характер собраний кружка стал заметно меняться: от разбора литературных и научных новинок его участники перешли к обсуждению злободневных общественно-политических проблем и к критике николаевского режима. В связи с этим наиболее умеренные участники кружка отходили от него, но среди посетителей «пятниц» появились новые люди, придерживавшиеся радикальных воззрений: И. М. Дебу, Н. П. Григорьев, А. И. Пальм, П. Н. Филиппов, Ф. Г. Толь, И. Ф. Ястржембский, которые выступали за насильственные меры против существующего режима.

Политическая программа петрашевцев сводилась к введению республики с однопалатным парламентом и созданию системы выборности во все правительственные должности. В будущей республике должны были быть проведены широкие демократические преобразования: полное равенство всех перед законом, распространение избирательного права на все население, свобода слова, печати, движения.

Если радикальное крыло петрашевцев, возглавляемое Спешневым, предполагало осуществить эту программу преобразований насильственными мерами («произвести бунт внутри России через восстание крестьян» ), то умеренное крыло, к которому принадлежал сам Петрашевский, допускало возможность и мирного пути. Зимой 1848/49 г. на собраниях кружка уже стали обсуждать проблемы революции и будущего политического устройства России. В марте — апреле 1849 г. петрашевцы приступили к созданию иной организации и даже строили планы вооруженного восстания. Н. П. Григорьев составил прокламацию к солдатам под названием «Солдатская беседа». Был приобретен печатный станок для тайной типографии. Но на этом деятельность кружка была прервана: Министерство внутренних дел уже несколько месяцев следило за петрашевцами через засланного к ним агента, который давал подробные письменные четы обо всем, что говорилось на каждой «пятнице». В ночь на 23 апреля 1849 г. 34 «злоумышленника» были арестованы на их квартирах и отправлены сначала в III отделение, а затем после первых допросов препровождены в казематы Петропавловской крепости. Всего к следствию по делу петрашевцев были привлечены 122 человека. Петрашевцев судил военный суд. Хотя он обнаружил лишь «заговор умов», но в тех условиях, когда в Европе полыхали революции, вынес суровые приговоры. 21 участник кружка (в их числе Ф. М. Достоевский) был приговорен к расстрелу. Однако Николай I не решился утвердить смертный приговор. Руководителей кружка, в том числе Достоевского, отправили на каторгу в Сибирь, остальных разослали по арестантским ротам.

На рубеже 40—50-х годов XIX в. формируется теория «русского социализма», основоположником которой был А. И. Герцен. Он свои идеи он изложил в работах, написанных в 1849—1853 гг.: «Русский народ и социализм», «Старый мир и Россия», «Россия», «О развитии революционных идей в России» и др.

Рубеж 40—50-х годов явился переломным в общественных взглядах Герцена. Поражение революций 1848—1849 гг. в Западной Европе произвело глубокое впечатление на Герцена, породило неверие в европейский социализм, разочарование в нем. Герцен мучительно искал выход из идейного тупика. Сопоставляя судьбы России и Запада, он пришел к выводу, что в будущем социализм должен утвердиться в России, и основной «ячейкой» его станет крестьянская поземельная община. Крестьянское общинное землевладение, крестьянская идея права на землю и мирское самоуправление по Герцену, основой построения социалистического общества. Так возник «русский» (или общинный) социализм Герцена.

«Русский социализм» исходил из идеи «самобытного» пути развития России, которая, минуя капитализм, придет через крестьянскую общину к социализму. Объективными условиями возникновения идеи русского социализма в России явились слабое развитие капитализма, отсутствие пролетариата и наличие сельской поземельной общины. Имело значение и стремление Герцена избежать «язв капитализма», которые он видел в странах Западной Европы. «Сохранить общину и освободить личность, распространить сельское и волостное самоуправление на города, на государство в целом, поддерживая при этом национальное единство, развить частные права и неделимость земли — вот основной вопрос революции», - писал Герцен.

Эти положения Герцена впоследствии будут восприняты народниками. По существу, «русский социализм» — лишь мечтания о социализме, ибо осуществление его предначертаний привело бы на практике не к социализму, а к наиболее последовательному peшению задач буржуазно-демократического преобразования России – в этом и заключалось реальное значение «русского социализма». Он был ориентирован на крестьянство как свою социальную базу, поэтому получил также название «крестьянского социализма». Его главные цели состояли в освобождении крестьян с землей без всякого выкупа, ликвидации помещичьей власти и помещичьего землевладения, введении крестьянского общинного самоуправления, независимого от местных властей, демократизации страны. Вместе с тем «русский социализм» боролся как бы «на два фронта» : не только против устаревших феодально-крепостнических порядков, но и против капитализма, противопоставляя ему специфически русский «социалистический» путь развития.

4. Освободительное движение в России в первые годы после отмены крепостного права проходило в обстановке общественно-политического подъема, начавшегося в конце 50-х годов XIX в. Недовольство крестьян невыгодными для них условиями освобождения выразилось в массовых волнениях весной — летом 1861 г. и произвело сильное впечатление на правительство, и на все общественные круги, которые считали и мне реальным повторение новой волны крестьянского протеста весной 1863 г., когда минует указанный в Манифесте 19 февраля 1861 г. 2-хлетний срок введения в действие законов об отмене крепостного права и крестьяне окажутся обманутыми в своих ожиданиях «новой воли». Революционные демократы верили в возможность и близость народной революции, готовили себя к ней и надеялись ее возглавить. Однако скоро поняли, что произошедшая ликвидация крепостного права не улучшила в действительности жизнь крестьян.

15 августа 1861 г. в III отделение попала прокламация «Барским крестьянам от их доброжелателей поклон». В ней в доступной крестьянам форме разъяснялся грабительский смысл реформы 1861 г. Прокламация убеждала крестьян в том, чтобы они не верили царю, ибо он заодно с помещиками, призывала крестьян избегать разрозненных бунтов и готовиться к организованному выступлению. Попытка ее распространения была пресечена в самом начале. В авторстве прокламации был заподозрен Н. Г. Чернышевский, за что он был арестован и заточен в Петропавловскую крепость. Не смотря на то, что его авторство до сих пор остается под сомнением, тем не менее царский суд приговорил его к 14 годам каторги, сокращенной по конфирмации (утверждению) царя наполовину, с последующим пожизненным поселением в Сибири. В 1883 г. Чернышевский был переведен «на жительство» в Астрахань под наблюдение полиции, а затем в 1889 г. (за несколько месяцев до смерти) — на родину в Саратов.

Чернышевский пытался в легальной печати раскрыть грабительскую сущность крестьянской реформы в написанной им в 1862 г. статье «Письма без адреса» (по смыслу они адресовались Александру II). Статья была предназначена для «Современника», но публикацию ее запретила цензура.

В 1861 г. появились другие прокламации. В июле в лондонской типографии Герцена была напечатана, а затем отправлена в Россию прокламация «К молодому поколению», автором которой был сотрудник «Современника» Н. В. Шелгунов. В составлении прокламации принимал участие и поэт-переводчик М. И. Михайлов. Авторы прокламации обращались к радикально настроенной интеллигенции, прежде всего к студенчеству. В ней в острой форме критиковались крестьянская реформа и вся политика правительства, выдвигалась программа первоочередных преобразований: создание выборных органов управление введение свободы слова, равенство всех перед законом, гласный суд, развитие самоуправления, сохранение общинного владения землей. Прокламация призывала молодежь к развертыванию революционной пропаганды в народе и армии, к организации кружков и выдвижения вожаков, «способных на все». Власти не смогли установить авторств Шелгунова. По делу о прокламации был осужден на 6 лет каторги М. И. Михайлов (в 1865 г. он умер от чахотки в Сибири).

В июне—октябре 1861 г. появились три номера «Великорусса» - первого нелегального периодического органа в России (последний, четвертый, вышел в 1863 г.), издаваемого кружком «Великорусс». Все его номера затем перепечатывались в «Колоколе» Герцена. «Великорус придерживался умеренных взглядов и был адресован к «образованным массам», т. е. ко всем оппозиционным течениям в России — от революционных демократов до представителей либерально-помещичьей оппозиции. «Великорусс» подвергал критике реформу 1861 г., требовал возврата крестьянам отрезков от их наделов, а выкуп земли возложить, «на счет нации». Он выступал за свободу печати и вероисповедания, ликвидацию сословных привилегий, за признание «прав национальностей» — в первую очередь, предоставление независимости Польше. «Великорусс» предлагал начать с кампании подачи адресов царю, где выдвигалось бы требование созыва свободно выбранных представителей для выработки конституции, далее приступить к широкой пропаганде и созданию на местах конспиративных кружков.

Осенью 1861 г. прокатились студенческие волнения. Поводом к ним послужили изданные правительством в июле 1861 г. «Временные правила», которые усиливали надзор за студентами и ограничивали доступ в университеты разночинцам, давшиеся в сентябре 1861 г. в Петербурге волнения в октябре перекинулись в Москву и Казань. Массовая уличная демонстрация студентов Петербургского университета была разогнана полицией, сотни студентов препровождены в Петропавловскую крепость. В Москве студенческая демонстрация закончилась избиением ее участников полицией и арестами. Ответом правительства на выступления студентов в Петербурге, Москве и Казани явилось временное закрытие университетов. Герцен на страницах «Колокола» обратился к студенчеству с призывом «идти в народ».

1861—1863 гг. называют также «прокламационным периодом» в освободительном движении. Наиболее значительное количество прокламаций распространилось весной—летом 1862 г.: «К крестьянам», солдатам», «К народу», «К офицерам», «К образованным классам» и др. Среди них большое впечатление произвела прокламация «Молодая Россия», распространившаяся в мае 1862 г. в Петербурге. Автором ее был московский студент П. Г. Заичневский — руководитель подпольного студенческого кружка. Прокламация представляет интерес как выражение экстремистского направления в русском освободительном движении, которое затем получит свое развитие в нечаевщине, русском бланкизме, в теории и практике крайне левых, «марксистских» организаций конца XIX — начала XX в.

«Молодая Россия» выступала за создание «социальной и демократической республики Русской» в виде «республиканско-федеративного союза областей», составленных из земледельческих общин, за всеобщее избирательное право, выборность всех государственных и судебных органов власти, справедливое распределение налогов, за предоставление политических прав женщинам, общественное воспитание детей, национализацию земель, предоставление независимости Польше. Пркламация ратовала за «близкую революцию, кровавую и неумолимую», которая призвана коренным образом изменить все основы современного общества, призывала быть последовательнее «не только жалких революционеров 1848 года, но и великих террористов 1792 года» ; пролить, если потребуется, «втрое больше крови, чем пролито якобинцами в 1790-х годах». Хотя грядущая революция мыслилась как народная, но инициативу и руководство ею должно б взять на себя «молодое поколение», на которое автор прокламации возлагал свою «главную надежду».

Характерным явлением в России в начале 60-х гг. было распространение нигилизма. Нигилизм как направление общественной мысли возникает в кризисные моменты общественно-политической жизни страны, ломки ее общественных устоев. Ему присущи гипертрофированное сомнение и отрицание общепринятых ценностей (идеалов, форм общественной жизни, ее моральных норм и эстетических принципов), абсолютизация индивидуального начала.

Наиболее видным представителем нигилизма в России тех лет считается талантливый публицист и литературный критик Д. И. Писарев. Основную силу переустройства общества он видел в деятельности «критически мыслящих реалистов», вооруженных последними достижениями науки. Большую роль Писарев придавал просвещению народных масс, в особенности популяризации среди них материализма и естествознания. Писарев оказал значительное влияние на русских народников, хотя сам и не был народником. Себя он не называл нигилистом. Впервые этот термин ввел И. С. Тургенев в романе «Отцы и дети», в котором воплощен образ «русского нигилиста» начала 60-х годов.

В конце 1861 г. в Петербурге сложилась революционная организация «Земля и воля». Она представляла собой своеобразную «федерацию» объединившихся различных конспиративных кружков и групп, возглавляемых Комитетом, но продолжавших действовать самостоятельно. О ее создании еще в мае — июне 1861 г. договорились ближайшие друзья Герцена и Огарева — братья Александр и Николай Серно-Соловьевичи, Николай Обручев, Александр Слепцов и Александр Путята. Идею создания «Земли и воли» поддержал Н. Г. Чернышевский, а Герцен и Огарев оказывали ей всяческую помощь как в своих печатных изданиях, так и сбором средств. Программным документом «3емли и воли» стала опубликованная в «Колоколе» 1 июля 1861 г. статья Н. П. Огарева «Что нужно народу?» (затем перепечатанная в виде прокламации). На поставленный в заглавии вопрос Огарев отвечал: «Очень просто, народу нужна земля и воля». Так возникло название тайной организации. Изложенная в статье программа, рассчитанная на сплочение всех оппозиционных сил, носила умеренный характер. В ней выдвигались требования передачи крестьянам земли, которой они владели до реформы, замены правительственных чиновников выборными волостными, уездными и губернскими органами самоуправления, избрания игрального народного представительства, сокращения расходов на войско и на царский двор. Основным средством воздействия на крестьян считалась пропаганда.

В «Землю и волю» вошли кружок «Великорусс», а также конспиративные сообщества и кружки Москвы, Петербурга, Нижнего Новгорода, Казани, Перми и других городов, а позднее — военная организация «Комитет русских офицеров в Польше» во главе с А. А. Потебней. Всего в «Земле и воле» насчитывалось, как полагают, до 400 членов. В конце 1862 г. был образован ее руководящий центр — «Русский центральный народный комитет», находившийся в Петербурге. В 1863 г. организация выпустила два номера своей нелегальной газеты «Свобода», а также несколько воззваний и прокламаций (все их Герцен перепечатал в колоколе»).

Деятельность «Земли и воли» была подчинена подготовке к крестьянскому восстанию, которое, как уже говорилось, ожидали к весне 1863 г. Предполагалось предъявить императору требование созвать всесословный Земский собор, а в случае отказа — приступить к решительным действиям, опираясь на крестьянское восстание. Когда надежды на него не сбылись, в деятельности «Земли и воли» на первое место выдвинулась связанная с начавшимся в январе 1863 г. польским восстанием задача координации сил русских и польских революционеров. Но к этому времени в «Земле и воле» возникли острые разногласия по программным и организационно-тактическим вопросам. К весне 1864 г. она самоликвидировалась, не будучи раскрытой правительством. Лишь немногие ее члены подверглись арестам, но не по причине принадлежности к ней, а по обвинению в связях с «лондонскими пропагандистами».

5.Революционно-демократическое направление в русском освободительном движении середины 60 — начала 70-х годов XIX в. было представлено деятельностью различных кружков интеллигенции в Москве, Петербурге и в ряде провинциальных, в основном университетских, городов.

Наиболее значительным из них был кружок «ишутинцев», действовавший в 1863 — 1866 гг. в Москве и Петербурге. Основателем его стал вольнослушатель Московского университета Николай Ишутин. В кружок вошли его двоюродный брат Дмитрий Каракозов и члены пензенского землячества, учившиеся в Московском университете; в их числе был и будущий знаменитый историк В. О. Ключевский. В Петербурге действовало отделение кружка под руководством литератора и фольклориста И. А. Худякова. Ишутинцы считали себя учениками Н. Г. Чернышевского и по примеру героев его романа «Что делать?» пытались организовать разного рода производственно-бытовые артели. В Москве ими были открыты переплетная и швейная мастерские, воскресная школа и Общество взаимного вспомоществования для бедных студентов. В 1865 г. ишутинцы пришли к мысли о необходимости более активной деятельности и в феврале 1866 г. создали тайное обществ под названием «Организация». Член кружка Дмитрий Каракозов по своей инициативе совершил покушение на Александра II: 4 апреля 1866 г. он стрелял в императора у Летнего сада в Петербурге, но промахнулся и был схвачен. Суд приговорил его к повешению, остальных членов кружка — к разным срокам каторги и ссылки.

Осенью 1868 — весной 1869 г. прокатилась волна студенчески «беспорядков» в высших учебных заведениях Петербурга — в университете, в Технологическом институте и Медико-хирургической академии. Студенческие волнения захватили и Московский университет. Возникали новые конспиративные студенческие кружки.

Активный участник студенческих волнений 1868 — 1869 гг. в Петербурге приходский учитель, вольнослушатель университета Сергей Нечаев и молодой журналист Петр Ткачев создали зимой 1868/69 г. нелегальную группу петербургских студентов. Ими была разработана «Программа революционных действий», которая предусматривала «радикальную перестройку нелепых и несправедливых общественных отношений» посредством «политической революции». Предполагалось, что до мая 1869 г. их деятельность сосредоточится в Петербурге и Москве, затем будет перенесена в учащуюся среду губернских и уездных городов, а к осени 1869 г. — и «в саму массу народа».

В марте 1869 г. нечаевская группа была разгромлена полицией. Нечаеву удалось бежать за границу. В Женеве он встречался с А. И. Герценом и Н. П. Огаревым, сблизился с М. А. Бакуниным, выдавая себя за эмиссара якобы существовавшего в России революционного центра. Бакунин решил использовать Нечаева в качестве своего агента в России. Вместе они задумали создать в России под руководством Нечаева тайное общество. С этой целью ими был написан ряд прокламаций и «Катехизис революционера» — своеобразная «этика» революционного экстремизма. «Революционер, — говорилось в «Катехизисе»,— человек обреченный. У него нет своих интересов, ни дел, ни чувств, ни привязанности, ни собственности, ни даже имени. Все в нем поглощено единым исключительным интересом, единою мыслью, единою страстью — революцией... Он презирает и ненавидит во всех побуждениях и проявлениях нынешнюю общественную нравственность. Нравственно для него все то, что способствует торжеству революции. Безнравственно и преступно все то, что помешает ему». Следуя иезуитскому правилу «цель оправдывает средства», Нечаев не гнушался методами мистификации, шантажа, запугивания, террора (Бакунин был против подобных методов).

В Россию Нечаев вернулся с выданным Бакуниным мандатом «доверенного представителя» русского отдела Всемирного революционного союза и приступил к созданию тайного общества «Народная расправа». За кроткое время он привлек в свою организацию несколько десятков человек. Ее члены были разбиты на пятерки, каждая из них действовала самостоятельно, не зная о существовании другой и подчиняясь «Центру», т. е. на деле Нечаеву. Он же действовал как диктатор, требуя к себе слепого и беспрекословного повиновения. По приказу Нечаева в ноябре 1869 г. в Москве был убит активный участник «Народной расправы» студент И. И. Иванов, не пожелавший беспрекословно подчиняться его требованиям. Дело было раскрыто и привело к разгрому организации. Нечаеву удалось вторично скрыться за границу. В 1871 г. над «нечаевцами» был проведен показательный судебный процесс. Материалы его широко публиковались в правительственной прессе. Нечаевское «дело» послужило сюжетом для романа Ф. М. Достоевского «Бесы». В 1872 г. Нечаев был выдан швейцарскими властями русскому правительству как уголовный преступник, заключен в Петропавловскую крепости, где и умер в 1882 г.

<== предыдущая лекция | следующая лекция ==>
Парижский конгресс 1 страница | Парижский конгресс 3 страница

Дата добавления: 2014-01-03; Просмотров: 210; Нарушение авторских прав?; Мы поможем в написании вашей работы!


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:


Рекомендуемые страницы:

Читайте также:

  1. II. Зарождение национального самосознания. Реформационное движение, создание Индийского национального конгресса
  2. Web-страница должна идентично отображаться в Microsoft Internet Explorer и Netscape Navigator, причем весьма желательно — в последней и предпоследней версиях данных программ.
  3. Административно-правовой статус благотворительных организаций 1 страница
  4. Административно-правовой статус благотворительных организаций 10 страница
  5. Административно-правовой статус благотворительных организаций 11 страница
  6. Административно-правовой статус благотворительных организаций 12 страница
  7. Административно-правовой статус благотворительных организаций 13 страница
  8. Административно-правовой статус благотворительных организаций 14 страница
  9. Административно-правовой статус благотворительных организаций 15 страница
  10. Административно-правовой статус благотворительных организаций 16 страница
  11. Административно-правовой статус благотворительных организаций 17 страница
  12. Административно-правовой статус благотворительных организаций 18 страница

studopedia.su - Студопедия (2013 - 2021) год. Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав! Последнее добавление
Генерация страницы за: 0.009 сек.