Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Универсальные принципы 3 страница




Основное ограничение статистического метода заключа­ется в том, что, в то время как он полезен при работе с обоб­щениями, группами и величинами, он практически всегда ­

 

 

не уместен по отношению к индивидуумам и качествам, пред­ставляющим основную фокальную точку личностно-ориентированной психологии или астрологии. Как пишет психолог Ролло Мей:

...если вы воспринимаете индивидуумов как эле­менты в группе для целей статистического предска­зания — несомненно, законное использование психо­логии, — вы даете определения вне области характе­ристик, которые делают индивидуума живой лично­стью. Или когда вы воспринимаете его как смесь по­буждений и детерминированных сил, которые вы оп­ределили для изучения всего, кроме самого живого че­ловека, с которым этот опыт происходил...

 

Астрология уникальна в том, что она включает в себя как аспект целостности и искусства, так и аспект деталей, точно­сти и науки. Но, как пишет Дэйн Радьяр, акцент должен падать на «искусство интерпретации циклических приливов и отливов основных энергий и жизненных активностей, чтобы существование индивидуального человека... воспринималось как упорядоченный процесс изменений, процесс, имеющий неотъемлемое значение и цель». Радьяр говорит, что измере­ния в астрологии являются символическими и должны перево­диться в человеческие качества:

Вы не можете количественно измерить любовь, реакцию на красоту, характер человека, если не буде­те делать из этого человека компъютеро-подобную машину, а именно это пытается сделать из индиви­дуальных личностей современная наука.

 

По словам Радьяра, астрология по существу имеет дело с «качеством существования», а такой качественный язык вы­ход за пределы сферы статистических исследований.

 

 

 

Психолог Карл-Густав Юнг тоже писал об ограничениях статистической точки зрения:

Статистический метод показывает факты в свете идеальных средних величин, но не дает нам кар­тины их эмпирической реальности. Отражая неоспо­римый аспект реальности, он может исказить ре­альную истину наиболее обманчивым образом. Это особенно верно для теорий, основанных на стати­стике. Отличительная черта реальных фактов — это их индивидуальность. Говоря напрямик, можно сказать, что реальная картина состоит только из исключений из правил и что, в результате, абсолют­ная реальность преимущественно имеет характер неупорядоченности.

Научное образование основано в основном на ста­тистических истинах и абстрактных знаниях и, следовательно, передает нереалистическую, рацио­нальную картину мира, в которой индивидуум, про­сто как несущественное явление, не играет никакой роли. Однако индивидуум, как иррациональная величи­на, — это истинный и подлинный носитель реально­сти, конкретный человек в противоположность не­реальному идеалу или среднему человеку, к которому относятся научные утверждения.



Мы не должны недооценивать психологический эффект статистической картины мира: она вытес­няет индивидуума ради безымянных единиц, которые накапливаются в массовые конструкции.

 

Тот факт, что астрология дает нам уникальные формули­ровки и комбинации общих, архетипичных качеств, позволя­ет ей занять значимое место в качестве идеального психологи­ческого инструмента. Хотя астрология имеет дело с архетипичными принципами (см. Главу 4), она также предоставляет

 

 

через карту рождения всеобъемлющий символ человеческой уникальности и индивидуальности. В сущности, причина то­го, что большая часть астрологии использует геоцентриче­скую структуру, заключается в том, что земные и личностно-ориентированные аспекты астрологической работы акценти­рованы гораздо больше, чем любая предполагаемая «объек­тивная» структура. Хотя астрологию критиковали за это ка­жущееся искажение, факт остается в том, что для людей, живущих на планете Земля, Земля является центром их мира, так же как индивидуум является центром своего персональ­ного мира.

Состоятельность астрологии может быть продемонстриро­вана наиболее ясно с помощью того вида доказательства, ко­торый уместен для ее внутреннего характера. Истинный вопрос, на который нужно найти ответ при любом исследовании астрологии: действительно ли астрология значима и ценна для людей и в какой степени, а в сфере психологии — действи­тельно ли астрология полезна для психолога и для клиента. Любой другой вопрос «доказательства» астрологии является чисто академическим. Когда мы видим растущее число психо­логов и психиатров, а также обычных людей, использующих астрологию и находящих в ней что-то ценное для себя, мы можем предположить, что она действительно «полезна». У тех, кто понимает ценность такой техники, никогда не возни­кает вопроса о доказательстве или опровержении астрологии. В психологии, например, практики, занимающиеся психоте­рапией, в течение последних сорока лет всегда намного опере­жали теоретиков, так что не следует ожидать, что научные и академические круги выступят с «доказательствами» состоя­тельности астрологических предпосылок. В целях полноты в Приложении А перечислены статистические и научные ис­следования, имеющие отношение к астрологии. Но есть еще другой вид доказательства, который астролог-философ Дэйн Радьяр называет «экзистенциальным доказательством».

Согласно Радьяру, только «экзистенциальное доказательство»

 

 

может быть уместным для поистине индивидуальных ситуаций:

Экзистенциальное доказательство не может быть основано на общих категориях. Оно может вы­текать только из персонального опыта индивидуума в конкретной ситуации, включающей сложный и ни­когда точно не повторяющийся набор взаимосвязей. Если ситуация приносит результаты, которые важ­ны для человека, тогда это должно считаться дей­ственным для этого человека. Если после изучения астрологии и своей точно рассчитанной карты рож­дения человек впервые осознает, что последователь­ность его жизненных событий, казавшаяся до сих пор совершенно хаотической и бесцельной, имеет смысл, и если в результате этого изучения, он может ощу­тить направление и цель своей жизни, тогда это «эк­зистенциальное доказательство» эффективности астрологии в данном конкретном случае.

 

Для многих современных астрологов попытки сделать из астрологии просто еще одну науку традиционного типа (т.е. установить статистические взаимосвязи в чисто причинной структуре) означали бы принесение в жертву многого уни­кального и глубоко значимого в астрологии. В сущности, что­бы сделать это, необходимо пренебречь холистической косми­ческой структурой, из которой астрология черпает свою по­лезность и всесторонность. Те, кто пытаются создать совре­менную науку астрологию (т.е. сформулировать ее таким об­разом, чтобы она была приемлемой для критического, мате­риалистического разума), упускают из виду тот факт, что величайшая сила астрологии вытекает из того, что она явля­ется наиболее всесторонним и универсально применимым космическим языком, известным человеку. «Научный» ас­пект астрологии, несомненно, существует в отношении точно­сти

 

 

измерений. Но это только сырой материал для искусства астрологии, а именно это искусство, эта техника творческого применения научных факторов никогда не может быть понята в статистически обоснованной, объективно подтверждаемой астрологии. Будет уничтожена не только значительная часть тонкости астрологии, но также более глубокие значения, на которые отзывается душа человека. Как пишет Энн Кребо, попытки сделать это будут «попыткой заставить космический язык выражать свои мысли в рамках наших сегодняшних ог­раниченных концепций. Возможно, что этот язык переводим для нас только в терминах образов, визуальных взаимосвязей, жестов и качеств».

Швейцарский врач Александр Руперти выражает сходное мнение:

К несчастью, научная позиция имеет тенденцию к увеличению хаоса на психологическом уровне, пото­му что она разрушает ценность индивидуума и пото­му что тип городов и контролируемое машинами су­ществование, которые она порождает, также разру­шают ощущение участия человека в ритмах жизни и природы. Современный человек, по-видимому, забыва­ет., что основная забота науки — установление кол­лективных законов только для общего применения. Среда, которую наука предлагает человеку, не дарует ему какого-либо человеческого значения или цели; просто холодные, интеллектуальные факты, кото­рые обязаны быть неизменными, но которые, в дли­тельной перспективе, могут легко меняться в соот­ветствии с ритмом огромных космических циклов.

Какова ценность попыток втиснуть астрологию в строгий сюртук научных знаний, когда ее техника и основная философия позволяют человеку выбрать­ся из тюрьмы, в которую наука заключила человече­ский разум? Не будет ли более осмысленным для нас

 

 

построить астрологию на ее собственных основах, а затем представить ее как средство, дополняющее научный акцент и переориентирующее сознание и мышление современной цивилизации, которая утра­тила контакт со своими важнейшими корнями в творческих ритмах жизни?.. Наука дает нам знания и ничего больше. Ей нечего сказать о загадках вселен­ной, все, что относится к пониманию и значимости индивидуальных человеческих ценностей и целей, вы­ходит за пределы ее сферы.

... дар астрологии человечеству — это ее способ­ность решать и объяснять то, что наука не может и не пытается делать. Нам нужно более широкое видение, более конструктивное воображение, если мы хотим освободиться от теперешней зависимости от аналитических, математических деталей и ста­тистических методов. Целое — это всегда что-то большее, чем сумма его частей, и никакое собрание отдельных данных, каким бы полным оно ни было, о внешнем поведении и особенностях человека не пока­жет нам его как живое человеческое существо с соб­ственной жизненной целью.

 

Прежде чем мы сможем более глубоко оценить роль астро­логии в сформулированной по-новому психологии, мы долж­ны изучить универсальные и архетипичные факторы, лежа­щие в основе всей жизни и влияющие на все попытки понять опыт.

 

 

Архетипы и

универсальные принципы

Земное должно быть известным, чтобы быть любимым,

божественное должно быть люби­мым, чтобы быть известным.

Паскаль

 

Истинным назначением философии (прежде чем «фило­софия» стала просто бесплодной игрой слов, исполь­зуемой, чтобы увековечить интеллектуальное высокомерие) когда-то считался поиск сущности и природы вещей, основан­ный на любви к мудрости. В современных выражениях это могло бы быть названо поиском архетипичного уровня реаль­ности. В наши дни любое заявление о «сущности» приводит к тому, что к человеку приклеивают ярлык «оккультиста». Но если мы посмотрим на окружающий нас мир и попытаемся извлечь какой-то смысл из нашей жизни и той реальности, с которой имеют дело средства массовой информации, нам при­дется признать, что все, имеющее значимость, является ок­культным, т.е. скрытым. Несмотря на все знания, которые мы накопили, нигде нельзя найти значение и смысл, за исключе­нием сфер исследований, указывающих на единство человека

 

 

и вселенной. Это единство и взаимосвязь человека и все­ленной в действительности представляет собой единственное предположение, на котором основана астрология.

Сфера сравнительной религии и мифологии — это единст­венная дисциплина, которая ясно указывает на постоянное единство всей жизни. Здесь не место для детального изучения вклада Карла-Густава Юнга в эту сферу, так как его работы представляют собой научные исследования, продолжавшиеся в течение всей жизни. Достаточно сказать, что, больше чем кто-либо еще, К.Г. Юнг показал, что основные жизненно по­буждающие силы индивидуальной психики и психологиче­ских паттернов целых культур — это, несомненно, проявле­ния «архетипичных» факторов человеческой психики. Эти ар­хетипы свойственны психологическому слою жизни. Юнг на­звал этот психический субстрат «коллективным бессознатель­ным» и описывал архетипы как универсальные принципы, лежащие в основе всей психологической жизни (индивиду­альной и коллективной) и мотивирующие ее.

В астрологии и в мифологии эти универсальные принципы составляют основную сферу исследования. Различие между ними заключается в том, что, тогда как мифология акценти­рует культурные проявления архетипов в различных струк­турах, астрология использует сами архетипичные принципы в качестве своего языка для понимания фундаментальных сил и паттернов как индивидуума, так и культурной жизни в це­лом. Исторически существует сильная взаимосвязь между ми­фами конкретной культуры и видом астрологии, который в ней развивался. В сущности астрологию можно рассматривать как наиболее всестороннюю мифологическую структуру, ко­торая когда-либо возникала в человеческой культуре. Как упоминалось в прологе к этой книге, миф служит живитель­ной силой в любой культуре, показывающей взаимосвязь че­ловека с более универсальной реальностью. Тот факт, что западная культура больше не имеет какой-либо жизнеспособ­ной мифологии, которая может сообщать ей энергию, частич­но

 

 

объясняет причину определенного возрождения астроло­гии в последние годы, так как людям всегда необходим пат­терн порядка и роста для направления их коллективной жиз­ни и наполнения смыслом их индивидуального опыта. Как пишет Джозеф Кэмпбелл:

Откуда берутся силы у этих невещественных тем, которые побуждают население создавать ци­вилизации, каждую со своей красотой и судьбой? По­чему должно быть так, что, когда бы люди ни искали что-то прочное, на чем можно основать свою жизнь, они выбирали не факты, которыми изобилует мир, а мифы, порожденные древним воображением...?

 

Наиболее очевидный ответ на вопрос Кэмпбелла заключа­ется в том, что боги в мифологии (подобно планетам в астро­логии) представляют силы и принципы, существующие во вселенной и в жизни каждого из нас. К этому же ответу при­вели бы нас выводы, сделанные на основе юнговских исследо­ваний архетипичных основ человеческой психики, а также недавние исследования в сфере сравнительной религии и в некоторых сферах гуманистической психологии. По моему мнению, астрология предоставляет нам ключ к пониманию этих основных сил и функций в каждом человеке в силу того, что она является наиболее всеобъемлющим — и в то же время точным — языком энергии, известным человеку. Как пишет Кэмпбелл:

Факт заключается в том, что мифы наших куль­тур влияют на нас, сознательно или подсознатель­но, как высвобождающие энергию, жизненно побужда­ющие и направляющие силы...

 

Как подвергаются периодическим трансформациям по­требности человека, так должны меняться и его мифы, чтобы

 

 

 

соответствовать новому измерению его бытия. Когда сознание человека развивается, это же должно происходить и с его мифами:

Ибо, как в видимом мире растительного и живот­ного царства, так и в воображаемом мире богов суще­ствовала история, эволюция, последовательность изменений, управляемых законами...

(Кэмпбелл «Историческое развитие мифологии»)

 

Так же как изменилось понимание человеком своих бо­гов и религий, но они все еще продолжают существовать в той или иной форме, так по-прежнему существует астрология и потребность человека в ней, несмотря на все попытки ли­шить ее существования. Но мы должны заново оценить наш подход к астрологии, рассматривая ее не просто как паттерн небесных намеков о нашей непреложной судьбе, как ее тра­диционно рассматривали, а скорее используя астрологию как способ, помогающий понять нашу истинную натуру, найти наше место во вселенной и жить творческим, принося­щим удовлетворение образом. Другими словами, астрология может рассматриваться как сознательно употребляемая мифология.

Современный западный человек развился до такого уров­ня, где он больше не удовлетворен подсознательной жизнью в соответствии с устаревшими мифами, косными догмами или архаичными традициями. Но он зашел слишком далеко в по­пытках освобождения от ограничений и традиций. Человек утратил связь с архетипичными основами своего сущест­вования, с источником поддержки и духовно-психологиче­ской пищи, которую они предоставляют. Астрология может быть использована как способ воссоединения человека с его глубочайшим «Я», с природой и эволюционным процессом вселенной.

Multa renascentur, quae jam cecidere cadentque, quae nunc sunt in honore...

(Многое из того, что давно было предано заб­вению, воскреснет снова, а многое из того, к чему сегодня относятся с почтением, погру­зиться в забвение.)

Гораций

 

Что же такое «универсальные принципы», на которые мы ссылаемся? По определению, они граничат с трансцендент­ным, поскольку дают начало всем манифестациям и различи­мым паттернам в материальной вселенной. Многие ученые пришли к убеждению, что в живых организмах есть невиди­мый организующий паттерн, некий «психологический» пат­терн, направляющий и определяющий форму, которую при­мет энергия. Эту тенденцию к структурности в природе можно увидеть во всем, от эволюционной теории до весьма предска­зуемых паттернов физического и психологического развития человека. Другое слово, которое часто используется для опи­сания этого структурного явления, — это «форма». Физик-философ Л.Л.Уайт написал ценную книгу «Акцент формы» (1954 г.), в которой рассматривается то, что он называет «фор­мирующими принципами» всей жизни. В сущности он гово­рит, что «наиболее всесторонние естественные законы выра­жают формирующую тенденцию».

«Форма» — это одна из древнейших идей человечества. У греков было множество теорий о совершенных формах, от вечных форм Платона до количественных взаимосвязей в пространстве Евклида и исследований чисел и геометрии Пи­фагора. В средние века полагали, что каждый класс вещей обладает сущностью (essentia или quidditas), и эта сущность

 

считалась не статическим качеством, а скорее источником активности. Глубочайшая реальность считалась состоящей из неисчислимых сущностей, и задачей философии было пости­жение этих сущностей. Сущность была основой существова­ния чего-либо, тем, что делает эту вещь такой, как она есть. Для средневековых философов формы, наблюдаемые в приро­де, были не статическими сущностями, а олицетворенными идеями, в смысле идеи Платона. Источником этих вечных идей считался «универсальный разум», царство и хранилище сущностей (или «архетипов») всех форм, которые могли ког­да-либо существовать, и всех идей, которые могли когда-либо быть придуманы. (Универсальный разум во многих отноше­ниях сходен с юнговской концепцией «коллективного бессоз­нательного».) Современная физика, как это ни странно, воз­вращается к этим давно осмеянным идеям, так как то, что мы видим (в современном представлении) — это только внешняя форма (или «волновая форма») лежащей в основе реальности вибрации и энергии. Материальная «частица» стала расши­ренным паттерном; материальный атом сейчас рассматрива­ется как энергетическое поле. Вероятно, сейчас опять возник­ла потребность в такой концепции как универсальный разум, который активно создает все формы.

Исследование формы, вероятно, может показать, как бес­форменная энергия организуется в функциональное целое, и, вероятно, может пролить свет на неуловимые сущности всех вещей. Л.Л. Уайт говорит, что «для того, чтобы понять что-то, человек должен проникнуть достаточно глубоко в основной паттерн». Это верно, потому что этот паттерн, по-видимому, определяет свойства составляющих, а не наоборот, факт, под­крепляющий холистический подход к жизни. Л.Л.Уайт пи­шет: «Как могут развиваться в атомистической вселенной ре­гулярные формы? Разве они не будут в лучшем случае не­правдоподобными?» По словам Уайта, новое понимание фор­мирующих принципов вселенной не только поможет нам по­нять физические теории, биологическую структуру и деятель­ность

 

 

 

разума, но также принесет человеку ясность, которая не может быть достигнута никаким другим путем.

В настоящий момент западная цивилизация осознает вескость древней доктрины Востока; уни­версальные принципы должны цениться выше любого конкретного выражения, если мы хотим достичь яс­ности.

Пришло время для нового изящества: единства процесса, наблюдаемого во всех конкретных формах и примиряющего их различия. Необходимо придать свежее значение универсальным принципам, чтобы восстановить надлежащее равновесие.

 

Именно это единство процесса, наблюдаемого во всех кон­кретных формах, предоставляет человеку астрология. В аст­рологии каждый индивидуум считается целостным и уни­кальным выражением универсальных принципов, паттернов и энергий. Древние астрологи и философы считали зодиак «душой природы», тем, что придает форму и порядок жизни. Астрология — это язык универсальных принципов, способ восприятия формы и порядка в жизни индивидуального чело­века, способ, символизирующий единство каждого индивиду­ума с универсальными факторами. Современный подход к астрологии не может быть основан на предположении, что индивидуальный человек — это «просто» суммарный итог универсальных сил, которые составляют его психо-физическую структуру; скорее индивидуальный человек — это уни­кальная форма, выражающая уникальную взаимосвязь уни­версальных факторов.

Л.Л.Уайт утверждает, что «все в этой вселенной имеет какое-то отношение к нашей собственной природе, ее потреб­ностям и потенциалам. Каждый внешний процесс отражает некий процесс в нас самих и вызывает какую-то эмоцию, хотя мы можем не осознавать это». Идея Уайта выражает то, что

 

 

 

 

древние астрологи называли взаимосвязью между микрокос­мом и макрокосмом, т.е. концепцию о том, что внутренние функции и факторы человека отражают — или по крайней мере согласовываются — универсальные процессы и принци­пы. На современном языке мы сказали бы, что, поскольку вселенная является одним целостным процессом («вселенная» означает всеобщее) и состоит из бесчисленных взаимопрони­кающих энергетических полей, энергетическое поле любого человека тесно связано с большим энергетическим полем его космического окружения. Одно из величайших достоинств астрологии заключается в том, что благодаря пониманию универсальных факторов, действующих в каждом из нас, мы можем достичь величественного понимания универсальных принципов самой жизни. Современная наука считает отпе­чатки пальцев, кардиограммы и энцефалограммы полезными инструментами, все они представляют собой относительно уникальные проявления человеческих ритмов и энергий. Астрологическая карта рождения — это графический образ, по­средством которого космос (или большее целое) позволяет нам понять его энергии и ритмы, в особенности то, как они действуют в каждом человеке.

В психологии основные работы, рассматривающие уни­версальные и формирующие принципы, принадлежат Карлу-Густаву Юнгу. «Архетипы» Юнга — это не физические струк­туры, скорее, по словам Юнга:

 

... их можно, вероятно, сравнить с аксиальной системой кристалла, которая, так сказать, предва­рительно формирует кристаллическую структуру в исходной жидкости, хотя не обладает собственным материальным существованием.

... Архетип сам по себе пуст и совершенно форма­лен, это только facultas praeformandi, возможность представления, которая дана априори.

 

 

Далее Юнг продолжает: «... мне кажется вероятным, что истинная природа архетипа не может быть осознана, она трансцендентна». Эдвард Витмонт, психиатр юнговской шко­лы, говорит об архетипах Юнга как о «динамичных транспси­хологических и, следовательно, трансцендентных энергети­ческих конфигурациях». Д-р Витмонт говорит об «архетипичных полях», связанных с астрологическими символами пла­нет, и определяет архетипы как «универсальные, космиче­ские паттерны и движущие силы». Следовательно, становится ясно, что архетипы идентичны формирующим принципам, о которых упоминал Уайт, и что астрологические факторы представляют эти реальности.

Если архетипы являются основой всей психической жизни и если они действительно сами по себе трансцендентны (т.е. слишком тонки или невещественны для непосредственного сознательного восприятия), тогда особенно важно, чтобы мы имели язык для описания — или по крайней мере указания — их реальности. Если мы не можем понять эти реальности в себе, мы сможем по крайней мере понять, как они функцио­нируют и что означают для нас, изучая единственную науку, которая имеет дело с такими силами — астрологию. Неважно, какой термин может быть использован для обозначения этих универсальных принципов, архетипы, сущности или форми­рующие принципы, факт остается в том, что эти силы сущест­вуют во вселенной и влияют на каждого из нас изнутри и извне. Это причина того, почему некоторые современные пси­хологи, психиатры и консультанты начали использовать аст­рологию как основной инструмент для понимания внутренних побуждений своих клиентов. Юнг говорил, что он во многих случаях использует астрологию, особенно с теми людьми, ко­торых ему трудно понять:

Так как я психолог, я особенно интересуюсь тем особым светом, который проливает гороскоп на оп­ределенные сложности характера. В случаях трудного

 

 

психологического диагноза я обычно обращаюсь к гороскопу, чтобы получить дополнительную точку зрения с некоторой иной стороны. Должен сказать, что я очень часто обнаруживаю, что астрологиче­ские данные проливают свет на определенные момен­ты, которые иначе я не смог бы понять.

(из письма к проф. Раману,

6 сентября 1947г.)

 

В беседе с редактором французского астрологического журнала Юнг говорил:

Человек может ожидать с большой долей уверен­ности, что данная четко определенная психологиче­ская ситуация будет сопровождаться соответству­ющей астрологической конфигурацией. Астрология состоит из конфигураций, символизирующих коллек­тивное бессознательное, которое является предме­том изучения психологии: «планеты» — это боги, символы сил подсознания.

 

В той же беседе Юнг говорил, что врожденная психическая предрасположенность индивидуума, «по-видимому, выраже­на узнаваемым образом в гороскопе». Во многих своих работах Юнг подчеркивал, что астрология содержит в себе суммарный итог всех древних психологических знаний, включая врож­денную предрасположенность индивидуумов и точный способ определения времени жизненных кризисов:

Я наблюдал много случаев, в которых четко опре­деленная психологическая фаза или аналогичное со­бытие сопровождалось транзитом (особенно пора­жениями Сатурна или Урана).

 

 

 

Психиатр юнговской школы Эдвард Витмонт высказыва­ется сходным образом:

Применяемая в этом более широком смысле, аст­рологическая техника может стать такой же цен­ной для глубинной психологии как интерпретация снов. Она будет информировать нас не о будущих со­бытиях или неизменных чертах характера, а о под­сознательных движущих силах и паттернах, с кото­рыми сталкивается данный человек и на которые он продолжает реагировать в течение всей своей жизни особым индивидуальным образом.

 

Зиппора Добинс, психолог, о котором я упоминал выше, говорит об использовании астрологии в качестве психологиче­ского инструмента следующее:

Прежде всего, астрология предлагает систему индивидуальности, основанную на внешней системе отсчета, которая превосходит все произвольные си­стемы, изобретенные в таком изобилии в сфере лич­ностных исследований, и которая, несомненно, бу­дет универсальной системой психологии будущего. Она предлагает символическую наметку человеческо­го разума и судьбы, которая не может быть подтасо­вана субъектом, желающим «прикинуться хорошим» или «прикинуться плохим», что относительно легко сделать в ответах на многие психологические тес­ты. Она предоставляет способность проникнуть в такие сферы, о которых человек знает очень мало или вообще ничего... сдерживаемые чувства, ценно­сти, которые никогда сознательно не выражаются словами, противоречия и конфликты, проецируемые в события и взаимоотношения и никогда сознатель­но не разрешаемые. Астрология предлагает ключи к

 

 

нереализованным потенциалам, талантам, естест­венным каналам интеграции и очищения и т.д. Со своей фиксацией прошлых и будущих паттернов она также предлагает ключи к давним травматическим событиям, которые психотерапевт, занимающийся глубинной психологией, может захотеть исследо­вать, и к будущим напряженным периодам, когда че­ловеку, вероятно, потребуется дополнительная под­держка... Она позволяет «сопоставлять» людей, от психотерапевта и пациента до партнеров по браку и работодателей-служащих. По моему твердому убеж­дению, психотерапия или консультирование в буду­щем будет использовать гороскоп таким же привыч­ным образом, как мы используем сейчас анкету и био­графические данные человека.

 

Другой психолог, Ральф Мецнер, опубликовавший книгу, имеющую отношение к астрологии и к связанным с ней темам (Ralf Metzner «Maps of Consciousness»), также использует аст­рологию в своей практике:

Как психолог и психотерапевт я интересуюсь другим аспектом этого трудного и увлекательного предмета. Мы имеем здесь психологическую типоло­гию и средство для диагностической оценки, которые значительно превосходят по комплексности и утон­ченности анализа любую существующую систему.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 28; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.92.141.211
Генерация страницы за: 0.015 сек.