Студопедия

КАТЕГОРИИ:


Архитектура-(3434)Астрономия-(809)Биология-(7483)Биотехнологии-(1457)Военное дело-(14632)Высокие технологии-(1363)География-(913)Геология-(1438)Государство-(451)Демография-(1065)Дом-(47672)Журналистика и СМИ-(912)Изобретательство-(14524)Иностранные языки-(4268)Информатика-(17799)Искусство-(1338)История-(13644)Компьютеры-(11121)Косметика-(55)Кулинария-(373)Культура-(8427)Лингвистика-(374)Литература-(1642)Маркетинг-(23702)Математика-(16968)Машиностроение-(1700)Медицина-(12668)Менеджмент-(24684)Механика-(15423)Науковедение-(506)Образование-(11852)Охрана труда-(3308)Педагогика-(5571)Полиграфия-(1312)Политика-(7869)Право-(5454)Приборостроение-(1369)Программирование-(2801)Производство-(97182)Промышленность-(8706)Психология-(18388)Религия-(3217)Связь-(10668)Сельское хозяйство-(299)Социология-(6455)Спорт-(42831)Строительство-(4793)Торговля-(5050)Транспорт-(2929)Туризм-(1568)Физика-(3942)Философия-(17015)Финансы-(26596)Химия-(22929)Экология-(12095)Экономика-(9961)Электроника-(8441)Электротехника-(4623)Энергетика-(12629)Юриспруденция-(1492)Ядерная техника-(1748)

Хануман позволяет демонам пленить себя




Смерть Акши

 

Узнав, что Хануман разбил пять генералов и все их силы, царь демонов с надеждой посмотрел на юного Акшу, полного воинского пыла, который сидел перед ним. Нетерпеливый воин, вооруженный луком, отделанным золотом, весь напрягся в ответ, словно вспыхнувшее на жертвоприношении пламя, когда великие мудрецы вливают в него топленое масло. Он взошел на колесницу, которую обрел в награду за совершенное жертвоприношение, отделанную чистым золотом, украшенную флагами, расшитыми жемчугом, и запряженную восьмеркой быстрых, как мысль, коней. Непобедимая для богов и демонов, преодолевающая любые обстоятельства, пылающая как молния, великолепной работы, странствующая в просторах космоса, снабженная колчанами, стрелами, восемью мечами, копьями и дротиками, приготовленными в боевом порядке, обвязанная золотыми веревками, колесница Акшми сверкала многочисленным оружием. Украшенная золотыми гирляндами, сиянием она соперничала с солнцем и луной. Топот коней, слонов и великих колесниц Акши заполнил небосвод, землю и горы. Во главе несметных сил демон ринулся на обезьяну, стоявшую в воротах. Представ перед врагом, Акша львиным взором, полном уважения и восторга, измерил Ханумана, готового истребить всё живое во вселенной, словно огнь в час уничтожения миров. Могучий сын Раваны, оценив исключительную доблесть обезьяны в битве с врагами и собственные силы, раздулся от гордости, напоминая солнце перед гибелью вселенной. Собрав всё своё мужество, разгневанный, он твёрдо занял свое положение на поле битвы и, сосредоточившись, бросил вызов невообразимо доблестному Хануману, непобедимому в сражении, выпустив в него три стрелы. Наблюдая за отчаянно смелой обезьяной, не ведающей усталости, Акша, привыкший побеждать врагов, гордый, поднял свой лук и приготовил стрелы. Сверкая золотым поясом и браслетами, в чудесных серьгах с великим воинским пылом Акшма бросился на обезьяну. Завязалась ужасная битва, которой не видел еще мир, сковавшая ужасом сердца богов и демонов. Видя битву обезьяны и молодого демона, земля стонала, солнце более не согревало мир своими теплыми лучами, ветер стих, горы дрожали. Небосвод гудел, а океан содрогался. Юный герой, всегда достигавший желаемого, нацелился и выпустил обезьяне в лоб три острых крылатых стрелы, отделанных золотом и напоминающих ядовитых змей. Раненный вонзившимися смертоносными стрелами Хануман, чьи глаза ослепли от потока крови, хлынувшей из рассечённой брови, походил на восходящее солнце. Доблестный советник повелителя обезьян смотрел на потомка великого монарха, поднявшего великолепный сверкающий лук, и ликуя, со всей силы бросился вперед. Хануман напоминал солнце в ореоле лучей, восходящее над вершиной горы Мандара. Пылая гневом, полный сил, он испепелял свирепым взглядом юного Акшу и его воинские силы. Подняв лук, как у Индры, демон обрушил на врага могучий поток разящих стрел, словно облако, обильно поливающее дождями величественную гору. Хануман, не сводя глаз с юного Акши, полный гнева, доблести и силы, издал громкий клич и, словно слон, приблизившийся к яму, сокрытой в траве. Юный и неопытный Акша, гордый своей доблестью, еле сдерживая ярость приблизился к несравненному воину. Хануман, раненый стрелами, издал громкий рев, словно грозовое облако, и, став огромный, как гора, полный сил и энергии стал размахивать руками и ногами, поднимая вихрь. Подпрыгнув в воздухе, доблестный демон, посылая потоки стрел, сам бросился на Ханумана. Лучший среди демонов, искусный в бою, величайший воин на колеснице, мужественный Акша, осыпал врага градом стрел. Ловко уклоняясь от этих стрел, героическая обезьяна с быстротой ветра и мысли стала удаляться, не касаясь земли. Бросая гордые взгляды на Акшу, вооруженного луком и стрелами, жаждущего сражения и заполонившего небо тучами стрел, потомок ветра задумался. Из его груди, растерзанной стрелами юного и могущественного героя, вырвался грозный крик. Узнав искусного Акшу и взвешивая его воинские достоинства, Хануман подумал: «Этот великий и могущественный воин, сияющий, как сын солнца, славен подвигами, которые не по силам юнцу. Мне не хочется убивать противника, не уступающего мне в воинском искусстве. Он благороден, полон отваги, сосредоточен и вынослив, он достоин уважения великих мудрецов, нагов и якшей. Его сила и мужество дают ему благородную твёрдость. Стоя передо мной, он честно и прямо смотрит мне в глаза. Поистине, героизм этого отчаянно смелого воина вызовет трепет даже в сердцах богов и самих демонов. Такой противник недостоин презрения, доблесть его растет в бою. Если я недооценю, он победит меня, и потому я должен убить его. Нельзя пренебрегать распространяющимся огнем». Мысленно взвесив силы врага и свои собственные, могущественный Хануман безмерной силы решил убить противника. Доблестная обезьяна, рожденная Паваной, летая в небе, одной ладонью сразила восемь превосходных коней Акши, крупных и выносливых в бою. Громадная колесница перевернулась от удара советника царя обезьян, ось ее сломалась крепления порвались, убитые кони с небес упали наземь.



Сойдя с колесницы с луком и мечом в руках юный воин, сын Раваны, подпрыгнул в воздух, словно аскет, ценой своих аскез вознесшийся на небеса в момент смерти. Поднявшись в небеса, обитель царя птиц, ветра и небожителей, Хануман, одним прыжком схватил Акшу за ноги, словно Гаруда, несущий змею, и с силой, не уступающей силе ветра, его отца, раскрутил и швырнул наземь. С разбитыми руками, бедрами и грудью, они истекал кровью. Его кости и глаза разлетелись в разные стороны, кости расчленились, сухожилия разорвались. Сын Раваны был мертв, сраженный потомком Маруты. Затем могущественная обезьяна принялась топтать ногами своих противников, вызывая ужас в сердце повелителя демонов. Собрались все риши, чакрачары, бхуты, якши, паннаги и суры во главе с Индрой, пристально и с изумлением взирая на Ханумана, повергшего юного демона. Сын ветра, чьи глаза горели от потоков крови, пролитой на поле сражения, вновь вернулся к воротам и замер в ожидании, напоминая саму смерть во время уничтожения всего живого во вселенной.

 

 

Глава 48.

 

Скрывая волнение, разгневанный Равана, поряженный гибелью юного Акши, повелел Индражиту, подобному богам, выйти на поле сражения:

– Ты лучший среди носящих оружие, в битве разящий даже богов и демонов. Ты известен среди воинов, милостью Брахмы обретя божественное оружие. Ты непобедим даже в сражении с Марутами, возглавляемыми Индрой. Нет в трех мирах такого неутомимого воина, как ты. Тебя хранят сила твоих рук и доблесть. Умело использующий время и обстоятельства, искусный воин, для тебя нет ничего невозможного на поле боя, ты можешь предусмотреть каждую мелочь. Все три мира знают о твоем аскетизме, в котором ты не уступаешь мне, а также о твоей доблести и силе твоих рук в сражении. Полагаясь на тебя, я не беспокоюсь об исходе борьбы.

ПО правде говоря, я не возлагал больших надежд на тех, кто побежден, но в тебя я верю, о сокрушитель своих врагов. Я не особенно полагался на кинкаров или Джамбумалина, сына моего советника, на пять генералов, выступивших во главе пяти огромных армий на конях, слонах и колесницах, или на юного и дорогого моему сердцу Акшу, убитого обезьяной. О герой, ты несомненно превосходишь их всех, и поэтому, рассчитай силы и поскорее предприми что-то во избежание гибели всей нашей армии. О лучший среди носящих оружие, оцени свою доблесть и храбрость противника, который спокойно отдыхает после кровавого избиения сонмов врагов, и уничтожь его. Огромные воинские силы бежали от него, безоружного, и потому бесполезно брать с собой армию. Марути неудержим и быстр, как Агни, никакое оружие не берет его. Обдумай все это и, веря в божественную силу своего лука, всецело стремясь к успеху, постарайся превзойти своего врага, умело отражая его атаки. Я не намерен рисковать тобой, о лучший среди обладающих разумом, но воины приветствуют подобные решения царя, изреченные из чувства долга. На войне нужно хорошо знать традиции и воинскую науку, чтобы выйти из нее с победой. Вняв отцовской воле, доблестный, как сын Дакши, Индражит, обошел вкруг него и, полный воинского пыла, приготовился к бою. Окруженный любовью и уважением своих ближайших спутников, он выступил навстречу врагу. Сияющий сын царя демонов, чьи глаза напоминали лепестки лотоса, стремительно мчался вперед, словно океан в полнолуние. Необычайно доблестный Индраджит, равный Индре, возвышался на своей колеснице, быстрой как птица или ветер, запряженной четырьмя львами, сверкавшими ослепительно белыми зубами. Искусный стрелок, владеющий любым оружием, лучший среди воинов, спешил туда, где ждал его Хануман. Услыхав грохот колес и звон натягиваемой тетивы, великий герой почувствовал прилив сил. Индраджит, в совершенстве владевший искусством ведения войны, бросился к Хануману, крепко сжимая в руках лук и со стальными наконечниками стрелы. С каждым мгновеньем, вооруженный и беспечный, он становился все ближе и ближе, и все стороны света погрузились во тьму, оглашенные ужасающим воем шакалов. В небесах собрались наги, якши, махариши, чакрачары и сиддхи, пронзительно кричали птицы. Глядя на несущуюся на него колесницу с развевающимся флагом Индры, Хануман издал громкий крик и стал увеличиваться в размерах. Индраджит, стоя в божественной колеснице, убрал за спину свой чудесный лук и тоже издал воинский клич, подобный раскатам грома. Через мгновенье завязалась битва меж обезьяной и сыном царя демонов, двумя могущественными героями, словно бились Индра, царь небес, с Бали, повелителем демоном. Пренебрегая опасностью, они начали сражаться. Хануман отразил стремительный натиск армии доблестного стрелка, а превосходный воин, не покидая великолепной колесницы, с необычайной ловкостью выпускал в воздух мириады стрел. Затем героический Индраджит, сокрушитель врагов, одну за другой стал выпускать свои длинные, с чудесным оперением и острыми золотыми наконечниками стрелы, быстрые, как молния. Слыша грохот колесницы, удары барабанов, сливающиеся со звуком натягиваемого лука, Хануман стал прыгать то в одну сторону, то в другую. Могущественная и ловкая обезьяна искусно увертывалась от потока стрел целившегося в нее проворного лучника. Вытягивая руки, Хануман, сын Анилы, подпрыгивал в воздух, уклоняясь от выпущенного в него оружия. Сражение двух искусных и решительных воинов, необычайно подвижных и опытных в военном искусстве, изумляя все живое. Как демону не удавалось застать Ханумана врасплох, так и Марути не мог превзойти Индраджита, когда они с силой набрасывались друг на друга, являя мужество, достойное богов. Видя противника своего целым и невредимым, хотя стрелы его никогда не знали промаха, Индраджит, не теряя самообладания, глубоко задумался о Ханумане и понял, что его невозможно убить. Искусный воин, тогда он принялся размышлять о том, как крепко связать его, и с силой выпустил в знаменитую обезьяну могущественное оружие, дарованное ему Брахмой. Чувствуя, что не сможет убить Ханумана, опытный в стратегии Индраджит с помощью этого оружия связал потомка бога ветра. Хануман, сраженный оружием Брахмы, которое выпустил демон, без чувств упал на землю. Но зная, что держит его стрела Господа, он не почувствовал ни малейшей боли. Утратив свою силу, он размышлял о благословениях Брахмы. Героический Марути вспоминал о благословениях, дарованных ему Брахмой, и, размышляя о связавшем его оружии саморожденного, освященном мантрами, подумал: «Мне не следует искать освобождения от могущественного оружия гуру мира. Он предопределил мое поражение, и мне должно его стерпеть». Поразмыслив об этом оружии и явленном ему сострадании Праотца мира, а также о возможности освободиться, Хануман решил покориться воле Брахмы. « Даже крепко связанный этим оружием, – думал он, – я не испытываю страха. Прародитель мира, Махендра и Анила будут покровительствовать мне. В действительности я нахожу полезным отдать себя в руки демонов и таким образом лицом к лицу встретиться с их великим царем. И поэтому пусть враги мои пленят меня!» С таким намерением этот сокрушитель врагов, насторожившись, неподвижно лежал на земле. Безжалостно связанный демонами, он отвечал на их угрозы и оскорбления львиным рыком. Видя, что великий воин лежит без движения, демоны связали его кручеными веревками из пеньки и лыка, и Хануман с готовностью позволил им сделать это. Все оскорбления демонов он терпел, потому что ему любопытно было побеседовать с повелителем демонов. Лишь только веревки коснулись его тела, оружие Брахмы потеряло над ним свою власть. Видя связанного лыком Ханумана, доблестный Индраджит понял, что противник его освободился от могущественного оружия, и, размышляя, вслух проговорил:

– Увы, эти демоны, не ведая о силе мантр, без нужды обезвредили оружие Брахмы и превратили мой подвиг в ничто. Все мы оказались в очень затруднительном положении, потому что это оружие невозможно использовать дважды. Ни единым вздохом Хануман не выдавал своего освобождения от оружия Брахмы. Несмотря на страдания, причиняемые теснившими его веревками, он по собственной воле стал предметом нападок и издевательств жестоких демонов, которые били его кулаками и тащили к Раване. Свободного от оружия Брахмы, но связанного пеньковыми веревками могущественного героя Индраджит у всех на глазах тащил представить Раване и его министрам. Демоны рассказали своему царю все, что могли, о славной обезьяне, которая напоминала связанного бешеного слона. Глядя на могучего пленника, демоны-воины изумлялись:

– Кто это? Кто послал его? Откуда он пришел и с какой целью? Кто поддерживает его?

А другие гневно кричали:

– Убить его! Сжечь! Разорвать его!

На некотором расстоянии Хануман увидел старших советников и слуг, которые сидели у ног своего государя. С восхищением осматривал он дворец, сверкавший драгоценными камнями. Могущественный Равана устремил пристальный взор на славного героя, которого отвратительные демоны таскали из стороны в сторону, и Хануман не сводил глаз с повелителя демонов, своим могуществом и славой подобного пылающему солнцу. Глядя на Ханумана, десятиглавый царь повелел своим высокородным главным министрам, которые почтительно стояли перед ним, допросить обезьяну. Отвечая, с какой целью он посетил Ланку, Хануман сказал:

– Я посланник царя Сугривы.

 

 

Глава 49.





Дата добавления: 2017-01-14; Просмотров: 47; Нарушение авторских прав?;


Нам важно ваше мнение! Был ли полезен опубликованный материал? Да | Нет



ПОИСК ПО САЙТУ:





studopedia.su - Студопедия (2013 - 2017) год. Не является автором материалов, а предоставляет студентам возможность бесплатного обучения и использования! Последнее добавление ip: 54.80.132.10
Генерация страницы за: 0.008 сек.